Практическая стрельба. Методика обучения.

Категория: Стрельба из пистолета Опубликовано 24 Февраль 2014
Просмотров: 6018
Практическая стрельба. Методика обучения.Цель методики
Подготовить специалистов к разумным эффективным боевым действиям с применением личного оружия в стремительно текущем ближнем бою и дать направление творчеству прогрессивно мыслящих преподавателей военных академий, командиров боевых подразделений, тренеров и стрелков.
Методика ориентирована на обучение и повышение квалификации сотрудников оперативных подразделений государственных силовых служб, телохранителей и инкассаторов коммерческих структур охраны и безопасности, а также, исключая боевой раздел методики, стрелков-спортсменов IPSC (Международной Конфедерации Практической Стрельбы) и пейнтбола.

Краткий анализ причин создания методики, издающейся по данной тематике литературы и задач, которые должны быть решены в данной главе энциклопедии
Публикация данной методики не столько исповедь графомана о результатах упорного и многолетнего труда, сколько искреннее желание напомнить коллегам о том, что, вложив в руки оружие, и пробудив интерес и надежду, мы меняем течение жизни доверившегося нам человека. Стоит прикинуть на весах своей совести, что перетянет: желание погреметь намозолившими аббревиатурами, сорвать легкие деньги и засветиться в «известных кругах» или взвалить на себя груз ответственности за жизнь человека. Всегда полезно посмотреть со стороны на результаты своего труда и здраво оценить их эффективность. Как кастрированный бычок годен только на мясо, так и спортивные методики неприменимы в боевой подготовке. За примерами далеко ходить не надо.
Сначала из служебного интереса я попытался сравнить спортивную стрельбу по неподвижным и появляющимся мишеням, упражнения армейского и ведомственных курсов стрельб с боевыми действиями в ближнем бою. Внес в таблицу сорок - пятьдесят факторов, условий, требований и т.д. спортивной и боевой стрельбы. О результатах вы уже догадываетесь или можете попробовать повторить. Совпадений не было. Некоторые исключения составляли позиции в пейнтболе и спортивной практической стрельбе (IPSC).
Полезно также заглянуть в историю. Бесспорно, что были люди и методические находки, опережающие свое время и оставившие след в истории. Чего стоят только заслуги Нила Николаевича Ознобишина, с его предложениями о дистанциях в тактике ближнего боя и элементами стрелковой тренировки вслепую? А Шанхайская и Никарагуанская методики боевой стрелковой подготовки? Они интуитивно нащупали зерно истины.
Стрелки, освоившие короткоствольное оружие, их тренеры и преподаватели, работавшие, как и все, по общепринятой методике, хорошо знают тот момент, когда прочно закрепленный навык точной статичной стрельбы бесследно, а порой безвозвратно, исчезает, если стрелка при выполнении простейшего упражнения «загрузить» легким стрессом, необходимостью двигаться, не говоря уже о решении простейших ситуационных задач. Потом стрелка приходится учить заново.
Но если прилежно покопаться в науке, особенно в смежных областях, то многое можно объяснить. Труды члена-корреспондента АН СССР профессора Б. Ф. Ломова в области инженерной психологии и огромный объем его экспериментальных данных детально раскрывают психофизиологические аспекты трудовой деятельности человека - оператора и могут быть соотнесены с действиями стрелка, управляющего оружием. А всемирно известный нейрофизиолог Н. А. Бернштейн, получивший Сталинскую премию в 1947 году (предшественницу Государственной премии) за теорию построения движений, раскрыл тайны формирования двигательных навыков человека, роль нервной системы и структур головного мозга в этапах решения двигательных задач и развития моторной памяти. Именно эта теория психофизиологии движений, давшая объяснение эффективности приемов обучения, полученных путем практического поиска, и лежит в основе принципиально новой методики подготовки стрелка к действиям в ближнем бою.
Дорожа авторским правом и ценя свой труд, не вижу смысла в деталях «смаковать» необъятную тактику со всех сторон или «ломать копья» над многообразием технических приемов стрельбы.
