Кто такой агент ЦРУ?

Категория: Зарубежный опыт Опубликовано 17 Февраль 2016
Просмотров: 6290

Кто такой агент ЦРУ?Кто такой агент ЦРУ?
Выдержки из книги Виктора Попенко "Секретные инструкции ЦРУ и КГБ по сбору фактов, конспирации и дезинформации"


Большинство обычных людей в словосочетаниях «работник ЦРУ» и «агент ЦРУ» не видят особой разницы. Но в самом же ЦРУ под словом «агент» подразумевается не любой сотрудник управления (которого обычно называют служащий), а тот, кто тайно (по «легенде») работает в другой стране, т. е. разведчик-нелегал. Впрочем, некоторым из самих разведчиков термин «агент» не совсем нравится, поэтому кадровые сотрудники ЦРУ, работающие в зарубежных резидентурах, предпочитают называть себя «оперативные сотрудники». А агентами сами оперативные сотрудники обычно называют завербованный в стране пребывания местный контингент, находящийся у них в подчинении, т. е. иностранцев, являющихся исполнителями проводимых ЦРУ операций и действующих на конце длинной цепочки. В данной книге представлена подготовка агента ЦРУ именно в качестве оперативного сотрудника, а термин «агент» будет далее применяться и к кадровым сотрудникам ЦРУ, и ко всем завербованным лицам, т. е. к тем, кто сознательно сотрудничает с ЦРУ. Кстати, сами сотрудники ЦРУ обычно не называют свою организацию «ЦРУ», или «управление», между собой они говорят «компания».

 


Кто может поступить в ЦРУ (требования к кандидату)
Система отбора среди граждан США, желающих стать профессиональными агентами ЦРУ, достаточно сложна. И, хотя нельзя сказать, что она совершенно секретна, вместе с тем ее подробности обычно не были предметом обсуждения в печати, поскольку все-таки составляют определенную профессиональную тайну.
Но окончание холодной войны позволило приоткрыть завесу тайны над некоторыми аспектами и этой стороны работы ЦРУ.
…Время от времени ЦРУ печатает объявления о наборе кадров. В таком объявлении обычно указывается профессия, которой должен владеть кандидат (например, фотодело, радиосвязь, программирование и т. п.), и ряд некоторых условий, которым он должен соответствовать. Но и безо всяких объявлений в ЦРУ идет буквально поток заявлений от молодых американцев с просьбой принять их на работу в эту организацию для работы именно в качестве секретного агента. Однако разведчиком может стать далеко не каждый, ну а насколько человек изначально способен к такой работе — будет установлено при отборе. Вот только отбор по этой специальности проходит один из ста…
Профессия разведчика-нелегала требует от кандидата наличия таких качеств, как:
— высокий уровень развития интеллекта (мышление, память, интуиция, проницательность, аналитический склад ума);
— эмоциональная устойчивость, позволяющая в стрессовых ситуациях сохранять интеллектуальный потенциал и без ущерба для здоровья переносить постоянное психическое напряжение, развитая воля;
— способности к овладению иностранными языками. Людей с таким сочетанием качеств немного, отсюда понятно, что нелегальная разведка — удел избранных.
С другой стороны, именно это становится привлекательным для талантливых молодых людей, способных, по их мнению, сделать гораздо больше, если они пойдут по жизни именно этой необычной дорогой.

 


Если ты ступишь на этот путь…
В основе стремления молодого человека стать разведчиком должно лежать не только влечение к романтической, полной риска профессии и желание самоутвердиться, но и, как бы пафосно это ни звучало, готовность отдать себя служению интересам страны, глубокое понимание этих интересов и на этой основе добровольное принятие на себя многих связанных с условиями профессиональной деятельности ограничений, готовность пожертвовать собой ради интересов страны.
Вместе с тем желающему ступить на этот путь следует отдавать себе отчет, что специфика работы разведчика наложит суровый отпечаток на весь уклад его последующей жизни.

Кто такой агент ЦРУ?

Рис. 2. Объявления о приеме на работу в ЦРУ связистов и радиооператоров (слева) и фотографов (справа)

И в дни мира, и в дни войны разведчик все двадцать четыре часа в сутки подвергается опасности разоблачения. Он несет две нагрузки. Помимо своей работы как разведчика, он должен делать еще и то же самое, что делают другие: ходить на службу, общаться со знакомыми, заботиться о тысяче бытовых мелочей. Но каждый его поступок как бы лимитирован неписаным уставом: будь предельно осторожен, не дай себя раскрыть. Всегда нужна особая бдительность, и мозг разведчика должен бодрствовать беспрестанно. Образно говоря, разведчика можно уподобить ученому-натуралисту, который во всеоружии современных знаний отправляется в дикие джунгли, где его на каждом шагу подстерегает опасность. Только этому исследователю всегда приходится пробираться через самый опасный вид джунглей: через джунгли запутанных человеческих отношений. Здесь иногда один неверный шаг может привести его к гибели.
…На северной стене вестибюля штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли установлена мраморная плита, на ней несколько десятков пятиконечных звездочек со вписанными именами офицеров ЦРУ, погибших при исполнении служебных обязанностей с 1947 года. Имен же некоторых из них нет, они увековечены на мемориальной доске только звездочками: эти герои были секретными агентами, и имена некоторых из них не будут названы никогда…

 


Процедура отбора кандидатов
«Техническое интервью» — проверка на детекторе лжи
После поступления от кандидата заявления с просьбой принять его на работу в ЦРУ проводится полная всесторонняя проверка его прошлого, которая продолжается около 6 месяцев. Если с биографией у кандидата всё в порядке, то ему сообщают о том, что он допускается к отбору.
Первоначальный сбор слушателей проводится в Лэнгли в здании, называемом «Ку-ортерс-Ай», у реки Потомак. Там после ознакомительной беседы каждый кандидат дает подписку о неразглашении всего того, что ему станет известно в стенах ЦРУ. Затем каждому кандидату вручается график прохождения различных тестов, которые он должен пройти в течение трех дней. В графике указываются: вид предстоящего теста, время и место (номер здания и комната) его проведения. Все дальнейшие тесты также проводятся на территории Лэнгли, но в разных зданиях. Так как корпуса отстоят друг от друга на весьма значительных расстояниях, то между ними ходит специальный автобус ЦРУ.
Всех кандидатов в сотрудники ЦРУ на первом этапе отбора в обязательном порядке проверяют на детекторе лжи (полиграфе), установленном в здании № 13 в отдельной комнате, потолок и стены которой отделаны звукопоглощающими плитками. У испытуемого берут подписку, что он по своей воле соглашается подвергнуться испытанию и не будет иметь никаких претензий ни к кому, в том числе и к ЦРУ, каким бы ни был результат тестов. Использование детектора лжи является обычной процедурой при приеме в ЦРУ, и каждого кандидата заранее предупреждают, что ему предстоит проверка на этом приборе. Отказ от испытания на полиграфе расценивается как нежелание сотрудничать с ЦРУ и как неготовность работать в органах разведки, и такой кандидат автоматически отчисляется. Кандидат также отсеивается, если детектор лжи выявляет неискренность испытуемого.
Детектор лжи, или полиграф (polygraph), — аппарат для объективного исследования физиологических показателей, характеризующих аффективное состояние кандидата. К испытуемому, присоединяются датчики приборов, регистрирующих кожно-гальваническую реакцию (изменение электрического сопротивления кожи), электроэнцефалограмму (запись биотоков мозга), плетизмограмму (сосудистую реакцию организма), тремор (дрожание мышц) и т. д. Во время опроса показатели всех приборов выводятся на одну ленту, и оператор по их данным судит о правдивости ответов кандидата. В ЦРУ этот опрос называют «техническим интервью».
Испытуемому говорят, чтобы он смотрел прямо на стену перед собой, был спокоен и на каждый вопрос отвечал только «да» или «нет». Задающий вопросы располагается у пульта управления, за спиной испытуемого, напротив его затылка. Таким образом, оператор полиграфа задает вопросы в спину испытуемого, а тот отвечает как бы в стену напротив.
Обычному (нетренированному) человеку обмануть полиграф чрезвычайно сложно, практически невозможно.
Правдивость испытуемого определяется по его ответам на ряд вопросов, причем серия задаваемых вопросов может быть самой различной, например: «Ваше имя такое-то?; Вы родились тогда-то?; Использовали ли Вы другое имя?; Правдиво ли Вы заполнили бланк-заявление о приеме на работу в ЦРУ?; Были ли Вы когда-нибудь членом какой-либо подрывной организации, указанной в списке министерства юстиции США?; Были ли Вы когда-либо коммунистом?; Были ли Вы за границей?; Были ли Вы в коммунистической стране?; Знаете ли Вы каких-либо служащих иностранного правительства?; Знаете ли Вы каких-либо служащих коммунистического правительства?; Знали ли Вы когда-нибудь офицера разведки иностранного государства?; Работали ли Вы когда-либо на иностранное правительство?; Работали ли Вы когда-либо на иностранную разведку, на коммунистическую разведывательную службу?; Не просил ли Вас кто-нибудь поступить на работу в систему ЦРУ?; Не говорили ли Вы кому-нибудь вне пределов ЦРУ о своей попытке поступить на работу в ЦРУ?; Не занимались ли Вы когда-либо гомосексуализмом?; Не употребляли ли Вы когда-нибудь наркотики?; Не принимали ли Вы сегодня успокаивающих средств?»
Одни и те же вопросы могут повторяться по нескольку раз, иногда в чуть видоизмененном виде.

 


Проверка по сопряженно-моторной методике
При необходимости кандидат дополнительно может быть проверен еще одним способом исследования реакций человека — по сопряженно-моторной методике. В отличие от методов регистрации симптомов реакций через изменение вегетативных функций (дыхания, артериального давления, пульса и др.), которые фиксируются на полиграфе, сопряженно-моторная методика позволяет исследовать отражение этих реакций в речевых и двигательных процессах. Испытуемому последовательно предъявляется ряд словесных раздражителей. На каждое слово ряда он должен ответить в порядке свободной ассоциации другим словом и одновременно нажать на пневматический ключ пальцами правой и левой рук. Вызванное словом эмоциональное состояние регистрируется по речевым ответам и деформации двигательных реакций (изменению их длительности, форм и т. д.).
Сочетание речевых и двигательных симптомов более полно отражает динамику эмоциональных состояний, чем вегетативные показатели.

Тестирование (определение внутренних качеств кандидата)
Лицам, прошедшим проверку на детекторе лжи, предлагается пройти тестирование, представляющее собой метод психологической диагностики, использующий стандартизированные вопросы и задачи (шесты), имеющие определенную шкалу значений.
Тестирование применяется для стандартизированного измерения индивидуальных качеств кандидата.
Понятно, что разведчик как агент-профессионал должен обладать рядом внутренних качеств, без наличия которых его миссия рано или поздно может оказаться под угрозой провала.
Одни качества могут быть у человека врожденными, другие при желании можно в себе воспитать самостоятельно. Некоторым же качествам могут и научить в школе ЦРУ, но это возможно только при должном желании и прилежании будущего агента. Тестирование же позволяет с большой вероятностью определить уровень развития у кандидата необходимых для разведчика навыков, знаний, личностных характеристик и выявить его потенциальную способность к самосовершенствованию.
Основными из требуемых секретному агенту качеств являются следующие.
Внутреннее спокойствие. Это важное условие сохранения ясности ума и четкости поведения, это психологический иммунитет от ситуационных «помех», провоцирующих обстоятельств. Именно в состоянии внутреннего спокойствия лучше всего удается гасить одни побуждения и правильно оценивать другие. Это состояние не только создает оптимальную психическую настроенность, но и способствует лучшей самоорганизации.
Состояние внутреннего спокойствия отнюдь не означает снижение энергичности и активности агента, наоборот, этот принцип позволяет ему стать еще более деятельным, чутко реагировать на малейшие оттенки событий и проблем, не терять самообладания даже в самые трудные, критические моменты.
Предвидение меры воздействия на события. Каждая складывающаяся ситуация, всякое событие имеют свою объективную причину, внутреннюю логику развертывания. На определенном этапе какого-то события агент при необходимости способен изменить его ход своим вмешательством. С другой стороны, обстоятельства могут сложиться и так, что даже максимум проявленной активности реально ничего не меняет. Понять объективный ход событий и уметь нужным образом вовремя вмешиваться в них может только человек, обладающий определенной мудростью. Мудрость же в данном контексте — это понимание разницы, чувство границы.

