Резидентура ЦРУ и ее задачи

Категория: Зарубежный опыт Опубликовано 17 Февраль 2016
Просмотров: 2124

Резидентура ЦРУ и ее задачиРезидентура ЦРУ и ее задачи
Выдержки из книги Виктора Попенко "Секретные инструкции ЦРУ и КГБ по сбору фактов, конспирации и дезинформации"

 

Что такое «резидентура ЦРУ»
Основа деятельности ЦРУ, его главный рабочий организм — это резидентуры за границей, которых насчитывается более ста по всему миру.
Резидентура — это центр разведывательной сети ЦРУ в столице иностранной державы. Руководит резидентурой резидент (Chief of Station), в непосредственном подчинении которого обычно находится его заместитель. Штат резидентуры может быть сформирован из сотрудников ЦРУ полностью или частично; чаще всего каждому из них поручен свой участок работы, хотя задачи каждого могут при необходимости и меняться.
Резидентура может иметь свои отделения и в других крупных городах той же иностранной державы. Такие подразделения называются подрезидентурами, или оперативными группами; они подчинены столичной резидентуре; каждой такой резидентурой управляет подрезидент (Chief of Base), подчиняющийся соответственно столичному резиденту.
Подрезидентура постоянно отчитывается о своей деятельности резидентуре, а та в свою очередь — региональному отделу Оперативного управления ЦРУ в Лэнгли.

 


Задачи резидентуры
Проведение заграничных разведывательных операций вызывается запросами инстанций, где формируется политика Соединенных Штатов. Эти запросы точно изложены в объемистых перечнях, подготовленных различными отделами и службами Информационного управления, которое готовит в окончательной редакции разведывательные доклады для правительственных органов. Эти запросы отражены также в «Директивах по частным задачам» для резидентур.
Резидентуры и оперативные группы работают в большинстве стран под крышей политических отделов посольств или консульств, однако некоторые сотрудники в целях прикрытия назначаются и в другие отделы, например в экономический или консульский.
В некоторых странах, например в Панаме и Германии, резидентуры ЦРУ работают под «крышей» американских воинских частей.
Задача резидентуры состоит в том, чтобы выявить пути и каналы, по которым можно получить желаемую информацию, и представить в штаб-квартиру свои предложения относительно наиболее подходящих методов. Эта задача называется нацеливанием, и каждая операция нацеливания получает свое письменное отображение в виде документа под названием «Проект плана операции», который разрабатывается в резидентуре и включает в себя все оперативные детали: цель операции или желаемый результат; специфические цели; участвующие агенты; необходимые технические средства; поддержка, которую должна обеспечить штаб-квартира или другие резидентуры; меры по обеспечению безопасности и прикрытия с оценкой потенциальной возможности провала и вероятности скандала, если операция будет раскрыта; и общие расходы. Большинство операций, которые проводятся ЦРУ за границей, описываются в таких планах, представляемых в штаб-квартиру для рассмотрения и одобрения (или отклонения) всеми заинтересованными отделами и службами Оперативного управления.
В зависимости от величины расходов или важности предлагаемой операции проект плана утверждается на том или ином уровне штаб-квартиры — от начальника отдела до помощника начальника Оперативного управления, заместителя директора ЦРУ по оперативной работе или даже на уровне директора ЦРУ, а некоторые операции вообще требуют утверждения уже за рамками ЦРУ, и это, как правило, активные мероприятия психологической войны или полувоенные акции. В этих случаях проект плана передается на рассмотрение координационного совета (на уровне заместителей министров) Совета национальной безопасности.
Планы разведывательных операций по сбору информации обычно утверждаются на целый год и могут быть продлены. Запрос на продление такого плана почти идентичен с первоначальным проектом плана; в нем излагаются подробности хода операций за прошедший год, в том числе результативность, расходы, вопросы обеспечения безопасности, привлечение новых агентов и обоснование для продления. Операции, которые не дали ожидаемых результатов, или оказались раскрытыми в результате усилий противоборствующей стороны, или просто исчерпали себя, прекращаются посредством представления в штаб-квартиру просьбы о прекращении операции. В этом документе излагаются соответствующие детали или причины, побуждающие прекратить операцию, предложения по дальнейшему использованию агентов и средств, альтернативные источники, соображения по вопросам безопасности и прикрытия и потребности в поддержке со стороны других резидентур или штаб-квартиры. Корреспонденция между резидентурами, оперативными группами и штаб-квартирой является жизненной артерией ЦРУ. Практикуются два основных вида корреспонденции: оперативные донесения и информационные сообщения. В оперативных донесениях излагаются проблемы безопасности, прикрытия, финансов, доступа агента к объекту, степень результативности (но не сами факты), предложения о вербовке новых агентов или о прекращении связей со старыми, потребности в технических средствах, побудительные мотивы агента и любые другие вопросы, которые могут иметь то или иное отношение к операции. По каждой операции не реже одного раза в три месяца в штаб-квартиру должен представляться оперативный отчет о ходе операции, однако, как правило, возникает необходимость и в более частых донесениях и ответах на них.
Разведывательная информация из-за границы представляется резидентурами в форме информационного сообщения, в котором содержатся факты, обычно относящиеся к одному объекту, но полученные из разных источников. Факты излагаются в информационном сообщении в таком виде, в котором они получены от источника или источников, однако к ним могут быть добавлены комментарии источника или резидентуры. Информационные сообщения выполняются в резидентурах на специальных матрицах для последующего размножения и рассылки в штаб-квартире. Обязательными элементами заголовка сообщения являются название страны или стран, основной вопрос, описание источника (не раскрывающее его подлинную личность), оценка надежности источника и оценка достоверности содержания сообщения. Основной текст сообщения завершается разъяснениями или мнениями источника, резидентуры или штаб-квартиры. В штаб-квартире этим сообщениям присваиваются соответствующие номера для последующей сдачи их в архивно-учетный отдел Оперативного управления, а копии направляются, например, в отделы Информационного управления, в Государственный департамент, Министерство обороны, ФБР или в Белый дом.
Как оперативные донесения, так и информационные сообщения могут быть направлены в штаб-квартиру или в другие резидентуры и оперативные группы или дипломатической почтой, или телеграфом, или радиотелеграфом. Практически все резидентуры и оперативные группы имеют радиопередатчики и приемники, но довольно часто пользуются и коммерческим телеграфом.

