Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого "Сто великих рекордов животных". Часть 2

Категория: «Внутренняя политика» семьи Опубликовано 22 Ноябрь 2017
Просмотров: 1471

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого САМЫЕ ЧАДОЛЮБИВЫЕ ЖИВОТНЫЕ
Чадолюбивые моллюски
Трудно поверить, но среди моллюсков есть виды, которые, хотя и в довольно примитивной форме, но тем не менее заботятся о потомстве. А обладает такими удивительными качествами маленькая улитка калиптрея, обитающая в теплых морях на небольших глубинах.


И хотя она не роет нор и не сооружает гнезд, но тем не менее своего потомства на произвол судьбы не бросает.
Отложенную икру мать-улитка пакует в особые капсулы, которые затем закрывает своей раковиной и частично ногой.
Нечто похожее на стремление проявить заботу о потомстве можно заметить и у некоторых киленогих моллюсков. Выражаются эти своеобразные материнские инстинкты в том, что яйца, выбрасываемые самкой во время размножения, прикреплены к светлой цилиндрической нити, конец которой находится внутри моллюска. То есть выходит, что некоторое время икринки продолжают плыть за самкой, оставаясь, таким образом, под ее, хоть и не очень надежной, но все-таки - защитой.


Особое и очень ответственное отношение к своему потомству демонстрируют осьминоги. Уже давно замечено, что самки этих моллюсков очень привязаны к своей кладке. Причем настолько, что, когда насиживают икру, в течение многих недель, и даже месяцев голодают. Лишь немногие самки позволяют себе перекусить около охраняемых яиц.
Эти голодовки вызваны необходимостью предохранить икру от загрязнения. А для этого прежде всего должна быть чистой вода. Любая органика, которая может гнить, сразу удаляется из гнезда. Поэтому, опасаясь, что с «обеденного стола» в гнездо могут попасть отходы, самки и голодают. Кроме того, они постоянно промывают кладку свежей водой, обдавая ее струей из воронки на своем теле.
Перед откладкой икры самки ищут хорошо защищенные и незаметные места. Обычно для небольших осьминогов такими убежищами являются раковины устриц. Сначала осьминог съедает хозяина раковины, а затем забирается внутрь, присасывается к обеим ее створкам и в таком положении удерживает их плотно сомкнутыми.
В среде зоологов долгое время велись дебаты по поводу того, как осьминоги умудряются раскрыть плотно сжатые раковины своей жертвы. А ведь еще римский натуралист Кай Плиний предполагал, что осьминог долгое время находится рядом с раковиной устрицы, дожидаясь, пока она раскроет створки. И, как только моллюск не выдержит и приоткроет свой «домик», осьминог закидывает внутрь камень. После этого маневра сомкнуть створки раковины моллюск уже не может, и осьминог сначала спокойно лакомится хозяйкой, а затем поселяется в ее жилище.
Большинство ученых к этой версии Плиния отнеслись с изрядной долей скепсиса. Но, когда за осьминогами понаблюдали в аквариуме, легенду с бросанием камней пришлось признать за истину.
Но не только во время охоты на устриц осьминог использует камни. Он применяет их и при строительстве своих гнезд. В этом случае он сносит камни, а также раковины и панцири съеденных им крабов, в одну кучу, сверху делает в ней углубление, в котором и прячется.
А в случае угрозы он не просто прячется в свою каменную пещеру, а еще сверху, словно щитом, прикрывается большим камнем.
Возводят осьминоги свои «замки» по ночам. При строительстве они иногда притаскивают довольно массивные камни. По крайней мере, некоторые из них весят в несколько раз больше самих животных. На некоторых участках морского дна из таких гнезд образуется целый «городок». Одно из таких поселений описал знаменитый акванавт Ж. Кусто:
«На плоском дне отмели к северу-востоку от Поркерольских островов мы напали на город осьминогов. Мы едва верили своим глазам. Научные данные, подтвержденные нашими собственными наблюдениями, говорили о том, что спруты обитают в расщелинах скал и рифов. Между тем мы обнаружили причудливые постройки, явно сооруженные самими спрутами. Типичная конструкция имела крышу в виде плоского камня полуметровой длины, весом около восьми килограммов.
С одной стороны камень возвышался над грунтом сантиметров на двадцать, подпертый меньшим камнем и обломками строительного кирпича. Внутри была сделана выемка в двенадцать сантиметров глубиной.
Перед навесом вытянулся вал из всевозможного строительного мусора: крабьих панцирей, устричных створок, глиняных черепков, камней, а также из морских анемонов и ежей.
Из жилища высовывалась длинная рука, а над валом прямо на меня смотрели совиные глаза осьминога. Едва я приблизился, как рука зашевелилась и пододвинула весь барьер к входному отверстию. Дверь закрылась. Этот “дом” мы засняли на цветную пленку. Тот факт, что осьминог собирает стройматериал для своего дома, а потом, приподняв каменную плиту, ставит под нее подпорки, позволяет сделать вывод о высоком развитии его мозга».
Но если осьминоги строят убежища для себя и потомства из камней, то некоторые виды двухстворчатых моллюсков вьют гнезда из своего биссуса.
Причем с наружной стороны они инкрустируют их камешками, обломками раковин или же кусочками морских водорослей.
Подобные же «гнезда» могут строить из нитей своего биссуса и кусочков водорослей некоторые виды из рода мускулюс, который близок к модиолам.
В такое гнездо они откладывают слизистые шнуры своей яйцекладки. Причем в этих гнездах зародыши развиваются, не проходя стадию свободно плавающей личинки. Таким образом, в данном случае налицо один из видов заботы о потомстве.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Морской гребешок

Особые способности в этом деле проявляет морской гребешок - зияющая лима. Она скрепляет биссусом мелкие осколки ракушек, крохотные камешки, кусочки кораллов. Затем лима внутреннюю часть своего жилища выстилает теми же тонкими нитями пряжи, превращая его в уютное, похожее на птичье, гнездышко.
А вот одна из улиток, живущая на острове Сангир, откладывает икру между согнутыми половинками листа; все манипуляции, необходимые для приготовления такого домика, улитка проделывает своей ногой, а выделенная слизь играет здесь роль цемента.

 

 



Пауки
Хотя самцы и самки практически всех видов пауков - кровожадные хищники, тем не менее и у них иногда проявляются родительские инстинкты. Иногда это выражается в довольно примитивной форме, а иногда - в виде сложных форм родительского поведения.
Например, многие виды сухопутных бестенетных пауков вынашивают яйца и молодь на поверхности тела. Причем роль заботливого родителя у них неизменно выполняет самка.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Паучиха с паучатами

Так, самки широко распространенных в средней полосе Европы пауков-волков таскают оплодотворенные яйца в паутинном коконе, который прикреплен к заднему концу брюшка.
Когда же на свет появляются крохотные паучата, броситься в «свободное плавание по жизни» они вовсе не торопятся, а из кокона перемещаются на материнскую головогрудь и брюшко, где и пребывают до тех пор, пока они живут в мире и согласии. Но как только паучки окрепнут, наберутся силы и уверенности, между ними все чаще и чаще начинают вспыхивать ссоры. Это приводит к тому, что они, в конце концов, покидают материнское тело и разбегаются в разные стороны. Следует сказать, что, хотя мать и таскает паучат на своей спине, но их кормлением она не занимается и на «родственные» конфликты внимания тоже не обращает.
А вот у морских пауков, которые находятся в дальнем родстве с сухопутными паукообразными, потомство охраняют самцы. Их лапки покрыты специальными железами, вырабатывающими клейкие секреты, с помощью которых пауки-«отцы» и удерживают яйца, которые самка откладывает на их конечности.
С другой стороны, у одного из видов пауков-тенетников - Coelotes terrestris -новорожденные паучата, выбравшись из кокона, остаются в материнском гнезде еще целых 34 дня, трижды линяя за это время. Едой же для них в это время служат остатки со стола родительницы. Можно было бы предположить, что молодь живет сама по себе, а еду просто приворовывает. Мать же просто не обращает внимания на эти действия своего потомства: как-никак, а своя кровинка.
Но, оказывается, все обстоит далеко не так. Во-первых, мать постоянно защищает свое потомство от всякого рода врагов. А чтобы убедиться, что это именно ее потомство, она периодически переворачивает паучков и ощупывает их педипальпами. Пауков других видов, причем того же размера, самка сразу убивает.
Во-вторых, заботливая мать регулярно кормит своих детишек, предлагая им добычу, полупереваренную пищеварительными соками. А когда голод сильно доймет молодых паучков, они сами начинают выпрашивать у матери еду. Для этого они тормошат ее передними лапками и педипальпами, и не успокаиваются до тех пор, пока мать не удовлетворит их желание и не положит перед ними добычу.
Заботятся о своем потомстве и многие виды пауков-птицеедов. Выражается этот уход за малышами в следующем. Оплодотворенная самка, приступая к откладке яиц, сначала прядет кокон размером с грецкий орех. Затем в этот кокон откладывает несколько сотен яичек, причем их оплодотворение происходит во время их откладки, а не при спаривании, как можно было бы предположить. После этого она проявляет неусыпную заботу о потомстве, тщательно проветривая норку и защищая молодняк от хищников. Причем, охраняя потомство, самка становится довольно агрессивной.
Правда, когда в гнездо заберутся странствующие муравьи, мать-паучиха почти моментально оставляет свой кокон, а значит, и детенышей в полное распоряжение врага.
Но когда в жизни самки подобных трагических ситуаций не возникает, в скором времени на свет появляются детеныши с размахом лапок в среднем 4-5 миллиметров. В первое время малыши питаются различными мелкими насекомыми, которых рядом с жилищем самки всегда хватает. Кроме того, в почве находится и множество других мелких существ, и птицееды охотно нападают на любое небольшое животное, с которым могут справиться.
Однако, несмотря на то что паучиха-мать заботится о своем коконе, терпит вновь появившееся потомство в своей норе и может даже покормить его немного, её забота очень кратковременна. Спустя несколько недель после появления из кокона малышей, и конечно ко времени линьки, большинство самок будет совершенно игнорировать свое потомство .
Помимо пауков в классе паукообразных есть и другие группы организмов, поведение которых отличается рядом любопытных особенностей. Например, довольно интересны родительские инстинкты у сенокосцев. Эти существа имеют хорошо запоминающуюся броскую внешность: короткое овальное туловище и длинные, до 16 сантиметров легко обламывающиеся лапки.
Наиболее же усердно заботятся о своем потомстве сенокосцы Coniosoma longipes, обитающие в пещерах бразильского штата Сан-Пауло. Изучая биологию этих паукообразных, ученые выяснили, что они наиболее интенсивно размножаются в дождливый период.
Сам процесс оплодотворения длится всего около трех минут, а откладка яиц - более пяти часов. Причем, как предполагают зоологи, в это время самец никуда не отлучается, находясь все время рядом с подружкой. Возможно, что в это время он производит еще одно или два дополнительных оплодотворения.