Умение подходить к проблеме с разных точек зрения. Во многих случаях одно и то же событие, явление, проблема приобретают разное значение в зависимости от того, с каких позиций о них судят. Агент может по-иному взглянуть на многие вещи, разрешить некоторые проблемы, реально оценив различные стороны предмета своих размышлений. Стремление избежать односторонности рассуждений не означает потерю собственной позиции. Любая позиция только выиграет от всестороннего анализа того, что составляет ее основу. Это качество бывает особенно полезным в ситуациях «кризиса принятия мотива», когда агенту необходимо сопоставлять, оценивать, соединять или разъединять различные ситуационные мотивы.
Готовность к любым неожиданным событиям. Такая способность дает возможность быстро перестроить мотивационные тенденции с учетом объективных обстоятельств. Гибкость, своевременное и адекватное реагирование на внешние изменения — важные и необходимые качества агента.
Дальновидность. Это качество означает способность понимать внутреннюю логику окружающих событий, видеть перспективу их развития. Дальновидность предохраняет агента от ситуативного подхода к решению актуальных задач, побуждает отвергать непродуктивные действия.
Умение понять других. Понимание помыслов и поступков людей создает условия для успешной работы с ними. Выработка способности понять мотивацию других, встать на их точку зрения облегчает общение и помогает предвидеть поведение людей в той или иной ситуации, выявить единомышленников. Разведчик должен быть психологом по натуре, рационалистом в своей области, обладать моральной интуицией, граничащей с прозорливостью: ему нельзя ошибаться в людях, так как любая ошибка может загубить всё дело или даже стоить жизни.
Естественность и простота должны быть нормой поведения разведчика. В его облике не должно быть какой-то таинственности и загадочности.
Умение извлекать положительный опыт из всего происходящего. Для агента никакой опыт, в том числе и негативный, — не оказывается бесполезным. Предыдущие события служат действенным источником жизненных аналогий, которые агент не забывает учитывать в последующем. Это качество позволяет критически оценивать ныне действующие мотивы, а также те, которые только начинают входить в общую систему мотивации, определяющую перспективу. Важно учитывать причины прежних ошибок и своевременно отказываться от сомнительно-авантюрных и неконструктивных побуждений, могущих оказаться опасными.
Выдержка — качество, в котором находят конкретное проявление определенные стороны самообладания агента. Выдержка включает: умение осуществлять контроль над своими чувствами, подчинять свои действия достижению поставленной цели, несмотря на возникающие препятствия и непредвиденные обстоятельства (настойчивость); способность преодолевать трудности, подавлять в себе малодушное желание отказаться от намеченных задач (упорство); верность избранным принципам; умение подавлять в себе раздражение, пессимистические или, наоборот, авантюристические настроения.
Наблюдательность и запоминание — способность заметить и удержать в памяти информационный материал. Запоминание — важнейшее условие последующего восстановления материала. Успешность запоминания определяется в первую очередь возможностью включения нового материала в систему осмысленных связей. Различают произвольное и непроизвольное запоминание. В случае непроизвольного запоминания агент не ставит перед собой задачу запомнить тот или иной материал. Связанные с памятью процессы выполняют здесь операции, обслуживающие другие действия. В результате запоминание носит относительно непосредственный характер и осуществляется без специальных волевых усилий, предварительного отбора материала и сознательного применения каких-либо мнемонических приемов. Вместе с тем зависимость запоминания от целей и мотивов деятельности сохраняется и в этом случае. Как показывает опыт, непроизвольное запоминание оказывается значительно более успешным, когда запоминаемый материал входит в содержание цели выполняемого действия. Важную роль играет и специфика решаемой задачи. Ориентировка на смысловые, семантические связи ведет к более глубокой обработке материала и более продолжительному непроизвольному запоминанию. Произвольное запоминание является специальным действием, конкретная задача которого — запомнить точно, на максимально продолжительный срок, с целью последующего воспроизведения или просто узнавания — определяет выбор способов и средств запоминания, а тем самым влияет и на его результаты. Типичным для этого вида запоминания является сложное опосредствованное строение. К числу обычно используемых способов произвольного запоминания относятся: составление предварительного плана, выделение смысловых опорных пунктов, семантическая и пространственная группировка материала, представление материала в форме наглядного зрительного образа, соотнесение его с уже имеющимися знаниями. При прочих равных условиях произвольное запоминание продуктивнее непроизвольного, обеспечивает большую систематичность, сознательность усвоения материала. Запоминание связано с долговременной и кратковременной памятью.
Долговременная память — это подсистема памяти, обеспечивающая продолжительное (часы, годы, иногда и десятилетия) удержание знаний, а также сохранение умений и навыков и характеризуемая огромным объемом сохраняемой информации. Основным механизмом ввода данных в долговременную память и их фиксации обычно считается повторение, которое осуществляется на уровне кратковременной памяти.
Кратковременная память — подсистема памяти, обеспечивающая оперативное удержание и преобразование данных, поступающих от органов чувств и из памяти долговременной. Необходимым условием перевода материала из памяти сенсорной в кратковременную память считается обращение на него внимания. Центральную роль при кратковременном удержании данных играют процессы внутреннего называния и активного повторения материала, протекающие обычно в форме скрытого проговаривания. Выделяют два вида повторения. В первом случае оно носит относительно механический (акустико-артикуляционный) характер и не приводит к каким-либо заметным преобразованиям материала. Этот вид повторения позволяет удерживать информацию на уровне кратковременной памяти, хотя недостаточен для ее перевода в долговременную память. Долговременное запоминание становится возможным только при втором виде повторения, сопровождающемся включением удерживаемого материала в систему ассоциативных связей (например, укрупнением единиц информации — переходом от разрозненных букв к словам, от слов к предложениям и т. п.). В отличие от долговременной памяти, в кратковременной может храниться лишь очень ограниченное количество информации. Вместе с тем ограничения кратковременной памяти не служат агенту препятствием при запоминании больших объемов осмысленного перцептивного материала (пейзажи, лица и др.). Синонимы кратковременной памяти — «оперативная» и «рабочая» память.
Подсистема памяти, обеспечивающая удержание в течение очень короткого времени (обычно менее одной секунды) продуктов сенсорной переработки информации, поступающей в органы чувств, называется сенсорной памятью (от лат. sensusr — чувство, ощущение). В зависимости от вида стимулов различают память иконическую (зрение), память эхоическую (слух) и другие виды сенсорной памяти. В сенсорной памяти удерживаются физические признаки информации; это отличает ее от кратковременной и долговременной памяти, для которых типично соответственно вербально-акустическое и семантическое кодирование.
С целью определения у кандидата перечисленных качеств и проводятся специальные тесты. Кандидаты проходят следующие тесты (устные и письменные): тесты интеллекта; тесты достижений; тесты, ориентированные на критерий; проективные тесты и др.
Тесты интеллекта предназначены для выявления степени владения кандидатом действиями преимущественно с вербальным (словесным), числовым и графическим материалом.
Тесты достижений выявляют степень владения кандидатом конкретными знаниями, умениями, навыками. Тесты достижений близки тестам специальных способностей, однако, в отличие от них, выявляют то, что испытуемым усвоено, а не обобщенные умения, не имеющие конкретного содержания и возникшие в итоге разнообразного жизненного опыта. Кандидату предлагается три вида тестов достижений — тесты действия, тесты письменные и тесты устные. Тесты действия предназначены для выявления умений выполнять действия с механизмами, материалами, инструментами. Письменные тесты достижений оформляются на специальных бланках с вопросами. Кандидату предлагается либо выбрать правильный словесный ответ среди нескольких, либо отметить на графике отображение описанной в вопросе ситуации, либо найти в рисунке ситуацию или деталь, дающую правильное решение поставленного вопроса. Устные тесты достижений — заранее подготовленная система вопросов, на которые кандидат должен дать ответы.
Тесты, ориентированные на критерий, учитывают степень выполнения определенных классов задач — учебных, профессиональных и других, включенных в предстоящую испытуемому деятельность. Их назначение в том, чтобы установить, какие классы задач доступны кандидату. В соответствии с этим при разработке тестов логико-психологическому анализу подвергаются те задачи, выполнение которых предстоит испытуемому в его будущей деятельности, в содержание заданий включаются те понятия и термины и в тех их взаимосвязях, которые вытекают из назначения тестов — прогнозирование выполнения испытуемым определенного класса задач.
Проективные тесты — совокупность методик целостного изучения кандидата, основанного на психологической интерпретации результатов проекции. Под последней в данном случае понимается не только средство психологической защиты, но и обусловленность процессов восприятия следами памяти всех прошлых восприятий. Кандидат, оказавшийся в какой-либо ситуации, в своем восприятии преобразует ее сообразно своей индивидуальности (например, интерпретирует рисунок в соответствии со своими личностными особенностями). Различают ассоциативные проективные тесты (например, незаконченные предложения или рассказы), экспрессивные (психодрама, рисование на свободную тему, игра и др.). Один из наиболее распространенных ассоциативных проективных тестов разработан профессором Г. Роршахом. Он отобрал 10 стимулов — чернильных пятен, реакции на которые оказались наиболее характерными. Пятна одно за другим предъявляются кандидату, который должен сказать, на что они похожи, о чем они ему напоминают. Психологи ЦРУ рассматривают проективные тесты как наиболее ценные личностные тесты, ибо они «портретируют» всю индивидуальность, позволяют изучить эмоциональные особенности кандидата, невротические реакции и т. п.

Кандидат, положительно сдавший в Лэнгли все тесты и благополучно прошедший окончательную проверку на благонадежность, зачисляется слушателем (курсантом) ЦРУ и направляется для дальнейшего обучения в спецшколу, расположенную под Вильямсбургом (штат Вирджиния).

 



Школа ЦРУ

«Ферма»

В пятнадцати минутах езды от Вильямсбурга (штат Вирджиния) по дороге в сторону Ричмонда, в местечке Кэмп-Пери (Сатр Реагу), расположена школа ЦРУ, которую сами работники управления называют «фермой». У ворот, через которые въезжают в Кэмп-Пери, размещен сторожевой пост, обслуживаемый военной полицией.
Учебный центр располагается в густом лесу и окружен высоким забором с венчающей его колючей проволокой и бросающимися в глаза предупредительными надписями: «Правительственная резервация. Вход посторонним воспрещен». Северной границей территории центра является река Йорк, а сама территория разделена на строго контролируемые участки, в том числе административный — напротив въездных ворот; участок для курсантов ЦРУ; жилой участок для персонала центра; посадочная полоса для самолетов и вертолетные площадки; а также отчетливо выделяющиеся участки для практических занятий по переходу государственной границы, по осуществлению диверсий, воздушного и морского десантирования небольших групп, по использованию оружия, по устройству засад, по тактике выхода с вражеской территории и способам побега из плена и организации тайных встреч.
На территории лагеря много оленей, поскольку когда-то этот район был своеобразным заповедным островком спасения для диких животных; имеется несколько угодий для охоты, а также два озера для рыбной ловли.

