Стили ушу

Категория: Китай, Корея, Тайланд… Опубликовано 22 Декабрь 2014
Просмотров: 5419

Стили ушуБоевые искусства
Выдержки из книги-справочника А.Е.Тараса "200 ШКОЛ БОЕВЫХ ИСКУССТВ ВОСТОКА И ЗАПАДА
Традиционные и современные боевые единоборства Востока и Запада"

 

БАГУА-ЦЮАНЬ

По-китайски означает "кулак" (цю-ань) "восьми"(ба) "триграмм" (гуа). Один из трех наиболее известных стилей "внутреннего" направления ушу(нэй-цзя).
Точное время и место возникновения этого стиля неизвестны. Согласнотрадиции считается, что "отцом-основателем" является некий Ван Хэн, жившийво второй половине XVIII века. В 1796 году он взял к себе в ученики Фын Гочаня, а тот, достигнув преклонного возраста, избрал своим преемником юношу по имени Дун Хайчу-ань, с которым встретился в провинции Чжан-ван. Дун Хайчуань обучил, в свою очередь, 12 человек, которые понесли стиль Багуа в разные стороны Китая. Имена легендарных "12 апостолов" таковы: Ван Лидэ, Вэй Цзи, Инь Фу, Ли Цуньи, Лю Фэнчунь, Лян Чжэньпу, Ма Вэйци, Сун Чанчжун, Сун Юнсян, Чжан Чжанькуй, Чэн Тинхуа, Ши Лю.
Особенность этого стиля в движении по кругу шагами двух типов (сворачивающимися и разворачивающимися) с одновременным вращением вокруг оси. Основное оружие - открытая рука, точнее, ее ладонь и пальцы. Базовые формы стиля подразделяются на 8 составных элементов, имеющих названия "Лев", "Единорог", "Дракон", "Феникс", "Змея", "Ястреб", "Медведь", "Обезьяна". Во время практики форм особенно ценится непрерывность и скорость вращении в сочетании с перемещением ногами по кругу.


ВИН-ЧУН-КУЭН
Один из наиболее популярных среди "хуацяо" (этнических китайцев,живущих в других странах), а также среди европейцев и американцев стиль китайского ушу. Впрочем, в КНР этот стиль известен под другим названием - Юнчунь. Его возникновение датируется XVII веком и связывается с женщиной по имени Инь Вин-Чун (Поющая Весна).
Предание повествует, что сначала она изучала шаолиньский стиль ушу под руководством своего отца и своего мужа Хун Цзэгуана, одного из "десяти тигров Шаолиня". Но потом стала ученицей монахини по имени Нгань Хуэй, разработавшей свой собственный метод самозащиты и не знавшей поражения ни в одном поединке с мужчинами. Творчески переработав систему Нгань Хуэй, Инь Вин-Чун создала оригинальную технику боя, которую после смерти этой женщины стал пропагандировать ее муж, давший стилю имя своей жены.
В настоящее время существуют два основных направления стиля Вин-Чун: китайское, связанное с именем мастера Ип Мэня (1898-1972) из Гонконга, и вьетнамское, возглавляемое Нгуэн Тэ Конгом. Несмотря на сходство в исходных принципах и в манере ведения поединка, они имеют некоторые различия.
Во-первых, последователи Тэ Конга в настоящее время изучают комплекс "кулак пяти зверей", отдавая таким образом дань уважения знаменитому шаолиньскому стилю.
Во-вторых, есть различия в тренинге с деревянным манекеном. В Гонконге изучают комплекс "116 приемов", разработанный Ип Мэнем. Во вьетнамском направлении существует парный комплекс "108 форм", который можно выполнять вдвоем с партнером, на манекене или в одиночку. Другие различия несущественны.
Вин Чун - это техника боя на ближней дистанции, в которой важнейшую роль играют руки. Однако не следует думать, что работе ног в школе уделяется мало внимания. Техника ног очень изощренна и эффективна в реальном применении, поэтому в процессе тренировки ей уделяется достаточно времени.
Отличительной особенностью техники рук Вин Чун являются упражнения Чи сау (склеенные кисти), которые вырабатывают у последователей школы умение контролировать руки противника и правильно распределять свою силу. Подобные упражнения имеются и для ног. У мастеров школы развито "шестое чувство", позволяющее опередить намерение противника прикосновением к его руке и таким образом опередить его хотя бы на один ход.
Арсенал школы закодирован в шести комплексах формальных упражнений - Тао. Первый "Сиу Лим тао" (маленькая идея) исполняется на месте. В нем отрабатываются базовые движения и комбинации руками, а также происходит культивация внутренней энергии Ци. Второй "Чум киу" (поиск рук) посвящен отработке защиты и контроля от нескольких нападающих.
Этот комплекс отрабатывается уже в движении и включает новые элементы техники - удары ногами и локтями и т.д. В третьем "Бил дзе" (бьющие пальцы) отрабатывается техника работы пальцами и нанесение ударов по уязвимым точкам. Четвертый комплекс представляет собой работу с деревянным манекеном. Пятый и шестой комплексы посвящены отработке техники с оружием (шестом и "ножами-бабочками"). Все сказанное относительно техники справедливо как для китайского, так и для вьетнамского направления Вин Чун.
Сейчас в мире создано несколько крупных организаций, изучающих, развивающих и пропагандирующих искусство Вин Чун. К их числу относятся "Всемирная организация Вин Чун кун-фу" под руководством Вильяма Чеуна, "Международная организация Вин Чун кун фу" под руководством Лян Тина (оба - ученики Ип Мэня), "Ассоциация Вин Чун Тэ Конга" под руководством Винг Занга.


