Боевая психофизиология снайпера

Категория: Российский спецназ Опубликовано 20 Февраль 2014
Просмотров: 2187
Боевая психофизиология снайпера«Применение снайперов позволяет компенсировать нехватку тяжелого вооружения и личного состава. Снайперы могут заметно снизить эффективность боевой работы противника или же вообще свести ее на нет». (Из боевых инструкций II мировой войны)
Боевой снайперский промысел – занятие ответственное, требующее особой точности и сосредоточенности. Этот процесс требует не только известной физической выносливости и адского терпения, но и больших затрат нервной энергии. Точная стрельба всегда связана с напряжением нервной системы. Повысить результативность снайперской стрельбы в значительной степени помогает знание физиологических и психофизиологических процессов, происходящих в организме стрелка.
Прежде всего, снайпер не имеет права на эмоции. При психической напряженности нарушаются двигательные навыки и так называемая статическая координация. Понижается координационная устойчивость и статическая выносливость. Появляется мандраж, который начинает «гнать пульс». У начинающих стрелков все выше описанное вызывается так называемым «предстартовым состоянием» перед стрельбой. Предстартовое мобилизационное состояние физиологически оправдывает себя в динамических видах боевой деятельности, а при статике стрелковой изготовки оно принимает течение обыкновенного стресса. Как с этим бороться?
Во-первых, при выделении адреналина и других стрессовых гормонов в организме «сгорает» очень много витаминов. Поэтому в повседневной жизни снайперу необходимо постоянно восполнять их дефицит.
Запомните! Для лучшей усвояемости витаминов необходима здоровая печень. Поэтому «завязывайте» с алкоголем.
Во-вторых: во время любого стресса в организме сгорает много глюкозы. Инстинктивно хочется сладкого. Поэкспериментируйте – когда во время стрельбы у вас начнет «гнать пульс», положите под язык небольшой кисло-сладкий леденец. Через некоторое время мандраж уменьшится, затем и вовсе исчезнет. Почему это произошло? Организм получил приток сладкого, и к тому же внимание переключилось на вкусовые ощущения. Кроме того, от этого несложного приема увеличивается острота зрения, ибо кислое рефлекторно мобилизует зрительный аппарат. Этой мобилизации рефлекторно способствуют также глотательные и жевательные движения.
Для снятия мандража и его профилактики все время медленно и глубоко вдыхайте через нос, а выдыхайте только через рот. Или же вдыхайте через левую ноздрю, а выдыхайте только через правую. Одновременно растирайте кисти рук. Разминайте до ощущения появившегося тепла каждый палец. Костяшками пальцев сжатого кулака с силой разминайте внутреннюю поверхность ладони другой руки. Этот несложный прием эффективно снимает не только мандраж, но и нервное напряжение. Происходит такой процесс на рефлекторном уровне. Следует знать, что механизм возбуждения заложен в подкорке, срабатывает на подсознательном уровне. Усилием воли «выключить» его не получится, а рефлекторно-физиологическими приемами – вполне возможно. Старослужащих проблемы мандража не волнуют – они закалены в стрессах. А новичкам очень желательно отработать выше описанную методику снятия стресса. Потренируйтесь, и у вас получится.
Следующий камень преткновения, известный всем без исключения практическим стрелкам – статическая устойчивость. Эта самая статическая устойчивость, за которую бесконечно ведут борьбу стрелки-спортсмены, резко падает в подвижной снайперской работе, характерной для бойцов спецподразделений. Почему? Даже не столько потому, что специфика деятельности таких подразделения в основном беговая. Дело в том, что при этом приходится все время крутить головой, падать на живот и становиться на колено. Мало кто знает (вернее, сейчас уже мало кто помнит), что частые повороты головы и ее запрокидывание назад при частом принятии положения стрельбы лежа физиологически снижают стрелковую устойчивость. Поэтому снайперу, работающему в подвижной группе, нужно поменьше крутить головой, а наблюдать только в том направлении, какое определил командир группы. «Косить» глазами тоже нельзя. Что же делать? Тренироваться в развитии периферического зрения. Туннельное зрение, очень необходимое именно для снайпера, от этого нисколько не страдает. Для стрельбы постоянно намечать укрытия и складки местности, откуда можно стрелять или сидя, или с колена, или в «эстонской» изготовке, которая не требует большого запрокидывания головы назад. Следует знать, что после стрельбы лежа устойчивость ухудшается в некоторых случаях до 50% - все по той же причине лежания с запрокинутой головой. Плотная еда также заметно ухудшает статическую устойчивость.