 


Агентурная обстановка
Поскольку все тайные операции проводятся в рамках того или иного политического контекста, в первую очередь необходимо принимать во внимание ряд объективных факторов, которые создают агентурную обстановку, иногда называемую еще оперативной атмосферой. К таким факторам относятся: дружественность или враждебность правительства данной страны; уровень искушенности служб внутренней безопасности данного правительства и других разведывательных служб, действующих в этом же районе; известные и предполагаемые цели этих служб; эффективность и искушенность местных коммунистических и других революционных организаций; местный язык, одежда и другие обычаи и общая политическая атмосфера репрессий или либерализма. Это те объективные условия, в рамках которых предпринимаются тайные операции, и они определяют способы их осуществления. Внедрение агента или руководство им в министерстве обороны, например в Багдаде, наверняка, отличается от действий, допустим, в Париже, Праге или Боготе. Поскольку степень нелегальности может варьироваться в зависимости от применяемых средств и приемов, агентурная обстановка определяет и реалистичность целей, и методы их достижения. В это понятие включается и непрерывная оценка всех видов противодействия и способностей противника. Таким образом, принимая во внимание агентурную обстановку, для каждой резидентуры разрабатывается нечто вроде наставления или оперативного руководства, называемого официально «Директивы по частным задачам». Этот документ устанавливает приоритеты и цели разведки и является, по существу, инструкцией директора ЦРУ для резидента.
В любой стране, где имелось официальное советское представительство, такое, как посольство или торговая миссия, первой задачей, согласно этим директивам, почти всегда являлось проникновение в советскую миссию путем вербовки ее сотрудников или посредством технических средств. Проникновению в представительства Китая и других коммунистических правительств и операциям по сбору информации о местных революционных движениях и местных правительствах, будь то дружественные или враждебные, отводилось второе место после операций по проникновению в советские представительства. В директивы включаются и контрразведывательные, и психологические, и полувоенные операции. И, когда от резидента в штаб-квартиру поступает просьба разрешить проведение новых операций или продолжать уже начатые, резидент ссылается на соответствующие параграфы этих директив.