Чем меньше порция, тем ценнее угощение для голодного. Это приближает к добровольному познанию науки, пониманию гуманных экспериментов нейрофизиолога И. П. Павлова с условными и безусловными рефлексами.

Отдельные вопросы тактики ближнего боя с личным орудием, решаемые в ходе учебного процесса.
Требования к техническим приемам применения оружия в ближнем бою и элементы биомеханики человеческого тела в управлении оружием
Все авторы огромного количества различных изданий на данную тематику, вышедших в последние годы, одинаково дружно и жутко излагают проблему ближнего боя с короткоствольным оружием. При этом однообразно ссылаются на подвиги литературных героев Богомолова, скромно и весомо намекают на свои, никому не известные источники. В лучшем случае эти свидетели «моментов истины», если они в самом деле нашлись, теша свое самолюбие, «вспоминают»: «Слышал. Были люди и могли ( но ни места, ни имени, ни фамилии, ни конкретных фактов). И дело, мол, безнадежное, если не будете тренироваться». Кто «от бога» умел и мог - тех не берегли. А как тренироваться? Вот тут и начинает пениться фантазия.
Подтверждаю одно, что добросовестно до пота «от головы до хвоста» учатся и тренируются только фанатики и те, кто чует запах паленого. Как заложить в подсознание рефлекторные боевые навыки, если во всем сказывается ядреный русский менталитет? Авось не меня и вдруг пронесет. Может и не тебя и наверняка «пронесет». А надеяться нужно только на себя и свои способности, которые еще нужно найти и развить упорным трудом.
Психофизиологические возможности человека определяют тактические дистанции настолько точно, что абсолютно совпадают со статистикой потерь по дистанциям боя. Тактические дистанции, жесткие временные рамки и необходимость получения психологического, морального и физического преимуществ формируют технические приемы стрельбы, построение движений и тактику боя. А это, в свою очередь, замыкается на разрешающие возможности сенсорно-координационных систем мозга, психофизиологию рефлекторного построения движений и освобождение коры головного мозга для анализа обстановки и применения адекватных боевых действий.
Поэтапно развернем это жуткое кольцо. Детальной статистики потерь среди сотрудников правоохранительных органов не ведется, благодаря общепринятой безответственности и безалаберности. Но в США ежегодно издается бюллетень с анализом печальной статистики, однажды приведший следующие данные по количеству потерь в год на разных дистанциях боя: 367 погибших на дистанциях до 1,5 метров, еще 127 - на дистанциях до 3,5 метров, еще 77 - до 6,5 метров и 79 - на всей остальной дистанции. Эти и многие другие интересные данные статистики в наших криминализированных странах совпадают или очень близки. Есть факты для анализа и направление для полета мысли. Может это связать с возможностями человека и особенностями боевых действий на малой дистанции?
В трудах члена-корреспондента АН СССР Б.Ф. Ломова детально рассмотрены характеристики основных психических процессов и функций, в огромном объеме представлены экспериментальные материалы трудовой деятельности человека. А бой - это тяжелый, опасный, напряженный, эмоциональный, грязный и, зачастую, неблагодарный труд, требующий мобилизации абсолютно всех сил и возможностей организма. Вот почему необходимо, пусть упрощенно, ознакомиться с объективной информацией. Точность распознавания звуков с ошибкой, не превышающей размеры цели - 0,5 метра (все дистанции приводятся в пересчете на размер цели - силуэт человека), по данным инженерной психологии в среднем до 2-3 метров. Эта дистанция определения местоположения цели может быть увеличена тренировкой и особенно результативно в отношении движущихся объектов. С поворотом головы разрешающая способность по слуху увеличивается до 7 метров. Без зрительного контроля точность движения руки по памяти в зоне средней точки тела стрелка +/- 15 см, что не выходит за 0,5 м размера цели на дистанции 2 метра. Именно на этой дистанции согласно статистике никому и никогда в условиях боя не удавалось сделать прицельный выстрел, что накладывает свои требования на тактику действий и технические приемы стрельбы. Точно также возможности нервной системы человека ограничивают дистанцию опережающего выстрела от пояса по видимой цели до 7 м, хотя при определенных условиях тренировки эту дистанцию можно увеличить до 9 м. Эти же дистанции - 1,5 м и 7 м, определяют требования к технике защитных перемещений. Хотя, если честно, то все уже опробовано и от профессионального выстрела не увернешься. В исключительном случае возможен один промах или неуверенное поражение цели, второй выстрел и…
Поэтому особое значение приобретает опережающий выстрел, перехват боевой инициативы, антицепация (предвидение развития событий) и включение принципов: хочешь жить - умей вертеться; в бою все средства хороши.