После спаривания самка откладывает от 60 до 210 яиц и, как любая чадолюбивая мать, в течение двух месяцев оберегает всю кладку. Самцы же тоже не бездельничают. Они регулярно навещают самок, охраняют, в случае необходимости, яйцекладки и даже могут в течение двух недель выполнять функции самок. Эти сведения были получены в ходе одного из опытов, когда ученые удалили самку из гнезда.
И сенокосцы Coniosoma longipes поступают вполне разумно, не оставляя на произвол судьбы кладку. Дело в том, что если яйца не охранять, они могут быть съедены пещерным сверчком или другими сенокосцами. Их также могут заразить грибки. Наконец, они могут просто высохнуть.
Правда, с плесневыми грибками сенокосцы бороться не умеют. Поэтому, чтобы уменьшить риск заражения, самка, готовясь отложить яйца, старается выбрать место посуше.

 

 

 



Насекомые
Нам уже известно, что многие беспозвоночные животные, когдау них появляется потомство, начинают активно ухаживать за ним. Особенно трогательно заботятся о своих миниатюрных «наследниках» некоторые виды насекомых. Одни из них строят уютные, хорошо защищенные от врагов, гнездышки, другие долгое время охраняют своих беспомощных малышей, третьи - подкармливают их, демонстрируя порой примеры родительской самоотверженности.
Довольно своеобразно заботится о детях самка кубинского клопа желтой триатомы. Она кормит их собственной кровью. Они, словно ягнята овцу, берут мать в колечко и, проткнув ее кожицу хоботками, активно высасывают из ее тела питательные соки.
А обитающий в Западной Европе клоп серая эласмуха ведет себя со своими юными чадами, точно курица с цыплятами.
Самка эласмухи сначала, словно курица-наседка, сидит на кладке яиц, оберегая их от врагов. И даже вылупившиеся из яиц личинки, пока не окрепнут, дня три продолжают находиться под материнским телом. Но и после того, как набравшиеся сил маленькие клопики расползаются по листочку, мать все равно не оставляет их без внимания и старается при случае собирать их в стайку.
У некоторых же тропических жуков-щитоносок сильно разросшиеся надкрылья служат для молодых личинок укрытием. Днем они прячутся под надкрыльями матери, а на ночь расползаются для питания.
Любопытные родительские инстинкты характерны и для жуков-могильщиков. Эти насекомые, как известно, уловив запах падали, сразу слетаются к трупу небольшого животного и начинают закапывать его в землю.
Когда труп очутится под землей на глубине 6-10 сантиметров, а иногда - и на полметра, возле него остается одна пара жуков. Самка сначала удаляет вокруг мертвого тела землю, а затем в боковых стенках этого коридора роет хода или небольшие ниши, куда замуровывает несколько десятков яиц.
После этого самка возвращается к добыче и выгрызает в ней воронку, куда в течение нескольких дней по капельке отрыгивает пищеварительный сок. Примерно на пятый день, как раз к моменту появления из яичек крохотных личинок, трупик мыши или лягушки оказывается почти переваренным. И мать начинает усердно кормить, как птица птенцов, свое многочисленное потомство. А они сидят в углублениях на мертвечине и энергично вертят головками, выпрашивая корм. И заботливая мать каждые 10-30 минут посещает каждую личинку и утоляет ее голод каплями питательной смеси, которые направляет прямо в ее ротик.
Еще один уникальный пример заботы о потомстве можно найти в Мексике и на юго-западе США. Именно там водятся водяные клопы, относящиеся к семейству белостомид. Многолетние наблюдения за этими насекомыми показали, что у этих насекомых не самка проявляет заботу о потомстве, а самец, который принимает на свою спинку груз яйцевой кладки, причем нередко от нескольких самок.
А затем, уцепившись четырьмя лапками за стебель тростника, самец безропотно приступает к выполнению ответственной функции наседки. При этом клоп постоянно шевелит третьей парой волосатых ножек, подгоняя ими к кладке богатую кислородом воду.
От двух до четырех недель длится инкубационный период, прежде чем первая прозрачная нимфа-личинка вырвется из спелой порозовевшей оболочки и отправится в самостоятельное плавание.
Заботятся о своем потомстве и жуки-скарабеи из рода цефалодесмис. Пора размножения у них наступает весной, и с этого времени «на плечи» самца и самки ложатся серьезные заботы по заготовке кормов для будущего потомства. Поэтому оба родителя основное время посвящают тому, что со всех концов тащат в норку разнообразные растительные корма.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Жуки-скарабеи

После того как запасы в норке достигли определенного уровня, дальнейшей их заготовкой занимается только самец. Самка же начинает соответствующим образом обрабатывать накопленную провизию.
Когда питательная масса «созревает», самка лепит из нее особые полусферические тарелочки, откладывает в них по яичку и закрывает такой же формы крышечками. И в итоге опять получаются шары.
И с этой поры самка цефалодесмиса навсегда остается в гнезде, чтобы все свои силы отдать будущему потомству. Когда же в шарах-колыбельках появятся личинки и начнут с аппетитом поглощать запасенный корм, самка постоянно доставляет растущей молоди новые порции еды, которой семью снабжает самец.
Когда развитие личинки подходит к концу и она готова приступить к окукливанию, мать обрабатывает поверхность шара особой смесью из своего помета, помета самца и личинок. А после того, как эта «штукатурка» высыхает, шар становится прочным и крепким, словно миниатюрная крепость.
«Запечатав» одну колыбель, самка продолжает ухаживать за другими. Правда, увидеть свое потомство жукам не суждено. Когда молодые жуки появляются на свет, родителей уже нет в живых.
У уховертки, впрочем, как и у многих других насекомых, первым этапом в проявлении родительских забот является строительство собственного жилья, которое представляет собой подземное гнездо.
Обычно гнездо представляет собой вырытый под углом туннель глубиной четыре-пять сантиметров, в котором находятся две камеры. Изредка несколько уховерток устраивают настоящее общежитие, роя под одним камешком сразу несколько гнезд.
Когда гнездо подготовлено, самка обычно откладывает 40-50 удлиненных полупрозрачных яиц. Тщательно собрав их в кучку, она поверх нее кладет голову и передние лапки. В такой позе она охраняет яйца и атакует любого, кто на них покусится.
«Но уховертка не просто сторож, а еще и заботливая мать. Стоит яйца рассыпать, как она их вновь соберет. Если норку разрушить, она выроет новую и перетаскает яйца туда. Перекладывает она их и при изменениях влажности и температуры. И еще она регулярно вылизывает яйца и чистит их лапками. Радиоактивные метки, введенные в самку, неизменно попадали в яйца. Возможно, она таким способом передает внутрь яиц какие-то необходимые потомству вещества. Во всяком случае, без ее ухода яйца гибнут, пораженные плесневыми грибками». (С.В. Воловник. Родительские заботы кожистокрылых. Химия и жизнь, № 8, 1987.)
Когда же приближается время вылупливания, самка, чтобы молоди было легче выбраться на свободу, аккуратно раскладывает разбухшие яйца в один слой.
И вот, наконец, на свет появляются крохотные, бледные и бескрылые личинки. Но в них уже легко узнать будущих уховерток. Процесс вылупливания растягивается обычно на целые сутки, атои двое.
«Личинки вначале держатся рыхлым комом, и мать занимает привычную сторожевую позу. Всех регулярно облизывает. Самых бойких, пытающихся удрать, нежно берет челюстями и возвращает в общую кучу. Облизывают друг друга и личинки. Но каково значение этого явления?
- пока ученые сказать не могут.
Но сиди не сиди, а малыши хотят есть. Гнездо распечатывается. Ночью, едва стемнеет, самка отправляется на поиски пропитания. С этого момента прекращается и ее вынужденный пост. Она кормится сама и приносит еду в гнездо.
Предполагают, что мамаша выполняет обязанности не только экспедитора, но и прямого кормильца. Во всяком случае, время от времени личинки свои рты запихивают в рот родительницы. Вероятно, самка снабжает личинок полупереваренной пищей, которую отрыгивает. Такое кормление иногда длится до минуты.
Повзрослев и окрепнув, личинки отправляются на поиск еды вместе с матерью. Кормятся независимо друг от друга, кому как повезет, но после ночного похода вся компания возвращается в нору. Так проходит около двух недель. Но потом тяга к дому слабеет, личинки расселяются и начинают жить самостоятельно». (С.В. Воловник. Там же.)
По-своему заботится о будущих детях оса-аммофила. Сначала она роет в земле неглубокую норку. Когда укрытие готово, оса приступает к поискам голых гусениц, которыми в будущем будут утолять голод ее личинки. Найдя жертву, оса парализует ее несколькими уколами жала в центральные нервные узлы. И хотя гусеница прекращает всякие движения, тем не менее она не погибает. А это значит, что запас провианта для потомства будет долго оставаться свежим - порой до четырех недель.
Парализовав добычу, оса тащит ее к норке. Чтобы добраться к месту, ей порой приходится преодолевать довольно значительное расстояние. В поисках гнезда насекомое ориентируется по едва заметным кустикам травы, мелким камешкам, небольшим деревцам и другим знакам, расположение которых она точно запомнила, вылетев на охоту.
Добравшись до места, оса открывает замаскированный вход в норку, а затем, расположив гусеницу так, чтобы было удобно с ней передвигаться, затаскивает добычу вгнездо и откладывает на ее тело одно яйцо. После этого, выбравшись наружу, она снова запечатывает вход.
Но на этом заботы самки не кончаются. Оса-мать продолжает снабжать свое потомство пищей. Обычно она присматривает за несколькими гнездами одновременно. По утрам она посещает еще не запечатанные окончательно норки и проверяет, все ли в них нормально.
Когда из яйца вылупится личинка, аммофила сначала снабжает ее несколькими парализованными гусеницами, а затем окончательно запечатывает гнездо. При этом, для лучшей маскировки, она тщательно головой разравнивает песок над входом.