 


Уровни агентов
Информация, которая идет затем в составляемые резидентурой информационные сообщения, поступает в основном от платных агентов. На самом высоком уровне имеются политик, ученый, экономист или военный руководитель, фактически порождающие те события, которые ЦРУ хотело бы предвидеть и предсказать.
Однако такого рода лицо, в силу его высокого положения в руководстве, меньше всего склонно сообщить ЦРУ или правительству США о секретах своей страны. Но есть и такие лица, которых можно убедить, что интересы США и интересы его страны настолько близки, даже идентичны, что он ничего не потеряет, предоставив ЦРУ желаемую информацию. В других случаях заявления и намерения высокопоставленного лица могут быть изложены на бумаге, доступ к которой получают многие официальные лица второстепенного уровня, чиновники или их коллеги. Люди этого второстепенного уровня могут не оправдать доверия своего руководителя по различным побудительным мотивам. Затем есть еще третий уровень потенциальных агентов, которые имеют доступ в те места, где находятся документы, но не к самим документам. Таких людей можно обучить устанавливать тайные подслушивающие устройства там, где происходят секретные обсуждения, или вскрывать хранилища секретных документов, или фотографировать их. Наконец, есть люди, которые могут помочь проведению операций, но сами прямого доступа к источникам не имеют. Это вспомогательные агенты, которые могут арендовать дом, квартиру, покупать автомашины, выполнять роль курьеров и бесчисленное множество других дополнительных, но существенных поручений.
В дополнение к операциям, нацеленным против главного источника на высоком уровне, имеется категория исключительно важных второстепенных операций, называемых вспомогательными. Часто нацеливание на главные источники осуществляется посредством проведения вспомогательных операций. В таких операциях используются группы наружного наблюдения, чтобы следовать за людьми на улице; посты наблюдения, чтобы следить за входом и выходом из зданий; многочисленные приемы фотографирования, перехват корреспонденции в почтовом отделении; доступ к важным статистическим данным, к картотекам полиции и других служб безопасности, к воздушным, железнодорожным и судовым пассажирским и грузовым декларациям; устройства для подслушивания, записи телефонных разговоров, перехват телеграфных сообщений. Эти операции могут дать важную и высококачественную разведывательную информацию, однако чаще всего их используют для выявления данных о лицах, которые могут быть завербованы в агенты по сбору разведывательной информации.
Вспомогательные операции необходимы также для сбора данных о намеченных для вербовки лицах, чтобы выявить побудительные мотивы, которые могли бы склонить их к сотрудничеству или отклонить предложение о сотрудничестве; их сильные стороны, слабости, затруднения, честолюбивые замыслы, неудачи, враждебность, уязвимость.

 