Один из криминальных примеров: с целью оказания давления криминалитетом из проезжающей машины был открыт беглый прицельный огонь по входу в коммерческое учреждение. После ответных выстрелов, быстро отреагировавшей охраны, огонь нападавших рассеялся от выстрелов в дорогу около машины до крыши многоэтажного здания. Именно в упреждающей стрельбе активной обороны есть шанс уцелеть в ближнем бою, получить возможность на прицельный выстрел и победу.
Дистанции тактических рубежей ближнего боя объединяют тактику действий и варианты защитных перемещений, хоть незначительно, но повышающих шанс на победу, а также технические приемы стрельбы. Из анализа всей доступной информации и практического опыта тактические дистанции определяю в следующем порядке: контактная - до 1,5 - 2 метров; ближняя - до 7 метров; средняя от 7 до 15 метров; дальняя - более 15 метров. Рассмотрим некоторые примеры действий на разных тактических дистанциях.
Контактная дистанция требует мгновенной динамики. На этой дистанции рука с оружием должна быть прижата к корпусу под грудной мышцей с наклоном вправо, чтоб складки одежды не мешали работе механизма оружия. Корпус находится в стандартной изготовке рукопашного боя, а свободная рука в готовности блокировать попытки захвата оружия. На этой дистанции предусмотрен комплекс приемов по блокировке оружия противника и разрыву дистанции с противником для тактических перемещений и свободного применения личного оружия. Наиболее эффективны защитные уходы по вертикали.
Ближняя дистанция от 2 до 7 метров позволяет открыть безошибочный опережающий огонь от пояса сразу же после извлечения оружия. Статистика говорит о том, что на каждый выстрел с предварительным взведением курка приходиться 30 выстрелов самовзводом. В этом коварство и внезапность нападения противника, а также собственная непредусмотрительность. Эта дистанция доступна для уверенной стрельбы в темноте по памяти и на слух. Дают небольшой шанс защитные перемещения в комплексе по вертикали и горизонтали, например нырок под руку, как от тычкового удара.
Следующая дистанция ближнего боя - средняя от 7 до 15 метров, характерна возможностью достаточно точного выстрела без контроля прицела, ориентируясь только по направлению ствола, затвора оружия. Время фиксации взглядом прицела, т.е. перевод с цели на оружие в зависимости от условий 0,25 - 0,65 сек. А как показала практика за это время можно успеть сделать еще 1 - 2 выстрела, если есть необходимость. Техника стрельбы на этой дистанции практически безошибочна и позволяет уверенно поражать цели в темноте, не видя своего прицела, оружия и различая лишь контур силуэта противника или достоверно зная его местоположение. Этим нельзя пренебрегать, зная статистику - 62 % погибших находились в условиях очень низкой освещенности. Уход от прицельного выстрела на данной дистанции практически невозможен. Небольшая вероятность есть в движении по горизонтали в течение 1 - 2 секунд или за укрытие не далее 5 метров.