 


Быт и правила поведения на ферме
Курсанты размещаются в двухэтажных казармах, в двухместных комнатах. Все здания в центре, в сущности, каркасные сооружения, за исключением кирпичного гимнастического зала. Имеются здания с классными помещениями, служебные помещения для инструкторов, столовая, офицерский клуб, кинотеатр, футбольные поля и площадки для игры в бейсбол. Для отдыха есть клуб, спортивные сооружения.
В лагере имеется лингафонный кабинет, где курсанты могут совершенствовать свои знания иностранных языков с помощью магнитофонов: за знание иностранных языков и совершенствование этих знаний для курсантов предусмотрена система денежных вознаграждений.

Кто такой агент ЦРУ?

Первое занятие в разведшколе обычно проводит начальник учебного центра, который приветствует курсантов и поздравляет их с поступлением в школу. Затем офицер безопасности центра проводит инструктаж, в котором он рассказывает слушателям, что «можно» и что «нельзя» в этом заведении; в заключение курсанты дают подписку о неразглашении программы подготовки в школе и обо всем, что они увидят и услышат. Так, в лагере в любое время происходит ряд различных учебно-тренировочных занятий, в том числе с иностранцами, которые не должны вообще даже знать, что находятся на территории Соединенных Штатов. Иностранцев в лагере называют «черными курсантами», и их пребывание в школе ограничено особым районом, изолированным от места размещения курсантов ЦРУ и других нормальных объектов. Иногда в этом районе могут быть слышны стрельба, взрывы, гул самолетов и вертолетов. Обычно курсанты ЦРУ должны находиться в отведенном для них районе, за исключением случаев следования к воротам или от ворот, или на занятия в других местах на территории центра, куда их доставляют на автобусе. На любом участке территории центра курсанты ЦРУ должны соблюдать строгие меры предосторожности, то есть не разбрасывать упаковки из-под сигарет, банки из-под пива и другие предметы, которые могут раскрыть секрет местонахождения центра «черным курсантам». В любое время пребывания на территории центра курсантам надлежит быть в выданной им в лагере армейской форме.
Вечером по пятницам курсанты могут уезжать в Вашингтон на субботние и воскресные дни.
К каждому из курсантов прикрепляется инструктор-консультант из преподавательского персонала: они будут регулярно встречаться и обсуждать сильные и слабые стороны подготовки будущего агента.

 


Дисциплины
Учебно-тренировочный курс подразделен на три дисциплины: разведка (сбор информации), конспирация (обеспечение безопасности) и полувоенные и психологические операции (активные действия). Значительное время уделяется изучению технических приемов разведчика, умение пользоваться которыми называют еще термином «оперативное мастерство». И, наконец, предусматривается много практических занятий на территории центра и вокруг него, частично в порядке военных игр, для которых создаются условия, приближенные к реальным. Для проведения некоторых практических занятий и тренировок курсанты выезжают в соседние города.
Курс тренировок, учебы и специальной профессиональной подготовки курсанта разведшколы рассчитан на один год, после чего следует назначение агента в один из отделов Оперативного управления, а еще через год или два (в зависимости от степени подготовленности сотрудника) может последовать назначение его секретным агентом за границу.
Подготовка разведчика-профессионала очень трудоемка, и хотя официально срок обучения в разведшколе составляет один год, «доводка» агента может занимать еще несколько лет. Она нацелена на то, чтобы на базе уже имеющихся у человека знаний и личных качеств сформировать его профессиональные навыки и умения для возможной работы за границей. Такая подготовка включает в себя обязательное овладение иностранными языками, подготовку разведчика в психологическом плане, которая, в частности, позволяет ему выступать в амплуа представителя той или иной национальности, носителя тех или иных национально-культурных особенностей. Разумеется, это и оперативная подготовка, которая включает в себя формирование навыков получения и анализа разведывательной информации, поддержания связи с Центром и другие аспекты.
И курсант должен понимать: несмотря на то, что хотя разведчик — это профессия, но, вместе с тем, разведывательная работа — не ремесло, а творчество, и холодные ремесленники в этой профессии быстро потерпят провал.

 


Физическая подготовка
Физическая подготовка курсантов в Кэмп-Пери проводится 4 раза в неделю в гимнастическом зале: баскетбол, игра в мяч, волейбол, штанга. Здесь же курсанты тренируются в приемах самообороны, обезоруживания противника, разучивают технику нанесения сокрушительных ударов, но эта программа не рассчитана на то, чтобы сделать из курсанта мастера рукопашного боя, основная ее задача — подготовить будущего агента к тому, чтобы он мог дать отпор агентам противника при возможной попытке его задержания, и скрыться от них. Но при желании курсант может заниматься дополнительно с квалифицированными инструкторами-рукопашниками.
На стрельбище проводится тренировка в стрельбе из различных видов стрелкового оружия — пистолетов, винтовок, автоматов, а также из нестандартных видов огнестрельного оружия, которое ЦРУ разработало специально для своих агентов-нелегалов.

 


Оперативное мастерство
Учитывая большое значение оперативного мастерства, с курсантами в Кэмп-Пери занятия по этой теме могут проводиться два раза в день, и помимо обычных, дневных, часто проводятся еще дополнительные вечерние (а иногда и ночные) занятия. Они рассчитаны на то, чтобы подчеркнуть опасность упрощений методов проведения тайных операций, какими бы по своему характеру они ни являлись: будь то операции по сбору информации, конспиративные, психологические или полувоенные.
Оперативное мастерство — это такое использование всех приемов и технических средств, при котором тайная операция всегда остается тайной. Оперативное мастерство — это прежде всего правильный анализ агентурной обстановки, ряд условий, которые определяют степень необходимой маскировки, в том числе учет возможностей местных разведывательных служб и сильных сторон местных организаций, против которых направлены операции ЦРУ.
Чем спокойнее агентурная обстановка, тем меньшее оперативное мастерство требуется и тем больший результат ожидается от каждого сотрудника ЦРУ.
Оперативное мастерство необходимо для обеспечения безопасности операции, для предотвращения ее раскрытия, потому что помимо всего прочего на карту поставлена жизнь людей. Инструкторы все время внушают курсантам мысль о важности принятия мер обеспечения безопасности агента и приводят один за другим примеры роковых или почти роковых последствий из-за низкого оперативного мастерства.
В понятие оперативного мастерства включаются правила выбора места встречи, контрнаблюдение до и после конспиративных встреч, использование средств маскировки, сигналов безопасности или опасности перед встречами, меры предосторожности при пользовании телефонами, контрмеры на случай размещения на местах встреч подслушивающих устройств, использование третьих лиц как связников, чтобы избежать частых прямых контактов между агентами ЦРУ, способы поддержания связи и многое другое.

 


Тренировки в оперативном мастерстве
По мере изучения различных видов операций курсанты участвуют в практических занятиях не только на ферме, но и в соседних с ней городах.
Хотя в лагере и имеются почти все объекты, позволяющие производить основные виды тренировок по оперативному мастерству, однако полная подготовка по этой теме
требует максимального приближения к реальности, в том числе и работы в городских условиях. Поэтому каждую неделю курсанты выезжают в один из соседних с Кэмп-Пери городов — Вильямсбург, Хэмптон, Ричмонд, Ньюпорт-Ньюс, Портсмут, Норфолк или, реже, в Вашингтон. Там они в течение дня, а иногда и ночью тренируются в ведении наружного наблюдения за кем-то: это может быть их коллега — курсант или инструктор, а иногда и просто случайный человек, за которым они следят вплоть до его дома. Вместе с тем курсант должен быть готов к тому, что за ним в это время тоже может осуществляться слежка, поэтому перед курсантом обычно стоит двойная задача: во-первых, остаться незамеченным со стороны того, за кем ведется наблюдение, и, во-вторых, вовремя обнаружить за собой хвост. В последнем случае курсант предпринимает меры для отрыва от «наружки», что становится теперь его основной задачей. К таким мерам относятся: изменение внешности (например, переодевание и наклейка бороды и усов при заходе в туалет); уход проходными дворами; заскакивание в последний момент в отходящий транспорт, двери которого закрываются (вагон метро или электрички), или, наоборот, выскакивание из него в момент закрывания дверей. Отрабатывается также парная слежка, в этом случае два курсанта ведут объект, передавая его друг другу, меняясь местами и поддерживая между собой связь при помощи портативных раций.
Другой важной тренировкой, проводящейся в условиях города, является осуществление контактов (встреч) с «агентами», роль которых исполняют инструкторы разведшколы или сами курсанты. От контактеров требуется найти условленное место встречи, опознать друг друга по внешним признакам, обменяться паролем и отзывом и осуществить взаимопередачу посланий.
Для большей эффективности таких тренировок их участники часто подбираются таким образом, чтобы они не знали друг друга в лицо.
А во время проведения городскими властями или различными местными организациями в этих населенных пунктах каких-либо массовых мероприятий — митингов, демонстраций, концертов, собраний, спортивных состязаний — курсанты проводят скрытое фотографирование в толпе отдельных (произвольно выбранных или указанных инструктором) людей, осуществляют подслушивание и аудиозапись их разговоров на карманные магнитофоны, а после окончания мероприятия ведут последующую слежку за ними, всё это время стараясь быть незаметными для них. В будущем эти навыки могут пригодиться агенту в реальной работе.

 


