Сознание в поединке

Категория: Методы управления психологическим состоянием Опубликовано 11 Март 2014
Просмотров: 2217
Сознание в поединке(Подход Востока)
Тема размышлений, предложенных в статье, появилась не случайно. Для человека, занимающегося единоборствами, боевыми искусствами, этот вопрос рано или поздно возникает.
Поскольку боевое искусство - это психофизическая деятельность (как, впрочем, и любая другая), то есть динамическое взаимодействие души и тела, духа и организма, сознательного и бессознательного.
В разные периоды тренировок, поединков, самых разнообразных жизненных ситуаций на первый план выходит то одно, то другое. Если с телом (физической подготовкой) более или менее все понятно, то с душой (подготовкой сознания и психики) дело обстоит сложнее. Существует масса рекомендаций психологов, философов, просто практиков по поводу того, как нужно готовить сознание и психику бойца к поединку. Рекомендации начинаются с того, что сознание вообще не надо никак готовить (тренируй тело, а дух сам подстроится), и заканчиваются тем, как сознательно управлять не только всем телом, но и каждым органом или даже отдельной мышцей в отдельности (йогический путь самосовершенствования). Всю эту массу методик и методов можно условно разделить на две большие группы: одна опирается на психический склад, мировоззрение, традиции народов Востока, а другая - народов Запада. Дело в том, что мировосприятие и мироощущение Человека Востока и Человека Запада имеют существенные различия, иногда доходящие до  противоположностей.
Рассмотрим подход Человека Востока к взаимодействию души и тела бойца во время поединка.
Суть восточного подхода к индивидуальному сознанию (душе) и его роли в деятельности вообще (не только боевой) хорошо иллюстрируется в письме практика буддизма Токуана мастеру фехтования Яго Тадзиме Но Хами Муикори (1571-1646) "О тайне неподвижной Праджни". Этот документ важен во многих отношениях, так как он затрагивает тайны любого искусства в целом. В Японии и Китае, как может быть, и других странах просто технического знания искусства недостаточно для того, чтобы стать настоящим Мастером. Сознание Мастера должно достигнуть определенного состояния, называемого "Мусин" (у-син) - "отсутствие разума". Это означает уход от оппозиции Я и не - Я; жизни и смерти,
добра и зла, бытия и небытия. Значение "Мусин" в определенной степени соответствует понятию "Бессознательное" (в западном понимании).
С точки зрения современной философии и психологии это уровень наглядно-действенного мышления (или мышления в действии), когда тело человека становится, так сказать, "автоматом", относительно его собственного сознания (души).
Любой человек сталкивается с этим феноменом постоянно. Например, передвижение привычной дорогой на работу проходит именно в этом режиме: обход препятствий, выдерживание направления, пересадки в транспорте и т.п. осуществляются практически без вмешательства абстрактного мышления. Человек "бессознательно сознателен" или "сознательно бессознателен". В свете этого предварительного замечания нижеследующая
инструкция Токуана становится более понятной.
"В случае фехтования, например, когда противник пытается напасть на вас, ваши глаза сразу же ловят движение его меча, и вы можете последовать за ним. Но как только это случается, вы перестаете владеть собой и, несомненно, потерпите поражение. Это называется "остановкой" (или "пребыванием").
Вы, конечно, видите меч, собирающийся поразить вас, но не позволяйте своему уму "останавливаться" на этом. Оставьте намерение контратаковать противника в ответ на его угрожающий выпад, перестаньте строить всякие планы на этот счет. Просто воспринимайте его движения, не позволяйте своему уму "останавливаться" на этом, продолжайте двигаться все также навстречу противнику и используйте его атаку, обращая ее против него самого. Тогда и оружие это обрушится на самого противника.
Как только разум "останавливается" на каком бы то ни было объекте - будь то меч противника или ваш собственный, сам человек, атакующий вас, манера или размах действия – вы потеряете контроль над собой и, несомненно, становитесь жертвой вражеского меча, когда вы настраиваете себя против него, ваш разум будет прикован к нему. Поэтому даже не думайте о себе". (То есть нужно выйти за пределы противопоставления Я и не - Я. - Прим. Ю.З.).
Фехтовальщик, достигший совершенства, не обращает внимания на личность противника так же, как и на свою собственную, ибо он является безразличным свидетелем фатальной драмы жизни и смерти, в которой он принимает самое активное участие. Несмотря на все старания, которые он проявляет или должен был проявить, он выше самого себя, он идет за пределы дуалистического восприятия обстановки, и в то же время он не мистик, увлеченный созерцанием, он в логике смертельной схватки.
"Например, на вас напали десять человек, и каждый из них пытается нанести вам удар мечом. Как только вы защититесь от одного, вы перейдете к другому, не позволяя своему разуму "останавливаться" на ком-либо. Как бы быстро не следовал один удар за другим, вы не станете сражаться сразу с двумя. Таким образом, вы последовательно и успешно разделаетесь с каждым из десяти. Это возможно только тогда, когда разум движется от
одного объекта к другому, когда ничего его не "останавливает" или не порабощает. Если разум не способен двигаться таким образом, он, непременно, проиграет игру где-нибудь между двумя схватками".
Например, буддийское божество кванион босяцу (авалокитенвара) иногда изображают существом с тысячью рук, каждая из которых держит определенный предмет. Если его
разум "остановится" на стрельбе из лука, все остальные девятьсот девяносто девять рук окажутся совершенно бесполезными.