Дистанция ближнего боя, превышающая 15 метров, исключает использование скрытых возможностей организма и впервые требует от стрелка перевода взгляда с цели на прицел, его тщательной коррекции в момент производства выстрела, опережающих противника действий, а также движения, поиска и использования укрытий. На что в лучшем случае отводятся те же 1 - 2 секунды и до 5 метров движения. Поэтому методикой предусмотрено обучение технике стрельбы в движении. Никто кроме Вас самих не прикроет Ваше перемещение. Техника стрельбы в движении достаточно эффективна и не сложна, быстро и легко осваивается на основе понимания биомеханики тела в системе управления человек-оружие.
Особое значение в обучении приобретает работа тела в наведении, стабилизации, применении и удержании оружия на цели в динамике боевых действий, стресса, «сенсорного голода», необходимости анализа и предвидения развития ситуации. В этих условиях движения необходимо организовывать на уровне подсознания, работающего в 30000 раз быстрее сознания, т.е. коры головного мозга. Сознание должно быть свободно для оценки обстановки и выбора адекватных решений. А что заложено заранее в багаж подсознания, то и будет применено в ходе боевых действий. Далее мы вернемся к укладке этого «багажника», а пока рассмотрим условия работы человеческого механизма, обеспечивающего плавность движений и их динамическую устойчивость.
Для соблюдения этих условий конечности, особенно ноги, не должны в движении выходить за проекцию корпуса. Иначе корпус при каждом шаге будет перемещаться по вертикали, а оружие в руках бойца «мотаться как крючок на удочке». О работе ног можно писать бесконечно и не стоит вдаваться в подробности. Во всех движениях должна присутствовать изначальная собранность мышц и готовность к движению. Руки практически никогда не должны полностью разгибаться, иначе кисти будут далеко от кобуры, а при выносе оружия на траекторию выстрела ствол оружия клевком уходит вниз. Запястные суставы лишние в действиях стрелка и должны быть жестко зафиксированы. Угол ношения оружия в кобуре при захвате и извлечении не должен менять угол фиксации запястья. Это угол фиксации запястья должен быть таким, при котором вынос оружия на линию прицеливания не требовал бы поиска и коррекции прицела. Это требование, а также необходимость быстрого захвата и извлечения оружия ставят условия к форме кобуры, углу и месту ее ношения, а также отсутствию материалу кобуры в основных местах контакта кисти с оружием. А именно: фиксирующего ремешка под развилкой большого пальца и ладони; под подушечкой большого пальца на левой щечке, под подушечкой основания указательного пальца, под спусковой скобой на уровне второго сустава среднего пальца. Не стоит говорить о всей рукояти - это само собой разумеется. Прием извлечения и выноса оружия образно сравним с движением нижней линейки рычажного чертежного прибора, в просторечии «кульмана», когда в любой точки траектории предплечье и ствол оружия горизонтальны и существует постоянная готовность к упреждающему выстрелу. Для стрелка это движение знакомо с детства, легко повторяется и переносится на движение руки с оружием по ассоциации с взятием со стола и угощением чем-либо. Ну, пусть стаканом воды, когда поверхность жидкости параллельна большому пальцу и тыльной стороне кисти у пальца, а в данном случае большой палец в хвате параллелен линии ствола и является элементом мышечной памяти ощущений в наведении оружия на цель, что эффективно на короткой дистанции. На ближней дистанции, к примеру, это движение не завершается и напоминает «дружеский тычок пальцем в живот противника». Требования к фиксации руки с оружием при одноуровневой цели таковы: ребро кисти руки с оружием не должно опускаться ниже локтя или уровня пояса, локоть руки с оружием должен выходить за подвздошный выступ тазовой кости, к корпусу не прижимается и находится на ширине плеча, плечо вниз не опускать. Горизонтальная часть руки: кисть, запястье, предплечье максимально напряжены, а вертикальное - плечо расслаблено. Это повышает скорость реакции и увеличивает угол разворота оружия по горизонтали. Что касается «хвата» одной рукой, то здесь «топтаться» нечего и неинтересно. На эту тему умного написано много, надуманного еще больше, а делиться «личным» на этой странице не резон.