ДЖИТКУНДО. Путь опережающего кулака.
Школа самозащиты, основоположником которой был знаменитый киноактер Брюс Ли (1940- 1973), американец китайского происхождения. Преемником Б. Ли стал Дэн Иносанто, американец филиппинского происхождения (родился в 1937 г.). Центром практического развития ДКД является "Академия боевых искусств" Д. Иносанто в небольшом городке Марина дель Рей (штат Калифорния).
ДКД - это не набор конкретных приемов, а метод. Идти по пути Брюса Ли, значит самостоятельно двигаться в каком-то направлении, которое невозможно точно определить в исходной точке. Оно складывается постепенно, по мере поисков и развития. А поскольку все люди разные, постольку они идут разными путями.
Брюс Ли часто говорил: "нельзя использовать способ как способ". Смысл этих слов в том, что даже самую эффективную технику нельзя использовать всегда и везде. Нет идеальных систем и нет, следовательно, такой- техники, которая бы годилась на все случаи. Тем более нельзя слепо копировать то, что отлично работает у других, но не проверено лично. Способ - это общий подход к решению задач, но не какой-то неизменный алгоритм их решения. Это не конкретное знание, а метод добывания знания.
Другой принцип звучит так: "не использовать предел как предел". Эти слова - призыв к простоте, к устранению всего лишнего и неэффективного. Брюс говорил, что в "настоящем мастерстве нет ничего специфического. Там есть только умение добиваться максимальных результатов минимальными средствами. В сложности и в украшениях нуждается то, что само по себе неполноценно". Простота и эффективность, как в изучении, так и в применении - вот его критерии для анализа любой техники.
Брюс Ли считал, что работа ног в поединке должна быть близка к той, что используют боксеры. Но только по своему смыслу, а не копированием их пританцовывания на носках. Противнику должно казаться, что вы стоите неподвижно, равномерно распределив вес тела на обе ноги. На самом же деле вес надо ежесекундно чуть-чуть перемещать с одной ноги на другую, но без внешне заметного движения. Смысл подобных микро движений заключается в высочайшей степени готовности к мгновенным выпадам, уходам в сторону, отходам, хотя кажется, что, вы стоите спокойно и расслабленно.
Это же относится и к рукам. Только что они напоминали гибкие, мягкие, чувствительные "щупальца" и вдруг, как молнии, ударили двумя стальными молотами. И снова стали мягкими и расслабленными. Существуют и формальные признаки, позволяющие отличать последователей ДКД от остальных практиков. Так, обстановка в зале гораздо свободнее, чем в традиционном додзё. В частности, можно разговаривать между собой, можно задавать вопросы инструктору тогда, когда они возникают, а не в конце занятий или после их окончания. Ритуал не акцентируется, характерных для японского каратэ многочисленных поклонов просто нет. Униформа и цветные пояса не используются. Ученики обычно носят ту одежду, которая для них наиболее удобна. Чаще всего это майка с короткими рукавами, широкие брюки из легкой ткани, туфли кунфу либо кроссовки.
ДКД отвергает низкие, напряженные стойки каратэ типа "киба-дачи" или "дзэнкуцу-дачи", а также замысловатые стойки ушу вроде позиций дракона, змеи и журавля. Основной является естественная стойка человека, изготовившегося к драке, очень похожая на стойку боксера. Она хороша своей мобильностью и удобством как для защиты, так и для атак.
Отвергаются также классические жесткие блоки, вместо них предпочтение отдается так называемым "стопорящим" ударам по атакующим конечностям, либо мягким движениям, изменяющим траекторию атаки и нередко переходящим в захваты. Не признаются размашистые и "петлевые" движения руками и ногами. Считается, что руки и ноги должны поражать цель кратчайшим путем, т.е. в большинстве случаев по прямой линии. В удары руками и ногами не обязательно вкладывать силу всего тела за счет скручивания корпуса и работы бедер. Брюс утверждал, что удар кулаком должен разить наповал даже в том случае, если он начался всего в десяти сантиметрах от цели. Вертикальный кулак явно предпочитается горизонтальному. Ударам всегда отдается первенство по сравнению с захватами, болевыми приемами на суставы, удушениями и бросками, хотя подобная техника тоже используется в подходящих случаях.
К практике формальных упражнений Брюс относился отрицательно. Он всегда говорил, что если готовить себя к реальной схватке в городских джунглях, то нужен спарринг, спарринг и еще раз спарринг. Не признавал он и "боя с тенью". Зато отводил важную роль тренировке на тяжелых мешках, боксерских лапах, подвесных макиварах, традиционных и современных манекенах. Считал особенно важным освоение техники "взрывных" ударов руками и ногами из любого положения и в любом уровне - верхнем, среднем и нижнем, а также техники "липких рук".
ДКД требует ежедневных тренировок. Оптимальный вариант выглядит следующим образом: 3 дня в неделю - занятия в составе группы, а еще 3 дня - самостоятельная тренировка на снарядах. Кроме того, необходима ежедневная дополнительная практика по утрам, под которой понимается общефизическая подготовка - бег, растяжки, силовые упражнения и т.д. На тренировках в составе группы используются, в основном, такие виды работы, как спарринг, техника "липких рук", отработка захватов с бросками или болевыми приемами, тренировка на боксерских лапах.