 

 

 

 

Рыбы
Большинство рыб о будущем своего потомства практически не беспокоятся. Выметав икру, самки тотчас забывают о ней. И уже только случай решает, что станется с каждой из икринок в будущем. Но поскольку жизнь большинства рыб проходит в окружении многочисленных врагов, то подавляющая часть потомства рыб до половой зрелости не доживает.
Но, помимо хищников, икре угрожают и различные природные стихии: их выбрасывают на берег волны, они обсыхают или задыхаются от недостатка кислорода при обмелении водоемов.
Однако среди рыб все же находятся виды, которые проявляют немалую заботу о своем потомстве.
Безопасное убежище для икры находят небольшие рыбки - морские собачки. Обычно в качестве такового служат пустоты между камнями или бесхозные раковины моллюсков. А затем отложенную икру самоотверженно охраняет самец, который не оставляет ее даже тогда, когда водоем начинает высыхать и икра оказывается на берегу.
А вот морская рыбка карепроктус, населяющая прибрежные воды Камчатки, при помощи длинной трубки, которую она отращивает перед началом нереста, впрыскивает икру в околожаберную полость краба. Здесь будущее потомство находится в полной безопасности и в особенно благоприятных для развития кислородных условиях.
Еще большую заботу о потомстве проявляет самец пинагора, или, как ее часто называют, морской воробей. Это довольно крупная рыба: до 60 сантиметров длиной и до 5 килограммов весом. Обитает пинагор в северной части Атлантического океана, у берегов Европы и Америки.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Самец пинагора присматривает за икринками до тех пор, пока на свет не появятся личинки

Нерестится эта рыба в прибрежной зоне, откладывая на камни комки икры. А затем с «чистой совестью» уплывает в бескрайние океанические дали. Но тем не менее икра не остается без присмотра: все заботы о потомстве теперь ложатся на «плечи» самца. И свои родительские обязанности он выполняет с максимальной ответственностью. Прикрепившись специальной присоской к камню, пинагор ни на миг не оставляет крошечные живые шарики без присмотра. Когда же во время отлива икринки оказывается на суше, самец обрызгивает их водой, которую набирает в желудок. И заботливый отец продолжает присматривать за икринками до тех пор, пока на свет не появятся личинки. Но и они первое время держатся рядом с папашей и при малейшей тревоге бросаются к отцу, чтобы присосаться к его телу.
Не оставляют свое потомство на произвол судьбы и амурские рыбы касатки-скрипуны. Чтобы создать благоприятные условия для развития потомства, они роют в прибрежном грунте норы, глубина которых достигает 15-20 сантиметров. А затем в эти мини-тоннели откладывают икринки. Касатки живут огромными колониями. Иногда на одном квадратном метре поселяется свыше двадцати рыбок, а вся площадь колонии порой занимает нескольких десятков гектаров. Самцы находятся рядом с входом в свои норки и, чтобы обеспечить икру свежей водой, постоянно машут плавниками.
Развитые родительские инстинкты демонстрируют и южноамериканские рыбки акара. Прежде чем приступить к нересту, самка находит плоский камешек, цвет которого соответствовал бы цвету икры. Затем, предварительно очистив камешек от мусора, она откладывает на него икру. Завершив икрометание, самец и самка располагаются рядом с икрой и, словно опахалами, машут над ней плавниками, тем самым обеспечивая поступление свежей воды.
Выклюнувшихся личинок родители во рту переносят в ямки, которые заранее роют в песке. Доставив всю молодь в надежное укрытие, самец и самка продолжают находиться рядом с гнездом. Они внимательно наблюдают за окружающим пространством, и, в случае появления хищника, смело бросаются на него, защищая свое потомство. Когда личинки подрастут, родители регулярно совершают с ними прогулки, во время которых соблюдается четкий порядок: впереди движется мать, за ней - стайка мальков, а позади, контролируя обстановку, плывет отец.
А самка сома аспредо, обитающего в Амазонке, сначала откладывает икру на песок и ждет, когда ее польет молоками самец. Затем она ложится на них плашмя и намазывает себе на брюхо. Впоследствии каждая икринка прирастает к брюху особым стебельком, через который она получает питательные вещества из тела матери.
Трагически завершают свою жизнь самки небольших, обитающих в Байкале, живородящих глубоководных рыбок голомянок. Когда приходит время нереста, самка всплывает на поверхность. При этом из-за резкого перепада давления у нее лопается брюшко, и из него выплывают крохотные личинки. Естественно, после такой травмы мать погибает, но зато молодь обретает свободу.
А вот теляпии и таплохромисы вынашивают икру во рту. Набив рот икринками, которых иногда собирается штук четыреста, самка прячется в заросли и в течение двух недель ничего не ест, только тяжело дышит да время от времени икру во рту переворачивает, чтобы лучше развивалась. Даже после того как мальки появятся на свет, они еще дней пять не отплывают далеко от матери и, в случае опасности, прячутся у нее во рту.
Рыбы-кардиналки тоже вынашивают икру во рту. Чаще всего это делают самцы, но иногда - и самки.
Самки же слепоглазок вынашивают икру в жаберной полости. Обитают эти рыбки в водоемах североамериканских карстовых пещер. Длина этих рыбок не более 12 сантиметров. Зато у них довольно объемная жаберная полость, а жаберные лепестки - очень маленькие, что позволяет икринкам чувствовать себя довольно комфортно. К тому же их в этом уникальном гнездышке немало: у некоторых самок в жаберной полости находилось несколько десятков икринок, из которых спустя два месяца выклюнулись 9-миллиметровые мальки.
У средиземноморского апогона созревание икры тоже происходит в жаберной полости, но не самки, а самца. Икринки у этого вида мелкие и многочисленные, порой до 20 тысяч в кладке. Причина этого, вероятно, в том, что родители о личинках и мальках абсолютно не заботятся.
Не оставляет на произвол судьбы икру и лепидосирен, или американский чешуйчатник, обитающий в центральной части Южной Америки.
При наступлении засухи лепидосирен устраивает на дне водоема гнездо, в котором и пережидает неблагоприятные условия.
Когда времена улучшаются, чешуйчатник возвращается к прежней жизни. И спустя две-три недели он уже начинает размножаться. Но для начала лепидосирен роет нору, глубина которой достигает 1,5 метра и ширина - 15-20 сантиметров. Эта нора сначала уходит в грунт вертикально, а затем изгибается и тянется горизонтально, заканчиваясь расширением, которое чешуйчатник превращает в выводковую камеру. Сюда самка сносит отмершие листья и траву, а затем откладывает довольно крупные, диаметром 6,5-7,0 миллиметра, икринки. И на этом ее обязанности заканчиваются: в дальнейшем охраной гнезда и потомства занимается самец. Причем к этому делу он подходит весьма ответственно.
Во время нереста на брюшных плавниках самца появляются многочисленные ветвящиеся выросты с множеством кровеносных сосудов внутри. Средняя длина этих образований - 5-8 сантиметров. Но после того как самец покинет гнездо, эти выросты исчезают, и после них остаются лишь небольшие сосочки. Но вот какую они выполняют функцию?
- сказать сложно.
Одни зоологи предполагают, что через эти выросты из крови в воду поступает кислород, а значит, создаются более благоприятные условия для развития потомства.
Другие исследователи считают, что эти выросты выполняют функцию дополнительных жабр, поскольку самец из норы не выбирается, соответственно, не имеет возможности дышать воздухом.
Важную роль в улучшении условий среды для развивающихся икры и личинок играет также слизь, покрывающая тело чешуйчатника. Она обладает коагулирующим действием, благодаря чему активно очищает воду от сора и мути.
После выклева из икры личинки с помощью цементной железы приклеиваются к стенкам гнезда. В таком состоянии они проводят около двух месяцев, то есть пока не рассосется желточный мешок. К этому же времени они начинают дышать атмосферным воздухом. Достигнув длины в 50 миллиметров, они отправляются в свободное плавание.
А самец, проведший на голодном пайке долгую спячку, а затем и охрану гнезда, начинает усиленно отъедаться.
Кроме постройки гнездовых камер и защиты потомства от хищников и неблагоприятных условий некоторые рыбы даже подкармливают выклюнувшихся личинок особыми выделениями - своего рода рыбьим молочком.
Так, в Амазонке обитает рыба-диск, у которой по бокам находятся железы, напоминающие молочные. Обычно мальки рыб питаются микроскопическими водорослями, инфузориями, дафниями, циклопами и другими организмами. А молодь этой рыбы сразу же после появления на свет подплывает к рыбе-матери и кормится жидкостью - своеобразным «молоком», которое выделяется из кожных желез и тут же застывает. Именно этой корочкой мальки и питаются.
А у скатов-хвостоколов детеныши развиваются в материнской утробе. Здесь они тоже, кроме желтка яиц, питаются похожей на молоко жидкостью. Выделяют ее специальные выросты, которые находятся на стенках «матки». Они проникают в брызгальца (отверстия за глазами) эмбрионов, и поэтому материнское «молочко» попадает прямо в их пищеварительный тракт.
В особой сумке вынашивает икру и молодь самец морского конька. Когда приходит время нереста, он, надавив хвостом на сумку снизу, открывает отверстие, и самка аккуратно опускает в него несколько икринок.
После завершения кладки, в которой бывает от 100 до 500 яиц, сумка зарастает и становится непроницаемой для воды. Изнутри она выстлана специальной тканью, пронизанной кровеносными сосудами. Икра развивается в этом удивительном инкубаторе около месяца, получая кислород и другие необходимые вещества из крови отца.

 

 

 



Амфибии
Настоящие рекорды в уходе за потомством демонстрируют некоторые амфибии. Порой даже трудно поверить, что эти флегматичные существа могут так трогательно заботиться о своих малышах.