А вот в отношении второй руки в «хвате» чего только не нафантазировано, а идею, т.е. «ребенка выплеснули вместе с водой». Цель такого хвата одна - повышение боевой скорострельности с сохранением устойчивости оружия на траектории стрельбы. Это устранение клевка оружия при быстром нажиме на спусковой крючок и уменьшение угла вылета при отдаче. Наше короткоствольное оружие даже при большой силе и массе кисти стрелка не позволяет сделать более одного прицельного выстрела в секунду в «хвате» одной рукой. Из-за этого и продолжительность серий в «олимпийке» из ПМ на первенство ЦСКА и Динамо «в лучшие времена» было увеличено до 6, 8 и 10 секунд.
Так вот - динамика движения оружия в момент производства выстрела накладывает жесткие требования на «хват» двумя руками и меняет приоритеты рук. Вся «черная» силовая работа ложится на левую руку. Для примера: держите на уровне лица левую ладонь и ударьте в нее правым кулаком с последующим сохранением силы удара. Ведь отдача выстрела - это удар. Сначала в пальцы левой ладони и - кулак провалится насквозь. Такие хваты пальцами бесполезны. Ударьте снова, но в ладонь. Держите удар, анализируйте, запоминайте усилия и положения рук. При естественном положении предплечий, т.е. под углом 45 градусов к корпусу, точка контакта мизинца правой руки или выступ магазина должны находится в центральной складке ладони между безымянным пальцем и мизинцем. Это точка сдержит удар нижнего края рукояти оружия при бросании отдачей ствола вверх.
И второе, не менее важное. Не меняя положения левой руки, в найденную точку на ладони поставьте вертикально карандаш. Место контакта карандаша с указательным пальцем будет точкой опоры под спусковой скобой. Этот момент в хвате называется «клин Аюба» - по имени известного американского инструктора, опубликовавшего описание этого приема, книгу которого я перевел в 1996 году. Хотя этому приему я уже учил за 3 - 4 года до этого, будучи в счастливом неведении. Порядок выполнения этого приема рассчитан на ограничение хвата во времени: левая рука ловит выступ магазина, указанной выше точкой, средний палец кисти подводится плотно под скобу, а прямой указательный, как клин, вдавливается между спусковой скобой и средним пальцем. Возникает сильнейшее распорное усилие, направленное снизу вверх от левой кисти на спусковую скобу. Именно это усилие не дает стволу уйти вниз при быстрой и уверенной обработке спуска. Есть, конечно, и другой вариант хвата, значительно повышающий точность выстрела, но чуть более сложный в исполнении. В основном его применяют для стрельбы с ведущей руки.
Да, как же я забыл «посмаковать и почмокать» по поводу так всеми любимого момента - управление спуском курка. Столько сказок и легенд! Но противник не гурман, а скорее наоборот. Чмокать некогда, а пора давить на спуск. А как? Работающая левая рука освобождает кисть правой от нагрузок удержания и наведения, сохраняя только функции более высокого уровня формирования точных движений - коррекции прицела и управления спуском курка. При этом характер нажима не имеет ничего общего со спортивным оружием, скорость движения пальца на спусковом крючке возрастает. Кстати, усилие рабочего хода спуска ПМ по паспортным данным ограничено рамками технических условий - от 2 до 4 килограмм. Согласно экспериментально подтвержденным данным Б.Ф.Ломова усилия пальцев в эффективном воздействии на органы управления даже «тяжелого» типа не могут превышать 1,2 кг. Вот и попробуйте понажимать 4-5 раз в секунду. Посмотрим, где будут пули? В данном случае палец на спуске сам должен задавать динамические характеристики нажима, не считаясь с сопротивлением ударно-спускового механизма. Это сравнимо с сопротивлением резинки, подложенной под спусковой крючок «старого и доброго Марголина» в скоростных упражнениях. Есть тренировочные приемы, позволяющие добиться управляемого движения пальца в пределах длины рабочего хода спуска с замедлением нажима и частотой 4-5 раз в секунду. Можно рисовать по этому поводу графики и диаграммы, водить хороводы вокруг круглого стола, но все проверено и прекрасно работает.