Тренировки по сбору информации
Каждой секретной операции обычно предшествует та или иная подготовка — от простого напоминания о мерах предосторожности до обучения обращению со сложной специальной аппаратурой и техническими приспособлениями.
При подготовке к операциям по сбору информации за рубежом требуется обучение агента по таким вопросам, как отделение фактов от слухов или мнений, уточнение источников, точность даты, названий мест и имен, правильность выбора объекта наблюдения, грамотность составления письменного донесения.
Иногда агент собирает всю информацию, которая, по его мнению, представляет интерес, в других случаях он получает конкретное задание и действует по заранее подготовленному плану. В любом случае он должен четко представлять свою задачу, т. е. знать «что собирать». Конечно, задания, ставящиеся агенту руководством, могут быть самыми разнообразными. Но если агент проживает, например, возле какого-либо важного в военном отношении объекта, то логично было бы, помимо прочего, дать ему задание, связанное также с наблюдением и за этим объектом.
Если это, например, военный аэродром, то в донесении агент должен указывать: время наблюдения; состояние погоды и условия видимости; количество и типы самолетов; движение самолетов (посадка, старт, тренировочные полеты); численность и расположение охраны аэродрома; расположение средств противовоздушной обороны; число радиолокационных установок и их перемещение.
Если же агент живет рядом с железной дорогой, то полезно было бы задействовать его в сборе сведений о прохождении товарных составов (воинских эшелонов). А работающему в железнодорожной сфере можно поручить сбор сведений в этой области, включающий: всевозможные расписания движения пассажирских поездов; списки телефонов различных служб управления железных дорог; схемы железных дорог; данные о грузоподъемности ж.-д. мостов; копии проектов новых строительных ж.-д. объектов; чертежи погрузочных и разгрузочных ж.-д. устройств и другую информацию, относящуюся к железной дороге.
Резидент дает указания агентам либо руководствуясь собственными тактическими соображениями, либо согласно указаниям Центра. Во времена холодной войны задания могли быть, например, такими: «Агенту № 1. Просим Вас на сегодняшней явке ввести в курс дела нашего агента № 5, сообщив ему следующее:
Крайне желательно получить отзыв специалиста об электронных приборах, выставленных на Лейпцигской ярмарке в павильонах СССР и его сателлитов. Особый интерес представляет ультракоротковолновая аппаратура. Нужно получить все имеющиеся в этой области новые проспекты и каталоги.
До сих пор нам неизвестно, снабжены ли выставленные образцы табличками, указывающими, на каком заводе эти образцы изготовлены. Просим обратить на это особое внимание.
Напоминаем, что на прошлогодней осенней ярмарке электроизмерительные приборы можно было купить прямо в павильонах. Однако покупать интересующие нас приборы через представителей тех западных государств, которые имеют развитую электротехническую промышленность, нельзя. Чтобы не вызывать подозрений, нужно попытаться приобрести советские образцы через представителей тех стран, которые приобретают высокочастотные приборы и устройства сигнализации за границей. Центр».
«Агенту № 2. Содержание: транспортировка урановой руды из Чехословакии в Россию.
До 1982 года из Чехословакии ежемесячно отправлялись один-два эшелона с урановой рудой через Бад-Шандау, Франкфурт-на-Одере в Брест.
За последние 3 года мы не располагаем новыми сведениями по данному вопросу. Просим выяснить у источников во Франкфурте-на-Одере и в Бад-Шандау, не известно ли им что-либо об изменении маршрута этих транспортов. Если известно, то получить у них необходимые данные о перевозках урановой руды. Центр».
«Агенту № 3. Содержание: производство высококачественного поливинилхлорида на предприятиях в Школау, Вольфене и Биттерфельде.
Производство поливинилхлорида на заводах бывшего концерна «ИГ Фарбениндустри», ныне принадлежащих фирме САГ в Средней Германии (где, кроме того, вырабатывается синтетический каучук типа «Буна-Н»), составляет 250 тонн в месяц, т. е. равно количеству продукции, выпускаемой в Соединенных Штатах, и превышает соответствующие цифры любого другого государства Европы и Британского содружества наций, а также концерна «Гюльс». Вся продукция заводов САГ реализуется на западноевропейском рынке за швейцарские франки или американские доллары. Первоначально поливинилхлорид доставляется фирмам в Антверпене или Амстердаме, а оттуда под названием «игелит» пересылается прямо потребителю или посреднической фирме.
Просим установить количество месячной продукции поливинилхлорида, вырабатываемого на отдельных заводах в ГДР с начала 1979 года, употребительные торговые наименования и данные о качестве поливинилхлорида, а также сообщить, какое количество поливинилхлорида было поставлено за последний год через другие государства (особенно через Бельгию и Голландию) в Южную Америку и страны Дальнего Востока.
Представляют интерес сообщения о поставке любых химикалиев и фармацевтических средств из СССР и его сателлитов в Южную Америку и на Дальний Восток.
Необходимо выяснить возможность получения информации об имеющихся складах продукции, кроме вышеназванных предприятий САГ, особенно в центральных предприятиях оптовой торговли «Резина и асбест» и в управлениях внешней торговли «Химия».
Просим доложить о накопленном в этой области опыте и о возможностях дальнейшей работы. Просьба опросить нашего агента № 8 по вышеуказанным пунктам и выяснить его точку зрения по данному вопросу. Центр».
«Агенту № 4. Содержание: Указание по приобретению источников в экономике и на транспорте.
Необходимо принять меры к приобретению источников в экономике и на транспорте. В приложении посылаем список, где указаны предприятия и учреждения, представляющие интерес для экономической разведки (соответственно разведки на транспорте).
Следует обратить внимание на то, что на объектах, помеченных в списке значком *, следует иметь агентуру лишь до тех пор, пока Центр не приобретет соответствующих источников в министерстве или статс-секретариате». (См. Приложение 1.)

 


Задачи разведки перед началом боевых действий (войны)
Перед началом боевых действий (войны) разведслужбы собирают максимально полную общую информацию о потенциальном противнике, в том числе следующую:
1. Общие сведения о стране противника. Географическое положение. Границы. История. Правительство и органы управления.
2. Характеристика страны. Рельеф. Почвы. Растительность. Климат. Водное хозяйство (описание рек, озер, каналов).
3. Население. Национальный состав, язык, обычаи. Распределение населения. Плотность населения. Здравоохранение. Структура общества.
4. Экономика. Земледелие. Промышленность. Торговля и ремесла. Горное дело. Рыбное хозяйство.
5. Транспорт. Железные дороги. Шоссейные дороги. Порты. Речные пути.
6. Военная география (подробное описание по регионам).
7. Вооруженные силы. Сухопутные силы: боевая задача, долговременные оборонительные сооружения, военные объекты, снабжение. Военно-морские силы: боевая задача, флот, сооружения береговой обороны, военно-морская авиация, снабжение. Военно-воздушные силы: дислокация, боевая задача, типы военных самолетов, наземные сооружения (перечень аэродромов и больших посадочных площадок), снабжение.
8. Отдельная информация. Биографические данные о лицах, занимающих ключевые посты в правительстве. Перечень электростанций и данные о них. Перечень главных телефонных и телеграфных линий. Денежная система. Система мер и весов. Состояние береговой линии (пригодность для проведения десантных операций).

Приложение 1

Кто такой агент ЦРУ?


Часть информации о стране и ее лидерах обычно может быть взята из открытых источников — различных справочников, атласов (карт) и др.; остальные сведения собираются как профессиональными разведчиками, так и завербованными агентами из числа местных жителей. Задания по сбору информации местные агенты получают от оперативных сотрудников ЦРУ или от связных.

 


Примерный перечень заданий агенту на территории противника во время ведения боевых действий
После начала военных действий задачи разведки несколько конкретизируются, и обязанности агентов, действующих на территории противника при ведении боевых действий, могут быть следующими:
• Фиксировать все передвижения войск и грузов противника по железным, шоссейными грунтовым дорогам, особенно там, где ограничена возможность действия воздушной разведки (при этом важно определять род войск, особые приметы и национальную принадлежность частей).
• Фиксировать номера автомашин и эшелонов, направление их движения, время следования, количество и характер боевой техники.
• Выяснять расположение баз снабжения и ремонтных мастерских на железных дорогах противника; следить за крупными транспортными перевозками по железными шоссейным дорогам. Уточнять места сосредоточения железнодорожного порожняка и эшелонов.
• Фиксировать результаты налетов своей авиации на железнодорожные линии, шоссе, мосты, крупные телеграфные узлы и т. п.; выяснять потери противника; наблюдать за восстановительными работами после бомбардировок.
• Определять, где сооружаются новые мосты, наводятся крупные паромные переправы, строятся новые железнодорожные ветки, шоссе и т. д.
• Устанавливать точное местоположение, наименование, численность, род войск и нумерацию частей. Определять места расположения оперативных резервов противника (род войск, национальная принадлежность).

• Устанавливать места расположения крупных складов горючего, боеприпасов, продовольствия, определять ориентиры, по которым авиация смогла бы их обнаружить с воздуха, несмотря на маскировку.
• Выяснять сведения об оборонительных рубежах, оборудовании их в инженерном отношении, вооружении. Сообщать о приготовлениях противника к строительству новых оборонительных сооружений.
• Устанавливать места расположения аэродромов противника, количество и типы самолетов (как постоянно, так и временно базирующихся на конкретном аэродроме), аэродромного оборудования, вспомогательных и специальных автомашин, запасов горючего и масла, а также наземной и противовоздушной обороны аэродромов; следить за изменениями в расположении и оборудовании аэродромов противника после их бомбардировки или реконструкции.
• Устанавливать в городах и крупных населенных пунктах количество войск в гарнизонах, численность по родам войск, наименование, нумерацию, систему противовоздушной обороны войск, складов и мастерских военной промышленности, высшей военной и гражданской администрации, выявлять командные пункты высших воинских начальников противника.
• Обнаруживать новые формирования противника и центры их обучения.
• Собирать сведения обо всех военно-экономических мероприятиях. При этом особое внимание обращать на уровень производства военной промышленности (заводы по производству вооружения, энергетические предприятия, предприятия основных отраслей химической промышленности и гидролизные заводы), на новинки оборудования, особенно в области новых видов оружия и военной техники.
• Наблюдать за складами отравляющих веществ, за подготовительными мероприятиями противника к газовой войне. Предпринимать действия по захвату образцов отравляющих веществ, противогазов и других защитных средств, а также любых образцов новых видов вооружения.
• Наблюдать за настроением, дисциплиной и физическим состоянием тыловых частей противника. Выяснять, какие факты можно использовать для пропаганды среди солдат разных национальностей.
• Устанавливать, как распределяются людские резервы между различными отраслями экономики, с одной стороны, и вооруженными силами и вспомогательными военными формированиями — с другой.
• Следить за проведением полицейских, а также внутри — и внешнеполитических мероприятий и за воздействием этих мероприятий на население.
• Интересоваться вопросами снабжения населения продуктами.
• Вести метеорологические наблюдения на оккупированной территории.
• Выяснять потери среди населения от воздушных налетов и наблюдать за отношением населения к правительству.
Понятно, что для сбора информации по всем вышеуказанным пунктам нужна столь многочисленная и широко разветвленная агентурная сеть, создать которую какой-либо резидентуре вряд ли удастся. Но на практике, от резидентуры обычно и не требуется охват всего мыслимого спектра разведывательных задач, обычно работа идет по определенным направлениям, которые выбирает резидент, получающий указания из Центра.

Помощь из Центра
Как бы хорошо ни был подготовлен агент, но быть одинаково качественно подготовленным во всех областях он будет не в состоянии. Поэтому на практике у работающего за рубежом агента могут возникнуть какие-то проблемы, с которыми ему самостоятельно справиться будет сложно, но он в любой момент может обратиться в Центр, откуда всегда сможет оперативно получить квалифицированную помощь.
Так, учебный отдел ЦРУ в Лэнгли имеет сотрудников, знающих многие (практически все) иностранные языки. Эти специалисты разъезжают по всему миру и проводят по просьбе резидентур специализированное обучение агентов на месте. Персонал отдела оперативной техники также выезжает куда нужно (на вскрытия сейфов, проникновения в закрытые помещения и открытия замков) и занимается обучением агентов на местах, равно как и отдел связи, отвечающий за обучение агентов пользованию радиотехническими средствами и криптографическими материалами. Собственно, по просьбе резидентуры в какой-либо помощи из штаб-квартиры, оттуда в любую точку мира может прибыть специалист по любому вопросу. Но оперативный работник, по крайней мере, должен четко представлять, какой специалист или какая техника ему нужны, и грамотно составлять заявку.

Прикрытие
Прикрытие, или «крыша», имеет прямое отношение к обеспечению оперативной безопасности, поскольку оно является вымыслом, предназначенным для того, чтобы придать тайной операции видимость законной. Какая-нибудь организация может служить «крышей» для механизма финансирования: судоходная компания — «крышей» для морских операций; авиалиния — прикрытием для оказания поддержки полувоенным операциям; законная деловая деятельность может служить официальным прикрытием для сотрудника ЦРУ в иностранном государстве; государственный департамент, министерство обороны и Администрация международного сотрудничества — «крышей» для сотрудников ЦРУ.
Американские корпорации, действующие за рубежом, давно сотрудничают в предоставлении должностей ЦРУ. В этой связи можно привести два примера такого рода:
• «Роберт Муллен энд К°» — вашингтонский рекламный концерн, в котором работал Говард Хант после ухода из ЦРУ и до проникновения в национальную штаб-квартиру демократической партии. Глава концерна Муллен обеспечивал агентов ЦРУ «крышами» в Стокгольме, Мехико и Сингапуре, а в 1971 году создал совместно с ЦРУ филиал под названием «Интерпрогресс». Согласно секретному документу управления, включенному в свидетельства юридической комиссии палаты представителей, по меньшей мере два зарубежных источника (ЦРУ) имели касательство к приему этой компании в качестве филиала концерна «Роберт Муллен энд К°»;
• «Сайколоджикал ассесмент ассошиэйтс» — вашингтонская консультативная фирма по вопросам психологии, специализирующаяся на исследованиях и анализе поведения. По признанию ее президента Джона Гиттинджера, большую часть деловых операций компании после ее основания в 1957 году тремя бывшими психологами ЦРУ составляют контракты управления. Фирма имеет двух представителей в Гонконге.