ДУАНЬДА
Китайское слово "дуаньда" состоит из двух иероглифов. "Дуань" - короткий, "да" - бить, удар. Таким образом, это слово обозначает технику ближнего боя, основанную на коротких, энергичных приемах, преимущественно на ударах и толчках.
1. Происхождение приемов дуаньда
В древности Китай вел нескончаемые войны, и это заставляло людей изучать искусство самообороны. Только владение навыками рукопашного боя давало человеку возможность сохранить себе жизнь, победить врага. Поэтому правители страны поощряли развитие боевых искусств, заботились о том, чтобы каждый воин постоянно совершенствовался в них. Выдающийся полководец эпохи Мин Ци Цзигуан (1528 - 1587) в "Наставлении о подготовке солдата" говорил: "Совершенствовать свое боевое искусство надо не потому, что ты находишься на государственной службе и это входит в круг твоих обязанностей. Если ты умелый боец, ты убьешь врага, а не он тебя. Поэтому не повышает боевое мастерство только тот, кому надоело жить".
Он же неоднократно указывал, что различные вычурные стили ушу, не имеющие боевого значения "не надоизучать", и выступал за жесткий, чисто прикладной вариант техники единоборства. Такой подход к боевым искусствам способствовал развитию рукопашного боя дуаньда. Однако конфуцианцы, буддисты и даосы - эти три главные общественные силы старого Китая - всегда стремились ограничить развитие жесткой, даже жестокой по своему характеру системы дуаньда. Они пытались направить ее развитие по тому же пути, что и всех остальных разновидностей ушу - в русло оздоровительной гимнастики и комплексов формальных упражнений (таолу), не имеющих никакого практического значения для боя.
Последователей школы дуаньда всегда было относительно немного. В основном, ими являлись профессиональные военные и стражи порядка. Это нетрудно понять: ведь основная цель данной школы состояла и состоит в практическом использовании боевого искусства. А людей, способных к бою не на жизнь, а насмерть, всегда было гораздо меньше, чем тех, кому доступны оздоровительные и показательные упражнения.
Еще одна причина меньшей известности дуаньда по сравнению с народным и спортивным ушу заключается в том, что для освоения техники этой системы, глубокого понимания ее принципов, обязательно требуются сведущие наставники и способные партнеры. Оздоровительные и формальные комплесы можно всю жизнь практиковать в одиночку. О приемах дуаньда такого не скажешь. Сыграло пагубную роль и прямое запрещение школ дуаньда в годы "культурной революции". В тот период поощрялись и развивались только оздоровительные и зрелищные виды ушу.
Итак:
1. Дуаньда - древняя, исконно китайская система ближнего боя голыми руками;
2. Она предназначена, в первую очередь, тем людям, чьей жизни и достоинству постоянно угрожает опасность;
3. Дуаньда практиковали и практикуют в основном военнослужащие и защитники правопорядка;
4. В широких народных массах Китая эта система известна гораздо меньше, чем оздоровительные и зрелищные системы народного или спортивного ушу;
5. Причины меньшей популярности дуаньда по сравнению с ушу заключаются в следующем: не всем эта система нужна; не всем она доступна; традиционные китайские учения отвергали ее как нечто варварское; официальное руководство страны ряд лет запрещало ее. Однако дуаньда живет, ибо повседневная действительность, весьма далекая от совершенства, снова и снова требует от множества людей умения защищать себя, своих близких, а также общественный порядок.
2. Особенности приемов
Система дуаньда использует в качестве оружия части человеческого тела -голову, кулаки, ладони и пальцы, локти, плечи, таз, колени, стопы. Ее главный принцип - ловкие и яростные действия на ближней дистанции. Это способствует преобладанию коротких, небольших по амплитуде, смелых, резких и мощных приемов. Особенно много разнообразных действий локтями и коленями.
Атакующая рука никогда не распрямляется до конца, всегда остается возможность ее отдернуть. Удары наносятся вверху - в лицо и в горло, внизу - в пах и по коленным суставам. Удары стопами применимы как на дальней, так и на ближней дистанции и помогают действиям руками. Удары ногами должны быть расчетливыми и ловкими, быстрыми, точными, яростными. Удары головой внезапны и обладают сокрушающей мощью. В ближнем бою они поистине бесценны.
В своих движениях вы должны проявлять искусность руки, отточенность движения локтя, мощь ноги, отработанность удара коленом и головой, точность шага. Удары в дуаньда просты, но сокрушительны, правильная стойка наполняет их энергией. Эта энергия зарождается в поясе, усиливается ногой и достигает руки. Надо пользоваться толчком ноги, "закручиванием" талии, помощью плеча, чтобы все тело действовало в едином порыве. Резким и мощным ударам обычно сопутствует крик, помогающий "выбрасывать энергию".
В схватке следует выполнять следующие требования: руки всегда возле ребер, кулаки всегда у центра туловища, они защищают голову и закрывают пах от атак сверху, прямо и снизу. Защищаясь от мощного удара, надо уклониться, уйти с линии атаки, затем использовать брешь, образовавшуюся в обороне противника после проведения им приема, и контратаковать. Удар, идущий высоко в голову, отбивается вверх, удар в среднем уровне отбивается в сторону, а низкие удары отбиваются вниз. Удар левой руки блокируется правой с уклоном и ударом ногой, удар правой блокируется левой.
В дуаньда приемы не делятся на чистые действия руками или ногами, правой или левой конечностью. Все части тела помогают друг другу.
Неудавшийся удар рукой подкрепляется ударом ногой и наоборот. Удару правой конечностью сопутствуют защитные действия левой, удар правой рукой дополняется ударом левой ногой. Для увеличения взрывной силы ударов, возможностей своего тела противостоять ударам противника, развития его способности наполнять те или иные части тела энергией, необходима гармония физического и психологического состояния.
Такая гармония достигается через сочетание физических и энергетических упражнений, но главное - через соблюдение моральных принципов.
3. Составные элементы системы дуаньда
Чтобы вступить в схватку с преступниками, защитить себя и победить врага, недостаточно хорошей физической подготовки и бесстрашия. Надо еще хорошо владеть всеми составными элементами системы рукопашного боя дуаньда.
Это означает следующее:
1. Уметь использовать в схватке все возможные средства;
2. Направлять свои удары в уязвимые места противника;
3. Постоянно сохранять оборонительную стойку;
4. Избегать пассивного ведения боя, ибо лучшая оборона - нападение;
5. Полностью использовать потенциал удара;
6. Уметь преодолевать неблагоприятные моменты в схватке.
Уметь использовать в схватке все возможные средства, это значит, что прежде всего, следует применить оружие, если оно у вас есть, либо употребить в качестве оружия имеющиеся под рукой предметы - палку, бутылку, камень, зонтик, поясной ремень, инструменты или что-то другое. Ведь оружие, даже примитивное, значительно расширяет возможности самозащиты.
Если же под рукой ничего нет, необходимо, полностью использовать возможности своего тела, применить серии защитных движений, уходить от ударов, использовать промахи противника для собственной атаки.
ДЫХАНИЕ В БОЮ
Существуют два основных типа дыхания - диафрагмальное и скелетное (изолированное и включенное), к которым так или иначе молено отнести любой дыхательный прием.
Наш естественный способ дыхания основан на первом принципе. Межреберные мышцы и брюшной пресс ритмично сокращаются, то вытесняя воздух из легких, то втягивая его. При этом они действуют как бы изолированно от всех остальных мышц, мало участвуя в общем двигательном процессе. Человек так дышит с самого рождения и неплохо обходится этим способом всю жизнь. Но начиная двигаться активно, он чувствует "недостаток" дыхания, резь в боку, быстро утомляется, теряет способность координировать свои действия.
Причина этого в несогласованности дыхательных и двигательных ритмов.
Ведь полностью изолировать мышцы, участвующие в дыхании, от других невозможно, так как они собраны на одном и том же каркасе-скелете. Поэтому их движения взаимно действуют друг на друга, внося разлад и хаос, сбивая ритмы при несогласованной работе.
Но в процессе движения рано или поздно возникает какой-то общий ритм.
Придерживаясь его, можно продолжать движение безостановочно, иногда в течение нескольких часов. В этом случае происходит синхронизация ритмов: они перестают сбивать друг друга, делая необязательным постоянный контроль за ними, переводя движения на рефлекторный уровень. Здесь имеет место и еще один интересный фактор - резонанс ритмов, их взаимное усиление и поддержка.
Для рассмотрения этого феномена бег не самый лучший пример, поскольку основные работающие мышцы не связаны непосредственно с грудной клеткой, где находятся легкие. Лучшим примером будет косьба: движение ритмичное, сильное и достаточно продолжительное. Косарь, взмахивая косой, скручивает тело вокруг продольной оси. При этом он дышит в такт замахам: вдох - разворот груди (замах), выдох - скручивание (подрезка). Можно сказать, что движения рук с косой управляют дыханием человека.
Действительно, в процессе движения можно заметить, что вовсе необязательно "включать" в общий дыхательно-двигательный процесс те мышцы, которые мы привыкли использовать собственно для дыхания. Вполне можно обойтись без них.
Косьба не единственный пример такого движения. Такое дыхание не является изолированным и не зависит от какого бы то ни было дыхательного ритма. Его уже не нужно сохранять. Отказавшись от "независимого" дыхания, мы сами перестаем зависеть от него. Значит, очень трудно будет его сбить.
Теперь, глядя на представителей разных боевых систем, можно с первого взгляда определить тип дыхания, используемый ими: каратэ, айкидо, вообще почти все японские системы, преимущественно используют изолированное, принудительное дыхание, поэтому одно из главных в них требований -вертикальный, неподвижный корпус; стиль "пьяного", обезьяны, Кадочникова использует преимущественно второй тип дыхания, изгибаясь и скручиваясь в уклонах и поворотах.
Тип дыхания, в свою очередь определяет и основной технический арсенал бойца. Каратэист предпочтет жесткий сметающий блок, а "пьяный" применит уклон, который кроме защиты обеспечивает ему выдох.
Преобладание одного типа дыхания вовсе не означает отказ от другого: айкидоки высокого уровня используют технику кокю-нагэ, применяя для броска силу дыхания, а последователи стиля "пьяного" применяют резкий диафрагмальный выдох-сброс, вкладывая его силу в удар.
Многочисленные дыхательные упражнения призваны развить и закалить межреберные и брюшные мышцы, которые потом смогут служить неплохой броней, как в жестких стилях вроде Кёкусин-рю.
Эти же мышцы служат биомеханической основой двигательной системы человека, позволяя вложить усилие ноги в удар рукой, совершить высокий прыжок, резкий уклон или поворот, только используют их в этом случае по-другому, не закрепощая, а наоборот, усиливая действие скелетных мышц. При этом они используются для дыхания не более, чем те же скелетные. Поэтому второй тип дыхания также называют "скелетным".
Настоящий боец умеет комбинировать оба типа дыхания, добиваясь наибольшей боевой эффективности. При этом он не должен думать в бою, как именно следует дышать - об этом следовало думать на тренировке.
Правильно развитая биомеханическая основа дыхания повышает КПД действий бойца до 80% против обычных 10-15, поскольку устраняет так называемый "развал тела" - несогласованность взаимных действий и невозможность взаимного усиления рук и ног, возникающие вследствие слабости связующего звена. Масутацу Ояма убедился в этом, наблюдая в течение года двух учеников, один из которых накачивал мускулатуру железом, а второй делал упор на дыхательные упражнения. Через год в контрольном спарринге худой и жилистый "дышатель" совершенно загонял "качка", превосходя его и в скорости, и в подвижности, и в инициативе. Тесты же на разбивание предметов заметных различий в силе ударов не показали. О выносливости не стоило и говорить.
Перефразируя известную поговорку: "драться - не мешки ворочать".
Базовым комплексом дыхательных упражнений может служить любая методика - годятся и кара-тэистские, и ушуистские комплексы. Важно только чередовать их выполнение с ритмичными движениями типа косьбы или рубки.
Хорошей дыхательной медитацией можно назвать чеченский танец "зикр", где дыхание с прихотливым, постоянно меняющимся соотношением глубины и частоты длится до двух часов, сопровождаемое резкими ритмичными колебаниями всего тела.
Важно только одно - дыхание должно быть самым быстрым и самым сильным.
Помните - его целью является укрепление и закалка дыхательных мышц.