Структура агентурной сети
Резидент располагает агентурной сетью (агентурой), которая состоит из различного рода агентов — как кадровых сотрудников ЦРУ, так и завербованного местного контингента.
Для успешного действия агентурной сети и обеспечения высокой продуктивности в ее работе требуется тщательная конспирация. Поэтому только резидент знает всех агентов, входящих в его агентурную сеть. С другой стороны, самого резидента никто из агентов (кроме его заместителя) может и не знать.
В Центре (штаб-квартире ЦРУ) об агентурной сети знают только те сотрудники, которые имеют соответствующий допуск к работе с ней.
В среднем в состав резидентуры входят обычно 10–12 агентов, однако иногда это количество может сильно колебаться в обе стороны.
Руководство агентурной сетью строится на принципе авторитарного единоначалия. Коллегиальное обсуждение отсутствует, решение принимает только резидент, получающий задания из Центра.
В разведывательной службе устанавливается строгий порядок, точно распределяются обязанности, всё устраивается так, как это принято в военизированной организации. По характеру деятельности агенты сети могут подразделяться на следующие категории.
Наводчики. Большинство из них занимается только подбором людей, представляющих интерес для разведывательной службы как возможные кандидатуры для работы в шпионской организации. Наводчики собирают общие сведения о семейном положении кандидатов, их отношениях с родными и близкими, политическом мировоззрении. Если речь идет об ученых, то агент интересуется, кто из них принимает участие в международных съездах ученых и научных конференциях. О таких людях наводчики сообщают вербовщикам, которые и занимаются окончательной разработкой объекта вербовки. Работа местного вербовщика по поиску помощников среди коренного населения важна в тех странах, где местные власти особенно не доверяют иностранцам, например в Японии, где еще в XVIII веке в феодальной токугавской Стране восходящего солнца возник пресловутый «режим ока» — омэцкэ сэйдзи — свирепый полицейский надзор за каждым японцем — государственный террор, направленный против малейшего проявления свободомыслия. Он держал в страхе всё население империи.
Особенно беспощадно карали за связь с иностранцами. «Режим ока» держался на презрении к человеку, на пренебрежении ко всем законам, якобы охраняющим свободу личности. Но и столетия спустя «режим ока» в Японии сохранялся. Японская контрразведка во все времена считалась наиболее сильной, хитроумной.
Один из западных разведчиков, находившийся в Японии до и во время Второй мировой войны под видом немецкого журналиста, вспоминал, как он решил «перевоплотиться в японца»: у него зародилось дерзкое желание перенять не только нравы и обычаи народа, но и его психологию, чтобы при случае, переодевшись в национальное платье, стать неотличимым от сотен других японцев. Разведчик хорошо знал историю Японии не только по книгам и но справочникам: он несколько лет посвятил изучению экономики страны, ее истории и культуры, владел японским языком, разбирался в структуре хозяйства и помнил японскую пословицу: «принимаясь за большое дело, помни о мелочах».
Упорно, методично совершенствовался он и в языке, стремясь улавливать тончайшие оттенки речи. Он приобрел кимоно, веер, научился одним росчерком рисовать аистов, перенимал жесты, учился «почтительно шипеть». Обзавелся маленькой металлической трубочкой «на три затяжки», курительным ящиком. Это не было забавой. Он стремился разрушить грань отчужденности, которая неизбежно возникает при общении японца с иностранцем. Ему хотелось походить во всем на японца, чтобы во время длительных поездок по стране легче завоевывать симпатии простого люда. И это ему удавалось.
Но своей основной задачей он считал все-таки проникновение в высшее общество, где можно было собрать особо ценную информацию. Здесь также о мелочах нужно было заботиться беспрестанно: например, своевременно отдавать белье в стирку, вовремя приводить в порядок костюмы. Прежде всего — респектабельный вид. Высшее общество любит лоск. У каждого общественного круга Японии своя обрядность, и если вы хотите казаться «своим», то должны быть посвящены во все тонкости ритуала, знать заповеди элегантности, «дабы своим видом не шокировать окружающих». От человека с дурными манерами сразу же отворачиваются, и тогда все его планы обречены на провал. Безукоризненный вкус — вот чем можно покорить этих людей, считающих себя «особой породой».
Проникновение в общество — наука непростая. Разведчик-журналист был готов к общению на этом уровне: для него не были тайной взаимоотношения монополий, он вник во все нюансы политики, проводимой правящими кругами, мог рассуждать о концентрации производства и о многом другом. И хотя он достаточно преуспел в своей миссии, тем не менее, это было связано с колоссальными трудностями.
Вот как компетентным источником описываются условия работы разведчика в Стране восходящего солнца: «Иностранец, оказавшийся в Японии, сразу же попадает под прицел: он может не сомневаться, что вся прислуга в его доме — полицейские доносчики, что за каждым его шагом следят десятки шпиков. Иностранца иногда останавливают на улице и тут же проверяют его личные вещи, обыскивают. И в трамвае, и в кафе, и в парке, где вы решили отдохнуть в тени деревьев, — повсюду вас сопровождает полицейский, неумолимый как механизм. Его не смутит даже ваша дипломатическая неприкосновенность, ваш ранг, ваши близкие знакомства с хоть самим премьер-министром. Ведь за премьером тоже следят и при необходимости могут вызвать в суд в качестве свидетеля, как любого простого смертного.
В правительственные круги Японии доступ иностранцу закрыт. Вы можете великолепно владеть японским языком, можете состоять в дружбе с высокопоставленными японцами, очаровывать их превосходным знанием местных обычаев, японской литературы и искусства, но вы никогда не станете для них своими, никогда не проникнете в верха японской политики. Для этого нужно быть японцем».
Исходя из вышесказанного, понятно, что в подобных странах вербовка агентов среди местного населения особенно важна (подробнее о работе вербовщика поговорим позже).
Теперь рассмотрим работу информаторов. «Источники Р» (по начальной букве слова «penetration» — проникновение) — это агенты разведывательной службы, которым удалось проникнуть на важные государственные посты в научно-исследовательские учреждения или политические партии. Они передают важную разведывательную информацию.
«Источники R» (по начальной букве «recheck» — перепроверка) — это агенты, перепроверяющие первичную информацию. Они проживают поблизости от важных военных и промышленных объектов или даже непосредственно работают там, и таким образом имеют возможность собирать подробные сведения об этих объектах.
«Источники V» (по начальной букве слова «voyage» — поездка) — это агенты-маршрутники, совершающие по роду своей профессии частые служебные поездки. Они собирают разведывательную информацию в пути. Весьма деятельным агентом-маршрутником может быть, например, машинист локомотива. Он имеет возможность наблюдать за движением поездов, собирать сведения о железнодорожных сооружениях и т. п. В качестве агентов маршрутников можно использовать коммивояжеров, посетителей международных ярмарок и участников международных съездов и конференций.
Наконец, следует упомянуть об агентах-радистах. Они передают по радио в Центр (штаб-квартиру) полученную ими разведывательную информацию.
Правда, на практике невозможно разделить агентов так строго по характеру выполняемых функций. Иногда агенты действуют и как шпионы-информаторы, и как наводчики, и как вербовщики. Точно так же трудно провести четкую границу между «источниками Р» и «источниками R».
Некоторые агенты выступают в качестве доставщиков. Задача доставщиков заключается в том, чтобы подобранных для вербовки лиц (после того как закончена их «обработка») доставить к месту их новой работы или свести с переправщиками (см. ниже).
Важной частью агентурной сети являются курьеры. Они забирают материалы из тайников и оставляют там указания для дальнейшей деятельности агентов, а также сообщения для агентов-радистов, которые те обязаны передать дальше по радио.
Переправщики — агенты, проживающие вблизи государственных границ. Их задача заключается в том, чтобы как можно быстрее и безопаснее перебросить агентов в определенные районы действия. Переправщики, как правило, вербуются из числа коренных жителей, хорошо знающих местность.
Однако «альфой и омегой» разведывательной службы являются так называемые источники. Под ними подразумевают собственно шпионов, агентов-информаторов, добывающих важные секретные сведения.
Так как в разведсети существует принцип строгой конспирации, то каждый агент знает только тех лиц агентурной сети, с которыми ему необходимо встречаться по роду своей деятельности (нередко этот контакт ограничивается всего лишь одним лицом), с остальными же связь может осуществляться без непосредственного контакта, например, через систему тайников. Поэтому агенту, который кладет в тайник шпионские сообщения, может быть неизвестен забирающий их оттуда курьер, а агент-радист может и не знать, как выглядит курьер, доставляющий ему эту информацию для передачи по радио. Вербовщик же может не знать других агентов, кроме заместителя резидента, наводчика и тех лиц, которых он завербовал лично сам.
В подавляющем большинстве случаев агенты сети знают друг друга только по кличкам. Все эти меры повышают степень безопасности работы агентов.