Например, много внимания своему потомству, особенно на стадии икринки, уделяет широко распространенная в Западной Европе жаба-повитуха. Правда, хотя она и не редкость в этом регионе, увидеть ее можно только ночью, поскольку днем эта амфибия прячется в различных укромных местах: норах, пещерах, под камнями и т. д.
В марте - апреле у жаб-повитух проходят свадьбы. И когда во время этих торжественных церемоний самка откладывает икру, собранную в длинные (более метра) слизистые шнуры, самец тут же наматывает ее на свои бедра. Длится эта процедура около получаса.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Самец жабы-повитухи с икринками

Затем, обремененный драгоценной ношей, самец скачет в какое-нибудь сырое и укромное место и недели три, а той полтора месяца ждет, когда придет время выклева головастиков. И когда этот час «х» наступит, самец отправляется к ближайшему водоему. Там он опускает увитую икрой заднюю часть тела в воду и ожидает, когда из икринок выберутся на волю его наследники - миниатюрные головастики. После этого самец может спокойно утолить голод.
Удивительные родительские таланты демонстрирует пипа - крупная жаба около двадцати сантиметров длиной и плоская, словно по ней проехал автомобиль. Лицевая часть у нее острая, глазки крохотные, кожа серо-бурая. Обитает это земноводное в Южной Америке в малых и больших реках, в мелких лужах и даже в сточных канавах.
И вот это внешне ничем не примечательное существо, - почитай, самая интересная из ныне обитающих на Земле амфибий. Оказывается, эта тропическая жаба проявляет уникальную заботу о своем потомстве.
А начинается этот удивительный процесс с цепких объятий самца во время брачных игр, которые напоминают вертикальные акробатические пируэты или хороводы. Часа через три после первых объятий возлюбленного кожа на спине самки начинает разбухать и делается при этом мягкой и рыхлой, как губка. Во время «любовных танцев» оплодотворенные икринки сразу же попадают на спину самки и приклеиваются.
После этого они день за днем все глубже и глубже погружаются в кожу спины, которая, разбухая, окружает икринки со всех сторон наподобие миниатюрных наперсточков. Эти перегородки очень тонкие и обильно заполнены густой сетью кровеносных сосудов, через которые развивающаяся молодь получает питательные вещества и влагу. Верхняя часть икринок, выступающая над поверхностью кожи, твердеет и образует как бы маленькие полупрозрачные выпуклые купола.
Спустя два с половиной месяца после брачных игр на ячеистой спине пипы наконец-то начинается едва заметное движение: то там то сям приподнимаются крышечки, и из-под них выглядывают миниатюрные головки или крохотные лапки. Малышня в это время не только любуется окружающим ее миром, но и охотится на дафний, циклопов и другую водяную мелочь.
А еще через полторы-две недели молодая, но уже подросшая (до двух сантиметров в длину) и окрепшая молодь пипы расстается с матерью. При этом детки почти полная ее копия, только уменьшенная в несколько раз.
Невероятно трогательную заботу о потомстве проявляет яйценосная сумчатая квакша, обитающая в Венесуэле и сопредельных странах. Об этом удивительном феномене ученые знали давно, но они не могли объяснить, как икра попадает самке в сумку, которая находится у нее на спине. Но однажды это событие ученый Мертенс все же увидел воочию.
Вот как описывает этот процесс известный популяризатор науки Игорь Акимушкин: «Самка, приподнявшись на задних ногах, горкой (под углом в 30 градусов) наклонила тело вперед. Ее клоака вытянулась вверх, и первое белое яичко горошиной выкатилось из нее и тут же заскользило по мокрой спине вперед и вниз. Подкатилось под самца, утвердившегося на самке, и скрылось в щели выводковой сумки. Таким способом за полтора часа 20 яиц разместилось в туго набитом «кармане» на лягушиной спине. Здесь завершают они полное развитие, и в мае лягушата вылезают из кармана.»
А эта уникальная лягушка, которая тоже с полным правом может претендовать на звание рекордсмена, обитает в Южной Бразилии и Аргентине. Называется она кузнецом. И впрямь ее громкие крики, которые она издает ночи напролет, во многом похожи на удары молотка по металлу. Хотя все-таки ей больше подходит имя «гончар». Посудите сами.
В феврале, когда наступает сезон размножения, где-нибудь в тихой речной заводи самец приступает к строительству мини-бассейна для своего будущего потомства.
Сначала он закладывает фундамент: из грязи с помощью лапок лепит широкое, диаметром сантиметров тридцать, кольцо.
Затем над фундаментом, наподобие кратера, возводит десятисантиметровую стену: поднимает со дна на голове ил и глину и с помощью широких присосок на пальцах укладывает их в кольцевой вал. При этом он постоянно лапками и грудью полирует сооружение изнутри.
Работает только самец, самка же совершенно безмолвно все это время сидит у него на спине. Строительством квакша занимается исключительно в темное время суток.
Когда стены башни, над которой самец трудился две ночи, поднимутся над водой сантиметров на десять, он бросает работу, и самка приступает к откладке икры внутри маленького замкнутого бассейна.
Уже через 4-5 дней из икринок появляются крошечные головастики. У них перистые и необыкновенно большие жабры. Оно и понятно: в чашеобразных аквариумах кислорода немного, так что с малыми жабрами здесь и задохнуться недолго. А вот с большими -дышать намного легче. Кроме того, такие жабры, как спасительные пояса, поднимают головастиков к самой кромке воды, где кислорода всегда больше.
Вот так и живут внутри дома-интерната головастики квакши, пока не подрастут. Хищникам нелегко их тут найти. Как китайской стеной, отгородила лягушка свое потомство от угроз враждебного мира речной заводи.
Икрометание у яванской веслоногой лягушки происходит на деревьях. Этот процесс включает в себя две, осуществляемые одновременно, операции: выделение икры и особой слизистой жидкости, которую самка задними ногами превращает в ком густой пены. Затем полученную массу с вкрапленными икринками самка со всех сторон окружает листьями.
Комок пены сначала имеет белый цвет, однако вскоре темнеет и подсыхает. Внутри же он постепенно, по мере развития яиц, становится жидким. Таким оригинальным образом возникает мини-водоем, в котором головастики живут и развиваются до тех пор, пока не превратятся в «нормальных» лягушат. А чтобы не загрязнять окружающую их жидкость, головастики до поры до времени свои экскременты задерживают в кишечнике .
Среди самых заботливых амфибий нельзя не упомянуть и ринодерму Дарвина - маленькую трехсантиметровую лягушку, обитающую в Чили.
Когда приходит время обзаводиться потомством, а случается это в декабре - феврале, резонатор самца превращается из музыкального инструмента в настоящий инкубатор.
А происходит этот метаморфоз следующим образом. Сначала самка откладывает икринки, причем не кучкой, а по одной или по несколько штук в разных местах. Возле них незамедлительно появляются один или несколько самцов и начинают ждать, когда в икре зашевелятся эмбрионы. Как только это произойдет, самцы бросаются к зародышам и, подцепив языком, глотают. Но отправляют не в желудок, а в резонатор - через две дырочки сбоку под языком.
Резонатор вначале мал, а икринки крупные, поэтому сначала более двух яиц он не принимает. Но под их тяжестью он расширяется и вскоре готов принять следующую порцию яиц. Самцы ищут новые кладки и отправляют их туда же, но уже не просто в резонаторы, а в резонаторы-инкубаторы. За несколько дней каждый самец может собрать и пять, и десять, и двадцать икринок. Кому как повезет.
А потом из икринок выходят головастики. Растут они быстро, а вместе с ними растет и резонатор, проникая под кожу отцовского живота, а если яиц много, то и под кожу спины и боков.
Сначала головастики питаются желтком икры. Но вскоре эти запасы заканчиваются. И тогда головастики поворачиваются к стенкам голосового мешка спинками и срастаются с ними.
Теперь детеныши обеспечены едой. Превратятся они в лягушат - расстанутся с отцом. А отец, пока не вырастит детей, крошки в рот не берет. И за это время очень сильно худеет.
Древолазы маленькие, обитающие в Южной Америке, тоже демонстрируют любопытные манеры ухода за своим потомством.
В период размножения эти земноводные сначала пристраивают каждую свою икринку на листья деревьев. Но без внимания они их не оставляют, а время от времени навещают, смачивая водой, запасенной в резонаторе.
Когда же головастики вылупятся из икринок, они забираются на спину матери, которая должна доставить их в пазухи листьев бромелий, где накапливается достаточное для развития количество дождевой воды. В поисках подходящего места заботливая мать может подняться даже на двенадцатиметровую высоту. А когда найдет нужный мини-водоем и убедится, что он не занят, опускает туда своего малыша.
Но так как в миниатюрном водоеме набрать вес особенно не с чего, мать, чтобы малыш не голодал, снабжает его неоплодотворенной икрой.
Если у самки, например, четыре головастика, она навещает их по очереди. То есть каждый малыш получает еду в среднем раз в четыре дня.
Приблизившись к детенышу, мать ныряет в воду и остается там минут пять. За это время она выделяет малышу порцию из трех, а иногда - и семи икринок на ближайшие три дня.
А вот реобатрахус силюс - небольшая пятисантиметровая лягушка из водоемов Южного Квинсленда - вынашивает детенышей в . собственном желудке. И хотя все это время лягушка не питается, однако своему потомству абсолютно никакого вреда она не причиняет! И этому есть причина. Дело в том, что после того как реобатрахус проглотит икру, поверхностный слой слизистой желудка становится плоским, а в клетках, вырабатывающих соляную кислоту, сокращается до минимума количество выростов. Беспокоятся о собственной безопасности и сами головастики. Они производят специальное вещество, которое тормозит выделение соляной кислоты.


По-особому заботится о своих детишках обитающая в Кении яйцекладущая червяга Boulengerula taitanus. Оказывается, ее молодь поедает материнскую кожу, которая к этому времени становится рыхлой и мягкой. К тому же в клетках кожного эпителия многократно увеличивается количество жировых включений.
Малыш ползает по телу матери, прижимаясь головой к ее коже, и отрывает верхний слой эпителия при помощи нижней челюсти, вооруженной мелкими острыми зубами. Вскрытие только что пойманных детенышей показало, что содержимое их желудков состоит исключительно из фрагментов материнской кожи. Это означает, что никакого другого питания в это время они не получают.
Правда, такое «вскармливание» матери дается довольно дорого: как-никак, а за неделю она теряет примерно 14 % веса. В то же время детеныши за этот период вырастают в длину на целых 11 %.