ЗВЕРИНЫЕ СТИЛИ УШУ
Это целый ряд стилей ушу, объединенных общим названием сян-синцюань - "стили образа и формы" или "стили имитации формы". Они основаны на подражании движениям и повадкам животных. В сянсинцюань состояние естественности, спонтанной раскрепощенности (цзыжань) достигается за счет полной самоидентификации с избранным объектом, причем не только внешней, но что самое главное, внутренней. Человек, овладевая "формой и образом" тигра, змеи, дракона, достигал естественной раскрепощенности и природной мощи животного в своем "первозданном состояни".
Имитация движений животных известна в Китае давно. В ранних тотемных танцах предки китайцев имитировали манеру боя животного.
Например, в первых веках нашей эры при императорском дворре устраивались танцы обезьяны и журавля. В начале 2-го века н.э. трактат "Хуайнань-цзы" описал упражнения "карабкающийся медведь", "вытянувшаяся в полете птица", "моющаяся дикая утка", "скачущая обезьяна", "смотрящая сова", "оглядывающийся тигр", объединенные названием "игра шести животных" (люцинси). Несколько позже знаменитый врачеватель, даос Хуа То (141-208)создал комплекс "Игра пяти животных" (уцинси), на основе движений медведя, тигра, оленя, обезьяны и птицы, утверждая, что это "может излечить каждого".
Однако все эти упражнения относились скорее к системам психофизической регуляции и не представляли боевого искусства в полном смысле этого слова.
Но именно они заложили основные принципы стилей сянсинцюань.
На чем же основываются стили имитации животных? Уподобление животным требует повторения не только их внешней формы, например, переваливающейся походки медведя или забавных ужимок обезьяны, но и внутреннего состояния. В китайской традиции это объяснялось как сочетание "формы и бесформенного", соответствовавших внешнему и внутреннему в человеке. . Для этого бойцы ушу имитировали даже дыхание животного, уподобляя ток энергии ци в своем теле ее циркуляции в теле животного.
Подражание животным, прочно входя в сознание занимающегося ушу, могло изменять кинематику его движений, а на последующих этапах - и манеру мышления. Поэтому человек не столько подражал природе, сколько обнаруживал в ее обитателях самого себя, предполагая в чужом движении безграничность собственных возможностей. В традиционной китайской философии не было различий между понятиями "тождество" и "подобие". За основу бралось именно подобие, т.е. человеку не обязательно было полностью походить на подражаемое животное. Достаточно было сымитировать несколько характерных признаков, например, издать крик орла, сформировать особую позицию ладони - "лапу тигра", прыгнуть, как обезьяна. В этом случае считалось, что человек набрал определенное количество признаков требуемого объекта. Такой чисто китайский подход давал возможность имитировать даже несколько животных сразу, не добиваясь полного внешнего сходства с ними. Например, мастера стиля суньбинцюань ("Кулак полководца Суньцзы") учили, что необходимо иметь "драконью поясницу, орлиный глаз, змеиные ноги, а в передвижениях походить на ласточку".
Подражание "образу и форме" можно встретить в сотнях стилей ушу. Например, в стиле шаолиньцюань одним из самых мощных технических действий считался прием "яростный тигр вырывает сердце" - резкий прыжок вперед и удар "лапой тигра" снизу вверх. В стиле мицзунцюань ("стиль тайного следования") есть много движений, название которых связаны с мифической птицей Феникс - "Феникс взлетает с красной горы" - одновременный удар коленом и кулаком,
"Красный Феникс расправляет крылья" - одновременные блок одной рукой и удар другой.
Во время выполнения таких движений следует представлять образ данного животного. Характерно, что большинство стилей сянсинцюань рекомендовалось изучать в "подходящем месте". Так, "стиль Змеи" - в высокой траве или
скалистом ущелье, "стиль Журавля" - на берегу озера. Весь этот декор из обстановки и движений был призван навеять прежде всего внутренний образ, уже не зависящий от внешней формы, а потому и называемый "бесформенным".
Истинный мастер сянсинцюань не зависел от обстановки, ему не надо было досконально вопроизводить характерные движения животного, так как его образ вошел уже в плоть и кровь. Этому соответствует сентенция основополагающего даосского трактата "Дао дэ цзин": "Великий образ не имеет формы", поэтому учитель ушу воплощал собой некий Великий образ, независимо от того, какой конкретно стиль животного он практиковал. Это было похоже на некую драгоценную жемчужину, скрывающуюся в сердцевине бойца ушу. Один из речитативов ушу говорит об этом так: "Форма и бесформенное сочетают в себе абсолютно ложное и доподлинно истинное. Внутри формы таится игла, а в ее сердцевине - учение о сокровенном".
Каждое направление ушу включало несколько стилей группы сянсинцюань. Как же проходило обучение этим стилям? Оно подразделялось на три основных этапа. На первом этапе учителя советовали ученику имитировать лишь внешний облик подражаемого объекта, что называлось "овладеть формой" (сянсин). В "стиле Обезьяны", например, ученик, не изучая никаких боевых движений, учился срывать персик как обезьяна, подражать мартышке, дрожащей от холода, прыгающей от радости. В стиле "Когтей Орла" (инь-чжао) боец бил крыльями как птица, падал на песок, будто орел атакующий добычу. В "стиле Змеи" (шэцюань), тренируя гибкое тело бойца, учитель советовал ученику "оборачиваться вокруг камня".
Затем начинался второй этап обучения, на первый взгляд, прямо
противоположный по своему характеру первому. Он носил название "отойти от формы" (лисин). В китайской эстетике есть выражение: "Отходя от формы достигаем схожести". Отход от формы как от некоего канона, есть закономерный процесс творчества. Но прежде чем отойти от него, надо обрести эту форму, то есть в полной мере освоить базовые упражнения. В противном случае школа подменялась выдумками занимающегося, питающего иллюзию, что он якобы практикует ушу.
Китайские мастера учили "не отходя от формы, оторваться от нее". Это парадоксальное на первый взгляд утверждение постигается лишь в процессе тренировки. Боец не должен "переигрывать", увлекаясь чисто внешней имитацией формы. Один из известных мастеров "стиля обезьяны" (хоуцюань) Ся Инпэй вспоминал, как он сначала подражал лишь повадкам и ужимкам обезьяны, затем стал замечать, что и его дух стал подобен внутреннему состоянию играющей и сражающейся обезьяны. Затем он потратил много времени на совмещение внешней формы и внутреннего образа, а потом "забыл о том и о другом".
На первом и втором этапах боец лишь учился отождествлять себя с каким-либо внешним объектом. Однако на этой фазе сянсин-цюань оставался только танцем, точно копировавшим повадки представителей животного мира, что для боевого искусства недостаточно. Необходимо было еще овладеть сочетанием методов кулачного боя и принципов имитации животных. Это знаменовало собой переход к третьему этапу изучения сянсин-цюань, называемому "утверждение в мысли", что означало понимание бойцом ушу того, что перед ним - не просто имитационный танец, но многогранное и эффективное боевое искусство. Во многих стилях "образа и формы" считалось, что если имитируемая форма не согласуется с боевым содержанием ушу, то следует пожертвовать формой ради сохранения прикладного содержания.
Основой для такой работы является изучение комплексов - тао. Такие комплексы в виде ритуальных танцев существовали еще в III в., однако лишь с XIV -XV вв. они стали базой для передачи как технического арсенала ушу, так и духовной традиции. Всякое тао требовало строго определенного внутреннего состояния, отвечающего характеру движений. Особенно важно это при выполнении тао стилей синсинцюань, не случайно даже названия движений стремились навеять ученику внутренний образ: "свирепый тигр пожирает добычу", "черный дракон выходит из воды" и т.д.