Только потому, что его разум "не останавливается" на работе одной руки, а движется от одного инструмента (предмета) к другому, все его руки оказываются предельно полезными. "Выражаясь языком фехтования, настоящий новичок ничего не знает о том, как нужно держать меч и как с ним обращаться и еще меньше о том, как нужно себя вести. Когда противник пытается нанести ему удар, он инстинктивно парирует его. Это все, что он может сделать. Но как только начинается тренировка, и его учат владеть мечом, учат тому, как и на чем сосредоточиваться, его разум "останавливается" на различных предметах. По этой причине всякий раз, когда он пытается нанести удар противнику, он ощущает сильную скованность (он совершенно утратил чувство невинности и свободы, которыми обладал раньше). Но проходят дни и годы, и по мере того, как его подготовка обретает большую зрелость, его движения и техника владения мечом приближается к "отсутствию Разума", которое напоминает то умственное состояние, которым он обладал в самом начале обучения, когда он ничего не знал, когда он был в этом искусстве абсолютным профаном".
Говоря современным языком, все предоставляется бессознательной деятельности туловища и конечностей (в смысле, сознательное не контролирует движения), когда сам разум не останавливается ни на одном объекте, ни на одной точке. Это бессознательное вторгается в область рефлексивного слоя сознания, когда сознание теряет самое себя (то есть самосознание), повинуясь приказам бессознательного. В случае боевого взаимодействия человек должен освободиться от всех мыслей, связанных с жизнью и смертью, выигрышем или потерей, добром и злом, отдавшись силе, которая скрывается в тайниках его существа.
Например, по утверждению идеологов кюдо (япон. искусство стрельбы из лука) стрелку принадлежит второстепенная роль посредника и исполнителя действия, которое происходит в некоторой степени без его участия. Стреляет "дух или "сам Будда". Самурай не должен был думать в процессе стрельбы ни о цели, ни о попадании в нее - только "дух" хочет стрелять, "дух" стреляет и "дух" попадает, говорили идеологи кюдо.
Такое состояние сознания достигается путем медитации. Медитацией называется интенсивное глубокое размышление в процессе сосредоточения на объекте с устранением всех рассеивающих внимание факторов.
В первой фазе медитации, предшествующей, например, спортивному поединку, достигается измененное состояние сознания за счет сосредоточения его на каком-либо одном объекте (при полной мышечной релаксации) - "одноточечное сознание" (китайск. "и-нянь-синь"). Физиологически это приводит к торможению коры головного мозга с сохранением очага возбуждения. В следующей фазе медитации достигается "пустотность" сознания (китайск. "чжэнь-кун") – состояние безмыслия или в терминах современной психологии "остановка внутреннего монолога", когда объект "одноточечного сознания"
исчезает из рефлексивного слоя сознания.
Таким образом, во время поединка - задействуется только нерефлексивный слой сознания. Боец не выделяет ни себя, ни противника из ситуации. Поединок почти целиком строится на технических действиях, усвоенных в ходе предыдущих тренировок. Эти действия не требуют контроля сознания, т.к. производятся автоматически: на каждый удар проводится
отработанное блокирование; на серию ударов - серия блоков с переходом в контратаку. Темп поединка очень высок.
Вхождение в состояние медитации осуществляется еще до поединка или спортивных состязаний, которым предшествует "сидячая" медитация. Аутогипнотизации перед единоборством способствует и выполнение предварительного церемониала, обязательного в восточных боевых искусствах, создающего настроение сосредоточенного ожидания и тем самым условия для развития торможения в коре головного мозга.
Непосредственно в ходе поединка медитация и ощущение "отсутствия Разума" поддерживаются ритмом дыхания и связанных с ним ритмическими передвижениями, ударами и блоками.
Именно поэтому в школах боевых искусств Востока тренировочные поединки проходят под звуки играющего роль метронома барабана (в карате) или традиционного оркестра из 3-х барабанов и флейты (в силате).
Формальные упражнения "ката" в карате, дзюдо и других искусствах, кроме технических аспектов, преследуют и цель выработки чувства ритма в поединке. Ритм поединка
поддерживается динамикой выполнения технических приемов боевых искусств, где удары и блоки чередуются в комбинациях и проводятся, как правило, на выдохе. Ритм поддерживается дыханием. Ритм же является фактором, освобождающим сознание от логики, то есть феноменологически переводящим его на нерефлексивный уровень, который характеризуется наглядно-действенным и наглядно-образным видами мышления. Эти виды мышления в данном случае более эффективны, так как именно они обеспечивают решение пространственных ситуационных задач боевого поединка и целостность его восприятия. Эти виды мышления, например, в "кэмпо тай цзи цюань" носят название: "Размышление в действии. Действие в размышлении". То есть мастер карате бессознательно пробует одну за другой отработанные стереотипные технические комбинации, чему способствует многовариантность и техническая обусловленность в
карате мгновенных переходов от ударов к блокам или к другим видам ударов. Поединок практически целиком управляется нерефлексивным уровнем сознания, то есть бессознательным.
Итак, подход Человека Востока к организации функционирования индивидуального сознания бойца в поединке можно сформулировать следующим образом. Рассматривая человека и окружающий его мир как единое неразрывное целое, Человек Востока старается сохранить это единство в любой ситуации за счет устранения оппозиции Я и не-Я путем "отключения" рефлексивного слоя сознания, переходя на наглядно-действенныйи наглядно-образный виды мышления.

Зуев Ю.Ф.
канд. филос. Наук
Журнал «Боевые искусства планеты»

Авторизация

Реклама