 

 

 

 



Рептилии
Хотя рептилии и считаются более развитыми, чем амфибии, организмами, тем не менее о своем потомстве они заботятся намного хуже земноводных. По крайней мере, столь сложные родительские формы поведения, как, например, у пипы, у них не замечены.
И все же некоторые пресмыкающиеся проявляют определенную заботу о своих малышах. Например, крокодилы. Известно, что эти рептилии размножаются яйцами. Но на произвол судьбы их не бросают, а перед откладкой сооружают гнезда, куда яйца и откладывают. А когда из них появятся маленькие крокодильчики, самоотверженно их охраняют.
Так, кайманы, прежде чем приступить к откладке яиц, нагребают небольшие холмики из земли и травянистой растительности. В центр этой кучи самка и размещает яйца. Температура в этом инкубаторе должна быть не менее 28 градусов, иначе яйца погибнут. Постепенно сгнивающая трава выделяет тепло, которое способствует нормальному развитию яиц. Так что в какой-то мере гнезда крокодилов - это инкубаторы, подобные инкубаторам сорных кур.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Гнездо каймана с яйцами

Еще одна странность у крокодилов: формирование пола потомства. Вылупятся мальчики или девочки - зависит не от хромосом, а от температуры гнезда в первые недели развития яиц. Если температура больше 32 градусов, будут только самцы; если ниже 31 градуса -только самки. В диапазоне между 31 и 32-мя градусами рождаются и те и другие. Температура влияет также на цвет и рисунок кожи у молодых крокодильчиков.
У нильского крокодила, когда потомство готово покинуть яйцо, оно извещает об этом родителей пискливыми звуками. Услышав сигнал о помощи, мамаша разрывает гнездо, берет яйцо в пасть и слегка надавливает на скорлупу зубами, тем самым помогая крошке быстрее выбраться на белый свет.
Затем она набирает в пасть до десятка еще беспомощных малышей и переносит их в особые, отгороженные от реки, прудики. В таких «яслях» под строгим надзором родительницы проходит дальнейшее развитие юных крокодилов.
Но, конечно же, долго присматривать за потомством мать не в состоянии. И детям, в конце концов, приходится месяца через два покидать родительское гнездо. А они ведь еще совсем маленькие. И первая встреча с суровой действительностью для многих из них может вскоре оказаться последней. И, чтобы сохранить себе жизнь, юные крокодильчики прячутся в норах, где почти безвыходно сидят месяцами. И пусть в это время желудки у них полупустые, зато жизнь в безопасности.
Роют норы они своими мощными челюстями, вгрызаясь зубами, как экскаваторы ковшом, в береговую кручу, прямо над самой водой. Оторвут кусок земли и, не разжимая челюстей, ныряют. В воде пасть откроют, потрясут головой, чтобы вода смыла песок, и опять возвращаются к начатой работе. Нередко крокодилы работают группой. Вместе и укрытие они делают длиннее, - метра два, а той четыре-пять. В нем компанией юные крокодилы и пережидают трудные времена детства.
А вот из змей редко какая заботится о детях. Но только не королевская кобра. У этой рептилии, когда приходит время обзаводиться потомством, начинают проявляться способности настоящего строителя. И впрямь, она возводит не просто укрытие, а целый особняк в двух уровнях диаметром около метра.
Первый этаж служит чем-то вроде детской: здесь на толстом слое из листьев лежат яйца. Второй этаж, отделенный от первого перекрытием из листьев и веток, - родительская. Здесь лежит мать-кобра, которая охраняет яйца. Самец тоже несет караульную службу, правда, где-то невдалеке.
Как и змеи, большинство черепах после откладки яиц теряют к ним всякий интерес и о потомстве практически не заботятся.
Но есть из этого правила и отдельные исключения. Например, коричневая черепаха, довольно крупный вид, обитающий в Юго-Восточной Азии - от северо-востока Индии до Суматры и западного Калимантана. Самки этой черепахи сооружают для своих яиц специальное гнездо и охраняют его вплоть до вылупливания детёнышей.
Багамская украшенная черепаха тоже определенным образом заботится о своих беспомощных малышах. Зоологи неоднократно наблюдали, как самка этого вида, когда наступало время появления на свет черепашек, отыскивала кладку и раскапывала её передними лапами, облегчая детенышам выход на свободу.
Норная черепаха гофер тоже заботится о детях. В зависимости от температуры воздуха, начиная с апреля и до начала июля, самка откладывает 5-6 яиц шаровидной формы. Причем перед этим процессом она выкапывает ямку, помещает в нее яйца и засыпает землей, чтобы их не высушило солнце. В этом инкубаторе яйца находятся не менее 100 дней.
Но и после вылупливания новорожденные черепашки продолжают прятаться в земле. В этот период их кормят родители. И делают они это до тех пор, пока потомство не окрепнет для самостоятельной жизни.
Очень заботливыми родителями являются обезьянохвостые сцинки. Эти рептилии не откладывают яиц, а сразу рожают живых детенышей. Это значит, что забота о потомстве у этих пресмыкающихся начинается уже внутри материнского организма. Но родители не покидают своего наследника и при появлении его на свет.
Дело в том, что самка обычно рожает единственного малыша. Но зато довольно крупного: новорожденный сцинк достигает 30 сантиметров в длину и веса около 100 граммов. От полугода до года наследник находится под постоянной родительской опекой. И почти все это время мама-сцинк таскает своего великовозрастного детеныша на спине, а отец - тщательно охраняет свое семейство.
Но и самка в случае реальной угрозы может проявить удивительную самоотверженность, защищая свое чадо. Работники питомников, где размножались сцинки, не раз замечали, как разродившаяся самка набрасывалась на сотрудников, которые оказывались рядом с маленьким сцинком. Она нередко нападает даже на самца. Свое гнездо она защищает собой, перекрывая путь к малышу. А если маленький сцинк случайно покидает укрытие, то мать носом заталкивает его обратно в гнездо. И только когда повзрослевший сцинк начнет проявлять достаточную самостоятельность, он оставляет родителей и начинает жить самостоятельной жизнью.
Довольно своеобразное отношение у некоторых видов сцинков к чужим детям. Так, известно немало фактов, когда обезъянохвостые сцинки принимали в свою семью чужого малыша. А вот ко взрослым особям у них отношение совсем иное: чужака они сразу воспринимают «в штыки» и гонят прочь со своих владений.
В общем, поведение обезьянохвостых сцинков в период размножения отличается многими удивительными чертами. И главная из них - забота о потомстве и его защита, свойственная разве что млекопитающим.
Своеобразную форму заботы о потомстве демонстрируют игуаны вида Liolaemus huasicus. Самки этих пресмыкающихся на новорожденных детенышей особого внимания не обращают. Впрочем, эта черта поведения характерна и для ряда других видов живородящих ящериц. И все же у самки этой игуаны материнское чувство теплится: по крайней мере, она не проявляет агрессии по отношению к родным детям, и поэтому появившиеся на свет детеныши не расползаются в стороны, а держатся рядом с матерью. Кроме того, как установили зоологи, у разродившейся самки ярко выражено защитное поведение, хотя у других взрослых особей этого вида такая реакция не отмечена.
При малейшей опасности самка высоко приподнимается на выпрямленных лапах и, широко раскрывая пасть, совершает броски в сторону возможного врага. Безусловно, такое активное поведение помогает сохранить жизнь не только самке, но и собравшимся вокруг нее детенышам.
Таким образом, у этого вида игуан появилась любопытная система косвенной родительской заботы, повышающей выживаемость потомства.

 

 

 

 



Птицы
В отличие от земноводных и пресмыкающихся, все птицы имеют внутреннее оплодотворение и откладывают хорошо развитые яйца, для которых тем не менее требуется достаточно продолжительная инкубация.
Большинство птиц сначала строят гнездо, потом откладывают яйца и насиживают их. И эта стандартная схема нарушается очень редко.
Однако у некоторых птиц были открыты довольно оригинальные и уникальные формы заботы о потомстве. Например, у ряда видов сорных кур, обитающих в Австралии и на окружающих ее островах Тихого и Индийского океанов.
Взять хотя бы глазчатых кур. В апреле и мае, когда в Южное полушарие нашей планеты приходит осень и идут дожди, самец этого вида роет большие, до метра глубиной, воронки и заполняет их мокрой опавшей листвой. А так как в кустарниковой степи, где живут эти сорные куры, листвы не так уж и много, собирать их приходится с территории радиусом до 50 метров.
К весне яма наконец заполнена. Сверху птица наваливает много песка и всякого растительного мусора, под которым начинается процесс брожения. Причем эти инкубационные кучи из листьев, мелких веточек, мха и прутьев иногда достигают объема в 12 кубических метров и веса - 6,8 тонны.
Чтобы создать в этой гнездовой куче оптимальную для инкубации температуру, а это 34 градуса Цельсия, птице приходится целый день заниматься своим сооружением. А причина этого в том, что в местах обитания глазчатой курицы, а это - австралийская кустарниковая степь, наблюдаются не только значительные сезонные колебания температуры, но и суточные, порой достигающие сорока градусов. Поэтому при гниении растительных остатков гнездовая куча прогревается неравномерно.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Постройка гнезда глазчатой курицей