Главные технические дисциплины
Техническая программа обучения в школе ЦРУ обширна и разнообразна. Несколько недель занятий в Кэмп-Пери посвящаются интенсивным лабораторным занятиям по четырем таким важным техническим дисциплинам, как техника и приемы подслушивания, фотографирование, тайное вскрытие корреспонденции и тайнопись. Операции по подслушиванию включают запись телефонных переговоров и установку различных устройств для тайного наблюдения. Наиболее распространенным и надежным способом записи телефонных переговоров является подключение соответствующей аппаратуры на телефонной станции — иногда агентом в одностороннем порядке, но чаще всего местной взаимодействующей службой безопасности. Однако при определенных условиях более целесообразно подключаться к линии связи где-то между интересующим абонентом и телефонной станцией. Имеются также совсем миниатюрные радиопередатчики, которые можно легко и быстро устанавливать внутри телефонного аппарата, а отдел оперативной техники разработал передатчик величиной с карандаш, который можно прикрепить к проводам вне комнаты, где находится интересующий телефон; такой передатчик передаст телефонные переговоры, а соответствующий радиоприемник примет их на посту подслушивания, находящемся недалеко от объекта.
Телефонные аппараты и телефонная проводка могут быть весьма ценными каналами «проникновения» в помещения, где находятся эти телефоны. Для этого необходимо активизировать микрофон в телефонной трубке, и он будет воспринимать все происходящие в комнате разговоры, даже если трубка находится на аппарате, и передавать их по телефонным проводам. Этот прием называется «горячий микрофон».
Простейшей и наиболее надежной операцией является одновременное использование микрофона и провода; она заключается в том, что скрытно размещенный в интересующей агента комнате микрофон соединяется проводом с пунктом подслушивания, где подслушиваемые разговоры записываются через усилитель на магнитную пленку. Однако этот прием небезопасен, поскольку по проводу могут обнаружить пункт подслушивания со всеми вытекающими отсюда неприятными последствиями. Поэтому систему микрофон — провод можно подсоединить к скрытому миниатюрному радиопередатчику, который передаст все происходящие в комнате разговоры на пост подслушивания. В таком случае пост подслушивания обнаружен быть не может. Передатчики можно питать либо от электросети, либо от батарей.
Иногда радиопередатчики подключаются к токонесущим проводам, и радиопередача в таких случаях ведется не в эфир, а по электропроводам, которыми связаны жилые комплексы. Этот способ очень удобен для включения и выключения передатчика, который имеет неограниченные источники энергопитания, но в данном случае осложняется вопрос размещения постов подслушивания, так как передаваемые по электропроводам радиосигналы не проходят через силовые трансформаторы.
Установка подслушивающих устройств часто требует сверления отверстий в стене, полу или потолке, для чего создано большое разнообразие сверл, в том числе с алмазными наконечниками.
Курсанты проводят много времени в тренировках по установке таких микрофонов. Они сверлят в полу, стенах или потолке специальные отверстия, размеры которых должны точно соответствовать диаметру микрофона, позволяя, с одной стороны, проходить в него микрофону, а с другой — обеспечивать плотное прилегание того к стенкам преграды. При этом непосредственный выход слухового отверстия в комнату, где предполагается вести подслушивание, осуществляется другим, очень маленьким, диаметром. Это крошечное отверстие будет незаметно со стороны, но вместе с тем позволит чувствительному микрофону улавливать все звуки в прослушиваемой комнате.
Такое сверление — довольно сложное дело и приобрести соответствующие навыки курсант может только при наличии большой практики. На деле даже опытные специалисты из отдела оперативной техники иногда допускали ошибки и высверливали слишком заметные отверстия. Сверление отверстий нужных размеров для подобных целей требует точного расчета и огромного терпения.

Часто тайно установленные подслушивающие средства требуется замаскировать, и отдел оперативной техники располагает для этого специальными сумками с набором алебастра и красок. Сюда входит быстросохнущий алебастр, около пятидесяти цветных пластинок с формулами для их смешивания, чтобы получать нужный колер, плюс быстросохнущие краски без запаха.
В оборудование поста подслушивания телефонных переговоров обычно входят специальный магнитофон и включающее устройство, которое пускает магнитофон на запись, как только зазвонит телефон или будет снята трубка с аппарата. Номера, набираемые с подслушиваемого телефонного аппарата, регистрируются на бумажной ленте. Некоторые посты подслушивания могут быть оборудованы радиоприемниками частотной модуляции (образца SRR-4) с диапазоном от 50 до 200 мегагерц, головными телефонами и различными магнитофонами. Для приведения в действие переключателя подслушивающего устройства на посту подслушивания имеется полевой переносный радиопередатчик, который работает для включения на одной частоте, а для выключения — на другой.
Планы исследований и разработок радиотехнического отделения отдела оперативной техники направлены на усовершенствование имеющихся средств, таких, например, как система переключателей, и на разработку сверхминиатюрных микрофонов и передатчиков для вмонтирования их в такие безобидные предметы, как электрические выключатели и розетки, а также на создание новых технических устройств. Одним из новшеств является активация микрофона телефонной трубки (вариант «горячего микрофона») путем направления электрических импульсов по проводам к телефонному аппарату, что избавляет от необходимости устанавливать приспособление в самом телефонном аппарате. Другим техническим приемом является использование инфракрасных лучей: направленные лучи отражаются от оконных стекол и несут на себе обратно в специальные приемники все звуки, издаваемые в комнате за стеклами окон, в том числе и разговоры. Этот принцип основан на улавливании вибрации стекол от голосов.
Еще одной технической новинкой стало использование резонаторных микрофонов. Резонаторный микрофон представляет собой простой, по форме напоминающий блесну пластиковый предмет, который может быть активирован радиоволной определенной частоты. «Блесна» реагирует, испуская радиосигналы, которые несут на себе голосовые вибрации из помещения, улавливаемые соответствующим приемником.
На практических занятиях по фотографии курсанты «фермы» пользуются различными камерами как для общего фотографирования, так и для фотографирования документов. Подробно рассматриваются камеры (с 35-мм пленкой) типа «Экзакта», «Лейка» и «Пентакс» (они являются особо любимыми аппаратами инструкторов Кэмп-Пери), а также тщательно изучается миниатюрный «Минокс», который широко популярен среди секретных агентов.
Курсанты учатся изготовлению «мягкой» фотопленки (снятием с помощью специального способа верхнего желатинового слоя фотопленки с отснятыми кадрами): такая фотопленка занимает гораздо меньше места, чем обыкновенная, кроме того, она во много раз легче нормальной фотопленки, поэтому «мягкую» фотопленку легко спрятать, пересылать.
Курсанты также практикуются в скрытом фотографировании, используя камеры, которые могут быть незаметно вмонтированы в портфели, или в безобидный сверток, или даже под рубашкой с выводом объектива на галстук в виде булавки. В затемненных лабораториях курсанты тренируются в подборе пленок, бумаги и в приготовлении проявляющих и закрепляющих растворов. В ходе практических занятий каждый из слушателей производит фотографирование документов и различных объектов вне помещений, проявление пленок и изготовление фотоснимков.
В течение недели курсанты учатся вскрывать и запечатывать корреспонденцию, не оставляя следов. Они практикуются во вскрытии писем и других почтовых отправлений, а также дипломатических вализ. Для этого они пользуются горячими пластинками, металлическими чайниками и различной формы инструментами из кости. Однако наиболее эффективный прием получается при использовании специального приспособления, напоминающего миниатюрный столик размерами с обычный портфель с плоской поверхностью, подогреваемой горячим паром, который обеспечивается обогревательным элементом, заключенным в пенистую резину. Пар образуется от сырой промокательной бумаги, которую кладут на подогретую поверхность столика, а конверты, положенные на эту промокательную бумагу, раскрываются буквально через несколько секунд. Процесс завершается тщательным запечатыванием конвертов с помощью ватных тампонов и чистого прозрачного клея.
Тайнопись является средством связи, используемым для скрытия донесения, вписанного между строчек безобидного письма или какого-либо иного открытого документа. Средства тайнописи разделяются на мокрые, углеродистые и микроточечные. В мокрых системах тайнописи обычно используются химикаты, замаскированные под таблетки, которые растворяются в воде, образуя невидимые чернила. Тайное донесение записывается на листе бумаги предпочтительно высокого качества тонким и длинным, заостренным бритвой деревянным острием, пропитанным приготовленным составом — невидимыми чернилами. До и после написания донесения лист бумаги с обеих сторон и во всех четырех направлениях необходимо осторожно разгладить мягкой материей, чтобы скрыть тайнопись в текстуре бумаги. Затем лист бумаги с написанным на нем секретным донесением подвергают действию пара, зажимают между листами толстой книги и, после того как он высохнет и если не будет заметно никаких следов тайнописи под ультрафиолетовыми лучами или обычным светом, на нем пишут открытое письмо или какое-нибудь безобидное сообщение.
Углеродистая (сухая) система заключается в использовании высокого качества обычной бумаги, пропитанной специальными химикатами. На чистый лист бумаги кладут пропитанный химикатами лист, затем еще один чистый лист, на котором пишут секретное донесение. При должном нажиме карандаша часть химического состава из пропитанного листа переходит на нижний лист. Затем на обратной стороне нижнего листа пишется открытый текст или какое-нибудь сообщение. По получении такого письма адресат — агент — обрабатывает соответствующую сторону листа специальным химикатом и таким образом проявляет запись, сделанную тайнописью.
Микроточечная система тайнописи осуществляется с помощью небольшого по размерам комплекта фотооборудования, которое позволяет сфотографировать обычную страницу документа на часть кадра площадью не более точки над буквой «i». Эта микроточка наклеивается на точку над буквой «i» в открытом письме. Хотя наличие такого фотооборудования будет (при неудачном для агента стечении обстоятельств) достоверной уликой для контрразведчиков противника, микроточечная система является очень надежным приемом тайнописи, которую практически невозможно обнаружить случайно. С другой стороны, это очень утомительный процесс, а чтение донесений возможно только с помощью микроскопа.
Секретные донесения составляются либо открытым текстом, либо кодируются для большей надежности. Отделение тайнописи в отделе оперативной техники ЦРУ ведет непрерывную работу по выявлению деталей почтовой цензуры, практикуемой в большинстве иностранных государств, чтобы обеспечивать надежность тайнописи своих агентов. Агентурная обстановка, в которой работает тот или иной агент, определяет прочие детали обеспечения связи средствами тайнописи: будет ли открытое письмо с тайным донесением отправлено через национальную или международную почтовую службу; в адрес ли почтового ящика или в адрес вспомогательного агента; с фальшивым или реальным обратным адресом или вообще без него; каково будет содержание открытого письма; нужно ли поставить на нем сигналы, указывающие на безопасность, или не ставить таковых, что будет указывать на то, что письмо писалось под контролем враждебной службы безопасности.
Отделением тайнописи разработаны также приемы проявления тайнописи в заподозренных почтовых отправлениях. Один из приемов заключается в том, что подозрительное письмо кладут между двумя обработанными горячим паром листами бумаги и всё это закладывают в специальный пресс. При соответствующем нажиме часть химического состава тайнописи перейдет на обработанные паром листы бумаги, которые подвергают затем обработке химикатами в целях их проявления, а подозрительное письмо возвращают на место без каких-либо следов, указывающих на то, что кто-то пытался что-то с ним сделать.
Вскрытие замков и проникновение в закрытые помещения являются обязательной темой практических занятий в Кэмп-Пери — ведь путь добычи информации может пролегать в том числе и через кражу со взломом.
Замки взламывают или отпирают путем отжима ригеля и с помощью подобранного ключа, отмычки.
На тренировке изучают механизмы замков: с одной сувальдой, с несколькими и цилиндровых. Сначала знакомятся с устройством замков по чертежам и рисункам. Потом производятся попытки отпирания замков ключами: подлинным, сходными с ним, отмычками и путем утопления ригеля. Для данной тренировки используются специально приспособленные учебные замки со съемными или прозрачными крышками, позволяющими курсантам наблюдать устройство и работу запорного механизма. Так, во внутренних замках ригель может быть выдвинут из короба или утоплен в короб.
Задача тренировок в Кэмп-Пери на предмет, каким способом и с помощью каких орудий и приемов преграда может быть взломана, решается на учебных макетах: частях дверей, обвязок ее филёнок, коробки; частей форточек, дверей, крышек, ящиков; частей потолочных перекрытий, легких перегородок, полов; запоров: задвижек, закладок, заверток, засовов и пр., укрепленных на соответствующих частях дверей, крышек, ставень и пр.; замков разных конструкций, находящихся на частях дверей, крышек и т. п.; навесных замков, находящихся на различных запорах; частей решеток и др. Каждый макет отображает какой-то один или комбинацию из нескольких способов преодоления данной преграды: разрушение, отжим детали, применение отмычки, отжим ригеля замка, перепиливание дужки и т. д.