Более детальное углубление в биомеханику нашего измученного организма возможно, многое уже сделано в подражание А.А.Юрьеву и не приводиться исключительно из-за искреннего беспокойства за желудок внимательного читателя. Пора и к десерту перейти, т.е. к следующей главе.

Теоретические основы методики обучения
и практический подход к формированию двигательных автоматизмов на фоновых уровнях подсознательной деятельности мозга в построении движений ближнего боя
Пересказывать фундаментальный труд А.Н.Бернштейна «О построении движений», над которым он работал всю жизнь, да еще в моей интерпретации дело не только неблагодарное. Но только ради стрелков и их «стрелковых гуру» на свой страх и риск решусь затронуть святое, прикрываясь мыслями умнейших людей человечества, что этапы эволюции развития и формирования мозга человека лежат в основе порядка построения движений и формирования мышечной, т.е. моторной памяти. Формирование движений, т.е. заполнение багажника подсознательных движений и действий производиться через сознательные, корковые слои мозга, заполняя нижние фоновые уровни построения движений, создавая автоматизмы и освобождая кору головного мозга для новых задач.
Главное в этом, на первый взгляд, простом процессе выстроить цепочку из элементов движений и комплексов боевых действий и, упрощенно представляя, как пулеметную ленту слоями уложить в «коробку» головного мозга, расправив и согласовав все звенья. Тогда машина нашего тела будет работать без заклиниваний в любых самых сложных и стрессовых ситуациях. Вся схема похожа на пирамиду, вершина которой - сознание коры головного мозга в зависимости от складывающейся ситуации выдергивает из подсознания тот или иной вариант действий, с ходу внося коррекции в движения в зависимости от изменения обстановки и богатства фоновых уровней в выборе построения движений и их доступности.
«Двигательный навык - это освоенное умение решать тот или иной вид двигательной задачи… Изучаемое движение нужно проделать много раз, чтобы чувствительные отделы мозга успели познакомиться со всем разнообразием отклонений и разновидностей ощущений… Самой рациональной и правильно поставленной будет такая тренировка, при которой с затратой наименьшего труда будет совмещаться наибольшее, хорошо продуманное разнообразие ощущений и будут созданы наилучшие условия, чтобы осмысленно запомнить и усвоить все эти ощущения».
Уровень А самый древний и низший в структуре мозга, специализируется на управлении мускулатурой туловища и шеи. В нашем «понимании» отвечает за формирование различных видов изготовок и хваты оружия. Поэтому на тренировке «загружается» в первую очередь комплексом специально подобранных элементов движений и упражнениями с элементами контроля. Этот комплекс повторяется на каждой тренировке и обновляется по мере усвоения и устранения погрешностей.
Следующий уровень В - уровень формирования фонов мышц конечностей, мышечно-суставных увязок и по своему главенству урвал себе и часть функций слабо развитого уровня А. На тренировке он «пакуется» комплексами движений на месте «по полной программе», обогащая вариантативность фоновых связей на уровнях А и В. Естественно, что к этому циклу добавляется и формирование фонов в различных техниках перемещений. Движения, соответствующим образом подобранные в комплекс цепочки упражнений, образуют базу тактических перемещений стрелка. Но уровень В не может приспособить сложное и стройное движение к изменению обстановки. Он не имеет надежной связи с телерецепторами зрения и слуха. Богатые запасы фонов этого уровня прекрасно увязываются в навыки, называемые автоматизмами, мгновенно срабатывают по команде «сверху» на уход с места, атакованного противником, без промедления находят двигательный выход из любого положения, но без абсолютного подчинения вышестоящему уровню, и представляют набор бесцельных, но правильных движений. Так вот и создавайте эти базы движений для боя, не загружая пока мозг сложными задачами применения оружия в стрессовой обстановке. Все впереди. Нарушите очередность усваиваемых движений, действий и перед Вами парализованный и необучаемый «тормоз» или « болванка» спортивного стрелка.