Чтобы проверить температуру в гнезде, самец выкапывает в куче глубокую ямку, залезает в нее, да так глубоко, что торчит один только хвост. Там он несколько раз сует раскрытый клюв в песок. Видимо, в тканях клюва находятся особые чувствительные клетки, способные достаточно точно определить температуру.
Наконец, пришло время самке отложить первые яйца. А происходит это в сентябре месяце, который соответствует нашей весне. Но сначала самец выкапывает в компосте гнездовую камеру и с помощью клюва определяет температуру. Если место самке не понравится, самец ищет новый участок. В конце концов, все требования самки выполнены и она откладывает от 16 до 33 яиц.
Однако на этом заботы о гнездовой куче не завершаются. Еще приблизительно шесть-семь месяцев, то есть пока не вылупится последний птенец, самец будет заниматься регуляцией температурного режима в инкубаторе. Причем в том месте, где находятся яйца, температура контролируется почти ежедневно и регулируется с точностью до одного градуса!
Весной, когда процессы брожения идут особенно активно, лишнее тепло отводится через так называемые вентиляционные «трубы». С наступлением лета интенсивность брожения замедляется, но зато нещадно палит солнце. И тогда птица, чтобы предотвратить возможный перегрев гнезда, увеличивает толщину слоя песка. Если же температура в куче все-таки поднимется выше оптимальных 34 градусов, глазчатая курица в прохладные утренние часы выкапывает воронку, добираясь почти до самых яиц. Когда температура в гнезде снизится, яма вновь забрасывается раскиданным и потому еще более охлажденным песком. Эта работа каждый день занимает от двух до трех часов.
Осенью, когда солнечного тепла не хватает, яйца, наоборот, необходимо спасать от переохлаждения. В полуденные часы взрослые птицы отгребают песок с кучи в стороны, так что над яйцами остается лишь тонкий слой, который хорошо прогревается солнцем. К вечеру широко раскиданный и потому прогретый песок птицы вновь наваливают кучей поверх яиц.
Но глазчатые куры уникальны еще в одном отношении: их птенцы вылупляются из яиц настолько развитыми, что очень скоро начинают летать. Растут они без какой-либо родительской опеки. И выбираются из глубины гнездовой кучи тоже без всякой помощи со стороны родителей. Эта нелегкая работа растягивается порой на пятнадцать часов.
Удивительную форму заботы о потомстве демонстрируют и обитающие на острове Новая Каледония в Тихом океане птицы кагу из семейства журавлиных, которые полностью посвятили свою жизнь семье.
У кагу красивые крылья с белыми, бурыми и черными отметинами. Но эти птицы, хотя и имеют крылья, летают неважно, и только в исключительных ситуациях. И в случае опасности они предпочитают убегать, ловко продираясь через густые заросли.
Кормятся кагу червяками, улитками, насекомыми. Когда роются клювом в земле, их ноздри защищает особая крышечка.
У этих птиц очень крепкие семейные пары, чему могут позавидовать многие люди. Семью кагу образует после достижения девятилетнего возраста, а это для птиц довольно внушительный срок холостяцкой жизни.
Когда же приходит время обзаводиться семьей, самец кагу пытается обратить на себя внимание самки. Для этого он устраивает специальный брачный ритуал, во время которого вертится, подобно юле, на месте, зажав при этом кончик своего хвоста или крыла в клюве.
Когда свадебные ритуалы завершены, жених и невеста удаляются вглубь леса и строят гнездо. А потом самка откладывает одно-единственное яйцо. Высиживают же кладку в течение 36 дней оба родителя, сменяя на гнезде один другого ровно через сутки.
Когда же появляется птенец, за ним ухаживают все близкие родственники. Действительно, наблюдая за гнездом, ученые заметили, что единственного малыша кормят не только родители, но и посторонние кагу.
Оказалось, что маме и папе помогают старшие дети - родные братья и сестры новорожденного. Кроме того, если рядом с гнездом появляется враг, старшие дети тоже спешат на помощь родителям, которые, раскрыв крылья, пытаются отогнать угрозу.
Трогательную и одновременно самоотверженную заботу о детях проявляют пингвины. У этих птиц гнездовые колонии состоят из нескольких тысяч особей. И находятся места традиционных гнездовий в глубине материка, куда пингвины начинают мигрировать с началом антарктической осени, а именно в марте.
А поскольку птицы добывают еду исключительно в воде, то, удаляясь от открытых водных пространств, они обрекают себя на длительное, растягивающееся на многие месяцы, голодание.
Прибыв к месту гнездования, пингвины еще около двух месяцев тратят на поиски подходящего партнера, спаривание и на подготовку самок к откладке яиц.
Наконец, в мае все хлопоты, связанные с подготовкой к «родам», заканчиваются, и в преддверии полярной зимы каждая самка откладывает единственное яйцо белого цвета весом около 500 граммов, которое передает самцу. Он же, приняв его в свои лапы, прикрывает сверху особой оперенной складкой-фартуком, помещающейся внизу брюшка. И инкубирует самец яйцо в этой «сумке» в течение двух месяцев.
Когда самки закончат откладку яиц, они дружно покидают самцов и отправляются к морю, где в течение 2-2,5 месяца набираются сил и нагуливают жир. Отъевшись, самки возвращаются в колонию к самцам, которые свыше четырех месяцев соблюдали строгий «пост». При этом каждая самка запасла в своем желудке от одного до четырех килограммов полупереваренной рыбы.
Самцы передают яйца, а нередко и уже вылупившихся птенцов возвратившимся самкам, которые помещают их в свои выводковые сумки и начинают кормить отрыгиваемой из желудка пищей. А самцы отправляются к морю утолять голод. Но проходит около двух месяцев, и они возвращаются назад в колонию, причем с запасом корма.
Но поскольку с приходом тепла начинается таяние льдов, вода постепенно приближается к колонии пингвинов, родители начинают кормить своих птенцов поочередно и чаще, отлучаясь для ловли рыбы и кальмаров уже всего на несколько дней.
Со временем те птенцы, которым удалось выжить, взрослея, становятся самостоятельными и, в конце концов, в начале лета, то есть спустя 10 месяцев после начала брачного сезона, покидают колонию.
Выдержать такой необычный режим императорским пингвинам удается лишь потому, что они могут запасти количество жира, равное почти половине максимального веса птицы.
Так, если в начале сезона самец весит приблизительно 40-43 килограмма, то когда он, спустя 4 месяца, покидает колонию, его масса едва превышает 25 килограммов.
А вот плавающая птица пикапаре, обитающая в лесах Центральной и Южной Америки, своих крохотных птенцов, чтобы уберечь от неприятностей, таскает в специальных, выложенных перьями, карманах. Этих карманов у пикапаре два: по одному под каждым крылом. Птенцов носит самец. И детеныши настолько удобно устраиваются в родительских колыбельках, что даже находятся в них во время перелетов. Кроме того, заботливый отец и ныряет со своим потомством, поскольку в карманах воздуха всегда хватает.
Чем-то похожий вариант в критической ситуации использует и поганка. Когда появляется в небе скопа или болотный лунь, она вместе с птенцами, которые перед этим забрались ей на спину, ныряет. И зная неуловимость выводков поганок, опытные хищники даже не пытаются их преследовать.

 

 

 

 



Млекопитающие
Очень серьезно готовится к появлению будущего потомства самка утконоса. Перед откладкой яиц она должна вырыть настоящий тоннель - нору длиной от пяти до двадцати метров с несколькими короткими принорками. Роет она свое убежище у воды, но вход в нее находится на суше. В конце норы самкаустраивает своеобразное «родильное» отделение -камеру, куда натаскивает сырых листьев, травы, тростника и древесных ветвей, которые предварительно ломает и разминает своим беззубым ртом. В нору все это добро она перетаскивает на животе, прижимая хвостом.
Затем, используя хвост в качестве своеобразной строительной лопатки, между «детской комнатой» и остальными помещениями гнезда, самка из земли и глины воздвигает толстую стенку. В этой камере она и остается. Замуровывает же она себя для того, чтобы сохранить в гнезде нужную температуру и влажность.
Наконец, отгородив себя от внешнего мира, утконосиха откладывает в гнезде два, иногда одно или три, тускло-белых яйца. Они у нее покрыты не скорлупой, как у птиц, а мягкой пленкой из рогового вещества, как у большинства пресмыкающихся.
Затем, свернувшись клубком вокруг кладки, самка в течение 7-10 дней согревает яйца теплом собственного тела, температура которого около 25 градусов. И при этом она все время находится на месте, ни на минуту не оставляя кладку без присмотра.
Утконосиха - заботливая мамаша. Ведь еще в течение целого месяца она находится рядом с появившимися на свет крошечными детенышами. И все это время самка кормит их молоком, в котором, при обилии жиров и белков, совсем отсутствует сахар. Поскольку у самки утконоса соски отсутствуют, во время кормления она ложится на спину, а маленькие детеныши взбираются на родительницу и начинают давить клювиками на особые, лишенные растительности, участки кожи, называемые млечным полем. На нем находятся очень крупные поры. Из них, как из губки, выступают капельки молока, которое стекает в небольшую бороздку на брюхе. Из этого «корытца» детеныши его и вылизывают, пока не научатся сами добывать себе еду.
Пока малыши растут, мать оставляет их самих лишь на краткое время, чтобы перекусить и подсушить мех. При этом, уходя, она обязательно закрывает вход влажной землей.
На молочной диете малыши утконоса содержатся около 4 месяцев, а затем начинают на короткое время выходить из норы на охоту.
Любопытные отношения между матерью и малышом складываются у коал. Первое время детеныш находится в сумке матери и до шестимесячного возраста питается молоком. Когда же он начинает отвыкать от молочной диеты, то мать его подкармливает особым продуктом: своими испражнениями, которые, однако, на обычные экскременты не похожи, поскольку состоят из полупереваренных листьев эвкалипта.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Коала с детенышем

Эту кашицу мать выделяет примерно в течение месяца. После этой диеты - в возрасте 7-8 месяцев - малыш покидает материнскую сумку и. забирается ей на спину. И мать терпеливо таскает своего массивного ребенка на себе до тех пор, пока ему не исполниться год.
Носят на себе своих отпрысков и некоторые другие млекопитающие. Например, у муравьеда только что появившийся на свет малыш сразу же забирается на спину матери, где его очень сложно увидеть, поскольку его рисунок меха сливается с рисунком матери. Около месяца малыш остается на спине родительницы. А потом начинает делать недолгие самостоятельные вылазки в незнакомый мир. И лишь в двухлетнем возрасте он обретает полную самостоятельность.
У ленивца первые четыре месяца новорожденный висит на груди матери, и все это время она почти не двигается. И только когда малышу исполнится девять месяцев, он перебирается на соседние ветки дерева.
Вцепившись в шерсть, перемещаются на спине матери юные опоссумы, бегемоты, ящеры.
У некоторых же видов новорожденные сидят у основания хвоста матери. Детеныши каланов и обезьян тоже определенное время не покидают тело матери, примостившись на ее груди или на брюхе.
А вот детеныши летучих мышей, чтобы не свалиться во время полета, цепляются зубами за сосок или за особый придаток в паховой области, а коготками держатся за материнское тело.
Кстати, если соски практически у всех млекопитающих находятся на брюхе, то у самки гаитянского щелезуба - на. ягодицах. Факт - невероятный! Но не менее любопытен и тот факт, что у обитающего в Малайзии одного из видов летучих мышей самцы способны вырабатывать молоко, правда, «удои» у них в несколько раз ниже, чем у самок.
Немало внимания уделяют млекопитающие гигиене детенышей. Мать постоянно выискивает у детенышей блох, вылизывает у малышей шерсть. И этот инстинкт, по-видимому, развит у всех без исключения зверей.
Особенно преуспела в этом деле соня-полчок. Где-то в начале июля у нее появляется потомство. И, как любая мать, она недели три усердно кормит новорожденных молоком. И при этом много и долго лижет их мордочки. Чуть позднее уже детеныши лижут ее истекающий слюной рот и язык. Затем она лижет их слюну.
Правда, в чем смысл этого загадочного поведения, пока зоологи сказать не могут. Возможно, слюна матери содержит какие-то вещества, необходимые для нормального развития сонь. По крайней мере, так думают ученые.
В свою очередь некоторые землеройки собственной слюной утоляют жажду своих детенышей.
А вот самки енотовидных собак и барсуки периодически своих детенышей выносят из нор на поверхность. Затем снова аккуратно несут обратно в гнездо. Эту процедуру животные делают, скорее всего, для дезинфекции тела детей, а, возможно, и еще с какой-то иной целью.
Многие млекопитающие дают малышам своеобразные уроки выживания. Например, взрослые сурикаты, или земляные человечки, обучают молодь ловить, обезвреживать и есть различных членистоногих, среди которых встречаются и ядовитые. Причем в коллективной жизни сурикат эта «педагогика» занимает значительное место.
Когда детёныши очень маленькие, всю опасную пищу им доставляют мертвой. Но по мере взросления малышей им все чаще притаскивают живую еду. При этом взрослые сурикаты наблюдают, как малыши расправляются с жертвой. И если вдруг добыча пытается уползти, взрослый подталкивает ее к малютке носом или лапами.