Преграда осматривается сначала в целом. Это необходимо для того, чтобы получить общее представление о ее конструкции и сделать предположение о возможных способах взлома. Затем изучается состояние преграды в свете ее уязвимых мест. После этого обращаются к подбору орудий взлома. Изучив конструкцию и состояние преграды, составляют представление о последовательности действий по взлому.
Через окно, например, можно проникнуть путем отжима вставной рамы; прутья металлической решетки на окне могут быть разжаты или вырваны из гнезд крепления.
Инструкторы из отдела оперативной техники также показывают курсантам применяемые ими приемы вскрытия сейфов. Однако такие операции обычно требуют настолько высокой квалификации, что специалисты отдела часто сами выезжают в те страны, где появляется потребность в их мастерстве. Рядовым же агентам нужны только основные навыки, необходимые в повседневной работе, и общее представление об этих сложных специальных приемах, чтобы учитывать такие возможности при планировании операции, и при надобности дать в Центр соответствующий запрос на специалистов из отдела оперативной техники.

Тренировки операций по вербовке
Большое внимание в Кэмп-Пери уделяется обучению курсантов искусству вербовки нужных для работы людей. Курсантам объясняют, что чаще всего работа по созданию агентурной сети ЦРУ в определенной стране не ограничивается засылкой туда одних лишь агентов-профессионалов. Иногда из всей агентурной сети только резидент является кадровым сотрудником ЦРУ, остальные агенты являются завербованными местными жителями, а дополнительные «кадры» резидентуры при необходимости должны быть доукомплектованы на месте путем вербовки отдельных граждан из числа местного населения. Но такую работу резидент обычно проводит не лично, а через имеющихся агентов-вербовщиков, перед которыми он (или его заместитель) ставит такую задачу.
Работа резидентуры — процесс динамичный, у ЦРУ постоянно возникают новые цели и задачи, нужны новые сведения, поэтому у резидента обычно существует постоянная необходимость в вербовке новых агентов.
Оперативные сотрудники резидентуры должны постоянно искать новых агентов, чтобы активизировать уже проводимые операции и предпринимать новые, более эффективные. Такой поиск (который при благоприятном результате завершается вербовкой) состоит из выявления кандидата, его разработки и оценки.
Выявление кандидата в агенты — это деятельность, направленная на поиск потенциального агента и определения его потенциальных возможностей. Разработка кандидата — это постепенное изучение потенциального агента и проверка его личных способностей и возможностей, а оценка кандидата — это определение возможностей наиболее эффективного использования потенциального агента. Если после тщательного анализа всех имеющихся данных о потенциальном агенте будет принято позитивное решение относительно его вербовки, то проводится официальная процедура проверки благонадежности кандидата через штаб-квартиру. Вербовка агента может осуществляться различными приемами, часто предопределяемыми видом операции, для которой предназначается данный агент, и самим ходом разработки кандидата.
В некоторых случаях вербовка проводится от имени ЦРУ, особенно если кандидатами являются американские граждане или высокопоставленные персоны, вербуемые для психологических и полувоенных операций. Однако нередко вербовка предпринимается без четкого указания на того, кто в ней заинтересован; кандидату просто предоставляется возможность предположить, что он вербуется для ЦРУ. В других случаях более целесообразно действовать «под чужим флагом», так чтобы объект вербовки пришел к заключению, что речь идет о какой-то другой службе или ведомстве. Принудительная вербовка, скажем, члена коммунистической партии в какой-нибудь слаборазвитой стране (под угрозой, якобы исходящей от местной службы безопасности) может оказаться для начала более эффективным приемом, чем раскрытие ЦРУ как истинного организатора вербовки. Позднее, когда приобретут силу финансовые и другие средства контроля над агентом, завербованному можно постепенно раскрыть его подлинного хозяина.
Обычно агенты-вербовщики ведут работу с кандидатами на вербовку, которых им поставляют наводчики. Вербовщики проверяют данные, сообщенные наводчиками, собирают новые, более детальные сведения о кандидатах. Вербовщики, не привлекая внимания, незаметно принимаются за своих «подопечных». Они интересуются привычками фигурантов, их образом жизни, пороками и слабостями, политическим мировоззрением, отношением к правительству и существующему строю. Вербовщики интересуются и тем, не проявляют ли эти люди недовольства условиями жизни в стране и происходящими там событиями, т. е. не являются ли они потенциальными или реальными диссидентами (инакомыслящими). Понятно, что легче вербовать человека, который недоволен не только своим положением, но и вообще положением дел в стране.

Признаки диссидента
Признаками диссидента можно считать:
1. Постоянные жалобы начальству, журналистам или различного рода депутатам на трудные бытовые условия, несправедливое обращение, «зажим» критики и другие факторы.
2. Частые попытки обращения «через голову» (минуя непосредственного начальника) в вышестоящие организации, чтобы рассказать там о своих бедах.
3. Участие в неразрешенных собраниях, создание групп для выражения коллективных протестов, участие в демонстрациях, симуляция болезней в рабочее время.
4. Частые незначительные акты неповиновения или дерзости, например, нарочито медленное выполнение распоряжений руководства (саботаж).
5. Посещение помещений гражданских экстремистов или пребывание на их митингах.
6. Распространение подпольных газет и листовок.
7. Диссидентские надписи, выполняемые тайком на зданиях, передвижных средствах, имуществе.
8. Уничтожение или порча государственного имущества.
9. Демонстративное пренебрежение к символам власти, например отказ в общественных местах вставать и снимать головной убор при публичном исполнении государственного гимна.
10. Раздувание на работе мелких инцидентов, преувеличение их с целью вызвать недовольство коллег, распространение тревожных слухов, провоцирование конфликтов.
11. Антиправительственная агитация. Говоря о диссидентах, следует оговориться, что если, с одной стороны, диссидент удобен для вербовки, то с другой — такой человек может уже находиться под наблюдением местных «компетентных органов», так что работа с инакомыслящим — палка о двух концах.
В любом случае вербовщик тщательно присматривается к потенциальному кандидату, а затем докладывает резиденту (или его заместителю) свое мнение в отношении целесообразности использования данного лица для дальнейшей его разработки.



Особенности черт характера вербуемого
Для проведения успешной вербовки агенту следует вникнуть в характер вербуемого и выяснить его возможные недостатки и пороки, в основе которых чаще всего лежат индивидуальные черты характера. И именно распознание характера вербуемого и выявление его недостатков позволят агенту-вербовщику со значительной долей вероятности предвидеть его поведение и тем самым корректировать ожидаемые поступки. В характере выступает его индивидуальное своеобразие, порождаемое разнообразными жизненными ситуациями, в которых протекает социализация субъекта, его воспитание и вместе с тем зависящее от природных предпосылок развитие индивидуальности. Среди множества черт характера вербуемого некоторые выступают как ведущие, другие — как второстепенные, обусловленные развитием ведущих свойств. При этом они могут и гармонировать, и резко контрастировать с ведущими свойствами, что образует цельные или более противоречивые характеры. Проявляясь в деятельности, характер в ней формируется, обнаруживая зависимость как от ее содержания и личностного смысла для вербуемого, так и от ее реальной, объективно оцениваемой успешности и от субъективного отношения вербуемого к своим успехам и неудачам, характер проявляется в системе отношений человека к окружающей действительности; в отношении к другим людям (общительность или замкнутость), правдивость или лживость, тактичность или грубость и т. д.; в отношении к делу (ответственность или недобросовестность, трудолюбие или леность и т. д.); в отношении к себе (скромность или самовлюбленность, самокритичность или самоуверенность, гордость или приниженность); в отношении к собственности (щедрость или жадность, бережливость или расточительность, аккуратность или неряшливость).
Методы вербовки, основанные на использовании человеческих пороков, слабостей и желаний, были разработаны еще до нашей эры в Китае. Так, китайский военный теоретик Сунь-Цзы (VI–V вв. до н. э.) дает следующие рекомендации по вербовке чиновников в стане врага: «Среди чиновников противника есть люди умные, но потерявшие должность; есть люди провинившиеся в чем-либо и подвергшиеся за это наказаниям; есть любимцы, жадные до богатства; есть люди, поставленные на низшие должности; есть люди, не выполнившие возложенных на них поручений; есть люди, стремящиеся приобрести более широкое поле для приложения своих способностей, пользуясь несчастьем других; есть люди, склонные к хитрости и обману, двоедушные.
С такими людьми надлежит тайно вступить в шпионские сношения, щедро одарить их, привязать их к себе и через них узнавать о положении в их стране, разведывать о планах против себя, а также заставлять их сеять рознь между их государем и его вассалами».
О вербовке же внутренних шпионов среди местного населения сказано так: «Когда местные жители не получают чинов и жалованья, чувство долга у них очень слабое. Если обласкать их своими милостями, они, привлеченные этими милостями, расскажут о слабых и сильных местах противника. Низменных из них можно прельстить деньгами и драгоценностями; другим можно внушить, что они и есть те самые правители, которые в случае, если они будут у власти, будут полезны для народа; третьих можно заставить говорить, припугнув их своей силой. Это значит пользоваться жадностью и отсутствием чувства долга. Среди местных жителей могут найтись и благородные, которые потерпели неудачи и скрываются. Такие люди стремятся проявить свои таланты, получать чины и жалованье. У таких людей можно пользоваться их честолюбием».