СИНЬ-И-ЦЮАНЬ (Кулак формы-мысли)
Широкоизвестный (хотя больше понаслышке) "внутренний стиль" китайского ушу, один из трех знаменитых стилей Уданских гор. Его появление легенда относит к периоду между 1637 и 1661 годами, и связывает с деятельностью некоего Цзи Лунфэна, якобы развившего теоретическое наследие знаменитого полководца и мастера рукопашного боя Юэ Фэя (1103- 1141). Затем он передал свое учение трем ученикам - Ци Чжу, Ма Хуэли и Цзяо Циу, от которых берут начало три основные школы: в провинциях Куангси, Хунань и Шанси.
"В период заката династии Мин и воцарения Цин к востоку от реки Бу жил знатный человек по имени Цзи Цикэ, по прозвищу Лунфэн (дракон-вихрь), мастер фехтования на длинных копьях. Он странствовал по Поднебесной, посещая знаменитых мастеров воинских искусств, пока не дошел до горы Чжуанань. Там у одного мастера он и нашел "Пособие по пяти стилям кулачного боя" Юэ Фэя, ясное по мысли и драгоценное по содержанию. Впоследствии свои познания Лунфэн передал через поколения, и так они пришли к нынешним мастерам школы Синь-И".
Однако китайская история вообще, а история боевых искусств особенно, чрезвычайно мифологизирована. Поэтому к данной легенде следует относиться с большим скептицизмом.
В отличие от стиля Багуа, где приложение силы идет по горизонтали за счет энергии скручивания и раскручивания, в Синь-И сила прикладывается по вертикали в трех уровнях, а движения характеризуются большей жесткостью. Долгое время странствующие по Китаю купцы наиболее охотно набирали охрану из бойцов этого стиля.
Базовая техника школы включает в себя пять видов атакующих действий:
1. Расщепление. Энергия удара резко взмывает вверх и опадает.
2. Пробивание. Энергия проходит стадии расширения и сужения.
3. Бурав. Энергия изливается ввинчивающейся струей.
4. Глушение. Энергия исторгается подобно выстрелу из ружья.
5. Пересечение. Энергия при ударе изливается вперед по дугообразной траектории.
Это нашло отражение в технике кулачных ударов: рубящий кулак, отражающий кулак, сверлящий, пушечный и поперечный.
Тактика движений Синь-И основана на четырех позициях: подъем (изготовка), ввинчивание в оборону, приседание, поворот.
Многочисленные "тао" Синь-И, состоящие из десятков движений, подразделяются на 12 различных звериных стилей: "Дракона", "Тигра", "Обезьяны", "Лошади", "Ящерицы", "Петуха", "Ястреба", "Змеи", "Орла", "Медведя", "Ласточки" и "Устрицы". Причем последователь этой школы должен владеть всеми 12 стилями. Такой богатый арсенал предполагает, что при встрече с противником ему будет дан отпор в выгодном для обороняющегося стиле.