Необходимо также постоянно помнить, что стрелковая устойчивость требует сохранения активного внимания над этим состоянием организма и над этим процессом и не терпит напряженности – как мышечной, так и психической.
Стрелковая устойчивость в изготовках лежа, с колена, стоя, а также в специальных нестандартных изготовках зависит, прежде всего, от чувства равновесия, которое обеспечивается вестибулярным аппаратом. Эта устойчивость обеспечивается непрерывным автоматическим срабатыванием определенных мышечных групп.
Автоматика эта напрямую зависит от так называемой выпрямительной реакции. Эта рефлекторная реакция выпрямления срабатывает не только от вестибулярного аппарата и датчиков кожи и сухожилий, а также датчиков давления, расположенных в мягких тканях человеческой стопы. Рефлекторная реакция выпрямления в значительной степени направляется механизмом мышечной координационной памяти, так называемой «балансовой памяти» мышц, которая представляет собой второй вестибулярный аппарат живого организма. Это так называемое «проприоцепторное мышечное чувство», сущность которого до сих пор мало изучена.
В свое время при отборе кандидатов в снайперские школы был тест – если при закрывании глаз испытуемого его статическая устойчивость и связанная с ней выпрямительная реакция при незначительных, но резких кренах и дифферентах не изменяется, то это означало, что у данного индивидуума были очень чувствительны не только вестибулярный аппарат, но и рецепторы кожи, мышц, сухожилий. А также была велика функция выше названного проприоцепторного мышечного чувства. Все это без помощи глаз было в состоянии среагировать на вертикальные и горизонтальные смещения частей тела в пространстве, и более того, автоматически вернуть необходимые части тела в заданное положение, в нашем случае – вернуть оружие обратно к линии прицеливания. (Автор в порядке эксперимента как-то отбирал по такому принципу пистолетчиков для стрельбы навскидку – результат превзошел все ожидания).
Феномен проприоцепторной чувствительности – сам по себе интереснейшая тема для исследования, и мощнейший физиологический резерв повышения качества стрельбы. Ради любопытства попробуйте потренироваться стрелять с… закрытыми глазами. После того, как вы приняли обычную классическую изготовку лежа (неважно, с упором или с ремнем), улежались и всмотрелись в прицел, прицельтесь, закройте глаза. Удерживайте «прицельную картинку» перед глазами по зрительной памяти и сопрягайте все «видимые» изменения на ней с ощущениями, возникающими в мышцах рук, плечевого пояса и спины. Сопрягайте все «видимые» перемещения прицельного элемента относительно заданной точки прицеливания с усилиями в мышцах. Научитесь тонусом мышц направлять прицельный элемент в желаемую точку прицеливания и удерживать его там. Откройте глаза и проверьтесь. Повторите снова. Наберитесь терпения и потренируйтесь таким образом 3-4 недели. Вскоре вас перестанет удивлять тот факт, что при открытых глазах после работы «вслепую» прицельные картинки будут совпадать в точности. Более того, вы сами не будете задаваться вопросом, как это получается. На научном сленге это называется феномен ассоциативной рефлекторности. Это просто получается, и все. Проприоцепторная мышечная чувствительность и напрямую связанная с ней рефлекторная выравнивающая реакция в комплексе нарабатываются очень быстро. Степень натренированности или же врожденное качество этой реакции и обуславливают стрелковую устойчивость. Кстати, стоит отметить, что тренированная выше описанным способом мышечно-вестибуляционная способность повышает устойчивость и позволяет вести точную снайперскую стрельбу в темноте, при «засечке» цели после любой осветительной вспышки.