С тех пор прошли многие века, но человеческая натура не изменилась, и все людские пороки остались такими же. Курсантам указывают на наиболее перспективные из них (с точки зрения вербовки) и дают им общие характеристики, которые представлены ниже.
Зависть — неприязненно-враждебное чувство досады по отношению к успехам, популярности, моральному превосходству или преимущественному положению другого лица. Зависть возникает на основе себялюбия и связанных с ним честолюбия и тщеславия.
Тщеславие — социальное и моральное чувство, проявляющееся как мотив действий, совершаемых ради завоевания славы, привлечения всеобщего внимания, с целью вызвать восхищение и зависть со стороны окружающих. Когда подобные мотивы становятся характерными для повседневного поведения того или иного человека, тщеславие приобретает значение морального качества личности, которое имеет индивидуалистический характер. Тщеславный человек полностью утрачивает способность оценивать свои поступки с точки зрения их общественного значения. Последнее он учитывает лишь постольку, поскольку это отвечает его жажде славы. Такой человек вообще не способен самостоятельно оценивать существо своих действий, его интересует лишь внешний эффект, привлекающий внимание окружающих. Тщеславие представляет собой преувеличенную меру самолюбия, когда изначальное стремление быть «ничем не хуже других» перерастает в желание казаться лучше других.
Зазнайство — моральное качество, характеризующее поведение человека, который утратил критическое отношение к себе, переоценивает свои способности и достоинства, перестал считаться с мнением окружающих, отвергает без достаточных оснований общепризнанные представления в той или иной области знания и культуры. Как правило, зазнайство возникает у людей на почве достигнутых в прошлом успехов (действительных или мнимых), к нему склонны люди с преувеличенным самолюбием, тщеславием и самомнением.
Высокомерие — моральное качество, характеризующее неуважительно-презрительное, надменное отношение к другим людям (к отдельным личностям, определенным социальным слоям или людям вообще), связанное с преувеличением своих собственных достоинств и себялюбием.
Трусость — чувство, которое является слабым местом эгоистов, если им что-то угрожает. Кроме того, в этих случаях, особенно если они чувствуют за собой вину, применение шантажа бывает особенно эффективным.
Лень — отсутствие желания работать. Как ни странно, но это очень сильное качество, и предложение ленивому человеку более легкой работы в сочетании с более высокой должностью легко подкупает его.
Гневливость — регулярное впадание в состояние сильного возмущения. В этом состоянии человек перестает себя контролировать, его поступки переходят черту разумного и он легко становится игрушкой в руках более спокойного, с трезвым разумом человека.
Если при имеющихся недостатках человек окажется еще и подвержен внушению, то работа вербовщика может оказаться особо эффективной. Следует сказать, что степень восприимчивости к внушению определяется субъективной готовностью человека подвергнуться и подчиниться внушающему воздействию. Внушаемость является характеристикой вербуемого, зависимой от ситуативных и личностных факторов. К числу свойств личности, благоприятствующих повышенной внушаемости, относятся неуверенность в себе, низкая самооценка, чувство собственной неполноценности, покорность, робость, стеснительность, доверчивость, тревожность, повышенная эмоциональность, впечатлительность, слабость логического мышления, медленный темп психической деятельности.
Можно выделить следующие ситуативные факторы, влияющие на повышение индивидуальной внушаемости: психофизическое состояние вербуемого (при покое и релаксации внушаемость возрастает так же, как и при сильном эмоциональном возбуждении, утомлении, стрессе); низкий уровень осведомленности, компетентности в обсуждаемом вопросе или выполняемом виде деятельности; малая степень его значимости для личности; дефицит времени для принятия решения.
Практический опыт работы агентов-вербовщиков показывает, что к числу качеств, способствующих вербовке, относятся, помимо вышеперечисленных, следующие: эмоциональная неустойчивость; разочарованность в своих способностях и возможностях; острое недовольство служебным или материальным положением; лживость; недисциплинированность; неаккуратность; безответственность; крайний эгоизм; склонность к поиску радости или забвения в наркотиках, острых ощущениях; хвастовство, стремление казаться значительнее, чем есть, «пускать пыль в глаза»; неумение предвидеть последствия своих поступков; завышенная самооценка собственного «Я», своих возможностей контролировать людей и ситуацию.
Из вышесказанного вовсе не следует, что вербуемый должен состоять из одних пороков и быть страшен как смертный грех. Нет, это может быть самый обычный человек, но поставленный в такую ситуацию, когда вербовка для него — меньшее из тех зол, которые могут ожидать его в будущем при отказе сотрудничать с ЦРУ.
Конечно лучше, если человек принимает решение работать на управление «по зову сердца», но в любом случае что-то (или кто-то) должно его подтолкнуть к такому шагу, и задача вербовщика ЦРУ — помочь человеку сделать этот шаг.

Диагностика
Хотя большая часть сведений о кандидате на вербовку собирается агентом в ходе тщательного отбора различной информации о нем из разных источников, но определенное представление о фигуранте можно составить из его манеры держаться и говорить, маленьких особенностей поведения.
Часть информации может быть вообще получена простым рассматриванием вербуемого, наблюдением его физиологических особенностей, проведением так называемой диагностики.
«Диагностика» на жаргоне вербовщиков означает выявление по определенным признакам, к какому из перечисленных недостатков имеет наибольшую склонность вербуемый.
Диагностика — это одно из основных искусств агентов-вербовщиков. У них имеется еще один специальный термин «cold reading» — «холодное чтение», что означает способность по внешним чертам фигуранта различать его внутренние характеристики.
У некоторых людей существуют врождённые способности считывать внутреннее состояние другого человека по его мимике и выражению лица, такими способностями должны обладать и агенты-профессионалы, к которым относятся вербовщики.
Следует сказать, что стремление выявить наличие определенного соответствия между строением тела или отдельных его частей и особенностями психики человека было свойственно всем историческим эпохам.
Люди всегда вели поиск телесных примет, которые отражали бы душевные качества их обладателя, а знание таких примет особенно интересовали «рыцарей плаща и кинжала», для которых такое знание позволяло «влезть в душу» к нужному им человеку и манипулировать им.
Эмпирическая практика, поразительная человеческая наблюдательность порой выявляли здесь самые неожиданные корреляции.
Физиогномика, френология и хирология — три основных направления, которые по внешним признакам тех или иных частей тела человека иногда позволяют выявить не только профессию субъекта, но и его внутреннюю психическую сущность. Хотя каких-то 100 %-ных выводов на их основании не всегда можно сделать, вместе с тем агенту-вербовщику для первого общего впечатления о фигуранте и этого может быть достаточно.
Физиогномика разработала систему корреляции между чертами лица человека и основными свойствами его характера, способностями и талантами, достоинствами и недостатками. Начала физиогномики находятся у истоков искусства, которое через внешние формы человеческого лица стремится уловить внутреннюю сущность изображаемого человека. Так, писатели, характеризуя своего героя, подробно описывают его внешность и черты лица.
Швейцарский ученый Гарре стал родоначальником новой науки — скарпологии (от лат. scarpo — подошвы). Он писал, что помимо прочего психические особенности человека проявляются и в походке. Гарре доказывал, что именно психика ответственна за то, как у человека стираются подошвы на обуви. Он брался узнать характер любого человека по манере того протирать подошвы.
Состояние мышечной системы и всего опорно-двигательного аппарата, манера движений, в том числе ходьбы, весьма тесно связаны с тонусом коры головного мозга и особенностями реагирования человека.
В манере ходьбы человека отражаются многие нервные заболевания. Так, недостаток циркуляции крови в головном мозге приводит к неустойчивости походки и уменьшению длины шагов. Нарушения походки указывают на психологические отклонения у человека, кажущегося на первый взгляд совершенно здоровым. Следует упомянуть и о книге русского психолога Н. Белова «Физиология типов» (1924). Говоря о выразительных свойствах внешности человека, он пишет, что социальная жизнь, предполагающая непрерывное и неизбежное общение людей между собой, вольно или невольно заставляет считаться с типичными особенностями отдельных лиц, и есть возможность распознавать многие характерные психические и физиологические особенности личности на основании внешности.
Очевидно, что нервно-психическая система развивается в соответствии с остальными частями человеческого организма. Действительно, некоторые психические особенности человека, его темперамент имеют и определенный «мимический паспорт». По складу и подвижности лица можно в определенной степени судить и о типе нервной деятельности. Недаром считается, что в глазах отражается интеллект, а в движениях рта, рисунке морщин проявляются эмоции. Существует, например, выражение «омега меланхоликов». Так, немного приподнятые и сдвинутые брови, напоминающие греческую букву «омега», свидетельствуют о чувстве скорби. «Мышцей приветливости» названа нижняя часть кругового мускула глаза. Если при улыбке он не напрягается и нижние веки не поднимаются, это довольно верный признак неискренности.

Душевное состояние физиологически всегда выражается главным образом сокращением глаз и мышц бровей. При неожиданном затруднении человек начинает испытывать какую-то неловкость в горле, которая заставляет его сделать глоток, прочистить горло или кашлянуть слегка. При удивлении и испуге человек мигает, хотя для глаз не представлялось никакой опасности. Отворачивание глаз на мгновение может служить вполне надежным симптомом того, что ваше предложение пришлось не по вкусу данному лицу. Лучи морщин вокруг глаз свидетельствуют о веселом характере, искренней смешливости.
Все эти факты, говорящие о том, что то или иное психическое состояние человека находит какое-то свое внешнее выражение, в какой-то степени подтверждают выводы физиогномики и френологии о связи между внешним обликом человека и типом его личности, характера.
Что же касается хирологии, то она обращает внимание на информационные аспекты человеческих рук и делает выводы исходя из строения кистей рук, формы пальцев, выпуклостей и впадин на ладони, а также линий и бороздок, имеющихся на ладонной поверхности. Вряд ли можно сомневаться в том, что характер трудовой деятельности часто накладывает определенный отпечаток на руки человека. Рука слесаря, пианиста, швеи — каждая из них несет признаки своей профессии. Присмотритесь внимательнее — и руки расскажут о его профессии. Возможно, что именно богатство подлинно объективной информации, которую несут руки, дало повод людям искать еще и некие дополнительные «магические» и «оккультные» знаки, определяющие не только прошлое человека, но и предсказывающие по руке его будущее (хиромантия).
Заканчивая тему, следует заметить, что хотя диагностика фигуранта довольно сложное и небыстрое дело, но владеть хотя бы ее основами необходимо, так как диагностика может (и должна) стать тем ключом, который поможет агенту открыть прямой путь к вербовке кандидата.



Проведение вербовки
Вербовщику никогда не следует явно показывать, что он хочет получить от собеседника какие-то сведения. Люди, особенно занимающие более-менее важные посты, просто откажутся разговаривать, если у них возникнет хоть малейшее подозрение в намерении добыть у них ту или иную информацию. Прежде всего следует добиться доверия и, конечно же, уметь сохранить его со стороны тех, кто используется в качестве источника информации. В этом случае можно выведать у них всё что угодно, не возбуждая подозрений.
Если вербуемый склонен к алкоголю, то агент, войдя к нему в доверие, начинает регулярно приглашать его в ресторан под различными надуманными предлогами, позволяющими агенту самому оплачивать угощение, не вызывая особых подозрений у вербуемого. Пьяный человек очень разговорчив и вполне может сказать что-то, составляющее служебную тайну. Напомнив позже ему его пьяную болтовню и посулив соответствующее вознаграждение, можно склонить его к сотрудничеству.
Для вербовки секретоносителя используются и красивые женщины-агенты, которые под каким-либо предлогом знакомятся с лицом, в отношении которого ЦРУ стало известно, что оно владеет нужной информацией.
Такое знакомство обычно происходит по заранее составленному ЦРУ плану, и часто оно обставлено как случайная встреча. В другом варианте привлекательную женщину-агента удается устроить на работу в то учреждение, где работает фигурант.
Там, работая, например, секретарем-машинисткой, она будет постоянно находиться на виду, и это должно позволить ей без особых проблем выйти на нужное лицо.
Если всё идет по плану, то агентесса, влюбляя в себя нужное лицо, исподволь заманивает его в «honey-snare» — «медовую ловушку» — и выпытывает необходимую информацию.
Умная женщина, которая мудро использует свою личную привлекательность, имеет в своем арсенале очень грозное оружие, которое иногда может быть опаснее пистолета.
Впрочем, точно так же в эту ловушку иногда попадают и сами представительницы прекрасного пола, имеющие доступ к секретным сведениям. Ну а любовь часто вынуждает человека поступать не по своей воле, а по желанию другого…
В школе ЦРУ к вопросам вербовки относятся очень серьезно, и большое внимание уделяется теме тренировок. Тренировки по проведению вербовки курсанты вначале проводят с инструкторами, а затем друг с другом, при этом один играет роль вербовщика, а другой — вербуемого, затем они меняются ролями.
Так, задание по теме «Совместные операции» может состоять, например, в том, чтобы попытаться убедить «сотрудника дружественной разведывательной службы» принять от «агента» деньги на личные расходы и начать выполнять задания ЦРУ напрямую, т. е. без ведома вышестоящих начальников этого сотрудника.
А задание по теме «Проникновение в коммунистическую (или иную) партию» включает моральную обработку вербуемого и разъяснение ему необходимости играть более активную роль в деятельности партии, которую он к тому моменту уже начал презирать.
Другое задание может состоять, например, в операции по вербовке «американского ученого, который должен участвовать в работе одной важной научной конференции». При этом основной задачей «ученого» должно быть «установление дружеских контактов с советским коллегой, который, по сведениям ЦРУ, имеет доступ к важной информации военного значения». Курсант-«агент» проводит с курсантом-«ученым» несколько встреч, на которых инструктирует его перед «поездкой», а затем выслушивает «по возвращении» его отчет.
Практические же занятия по этой теме могут носить и вполне реальный характер, т. е. курсант может получить задание попытаться «обработать» на предмет вербовки кого-либо из имеющихся на примете у ЦРУ гражданских лиц. И надо сказать, что курсантам школы ЦРУ не раз удавалось на самом деле удачно проводить вербовку.