ТАЙЦЗИ-ЦЮАНЬ (Кулак Великого Предела)
Это самый известный и популярный в мире стиль китайского ушу.
Создателя тайцзицюань звали Чэнь Вантин, и происходил он из уезда Вэньсянь провинции Хэ-нань. Чэнь был воином императорской гвардии, но после прихода к власти маньчжурской династии Цин (в 1648 г.) ушел из армии. Будучи мастером ушу, он решил систематизировать те сведения, которые получил в армии.
За основу нового стиля Чэнь Вантин взял формы кулачного боя, известные ему из "Трактата о кулачном искусстве" Ци Цзигуана (1528 - 1587), служившего учебным пособием для императорской гвардии. Из 32 имеющихся там связок приемов Чэнь отобрал 29 и составил несколько комплексов, в том числе пять комплексов тайцзи-цюань. Он представил новый стиль как сочетание боевых приемов и их философского осмысления. Постепенно стиль семьи Чэней упорядочивался, усиливалось его философское звучание. Уже не требовалось столь много комплексов, чтобы открыть для себя метафизическую глубину искусства ушу. Для этого достаточно было нескольких десятков движений, выполненных с полным соблюдением принципов тайцзицюань. С течением времени из первоначального творения Чэнь Вантина сохранился лишь первый комплекс тайцзицюань и комплекс паочуй ("взрывающиеся удары"), которые сейчас считаются первым и вторым комплексами стиля Чэнь.
Полтора века этот стиль не выходил за пределы семьи Чэней, им занимались вдали от любопытных взоров. Первым посторонним человеком, которому удалось приобщиться к новому стилю, стал Ян Лучань (1799 - 1872) -
воистину человек легенда. Он происходил из обедневшей семьи в уезде Юннянь провинции Хэбэй. Хотя Ян с детства испытывал тягу к ушу, заботы о близких не
позволяли ему систематично заняться этим делом. И все же, узнав о необычном
стиле Чэней, Ян Лучань отправился к ним в деревню и попросился в ученики.
После долгих уговоров Яна взяли, но не учеником, а в качестве слуги в дом Чэнь Чансина (1771 -1853), внука Чэнь Вантина.
Ян украдкой наблюдал за занятиями хозяина, и через три года рискнул показать ему то, чему научился таким способом. Мастер Чансин и все его родственники были искренне поражены той тщательностью и упорством, с которыми Янь Лучань подошел к тренировкам. Вместо того чтобы строго наказать его, они позволили ему продолжать занятия вместе с ними.
После шести лет обучения Ян Лучань возвращается в родной уезд и начинает преподавание. В то же время он работает над развитием стиля. Так, постепенно меняя характер движений, он делает их более плавными и растянутыми. Стиль приобрел большое оздоровительное значение, что позволило одному из учеников Ян Лучаня написать: "Что является высшей целью тайцзицюань? Сохранение здоровья и продление жизни". Ян Цзяньхоу (1839-1917), третий сын мастера, живший одно время вместе с отцом в Пекине и знакомый с запросами широкой публики, продолжил формирование стиля, основав так называемую Среднюю ветвь. Создание стиля Ян завершил его сын Ян Чэнфу (1883 - 1936). Он определял суть занятий тайцзицюань как "тренировки духа", критикуя стили внешней семьи за нерациональный упор на физическую силу и "рваные" движения. Это, по его мнению, истощает внутренние резервы организма.
Первые многочисленные труды по тайцзицюань были сведены в единый канон в лоне третьего крупного стиля тайцзицюань, созданного У Юйсяном (1812 - 1880). Стиль У, как его называли по фамильному иероглифу основателя, характеризовался быстрыми и короткими движениями.
В 1912 г. ученик У Юйсяна Хао Хэ, приехав в Пекин, тяжело заболел. За ним ухаживал знаменитый мастер ушу Сунь Лутан (1861 - 1932). В благодарность за искреннюю, помощь Хао Хэ показал ему полный комплекс своей школы У.
Переработав старый комплекс, Сунь Лутан создал собственное направление - стиль Сунь, основанный на принципе "открытия-закрытия", т.е. сочетания движений назад и вперед, концентрации и выброса сил. За быстрые короткие передвижения стиль получил также название "подвижный тайцзицюань открытого и
закрытого".
Последний из крупнейших стилей тайцзицюань - "второй" стиль У - был основан У Цзяньцюанем (1870 - 1943). Его отец Цюань Ю, маньчжур по
национальности, был уроженцем провинции Хэбэй и обучался у Ян Цзяньхоу, когда тот преподавал в Пекине. Цюань Ю обучил этому направлению своего сына У Цзяньцюаня. Однако тот решил реформировать стиль Ян: делает движения более плавными, исключает прыжки, притоптывания, резкие движения; изменилась немного и форма стоек, движение как бы волной пробегало по телу. Стиль вскоре был признан самостоятельным направлением тайцзицюань.
Помимо пяти основных стилей тайцзицюань, возникло немало мелких ответвлений, которые в основном брали свое начало от стиля Ян. Следует подчеркнуть: все стили тайцзицюань, хотя и различались по характеру и форме движений, основывались на общих принципах, более того - в своей базе имели одинаковую последовательность движений.
Распространение тайцзицюань было весьма затруднено закрытостью школ (мастер никогда не обучал более 3 - 4 учеников), отсутствием общепризнанных методик. После образования КНР развернулась работа по "упорядочиванию" ушу. В результате этого в середине 50-х гг. на основе традиционных стилей было создано около 20 новых комплексов. В их числе в 1956 г. появился комплекс "Упрощенный тайцзицюань из 24 форм", составленный на основе самого
распространенного и зрелищного стиля Ян. Позднее он был введен в программу средних и высших учебных заведений.
В конце 70-х - начале 80-х гг. работа над созданием новых комплексов тайцзицюань была продолжена. Но теперь в поле зрения Государственного комитета по физкультуре и спорту КНР оказался не только стиль Ян, но и два стиля У и стиль Чэнь. На их основе был создан комплекс из 48 форм тайцзицюань, сохранивший все основные черты этих стилей. Этот комплекс более сложен, но он дает большие возможности реализовать основные принципы стиля, в том числе оздоровительный эффект. Не случайно все медицинские исследования эффективности тайцзицюань проводились на группе занимающихся этим
комплексом.
В настоящее время в КНР, на Тайване, в Гонконге, Сингапуре и во всем остальном мире наиболее популярны оздоровительные варианты этой системы.
Имеются, однако, и такие школы, где практикуют тайцзи-цюань именно как боевое искусство. Главные различия между тем и другим направлениями заключается не в технике, а в целях и методах тренинга.

ЦИГУН БОЕВОЙ

1.
Характерным элементом традиционного ушу было выполнение комплексов упражнений - тао, или таолу. Они имели характер ритуала, приобщавшего к всемогуществу природных либо божественных сил, мудрости и совершенству
легендарного основателя школы ушу. Одновременно тао служили средством отработки приемов единоборства, психической и физической закалки.
Во многих школах ушу задачи подготовки к рукопашному поединку отходили далеко на задний план, а доминировали цели "совершенствования тела-личности". В этом случае комплексы (тао) сами по себе служили средством психофизиологического тренинга.
Ряд стилей ушу, в том числе тайцзи-цюань, принято относить к "внутренним" (нэйцзя). Считается, что в них приемы "внутренней работы" - нэйгун, нацеленной на управление внутренними психосоматическими процессами, доминируют над "внешней" формой движения. Такие стили противопоставляются "внешним" (вайцзя), в которых акцентируется правильность и эффективность физического действия, "внешней работы" (вайгун). Это противопоставление, отражающее соперничество разичных школ и направлений ушу, достаточно условно. В обоих направлениях "внутренняя работа" сочетается с "внешней". Движение служит и для создания необходимого внутреннего состояния, тогда как последнее позволяет правильно и результативно выполнять "внешнюю работу".
Термин "нэйгун" иногда применяют как синоним слова "цигун". И все же методики цигуна в боевых искусствах обычно принято отделять от таолу как вспомогательные приемы, служащие развитию специальных качеств. С этой целью обычно применяют "жесткие" методики. Они нацелены на воспитание навыков "включения" функциональных систем организма на полную мощность, мгновенной и
максимальной реализации психических и физических возможностей. "Жесткие" системы цигуна позволяют, в частности, демонстрировать приемы "разбивания", способность противостоять нажиму режущей кромки или острия холодного оружия, выдерживать давление на грудь огромных тяжестей, удары твердыми и тяжелыми предметами и т.д. Такие методики могут требовать интенсивного выполнения упражнений в быстром темпе, предусматривать значительные физические и психические нагрузки. Им обычно противопоставляют "мягкие" системы, имеющие целью лечение и оздоровление. Но функциональную грань между "жесткими" и "мягкими" методиками не всегда можно провести достаточно отчетливо.