 

 

 

 

 



САМЫЕ УДИВИТЕЛЬНЫЕ ЖИЛИЩА ЖИВОТНЫХ


Жилища пауков
Пауки, как известно, имеют великолепный материал для ткачества - прочную и тонкую паутину. И, конечно же, они не могли не воспользоваться ею для строительства различного типа ловушек и гнезд. А поскольку с ловушками мы будем знакомиться в другом месте, сейчас у нас разговор пойдет об укрытиях пауков, или их гнездах. Впрочем, ради справедливости следует заметить, что очень часто сооружения восьминогих ткачей выполняют двойную функцию: являются и ловушкой, и местом, где пауки отдыхают, прячутся от врагов и пережидают неблагоприятные климатические условия.
В мелких, но богатых кислородом водоемах Европы и Азии обитает небольшой водный паучок, получивший название серебрянки. Конечно, уже удивителен сам факт существования в водной среде пауков, которых мы обычно знаем как чисто наземных обитателей. Но интересно даже не это. Оказывается, самка паука-серебрянки освоила редкое искусство строительстважилья из. воздуха. И это вовсе не преувеличение.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Подводное жилище паука-серебрянки

Где-нибудь в тихом спокойном месте, чаще всего среди зарослей водной растительности, паук сначала сплетает редкую «крышу». Затем серебрянка под это сооружение начинает таскать с поверхности воздух. Занятие это непростое, поскольку воздух легче воды и стремится вверх. Но самка с этими трудностями успешно справляется, поскольку «привязывается» паутиной к основанию сооружения. Она тянет ее за собой наверх, а затем по ней спускается вниз вместе с «грузом». При этом нить еще и указывает пауку наиболее короткий путь к дому.
Добравшись до стройки, самка затаскивает воздушные пузыри под «крышу» и тщательно скрепляет их нитями паутины. Спустя час или полтора после начала работы появляется многократно обвитый паутиной колокол с входом внизу. Диаметр этого удивительного сооружения около двух сантиметров.
Но серебрянка не просто строитель, а архитектор-фантазер. Дело в том, что для различных жизненных ситуаций она строит и разные типы воздушных конструкций, причем строит так, чтобы просто и быстро один тип переделать в другой. А по выполняемым функциям колоколов у серебрянки несколько: кроме жилых у нее есть кормовые и зимовочные, используемые для линьки, откладывания яиц или спермы. И все они имеют характерную только для них размеры, форму. Отличаются они и способом изготовления.
Наиболее часто встречается кормовой колокол. Овладев добычей, паук (если у него еще нет жилого колокола) тут же начинает строить простой водолазный колокол, в котором должно быть достаточно места для хозяина с добычей. Правда, у очень голодного паука колокол столь мал, что туда помещается только добыча и ротовой аппарат животного.
Но кормовой колокол без особых затрат и сил паук способен переделать и в более стабильный жилой колокол, в котором можно жить и питаться.
А вот для линьки и зимовки паук плетет специальный, замкнутый со всех сторон, колокол. Для спаривания самец строит сооружение, в котором он сплетает еще и маленькую сеть для спермы. Перед откладкой яиц самка строит новый колокол или укрепляет уже использованный, заботливо маскируя его снаружи обрывками растений, и натягивает внутри горизонтальную сеть. В верхней камере она помещает до четырех коконов по 30-90 яиц в каждом, а в нижней - находится сама, охраняя потомство. И хотя водолазный колокол действует в известном смысле как «жабра», тем не менее в нем быстро накапливается азот, поэтому воздух яйцевого колокола приходится часто обновлять.
И только с наступлением холодов серебрянка оставляет свои воздушные хоромы и перебирается в пустую раковину пресноводного моллюска. Ее она заполняет воздухом и делает это до тех пор, пока раковина не поднимется на поверхность. Затем паутинными нитями паук прикрепляет раковинку к плавающим водным растениям, прячется в нее и закрывает вход кусочками растений, которые для прочности скрепляет паутиной.
С наступлением холодов растения опускаются на дно водоема, погружая вместе с собой и серебрянку в ее раковине. А весною растения всплывают вновь, вынося на поверхность водоема и убежище перезимовавшего в нем паука.
Но если серебрянка возводит свои воздушные хоромы в воде, то все пауки рода немезия свои укрытия строят в земле в виде вертикальных шахт, глубоко уходящих в почву. Чтобы построить подземное убежище, им порой приходится вытащить наружу до 100 кубических сантиметров грунта, что в 500 раз больше веса самого землекопа.
Зато иустройство получается замечательное. Сверху оно закрыто дверью. Причем дверью, как и положено, на петле. А делает паук всю эту конструкцию так: сначала отверстие норки он аккуратно заплетает паутиной. Потом из земли и мха накладывает слой «штукатурки». Затем по краю входа удаляет лишние нити. Но в одном месте, там, где должна быть петля, паук оставляет небольшую дужку. А для усиления прочности петли паук вплетает в нее несколько дополнительных нитей.
И тем не менее, какой бы прочной петля ни была, но если снизу не будет «косяка», значит, не будет и опоры для двери, и она провиснет. И восьминогий строитель по всей окружности входа делает наклонный воронкообразный срез, сужающийся книзу. Он-то и выполняет функцию «косяка». В этот срез опускается хорошо пригнанная дверка, формой напоминающая усеченный перевернутый конус.
А в качестве замка паук использует самого себя. Для этого он цепляется лапками за внутреннюю сторону двери, в которой, чтобы легче было держаться, паук проделывает специальные дырочки.
Взломать такую конструкцию не под силу даже таким хищникам, как роющие осы, сороконожки и ящерицы.
Ну а если хищник все же окажется сильнее паука и взломает дверь? Видимо, у некоторых видов пауков такой сценарий событий записан в генетической программе поведения, поэтому они строят дополнительные защитные сооружения.
Например, ниже первой двери, которая изготовлена из глины, оплетенной каркасом из паутины, пауки делают вторую. Как и первая, она тоже оплетена паутиной. Но этот паутинный чехол на второй двери служит уже в качестве маскировки, потому что вторая дверь тайная. Но даже если враг и проник в норку немезии, он может и не обнаружить «черный ход» паука, так как потайная дверь сверху вогнута, словно дно норки.
«Скрытая» дверь имеет еще одну особенность: в отличие от наружной, она открывается сверху вниз. И когда все вокруг спокойно, она всегда отворена, как говорится, настежь: висит на петле вплотную к стенке норы.


Однако, если вдруг наружная дверь натиска врага не выдерживает, паук укрывается за нижней дверью: он ее поднимает, плотно захлопывает и снизу изо всех сил подпирает спиной, упираясь лапками в стены .
Другой представитель немезий еще больше укрепил свое подземное жилище. Сам дом-колодец, в котором паук проживает, довольно глубокий: на полметра, а той на метр тянется вниз. Вокруг мягкие паутинные стены, но самого хозяина нигде нет. И ход уже уперся в тупик. Оказывается, немезия просто схитрила.
Она под углом от стены колодца вырыла наружу скрытый ход, который закрыла дверкой. Причем так искусно и плотно подогнала к стене и настолько качественно замаскировала паутиной, что заметить, где она в колодце прячется, совершенно невозможно.
Потайной же ход слепым концом почти соприкасается с поверхностью земли. Пробить тонкий слой между ходом и поверхностью почвы немезии большого труда не составляет: пару быстрых движений лапками и хелицерами - и она на свободе.
Но, как это ни странно, есть и такие пауки, которые по какой-то странной причине второй ход оставляют открытым. Но как раз здесь их и ловят осы-помпилы. Пугнув паука у главного входа, оса перебегает к запасному выходу. Паук же, открыв потайную дверь, опрометью мчится сквозь потайной ход к черному выходу. Но, увы, не на свободу, а прямо в смертельные объятия осы.
Еще один паук-норник - атипус - в качестве продолжения своей вертикальной шахты глубиной до 90 сантиметров протягивает по поверхности почвы еще и сплетенный из паутины футляр, шириной один и длиной - до пятнадцати сантиметров. Причем футляр этот наглухо закрыт. А для маскировки он инкрустирован мелкими песчинками и травяными соринками.
Днем пауки отсиживаются в шахте, а по ночам заползают в футляр. И стоит лишь комарику или другому мелкому существу ступить на поверхность этой трубы, как под ними тотчас раскалывается «твердь земная» и бедняга оказывается в хищных жвалах атипуса.
Свои архитектурные особенности имеет дом самки паука эресуса черного. Ее постройка представляет собой комбинацию жилого помещения и ловчей сети. Ее убежище - это вертикальная норка, глубина которой 10 сантиметров и диаметр - 1 сантиметр. Устье норки имеет воронковидное расширение, от которого в разные стороны тянутся ловчие нити. Стоит насекомому задеть одну из нитей, как мгновенно перед ним появляется самка, которая точно знает направление, в котором необходимо искать добычу.
Строит свое гнездо в почве и самка известного своей ядовитостью каракурта. В этом укрытии она не только отдыхает, но и следит за коконами с яйцами, которые находятся рядом с ней.
Но не только норные пауки строят укрытия. Делают это и тенетники, хотя убежища у них намного скромнее. Например, у домового паука задний угол ловчей сети широкой воронкой переходит в трубку, в которой паук прячется.
Некоторые тенетные пауки, например, из семейства аранеид, в центре сети или за ее пределами надстраивают специальные домики-колпачки, которые подвешиваются вершиной к какому-нибудь выступу. А у ряда видов логовища имеют даже спиральную, словно раковинка, форму.