Потренировавшись работать «вслепую» около 4-5 недель, стрелки с удивлением констатируют, что кучность стрельбы заметно улучшилась, а «отрывы» непонятным образом… исчезли! Объясним, почему так происходит. Из принципа всем известного кинематографа известно, что для восприятия глазом человека отдельного кадра время его экспозиции (показа) должно составлять 1/20-1/24 секунды. Более быстрая смена кадров глазом не воспринимается и смазывает картину. Но существует феномен 25-го кадра, который не воспринимается логически, а фиксируется подсознанием. Практическим стрелкам известно, что «намертво привязать» прицельный элемент к точке прицеливания невозможно. Ствол оружия колеблется беспрерывно – у новичков больше, у мастеров – микроскопически, но колеблется. Зрительная скорость восприятия составляет выше упомянутые 1/20-1/24 секунды. То есть в зрительной памяти стрелка отображается картинка, которая была 1/20-1/24 секунды назад, а не та, что существует в реальности. За эту 1/24 секунды ствол винтовки может «уйти» в сторону, и стрелок этого не зафиксирует. А тренированная мышечная проприоцепторная координационная чувствительность такое отклонение зафиксирует сразу. Желаемая точка прицеливания отложится в подсознании – это и будет тот самый 25-й кадр, дающий внутреннюю установочную привязку для выравнивающей реакции, то есть направление рефлекторного противодействия нежелательному смещению.
У малотренированных стрелков (а таких большинство) зрение все-таки является основным контролером степени устойчивости. При «выключении» зрения у новичков статическая координация «раскрепощается» в сторону подвижности, и точность стрельбы понижается. Закрывание обоих глаз снижает устойчивость стояния более, чем вдвое. Более того, если вращать закрытыми глазами вправо-влево, что делается стрелками для восстановления кровообращения в зрительном аппарате, устойчивость ухудшается еще в два-три раза.
Но закрывание одного глаза оказывает незначительное влияние на устойчивость. Поэтому при отдыхе глаз, так необходимом снайперам, нужно закрывать глаза по очереди – сначала один, потом другой, обязательно оставляя один глаз открытым. Или же не закрывать глаза полностью. Следует помнить, что устойчивость, потерянная при закрытых глазах, восстановится только через 10-15 минут.
Статическая координационная устойчивость во многом определяется импульсами, возникающими от датчиков – резервов кожи, сухожилий, мышц и других мягких тканей. При этом следует учитывать, что холод повышает чувствительность этих датчиков – рецепторов, а тепло – понижает. Но все это – в разумных пределах. Лучшая температура для этого +5о - +8оС. Все это когда-то было известно весьма широко и применялось в боевой снайперской практике. Название этому было – кинестезия (двигательные ощущения). А выше упомянутые датчики-рецепторы улавливали кинестетические раздражения и вызывали ощущения двигательных раздражений. Роль кинестетических анализаторов необычайно велика. Она в значительной степени обеспечивает заданную прицельную направленность и капитально разгружает зрение от контроля за физическими двигательными процессами, которые выполняет стрелок. Зрение выполняет прицельную функцию и «включает» к действию наработанный механизм двигательных кинестетических связей, обеспечивающих мышечную деятельность помимо воли стрелка. И чем полнее действия снайпера обеспечиваются проприоцепторной чувствительностью, тем легче и полноценнее прицельный глаз выполняет свою поставленную задачу.
Что надо делать, чтобы почувствовать кинестетические ощущения? Ответ – просто сосредоточить на них внимание, и вы начнете воспринимать их полно и отчетливо. Проприоцепторная чувствительность в совокупности с выпрямительной реакцией формирует так называемый «рефлекс позы», на котором основана стрелковая устойчивость. Поэтому-то для стрелков необычайно полезны любые упражнения для развития равновесия. Причем будет особенно хорошо, если стрелок научится чувствовать крены и дифференты с закрытыми глазами и сразу же выправлять их.
Статическая деятельность, к которой относится снайперская стрельба, неестественна и требует повышенной сосредоточенности и обострения целенаправленного внимания. Что это означает? Это означает необходимость контроля устойчивости путем обострения зрительного внимания на прицеливании.
Запомните! При стрельбе именно из снайперской винтовки в конечной фазе выжима спуска необходимо превратить прицеливание в основную задачу!
Почему именно так? Потому что у малоопытных стрелков (в наше время таких большинство) при спуске курка активное внимание переключается на этот спусковой процесс. Как говорят, «внимание уходит на курок». Незаметно для себя стрелок вообще перестает целиться – ему достаточно того, что он видит в прицел. При такой подсознательной ориентации на бездействие резко замедляется «глазная реакция» - стрелок видит даже не ту прицельную картинку, которая была 1/20-1/24 секунды назад, а уже 1/10-1/12, то есть он практически не в состоянии контролировать положение прицельного элемента по отношению к точке прицеливания. Прицеливание само по себе резко снижает степень управляемости спуском. Поэтому в сталинские времена в снайперских школах различных ведомств снайперов натаскивали работать спусковым пальцем на спуске одним и тем же способом. А именно – по мышечной кинестетической памяти. Как именно?