2.
Основная задача воинского цигуна - накопление, перераспределение, использование различных видов энергий в теле человека и в окружающей его среде. Он применяется для усиления атаки и защиты, для контроля над противником. Сейчас насчитывается около 600 различных видов воинского цигуна, но наиболее распространены следующие: "18 упражнений", "8 кусков парчи", "Трактат об изменении мышц", "Эмейский цигун", "Цигун Белый Журавль".
На протяжении веков были выработаны особые правила, помогавшие ученику освоить технику цигун. Считалось, что лучшее время для таких занятий с 23 часов до 1 часа ночи или с 3 до 5 часов утра. Нельзя упражняться ни слишком сытым, ни слишком голодным. Перед занятиями необходимо расслабиться, освободить голову от посторонних мыслей, вымыть руки и лицо, прополоскать рот. Заниматься нужно в широкой одежде, не стесняющей движений. После тренировки нельзя купаться в холодной воде.
Осваивая новые виды упражнений, следует постепенно переходить от простых к сложным, от медленных к быстрым, от легких ударов к тяжелым. В течение первых 4 - 5 месяцев занятий необходимо специальными лекарственными кремами и мазями смазывать кожу, чтобы защитить ее от повреждений.
Во время тренировок нужно держать туловище вертикально, концентрируя волю в нижней области живота (чуть ниже уровня пупка), стараться освободиться от излишних напряжений. Распределение энергии в теле должно быть равномерным.
Очень важно уметь регулировать дыхание. От этого во многом зависит способность накапливать и использовать энергию. Существует два способа дыхания: диафрагменное, то есть дыхание животом, когда во время вдоха живот расширяется, а во время выдоха вбирается, и парадоксальное, когда все происходит наоборот: во время вдоха живот вбирается, а во время выдоха мышцы живота расслабляются и живот естественным образом распускается. При необходимости нужно моментально менять один вид дыхания на другой.

3.
Более конкретное представление об упражнениях жесткого цигуна дают два примера:

"Железная бочка"
Перед тренировкой нужно выбрать какой-нибудь тяжелый груз (лучше каменный), вес его должен быть чуть больше того, что вы можете поднять.
Встаньте перед грузом прямо и примите стойку всадника. Напрягите колени внутрь. Расправив грудь, опустите дыхание вниз и вберите ягодицы. Сконцентрируйтесь на низе живота.
Вытяните вперед кисти обеих рук и сожмите ладонями камень. Используя парадоксальное дыхание, с силой вдохните воздух через нос и задержите выдох. Прижмите кончик языка к верхнему нёбу, пальцами ног вцепитесь в землю, пальцы рук прижмите к камню. Всем телом с силой поднимите камень. Поднимайте его до тех пор, пока не выпрямятся ноги в коленях. Затем медленно опустите камень на прежнее место, одновременно потихоньку выдыхая воздух через нос.
Выполнение упражнения следует довести до 36 раз. Затем нужно немного увеличить груз. Для овладения этим упражнением понадобится 18 - 24 дня.

"Удары по бочке"
Это упражнение фактически является продолжением предыдущего. Передтренировкой нужно обязательно выполнить массаж живота ладонями.
Приняв вертикальную позицию (ноги на ширине плеч), сожмите кисти рук в кулаки и приставьте их к линии пояса так, чтобы центр кулаков был вверху. Кончик языка прижмите к зубам. Смотреть надо прямо. Мысленно направьте всю
вашу энергию в верхнюю часть макушки. Используя парадоксальное дыхание, носом вдыхайте, ртом выдыхайте.
При вдохе поднимите кисти обеих рук до уровня уха, центрами кулаков вниз. Приподнимитесь на носках, затем быстро опуститесь в стойку всадника. Разведя руки в стороны, ребрами ладоней резко ударьте в нижнюю часть живота
с криком "Хэ!". Одновременно вберите анус. Удары вначале наносятся в область низа живота, а затем по всему животу, груди, ребрам.
На следующем этапе удары наносятся связкой прутьев, затем палкой. Когда вы не будете чувствовать боли от ударов палкой, то берите кирпич и наносите удары по животу кирпичом. Тренироваться нужно до тех пор, пока кирпич не начнет разбиваться об живот.
Следующий этап - удары по животу мешком, наполненным песком. Здесь вам понадобится помощь товарища. Когда все части тела перестанут испытывать боль от ударов, вы овладеете искусством железной бочки.
Конечно, освоение этих и подобных упражнений невозможно без опытного наставника. День за днем, год за годом рука об руку с учителем ученик шел по пути познания себя и окружающего мира, чтобы, поняв его, научиться использовать скрытую в нем могучую силу. Известный древнекитайский философ Ле-Цзы учил: "Посвятив долгое время работе со стихиями, человек становится подобен другим вещам. Ничто не может ни поранить, ни остановить его. Он может все - проходить через камень и металл, ступать по воде и пламени".


ЧОЙ-ЛИ-ФУТ
Это одна из наиболее известных школ китайского ушу. В самом Китае она называется Цай-ли-фо, но за пределами КНР получил распространение не
пекинский, а кантонский вариант названия школы.

1.
Обучение цайлифоцюань в полном объеме занимает 8-10 лет, однако для овладения базовыми навыками и принципами требуется значительно меньше времени - около 2 - 3 лет. Всего существуют 49 основных комплексов по стилю, в том числе парных, с оружием, с так называемым "тайным оружием", комплексы воздействия на болевые точки и т.д. Все они подразделены на три большие группы, которые и составляют три этапа обучения. На первом этапе в составе комплексов изучают базовые принципы передвижений, основные удары, позиции, схемы коротких связок, характеризующих способы ведения поединка в цайлифоцюань. Второй ("средний") этап составляют значительно более сложные комплексы, требующие прекрасной ориентации в пространстве, хорошей физической и психологической подготовки. Большинство из них связаны с принципами древней китайской натурфилософии и по своей геометрии движений связаны с триграммами и гексаграммами знаменитой "Книги перемен" - "И-цзин".
Третий этап обычно называют "высшим" или "тайным", так как к нему допускают только ближайших учеников руководителя школы или членов семьи мастера. На этом этапе помимо комплексов (большинство из них - "звериные" комплексы) изучают принципы психологического воздействия на противника, работу с небольшими подручными предметами, например, палочками для еды или короткой веревкой, принципы диетологии, иглотерапии и т.д.
Так или иначе, все технические комплексы сводят к двум большим разделам - комплексам базовой технической подготовки, на основе которых вырабатывают навыки передвижений и ударов, и комплексам зверей, требующим сознательной концентрации на образе животного, его манере вести бой, передвигаться и т.д. Необходимо не столько имитировать повадки зверя, сколько воспроизводить его внутреннее состояние - ярость тигра, изворотливость журавля, хладнокровие и быстроту змеи и т.д.
Цайлифоцюань традиционно связан с образами двух животных - могучего быстрого барса и гибкой змеи. Барс символизирует собой светлое, сильное, жесткое начало ян, змея - податливое, темное, мягкое начало инь. Таким образом на сочетании инь и ян, мягкого и жесткого, прямой и круговой атаки и строится цайлифоцюань.
Цайлифоцюань в противоположность большинству южных стилей в равной степени сочетает мягкие и жесткие движения, короткие и длинные удары. К тому же он включает много ударов ногами, подсечек, зацепов, ударов ногами в прыжках, подскоков, что резко выделяет его из всей плеяды южных стилей.
Перечислим некоторые основные комплексы цайлифоцюань. Комплексы начального уровня: цзомашэн ("Переходы в позициях"), сымэньцяо ("Мосты
четырех врат"), сяомэйхуа ("Малый комплекс цветка сливы"), цзехуцюань ("Кулак стремительного тигра"), сяо бяньхуцюань ("Малый комплекс барса и змеи"). Комплексы среднего уровня: пинцюань ("Кулак спокойствия"), коу-да ("Разбивающие удары"), багуасинь ("Сердце восьми триграмм"), мэйхуа багуа ("Восемь триграмм цветка сливы"). Комплексы высшего уровня включают много имитационных таолу: хуцю-ань ("Кулак тигра"), шэцюань ("Кулак змеи"), шицюань ("Кулак льва"), усин ("Пять форм животных"), шисин ("Десять форм животных"), цзуй басянь ("Восемь пьяных небожителей"), датин багуа ("Достигать чертога восьми триграмм"), фочжан ("Ладонь Будды") и другие.
Обучение в ряде школ ушу, в том числе в цай-лифоцюань, отличается от того, к которому привыкли западные последователи боевых искусств, когда изучают сначала стойки, потом отдельно удары руками и ногами, затем из них
составляют короткие связки, потом комплексы. В цайлифо обучение происходит иначе. На основе двух-трех основных комплексов разбирается не только весь базовый арсенал техники, но и методы дыхания, психоконцентрации, работы взгляда и т.д. Поэтому относительно несложные комплексы в двадцать-тридцать
движений изучают в течение двух-трех лет. Каждому уровню обучения соответствуют свои базовые комплексы, функциональные для выработки определенных навыков. Так, для начального этапа обучения базовыми считаются комплексы цзомашэн (комплекс базовых позиций и передвижений) и сымэньцяо ("Мосты четырех врат" - базовые удары руками), для среднего уровня - коуда ("Разбивающие удары" - базовая комбинаторика), для высшего уровня - комплексы тигра и журавля.