Проверка благонадежности кандидата на вербовку
Если вербуемый соглашается постоянно работать на ЦРУ, то в архивно-учетном отделе управления на него заводят личное дело (досье), куда поступают различные предварительные документы, предоставленные резидентурой:
— отчет вербовщика о ходе вербовки с максимально полным отражением в ней процесса вербовки;
— материалы проверки и установочные данные с заполненной спецанкетой;
— рапорт вербовщика резиденту с санкцией последнего на вербовку объекта;
— автобиография завербованного;
— подписка вербуемого о согласии работать на ЦРУ.
Окончательный вопрос о том, использовать или не использовать потенциального агента, решается контрразведкой в процессе оперативной оценки вербуемого. Это неотъемлемая часть любых взаимоотношений между ЦРУ и иностранными агентами, независимо от того, какие задания мог бы выполнять тот или иной из них.
Процесс оперативной оценки начинается с момента выявления и первоначальной характеристики потенциального агента и продолжается посредством проверки имеющихся на него материалов в резидентуре и в штаб-квартире, в том числе и материалов о деятельности этого агента в прошлом.
Сотрудники в отделении оперативной оценки проводят соответствующую проверку по картотекам и после изучения представленных материалов санкционируют использование потенциального агента или отклоняют просьбу резидента. Если в ходе рассмотрения материалов не обнаружится серьезных препятствий, то отделение оперативной оценки дает временное разрешение на использование агента, имеющее силу на протяжении шести месяцев, по истечении которых оформляется оперативное разрешение, основанное на данных дополнительных проверок, произведенных резидентурой на месте и персоналом службы внешней контрразведки.
Резидентом никто из вербуемых не может быть использован на оперативной работе без предварительного одобрения того со стороны отделения оперативной оценки службы внешней контрразведки Оперативного управления. Запросы на такую оценку представляются резидентурами и оперативными группами в виде досье — документа, который в ЦРУ называют «персональная анкета», состоящего из двух частей.
В первую часть анкеты, примерно на семи страницах, вписываются основные биографические данные: имя, отчество и фамилия, дата и место рождения, фамилии и имена родителей и членов семьи, названия школ, в которых учился, хронологический перечень мест работы, сведения о супружеской жизни, военная служба, гражданство — настоящее и прошлое, членство в политических организациях, хобби, особые личные качества, употребление наркотиков или другие пороки. Эта часть анкеты не раскрывает никакого оперативного интереса или планов в отношении потенциального агента.
Вторая часть, в которой никогда не упоминаются подлинное имя агента или другие данные о нем, раскрывающие его личность, является документом примерно такого же объема, как и первая часть, и содержит подробное изложение оперативных планов использования агента.
Первая часть досье увязывается со второй посредством номерной системы; во второй части агент обычно фигурирует под установленным для него криптонимом. Во второй части излагается предназначаемое для агента задание; перечисляются средства и каналы, с помощью которых были добыты и проверены сведения об агенте, изложенные в первой части; описывается прикрытие, которым пользовался сотрудник, обнаруживший и определивший возможности потенциального агента; излагаются все варианты возможного риска и выгоды в случае привлечения вербуемого к работе. Досье ведутся на всех агентов, и их нумерация всегда начинается с числа «201», за которым следует число от пяти до восьми знаков. Раскрытие той или другой части досье не приведет к одновременной расшифровке подлинного имени агента и характера его оперативного использования.
С течением времени в досье подшиваются и хранятся приказы, распоряжения, схемы связей с этим агентом, его донесения и ценные сообщения. На донесениях и сообщениях делаются отметки об использовании материала, а на приказах и распоряжениях агенту ставится отметка о характере данных ему поручений и качестве их исполнения, в досье также вкладывается «лист поощрений и награждений».
После всесторонней проверки завербованного отделом безопасности и положительном заключении о благонадежности кандидата он принимается в ЦРУ.


Отношения между оперативным сотрудником и завербованным агентом
Отрабатывая на практических занятиях тему вербовки, курсанты разведшколы разбиваются на пары и каждый из них поочередно играет роль вербовщика, в задачу которого входит пройти со своим «подопечным» все этапы совместной деятельности, начиная с момента выявления кандидата и его вербовки и вплоть до прекращения работы с ним как агентом.
В Кэмп-Пери курсантам настойчиво доводят до сведения, что руководство завербованным агентом со стороны оперативного сотрудника имеет первостепенное значение, потому что только при хорошем руководстве можно добиться от завербованного тех действий, на которые рассчитывает оперативный сотрудник.
У каждого агента свои индивидуальные особенности, и не каждый из них проявляет готовность действовать так, как хотелось бы резидентуре; иногда приходится задабривать агента, иногда отчитывать, а иногда и просто запугивать.
Почти во всех случаях, когда завербованные агенты точно знают о своей причастности к ЦРУ, между агентом и оперативным сотрудником резидентуры устанавливаются прямые личные взаимоотношения. Поскольку наиболее эффективного контроля над агентами можно добиться путем убеждения, а не угроз, важно развитие дружеских отношений между оперативным сотрудником и агентом. Вместе с тем оперативный сотрудник должен всегда обеспечивать себе руководящую роль в этих отношениях, чтобы избежать опасности появления у агента удобной возможности использовать что-то против оперативного сотрудника.
Однако поскольку почти все операции зависят от денег, продуманное решение денежных вопросов может быть постоянно действующим фактором в установлении контроля над агентом без оскорбления его обращением с ним как с наемником. Твердое руководство действиями агентов, особенно при проведении психологических и полувоенных операций, в которых возможно широкое разнообразие альтернативных решений, в значительной мере зависит от личных качеств агента и оперативного сотрудника, поэтому двойное требование — контроль над агентом и поддержание с ним дружеских отношений — представляет собой вечную проблему. Способность устанавливать и поддерживать с людьми непредубежденные отношения является кардинальным достоинством оперативного сотрудника ЦРУ, и никто в этом не сомневается.
Предел использования агента и последующее его отстранение, то есть прекращение сотрудничества с ним, происходит тогда, когда в его услугах больше нет необходимости или когда он стал нежелателен. Это сложное и деликатное дело, могущее вызвать обиду у агента. Многое зависит от того, производится ли прекращение сотрудничества на дружественной или, наоборот, на враждебной основе, а также от причин, вызвавших эту акцию. Когда достигнута принципиальная договоренность с агентом о прекращении с ним оперативных взаимоотношений, то проблема обычно сводится к финансовому урегулированию и удовлетворению претензий агента, которые могут у него появиться в связи с прекращением тайной деятельности. Внешне финансовое урегулирование может зависеть от услуг агента в прошлом, однако подспудно каждая сторона на переговорах о прекращении сотрудничества исходит из размера урона, который может нанести неудовлетворенный агент, если прекращение сотрудничества ему не по душе. И здесь важную роль играет контроль, который осуществлял над агентом оперативный сотрудник ЦРУ в течение всего периода его использования. Попытки отстраненных агентов продолжать получать от ЦРУ денежное содержание после израсходования «выходного пособия» — не столь уж редкое явление. А вопрос же того, насколько решительными могут быть действия по прекращению связи с агентом и избавлению от него при трудных обстоятельствах, решается резидентом на месте, при этом не исключаются любые, в том числе и самые крайние меры…


Награды, вручаемые сотрудникам ЦРУ

Кто такой агент ЦРУ?


1. DISTINGUISHED INTELLIGENCE CROSS — крест (вручается за проявленный героизм).
2. DISTINGUISHED INTELLIGENCE MEDAL — медаль (вручается за особые отличия при выполнении важного задания).
3. INTELLIGENCE STAR — звезда (вручается за храбрость, проявленную при проведении операции).
4. INTELLIGENCE MEDAL OF MERIT — медаль (вручается за особые заслуги в службе).
5. CAREER INTELLIGENCE MEDAL — медаль (вручается за значительные профессиональные успехи).
6. INTELLIGENCE COMMENDATION MEDAL — медаль (вручается за безупречную службу).
7. EXCEPTIONAL SERVICE MEDALLION — медальон (вручается за тяжелое ранение, полученное при выполнении служебного долга; также производится награждение посмертно).
8. GOLD RETIREMENT MEDALLION — «Золотой медальон» (вручается за выслугу в 35 лет).
9. SILVER RETIREMENT MEDALLION — «Серебряный медальон» (вручается за выслугу в 25 лет).
10. BRONZE RETIREMENT MEDALLION — «Бронзовый медальон» (вручается за выслугу в 15 лет).

 


Программа обучения в школе ЦРУ
Выше в общем виде изложена программа обучения будущих агентов ЦРУ в Кэмп-Пери, описаны основные методы работы оперативных сотрудников и дано общее представление о некоторых технических устройствах и приспособлениях, применяющихся ими в разведывательной деятельности. Теперь же рассмотрим каждую тему отдельно, приведем конкретные примеры действий агента в том или ином случае и представим основные образцы технических средств и способы работы с некоторыми из них.
Как уже упоминалось, учебно-тренировочный курс в Кэмп-Пери подразделен на три главные дисциплины — разведка, конспирация и полувоенные операции (следует заметить, что такое деление в какой-то степени условно, и на практике они часто переплетаются).
1. Разведка включает в себя различные способы сбора информации агентом и ее передача, в том числе:
— работа со звукозаписывающей и приемопередающей аппаратурой (магнитофонами и радиостанциями);
— установка различной подслушивающей аппаратуры (микрофонов-«жучков»);
— фото— и видеосъемка (при различных условиях освещенности), копирование документов;
— вербовка новых информаторов (агентов);
— изготовление ключей;
— проникновение в закрытые помещения (в том числе и со взломом) для добывания информации;
— тайное вскрытие почтовой корреспонденции (писем, пакетов и др.).
2. Конспирация представляет собой комплекс мероприятий, предпринимаемых агентом для сохранения в тайне своей разведывательной деятельности. Она предусматривает проведение со стороны агента определенных действий для обеспечения своей безопасности и его поведение в случае возникновения угрозы ареста (и после него):
— шифрование сообщений;
— пользование книгами для зашифровки секретной информации;
— тайнопись;
— изготовление микрофильмов и микроточек (с помощью специальной фотоаппаратуры);
— пользование конспиративными телефонами (телефонные отводы с закрытыми номерами, по которым агент в любое время может передать устное сообщение);
— хранение шифрованных сообщений и их передача;
— способы выявления слежки и уход от нее;
— изменение внешности;
— оборудование тайников для передачи, получения и хранения разведывательных материалов;
— выработка условия явок (тайных встреч с другими агентами);
— мысленное «вживание» в свою биографию — легенду (которую агент перед заброской должен выучить наизусть во всех деталях);
— использование почты и почтовых каналов страны пребывания для пересылки сообщений по конспиративным адресам;
— шифрованная радиосвязь; — методы выявления двойных агентов; — способы оказания сопротивления при попытке ареста; — способы побега с места заключения.
3. Психологические и полувоенные операции (активные действия с применением оружия, взрывных и зажигательных устройств, психотропных средств), в состав которых входят организация беспорядков, забастовок, митингов, заговоров, мятежей, политических интриг, саботажей, диверсий, нейтрализация неугодных лиц, государственных переворотов.

Авторизация

Реклама