Курсанту надевали на спусковой палец длинный бумажный колпачок и заставляли без стрельбы, глядя на этот колпачок, производить спуск курка при равномерном нарастании усилия на спусковом пальце. Равномерность развития спускового усилия становилась наглядной по движению длинного колпачка-указки и для инструктора, и для самого курсанта. Причем спуск курка необходимо было произвести за 3 секунды (по счету «двадцать два, двадцать два, двадцать два») – не больше и не меньше. Это вырабатывало темп стрельбы. Курсант запоминал ощущениями живой плоти усилие на спуске и степень его нарастания, а визуальное сопряжение нарастания этого усилия по движению колпачка-указки в отведенные для спуска 3 секунды укладывала все это в подсознание. Поэтому в нужный момент спуск курка выполнялся по мышечной памяти стреляющего пальца, автоматически, и не требовал отвлечения внимания. Формула выстрела (последовательность действий) была такова: после того, как стрелок улежался, всмотрелся в прицел (произошла секкомодация зрительного аппарата к оптической системе), «привязал» тонусом мышц прицельный элемент к точке прицеливания и затаил дыхание, стреляющий палец начинал движение на спуске по мышечной кинестетической памяти и выполнял спуск ровно за три секунды самостоятельно в режиме мышечного автоматизма. Зрительное внимание не должно было отвлекаться от прицельной картинки. Сигналом к срабатыванию спускового пальца служило начало задержки дыхания.
Очень многие снайперы испытывают неприятный момент, когда палец «не тянет» на спуске. Причина этому не только в неправильной хватке шейки ложа или пистолетной рукоятки, но и в глубинных нервно-физиологических процессах. В данном случае происходит следующее: борьбой за устойчивость, а следовательно – за неподвижность системы стрелок-оружие в центральной нервной системе ведает центр торможения, а работой скелетной мускулатуры (соответственно, мышцами пальцев) – центр возбуждения. У многих индивидуумов центр торможения настолько подавляет центр возбуждения, что, грубо говоря, отключает его. Поэтому-то палец и не тянет на спуске. В таких случаях и стрелками-спортсменами, и практическими снайперами с большим практическим эффектом используется так называемый способ пульсирующего спуска. Заключается он в том, что стреляющий палец еще до задержки дыхания начинает производить на спуске пульсирующие движения по его ходу – слегка нажать – отпустить, нажать – отпустить со скоростью примерно в два нажатия за секунду. Особенно хорошо такие нажатия выполняются на винтовке СВД, имеющей длинный свободный ход спуска. Эти пульсирующие нажатия держат в тонусе и не дают отключаться сторожевым пунктам в центре возбуждения и не дают ему отключаться полностью. Кроме того, они настраивают и нервно-проводящие пути, и необходимые для спуска мышцы. Этим и сохраняется работоспособность спускового пальца при ограниченной двигательной активности. Особенно хорошо пульсирующий метод спуска проявляет себя при снайперской стрельбе по движущимся целям, когда внимание чрезмерно сосредотачивается на прицеливании, а спусковой палец не просто «отключается», а бывает, закрепощается намертво.
Есть очень правильное и меткое выражение: «Снайпер думает глазами». Глаз – основной рабочий орган снайпера и его нужно беречь. Работа с любыми оптическими приборами незаметно, но верно утомляет зрение. Почему? В любом оптическом приборе (бинокле, перископе, стереотрубе и оптическом прицеле) всегда будет присутствовать параллакс, то есть несовпадение оптических осей линз. В зависимости от качества изготовления параллакс будет большим или меньшим, но он обязательно будет. Если вы работаете с оптическим прицелом, и у вас вдруг появились боли в глазном яблоке, значит, в этом прицеле параллакс увеличен. Даже при работе с хорошо изготовленным оптическим прицелом глаз будет уставать, и глазная боль все равно проявится. Но когда появилась боль в глазах, это значит, что еще минут за 15-20 до этого «прицельный» глаз уже утомился.