2.
Создателем стиля традиция называет Чэнь Хэ-на (1805-?), выходца из уезда Синьхуэй провинции Гуандун. Как гласят семейные хроники, Чэнь начал заниматься ушу у своего отца Чэнь Юаньху по стилю фоцзяцюань - "Стиль буддийской школы". Этот стиль когда-то был распространен среди народных буддийских сект, в основном относившихся к "тайной традиции". Ко времени Чэнь Хэна фоцзяцюань замкнулся в нескольких кланах и был практически недоступен пришлым людям. Большинство последователей считало его "внутренним" стилем, так как немалый упор в обучении фоцзяцюань делался на овладение специальными упражнениями, направленными на регуляцию энергии "ци" в организме. Здесь же Чэнь Хэн изучил принцип короткого резкого удара с подскоком - "пронзающего удара", который потом вошел важнейшей составной частью в цайлифоцюань. Был еще один необычный для южных стилей элемент в фоцзяцюань - он включал много ударов ногами и даже прыжков, в то время как знаменитые стили из той же провинции Гуандун, например, хунцзяцюань, лицзяцюань, практически вообще не имели в своем арсенале прыжков.
Чэнь Хэн так увлекся изучением ушу, что вскоре стал считаться лучшим бойцом в округе. Ему даже предлагали самому начать преподавание. Однако смерть отца и почти полное разорение семьи заставили его уйти из родной деревни в поисках заработка. Он перепробовал массу профессий - был носильщиком, охранником караванов с товарами, даже держал собственную мелкую лавчонку. Торговля у него не пошла, зато ему удалось объехать почти всю провинцию Гуандун, которая славилась своими мастерами, большинство из которых руководило деревенскими отделениями тайных обществ.
Именно в этих местах действовали знаменитая Триада - "Общество Неба и земли (Тяньдихуэй) и тайная буддийская секта "Путь девяти дворцов", практиковавшая эффективные методы медитации, а также многие другие. Вопреки распространенному представлению, подавляющее большинство тайных обществ отнюдь не ставило своей главной целью борьбу с манчжурами. В основном, в недрах этих организаций передавалось мистическое духовное учение через особые виды ритуальной практики, частью которой были боевые искусства.
Единой Триады как цельного общества никогда не существовало, она была рассыпана по сотням, а то и тысячам деревенских кланов, семей, шаек бродячих бойцов-бандитов (туфэев). Именно благодаря узости и закрытости семейной традиции проникнуть в эти ячейки оказывалось чрезвычайно трудно. Чэнь Хэн неоднократно терпел жестокое разочарование в своих поисках, получая отказ у известных мастеров.
Наконец, судьба свела его с Ли Юшанем, которого за удивительную крепость тела прозвали Алмазный Ли. Сам Ли обучался у основателя стиля лицзяцюань ("Стиль семьи Ли), монаха Ли Янь-кая. Алмазный Ли первоначально с большой настороженностью отнесся к Чэню, так как не мог понять, зачем ему - уже неплохому знатоку ушу - вновь поступать в обучение. Но шесть лет совместных тренировок продемонстрировали Алмазному Ли чистоту намерений Чэнь Хэна и суровый старец полностью передал ему технику Школы, даже назвал своим преемником. Это было довольно необычно, так как Чэнь не принадлежал к семье Ли.
Именно из лицзяцюань пришли в стиль цайли-фо мощные амплитудные удары предплечьями, размашистые удары кулаком наотмашь, а также большинство ударов ладонями. В лицзяцюань считается, что только ладонь обеспечивает достаточный энергетический выброс. В этом стиле распространена поговорка, что "один удар ладонью побивает три удара кулаком".
Через шесть лет обучения Алмазный Ли сам отвел своего последователя к другому известному учителю, жившему в том же уезде Синьхуэй, монаху Цай Фу. Стиль, который он преподавал, назывался цайцзяцюань - "стиль семьи Цай".
Цайцзяцюань отличается длинными ударами предплечий и низкими, растянутыми стойками, в этом похож на лицзяцюань. В момент удара предплечьем рука почти полностью распрямлялась в локте и предплечье било наотмашь, сметая противника, словно дубина, что и называлось "длинное предплечье". Вместе с тем, в соседнем уезде Чжуншань школа цайцзя под влиянием местных боевых традиций начала использовать и короткие прямые удары с ближней дистанции, а защиту-от ударов ногами и руками бойцы выполняли за счет резкого удара локтем по атакующей конечности, что вело к ее перелому. Атака, помимо предплечий, часто выполнялась "глазом феникса" - выставленной вперед второй фалангой указательного пальца.
Таким образом Чэнь Хэн овладел тремя стилями - фоцзяцюань, лицзяцюань и цайцзяцюань, причем по всем трем он считался преемником школы. Его слава достигла таких высот, что уже в молодом возрасте высочайшим императорским указом он был назначен на должность старшего инструктора местных императорских войск по ушу, должность по тем временам весьма почетную.
В процессе преподавания Чэнь Хэн значительно переработал стили, которые постиг. Его детище, названное цайлифоцюань ("чой ли фут" на кантонском диалекте) в память о трех школах в которых он обучался, стало не простым механическим объединением многочисленных приемов, но цельным, самостоятельным стилем, который значительно превосходил по своей эффективности всех своих предшественников.

Авторизация

Реклама