 


Роль посла США
Посол всегда должен быть главным официальным источником информации, а также толкователем политической обстановки, тенденций и настроений общественного мнения в той стране, где он аккредитован. Отчеты посла учитываются правительством при определении своего политического курса. Как говорил еще Демосфен, во власти посла воспользоваться удобными обстоятельствами и, следовательно, в его руках отчасти власть над событиями. Посол — главный канал связи между правительствами обеих стран. А средство связи — отчеты и донесения.
Дипломаты старой школы считали, что дипломатия — это искусство переговоров, и ничего более. Они отделяли дипломатию от политики, говоря, что дипломат не должен заниматься политикой, он инструмент своего правительства, и неважно, кто стоит у власти. Они слишком большое значение придавали связям, считая, что исход важных переговоров во многом зависит от того, какие связи имеет и поддерживает посол во время своего пребывания на посту, в какой степени ему доверяют в той стране, где он находится, то есть посол должен знать, с кем имеет дело, чтобы заранее можно было оценить слабые и сильные стороны партнеров по переговорам, их надежность или же противоположные качества.
Заканчивая разговор о роли посла, нужно пояснить, что теоретически все американские службы, представленные в данной стране, в том числе и ЦРУ, возглавляет посол США. Такая концепция роли посла по отношению к представителям всех других служб сложилась еще в период президентства Эйзенхауэра. Несмотря на это, в соответствии с директивой СНБ «Разведка и внешняя политика» от 8 января 1968 года принята несколько иная точка зрения на взаимоотношения американского посла и представителей разведслужбы в той или иной стране. В директиве сообщалось: «Посол, как правило, должен быть информирован о любой секретной операции, проводимой в пределах территории, где он аккредитован. Однако в определенных случаях (по требованию главы правительства или государственного секретаря) резидент может получить указание не информировать посла о тех или иных действиях».
Таким образом, хотя формально резидентура находится в подчинении посла, на практике представители ЦРУ всегда могут быть выведены из-под его контроля.