Запомните! Утомленное зрение почти не замечает ошибок в прицеливании! Поэтому снайперу надо почаще «отдыхать глазами». Для отдыха глаз опустите веки (но не закрывайте глаза полностью, почему – см. ранее), вращайте глазными яблоками. Это увеличит приток крови к глазному аппарату. Затем то же самое делайте с открытыми глазами, глядя на зеленое или светло-серое.
Периодически тренируйте аккомодацию зрения – посмотрите на поднятый большой палец вытянутой руки, затем сфокусируйте взгляд на каком-нибудь предмете, отдаленном на расстоянии 200-300 метров и затем снова сфокусируйте взгляд на пальце.
Запомните! При стрельбе из снайперской винтовки в любых положениях надо ставить голову так, чтобы прицельный глаз не косил, ни горизонтально, ни вертикально!
«Косящий» глаз быстро устает, что вызывает непроизвольное дрожание, при этом рефлекторно снижается нервная стабилизация статической устойчивости, и как следствие – снижается точность стрельбы.
Надо помнить, что статическая нагрузка понижает подвижность зрительного анализатора, которая восстанавливается только через 25-30 минут. Поэтому не удивляйтесь, если на учебных стрельбах после статической работы по неподвижным мишеням вам никак не удастся попасть по движущейся цели. Это стандартная ситуация на тренировочных сборах. Острота зрения у профессиональных стрелков после статических нагрузок не снижается и не изменяется. А у малоопытных на дистанциях 300-400 метров острота зрения изменяется в сторону дальнозоркости, а на коротких – 25-50 м – в сторону близорукости. Это естественное физиологическое явление не считается медицинским пороком.
При систематических стрелковых тренировках поле зрения естественным образом расширяется. Но при продолжительной стрельбе зрение устает и медленнее восстанавливается, и поле зрения при этом сужается, особенно у «прицельного» глаза.
Очень интересен психофизиологический феномен – при активной мышечной работе с удовольствием чувствительность и острота зрения заметно повышаются!
Снайперу нельзя курить! После всего лишь одной сигареты сужается поле зрения, тормозится зрительное восприятие, понижается острота и чувствительность зрения, а также происходит выпадение участков поля зрения! Это основная причина необъяснимых и далеких «отрывов» у курящих стрелков.
Работа снайпера – неподвижность. Но, как уже упоминалось, при ориентации на бездеятельность понижается реакция. А посему снайпер – это кот, дремлющий у мышиной норы с включенным дежурным сторожевым пунктом активного внимания. Перед любой стрельбой весьма желательна разминка на протяжении 15-20 минут – пощелкать вхолостую. Но снайпер на боевом рубеже не может себе этого позволить. Выход один – в своеобразной кинестетической разминке. Снайпер в неподвижном состоянии воспроизводит ощущения отдельных групп мышц при работе над выстрелом. И это постоянно держит снайпера в рабочем тонусе. Кстати, при появлении болевых ощущений или онемении в неподвижных мышцах полезно принять одну-две таблетки аспирина. Но это – в качестве «скорой помощи» - злоупотреблять аспирином нельзя.
При скоростной стрельбе по нескольким внезапно появившимся целям нельзя затягивать с первым выстрелом! После выстрела, независимо, поражена цель или нет, обязательно переносите взгляд на следующую мишень раньше, чем ее настигнет прицельный элемент. Приучитесь делать это рефлекторно по мышечной кинестетической памяти. В боевой обстановке при массе раздражителей не отвлекайтесь по сторонам, и не реагируйте на появляющиеся близкие цели. Оставьте их автоматчикам. Работайте по заранее идеомоторно наработанной программе по целям отдаленным – гранатометчик, пулеметчик, снайпер, наблюдатель и командиры противника. Они наиболее опасны для вас и ваших товарищей.
Как видите, тренировки профессиональных снайперов статичны, однообразны и скучны. Приведенный выше материал неполон и ограничен рамками печатного издания. Здесь представлена только часть специального психофизиологического потенциала, который практически не используется в наше время ни у нас, ни в других странах. Когда-то по причине жестокой необходимости по этой методике инструкторский состав СССР, Финляндии и Гитлеровской Германии жестко перестраивал организмы курсантов-снайперов. Поэтому на фронте и те, и другие, и третьи стреляли быстро, далеко, и без промахов.
Алексей Потапов
Подготовка бойца спецназа. НПЦ «Здоровье Народа», ООО «ВИПв»