Следующий уровень формирования движений С - уровень пространства, который, в идеальном порядке своей структуры, управляет низшими фоновыми уровнями, создает многообразие координированных движений в пространстве и, благодаря сенсорным фонам, связанным со зрительными, слуховыми, осязательными областями коры головного мозга, строит точные движения. Этот уровень обеспечивает гибкость и маневренность в пространстве, баллистические и ударные движения, перенос движений и копирование. Этот обширный уровень С по характеру построения движений можно разделить на два подуровня - С1 и С2, где, по отношению к нашим требованиям, С1 строит более простые пространственные движения боя, борьбы, ориентации и координации тела в пространстве, а подуровень С2 включает верхний «этаж» связи с пространством - броски, уколы, указывания, точное наведение оружия и готовность к выстрелу, а также явление переноса упражняемости. В соответствии с выше сказанным, на этом этапе в тренировку включаются элементы рукопашного боя на контактной дистанции, приемы извлечения, выноса и наведения оружия для разных тактических дистанций, но без завершающего элемента - выстрела. Этим я хочу сказать, что уже готова двигательная база боевых действий, нуждающаяся в возрастании смысловой сложности, трудности и точности двигательных актов, в непрерывном увеличении числа внезапных и нешаблонных двигательных задач. Цель этих тренировок - перевести осознаваемые фоны самостоятельных движений на роль фоновых коррекций в одном из нижележащих уровней построения движений и именуемые автоматизмами, т.е. вывести их из поля сознания. В каждой выполняемой многоуровневой двигательной структуре в сознание человека попадает только состав его ведущего уровня действий, независимо от абсолютной высоты последнего. Требуемые от нас боевые действия с оружием выражаются формулой D/С2С1/ВА, где D - ведущий, «человеческий» уровень смысловых действий, и его значение мы рассмотрим чуть позже, как более высокий уровень нервной деятельности. А пока останемся ближе к «животным», бессознательным уровням А, В, С, и это поможет выжить.
В данной методике обучения нет необходимости ломать старые навыки, объяснять их бесполезность, давить на сознание и понимание нового учебного материала, ждать и бояться , что стресс боевой обстановки сведет на нет весь Ваш труд. Что заложено в подсознание достаточно прочно, на уровень условного рефлекса, то не стирается стрессом боевой обстановки и автоматически активизируется в случае реальной опасности. И что удивительно - этот импульс действий пробуждает сознание уровня D за счет богатых обратных связей с подуровнями С2 и С1, выводя его ступора и давая «фору» на анализ обстановки и принятие решений за счет времени начальной инстинктивной защитной реакции на атаку противника. Может быть, что некоторым из Вас пришлось на себе испытать действие ступора в одном из его жутких вариантов. Это или паралич разума и речи с судорожными однообразными движениями, или тот же паралич с захватом поперечно - полосатых мышц скелетной мускулатуры и одновременным «приятным» расслаблением гладких мышц полостных органов. Ну, пора покончить со страшным звериным прошлым нашей нервной системы и «медвежьей болезнью». Впереди свет разума.
Уровень D обеспечивает плодотворную человеческую деятельность, но не всех, одаренных этим уровнем, можно назвать людьми. Уму «не растяжимо», как все перепутано в жизни. Этому уровню отвечают созидательные, предметные действия, совершаемые над вещью, трудовые действия с инструментом, но в том числе и с оружием, как инструментом убийства, а также многие цепные двигательные акты человеческой деятельности, как речь и письмо.