 


Дипломатическое и иное прикрытие резидентуры и агентов ЦРУ. Посольское прикрытие
Как уже упоминалось выше, резидентура ЦРУ может располагаться в столице какого-либо государства под видом дипломатической миссии. А в некоторых американских дипломатических представительствах сотрудники ЦРУ вообще составляют до 75 % от общей численности персонала (можно заметить, что изданный в 1969 году приказ Президента Джонсона о сокращении штатов американских учреждений за границей на «дипломатов плаща и кинжала» не распространялся).
И хотя это и довольно удобно — прятать своих агентов в американских посольствах под видом дипломатов — однако такой способ работы увеличивает вероятность расшифровки разведчиков — «дипломатов», так как вражеская контрразведка в каждом работнике посольства США заведомо видит шпиона, и агент, скрывающийся под маской «юридического атташе», будет, скорее всего, находиться под пристальным наблюдением местных контрразведчиков, что не позволит ему продуктивно работать. Поэтому гораздо эффективнее, хотя и труднее, действовать под прикрытием, скажем, торговца автомобилями или какого-либо другого лица, имеющего легкий выход в общество. Настоящая разведка означает глубокое прикрытие, то, что на жаргоне разведчиков называется «полным уходом под воду», и требует исключительно больших усилий.
Здесь нужно понимать, что ответ на вопрос — насколько важно сохранять в тайне существование агента ЦРУ в посольстве — зависит от того, насколько важна его тайная деятельность.
В оперативном смысле ключевыми фигурами в инфраструктуре ЦРУ являются руководители резидентур — резиденты. Часто размещающиеся внутри посольского комплекса США резиденты отвечают за создание и использование инфраструктуры в данной стране. Влияние ЦРУ в политических партиях, общественных организациях, студенческих группах, профсоюзах, прессе, военных и других правительственных учреждениях можно изобразить как паутину с руководителем в центре.
Государственный департамент обычно обеспечивает резидента и другой персонал ЦРУ легендами прикрытия, скрывая их среди настоящих служащих загранслужбы и защищая дипломатическим иммунитетом. Поэтому во многих странах персонал ЦРУ можно встретить в «политической» секции посольства США.
В государствах, где широко представлены США, дополнительные руководящие работники, известные как руководители подрезидентур, могут находиться в аппарате американских консульств и (или) военных баз. Например, в Индии ЦРУ имеет четыре известных подразделения: в Нью-Дели, Бомбее, Калькутте и Мадрасе. Все они прикрыты дипломатическими вывесками. С другой стороны, в Германии оперативными базами ЦРУ служат военные и дипломатические учреждения. Во многих районах, где ЦРУ использует для прикрытия военные базы, на последних содержится множество вспомогательных технических средств, которые нельзя хранить в посольствах и консульствах.
То, что местным (и другим) разведывательным службам и правительствам часто становилось известно о присутствии ЦРУ в их стране, в действительности никогда управление не беспокоило. В ЦРУ считают, что имеются даже определенные преимущества в том, что о его присутствии в стране известно. Недовольным людям легко найти управление, а силы безопасности стран третьего мира часто обращаются к ЦРУ за технической помощью.

 