Сознательная предметная деятельность характерна тем, что по мере формирования двигательных навыков всевозможных действий, вновь освоенные движения вытесняются в низовые уровни, формируя в них большое количество фоновых координаций и автоматизмов. Но управляющие действия, непосредственно связанные постоянно меняющейся обстановкой, всегда присутствуют в сфере организационной деятельности уровня D на самых важных и сложных направлениях построения движений. В нашем случае - это решение задачи победы над вооруженным противником с помощью короткоствольного оружия. Цена решения - жизнь. И мозг привлекает все имеющиеся возможности, все уровни и все многообразие их связей. Двигательная формула этого действия уже приводилась выше, но если в подобной форме выразить действия спортивной стрельбы, то в выражениях D/ С2 / А - для медленных упражнений и D/ С2 С1/ А - для скоростной стрельбы отсутствует фоновый уровень построения движений В и в значительной своей части подуровень С1- ориентации, координации и построения движений в пространстве, что является основой построения боевых действий. Но необходимость движения стрелка в ближнем бою вводит в эти формулы построения действий движения уровня В и подуровня С1. При этом деятельность ведущего уровня D полностью сможет переключиться на формирование связей фонов и построение движений в этих уровнях, полностью отключив подуровень С2 - разумное, избирательное, точно ориентированное на противника, опережающее по времени, применение личного оружия. А сильное влияние стресса на уровень D таково, что связь с уровнем С2 может быть потеряна безвозвратно.
Вот почему нельзя заставить спортивного стрелка целенаправленно двигаться с оружием. Его походка будет похожа на движения паралитика с волочащимися ногами, а если ситуация все же заставит его двигаться резвее, то стрельбы не жди. Все это было в моей практике раньше, да и нет необходимости Вас в этом убеждать, судите по себе и своему опыту.
На этапе обучения, соответствующему уровню D, в тренировку включаются элементы производства выстрела с приемами и техникой контроля точности стрельбы на разных тактических дистанциях при повторе наработанных двигательных комплексов на уровне автоматизмов подсознания. Жесткие требования к точности стрельбы не вызывают у обучаемых ни малейших проблем, а только удовлетворение своей подготовкой и чувство уверенности в своих силах и умении. Применение лазерных тренажеров несколько упрощает контроль, ускоряет заключительный этап подготовки и активизирует интерес обучаемых к решению ситуационных ролевых задач в тактической подготовке.
Включение в программу подготовки последнего уровня Е целесообразно только для оперативно-боевых подразделений силовых структур государства.

Анализ и выводы эффективности разработанной методики
В заключение хочу заверить читателей, что научное содержание этой статьи только подтверждение большого объема целенаправленных поисков и практических экспериментов в создании эффективной педагогической методики обучения ближнему бою с короткоствольным оружием. На практике подтверждена экономичность и ошеломляющая результативность обучения, «накатанность» короткой и простой учебной программы. Методика не требует особого материального обеспечения, никем в прошлом не применялась и не имеет аналогов в мире и в настоящее время. Практические стрельбы в ходе учебного процесса не нужны, а только лишь как подтверждение полученного мастерства. Все, что касается построения занятий, цепочек программируемых фоновых движений, элементов и приемов самоконтроля и контроля за действиями обучаемых, приемов рукопашного боя, подобранных к тактике контактной дистанции и элементов переноса упражняемости в обучении считаю своим «куском хлеба на старость», и позволю себе оставить все это богатство за бумажным барьером авторского права.
И так слишком многим поделился, а для опытного и умного преподавателя большего и не нужно. В разработке методики использованы доступные научные материалы, открытые публикации, данные периодической печати, абсолютно нет фактов плагиата и безосновательных умозаключений, не подтвержденных на практике или в ходе занятий.
Выражаю искреннюю благодарность преподавателю кафедры психологии Академии физической культуры РФ г-ну Непопалову В.Н., преподавателю кафедры физической подготовки Академии ФСБ РФ полковнику В.С.Роднову за советы в выборе научной литературы и специалисту оружейного бизнеса г-ну Хрущеву А.А. за обеспечение тематическими зарубежными изданиями.

Алексей Белугин
Энциклопедия «Подготовка бойца спецназа» НПЦ "Здоровье народа", ООО «ВИПв