Выявление противником агентов ЦРУ, работающих под прикрытием посольства США
При определенных плюсах посольского прикрытия сотрудников ЦРУ, оно имеет и свои издержки. Местные контрразведчики и иные аналогичные службы других стран пристально наблюдают за сотрудниками посольства и делают свои выводы о каждом из них. Так, в свое время КГБ СССР давал своим сотрудникам, работающим за границей, такие рекомендации по вычислению агентов ЦРУ, «окопавшихся» в посольствах США.
Сотрудники ЦРУ в посольствах имеют обычно ряд изолированных помещений, часто с экзотически выглядящим цифровым замком на наружной двери. В Мадриде, например, ЦРУ занимает весь 6-й этаж посольства. Там работает около 30 человек. Одна половина замаскирована как «персонал ВВС», а другая — как «политические советники» государственного департамента. Все местные испанские служащие знают, на каком этаже посольства работают вышеуказанные сотрудники; это могут понять также и простые посетители и сделать соответствующие выводы.
Обычно сотрудники ЦРУ стараются держаться вместе. Если они отправляются на ленч, на коктейль или встречают самолет из Вашингтона, то скорее поедут со своими коллегами, чем с «чистыми» дипломатами. Таким образом, выявив одного агента, через него можно установить и остальных.
В отличие от государственного департамента США, ЦРУ имеет другую форму социального страхования. Ведомости страховых премий, которые не являются секретными и обычно легкодоступны местным служащим, помогут понять, какому сотруднику посольства деньги платит ЦРУ.
Агент ЦРУ еще на первоначальной стадии подготовки в разведшколе обучается тому, что громкий фоновый звук будет мешать возможному подслушиванию его разговоров посторонними ушами. Поэтому тот сотрудник посольства, кто постоянно держит радио включенным, с большой долей вероятности является агентом ЦРУ.
Агента ЦРУ можно также вычислить по регулярно и открыто публикуемому Государственным департаментом США «Списку сотрудников дипломатической службы». Дело в том, что настоящие американские дипломаты в своих взаимоотношениях с ЦРУ настаивают на одном: чтобы корпус чиновников дипломатической службы оставался чист. Поэтому заграничным сотрудникам ЦРУ всегда (за редкими исключениями) дают прикрытие в Резерве дипломатической службы или в Аппарате дипломатической службы, но не в Корпусе. Конечно, имеется ряд законных сотрудников государственного департамента, Управления международного развития и Информационного агентства США, которые числятся в Резерве дипломатической службы и в Аппарате дипломатической службы, поэтому надо проявлять осторожность, чтобы не спутать этих людей со шпионами. Тем не менее просмотр «Списка сотрудников дипломатической службы» дает представление об их служебном положении и ранге, что в свою очередь даст ключ к выявлению официальных должностей дипломатов. Из всех обязанностей, которые выполняют настоящие представители государственного департамента, самой важной обычно считается составление политических донесений. И хотя настоящие сотрудники Резерва дипломатической службы часто занимают административные и консульские должности, им никогда не поручают важной политической работы. Поэтому, если в списке все же появляется сотрудник Резерва дипломатической службы как политический работник, это скорее всего работник ЦРУ, использующий свой пост в качестве прикрытия. Есть и исключение из этого правила: сравнительно немногие представители групп меньшинства привлекаются на дипломатическую службу в качестве резервных чиновников по особой программе. Они занимают исключительно низкие должности, и их биографические данные выглядят иначе, чем данные людей ЦРУ.
Еще одним документом, который при тщательном анализе может дать имена большинства агентов ЦРУ, действующих под дипломатическим прикрытием, является «Биографический справочник», также открыто публикуемый Государственным департаментом США. Так, если сотрудник включен в «Биографический справочник» как «аналитик» министерства армии (или военно-морских, или военно-воздушных сил), можно с большой долей вероятности предполагать, что в действительности он работает на ЦРУ. Среди сотен опубликованных за последний период имен в списках не нашлось ни одного истинного сотрудника государственного департамента, занимающего такую должность.

 


Неофициальное прикрытие
В странах, где нет военных баз США, единственной альтернативой посольскому прикрытию является «глубокое», или неофициальное, прикрытие. Американские корпорации, действующие за рубежом, давно сотрудничают в предоставлении должностей ЦРУ и, вероятно, будут действовать так и впредь. ЦРУ также должно сделать больший упор на использование мелких фирм, где меньше людей будет знать о тайных связях.
ЦРУ с течением лет уяснило, что значительно труднее и дороже послать разведчика под видом бизнесмена (или миссионера, или журналиста), чем назначить его в посольство. Как частное лицо, разведчик автоматически не раскрывается перед ведущими официальными лидерами страны пребывания и иностранными дипломатами, не имеет прямого доступа к системам связи и вспомогательным средствам ЦРУ, которые обычно расположены в посольствах. Агенты под глубоким прикрытием лишены мобильности. Они не имеют соответствующего паспорта. Они подчиняются местным законам и должны платить налоги. Если попытаться поставить такого человека на влиятельный деловой пост, то потребуется пройти через все формальности с компанией.
Так что вопрос о том, какая «крыша» агенту лучше подходит — посольская или иная, — не имеет категорично однозначного ответа, и в каждом конкретном случае ЦРУ решает это отдельно.