Жилища насекомых
Наверное, только насекомые да еще птицы строят самые уникальные и экзотические убежища. Причем применяют для этих целей самые разные материалы. Но вот у кого из шестиногих строителей самое оригинальное гнездышко, сказать трудно, поскольку многие насекомые демонстрируют поразительные таланты.
Взять, к примеру, ос. Многие виды этих перепончатокрылых довольно умелые мастера. При этом и разнообразие их жилищ порой поражает воображение. Да и материалы для возведения своих архитектурных шедевров используют осы тоже самые разные: листья, песок, древесину, глину и даже бумагу, которую к тому же производят сами. Этих ос так и называют - бумажные осы.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Гнездо бумажных ос

На деревянных заборах иногда можно заметить множество светлых вертикальных полосок шириной 2 миллиметра и длиной около 2-х сантиметров. Это следы трудов осы веспы: именно она во время работы челюстями соскребает древесные волокна. А чтобы облегчить задачу, она на обрабатываемое место выпускает немного слюны, от которой дерево слегка темнеет и размягчается.
Когда оса соберет комочек волокон размером с маковое семя, она летит с ним на стройплощадку. Здесь она еще раз тщательно пережевывает добытый материал, а затем пропитывает его особым секретом слюны, который склеивает размягченные древесные волоконца.
Но прежде чем заняться возведением жилья, весной самка выбирает устойчивую основу в защищенном от сквозняков месте и делает стебелек, к концу которого прикрепляются две маленькие ячейки. В это же время у основания стебелька оса клеит плоскую тарелочку, которую со временем превращает в широкую чашу, а затем - в шаровидное образование размером с плод абрикоса. Небольшое отверстие внизу этого сооружения является входом.
Вскоре вокруг первой шаровой оболочки возводится вторая, но немного крупнее. Так постепенно гнездо увеличивается в объеме, достигая размеров футбольного мяча. Не остается неизменным и внутреннее его устройство: к первым двум ячейкам пристраиваются другие, складываясь в сот. С ростом его размеров во внутренней сфере гнезда увеличивается и свободное пространство. И как только свободного места станет достаточно много, оса начинает строить второй сот. Затем она строит третий сот, четвертый. Иногда к осени число этажей достигает десяти и более.
Строя гнездо, оса постоянно решает, что именно надо сделать из принесенного сырья -ячейку, стенку оболочки, стебелек или другой элемент. А для каждой из этих конструкций требуется особый формат деталей. А чтобы его получить, осе порой приходится сделать от 10 до 30 различных операций.
Конечно, самка никогда не смогла бы в одиночку построить крупное гнездо. В этом ей помогают молоденькие осы, которые вышли из яичек, отложенных в соты три недели назад. Они расширяют гнездо, заботятся о защите и питании потомства, то есть делают всю необходимую по гнезду работу.
Уже знакомая нам оса аммофила тоже замечательный строитель. И заметить ее легко: у нее продолговатое черно-красное брюшко. Встретить же осу можно летним солнечным днем на хорошо освещенных тропинках или в других сухих местах. Здесь аммофила усердно трудится с помощью мощных челюстей и передних лапок, она роет в песчаном грунте отвесную нору-колодец, расширяющуюся на конце.
Чтобы не выдать местоположение норки, лишний грунт оса уносит подальше от гнезда в особой корзинке, образованной волосками передних лапок и головы. Затем оса тщательно заделывает вход, чтобы его не обнаружили охочие до легкой добычи хищники, которых вокруг немало.
Еще одна одиночная оса - стенная антофора тоже является замечательным строителем -архитектором. Начиная работы она выгрызает в глиняной стене или глинистом обрыве несколько ветвящихся ходов, в которых сооружает три-четыре ячейки, отделенные одна от другой глиняными перегородками. Затем в каждую откладывает яйцо, а также оставляет определенное количество нектара с пыльцой. После этого вокруг входа она еще выкладывает и «прихожую» в виде трубки.
Высочайшего строительного и одновременно «художественного» мастерства достигли пилюльные осы: они строят гнезда, по своему внешнему виду напоминающие миниатюрные кувшинчики. Из размягченной глины эти осы лепят «пилюли», а затем в лапках переносят на «стройплощадку», где и создают свои уникальные творения.
Когда гнездо построено, оса натаскивает туда парализованных гусениц бабочек, подвешивает на тонкой шелковистой нити яйцо и запечатывает вход в «кувшин» глиняной пробкой.
Великолепными строителями зарекомендовали себя муравьи и термиты. Их гнезда -муравейники и термитники - и впрямь шедевры мастерства шестиногих архитекторов. Конечно, рассказать обо всех постройках этих насекомых в небольшом очерке практически невозможно, поэтому мы остановимся на самых удивительных и оригинальных сооружениях.
Обратимся, например, к самым крупным муравьям нашей фауны - муравьям-древоточцам рода Camponotus, достигающих длины 13 миллиметров. Селятся они обычно в пнях, подгнивших стволах деревьев, а также в дуплистых стволах и живых деревьях, в которых прокладывают тоннели на высоту до 10 метров. При этом муравьи, экономя силу и энергию, выгрызают более мягкие слои годовых колец, образованных во время быстрого весеннего роста, практически не трогая уплотненные летние годичные круги.
А вот муравьи рода Colobopsis из тех же древоточцев не просто выгрызают коридоры в дереве, а используют для хозяйственных целей картон, который сами же и производят. Правда, совсем в небольших количествах: им подгоняют диаметр отверстий, связывающих гнездо с внешним миром, к размерам головы муравьев-привратников, которые своими пирамидальными головами затыкают эти дыры. Утолщенная, уплощенная спереди и окрашенная под цвет коры голова точно входит в отверстие и закрывает его, точно пробка.
Еще дальше в использовании картона пошел европейский пахучий древоточец Lasius fuliginosus. Вместо того чтобы, как предыдущие виды, выгрызать в древесине лабиринты ходов, он использует готовое дупло, в котором сооружает картонное гнездо.
Причем муравей использует передовые организационные принципы - разделение труда. Так, одна группа насекомых постоянно подносит мелкие частицы древесины, другая - занята доставкой цементирующего вещества, а третья, по сути строительная бригада, готовит из этой смеси похожую на картон массу, из которой и возводит многокамерную конструкцию, продолжающуюся и под землей.
Тропические муравьи тоже возводят картонные гнезда, которые, чтобы защититься от частых тропических наводнений, располагают в кроне деревьев. Самые же поразительные жилища, без сомнения, возводят африканские и южноазиатские муравьи-портные из рода Oecophylla.
Сооружают они свои округлые, похожие на птичьи, гнезда из листвы тех же деревьев, в которых и селятся. Края листьев муравьи «сшивают» плотной шелковистой паутиной, которую выделяют их личинки.


Когда рабочие муравьи найдут место, подходящее для сооружения гнезда, они хватают челюстями соседний лист и начинают подтягивать его к листу, на котором стоят. Лист подтягивается одновременно в нескольких точках, так что этой работой занято сразу несколько муравьев. Если щель между используемыми листьями чрезмерно широка и один муравей не в состоянии дотянуться до края листовой пластинки, несколько рабочих, соединившись друг с другом в цепочку, образуют живой мостик и таким образом сообща справляются с трудной задачей.
А тем временем на площадке появляются муравьи с беловатыми личинками в челюстях. Оказавшись на строительном объекте, носильщики начинают щекотать передний конец своей ноши. И когда личинка, поддавшись «уговорам», выпускает тонкую ниточку, муравьи прижимают ротовой конец живого челнока к краям то одного, то другого из соединяемых листьев, приклеивая к ним шелковую нить. Таким путем создается прочная ткань, надежно скрепляющая стенки гнезда.
Для сшивания листьев пригодны лишь личинки третьего возраста, увеличенные слюнные железы которых выделяют паутинный секрет.
Воистину экзотические гнезда делают некоторые виды бродячих муравьев. Оказывается, они в качестве строительных блоков используют собственные тела.
Во время остановок вокруг личинок, куколок и «царицы» муравьи образуют толстую оболочку из сцепившихся между собой собственных тел. Причем в таком клубке всегда имеются отверстия, позволяющие хозяевам гнезда проникать во внутренние помещения.
Как муравьи определяют, кто из членов семьи должен окружать своими телами коридоры дома-новостройки?
- ученые пока не знают. Но одно известно точно: такой дом годится для защиты и от врагов, и от непогоды. Внутри этого уникального сооружения всегда тепло, поэтому личинки имеют отличный аппетит, много едят и быстро растут, а куколки в короткие сроки заканчивают свое развитие .
Термитам посвящено огромное количество исследований. И это связано со многими любопытными особенностями этих белесых слепых насекомых. Например, термиты могут съесть весь деревянный дом, но при этом съесть так, что несущие конструкции останутся в целости. Это значит, что эти «слепыши» каким-то невероятным образом способны представлять дом как единую конструкцию и находить в ней наиболее уязвимые места, которые нельзя трогать. И, в соответствии с этой схемой, термиты не только не повреждают опасные места, но и, наоборот, укрепляют их, используя для этого прочный материал собственного приготовления - древесные опилки и экскременты, смоченные слюной.
Помимо этой загадки термиты еще больше удивляют своей способностью строить свои гигантские сооружения с многочисленными лабиринтами, арками, камерами, которые не разбросаны беспорядочно, а подчиняются строгой схеме. Причем иногда они строят поистине гигантские сооружения: например, самый крупный термитник, обнаруженный в Конго, имел высоту 12,8 метра.
Но как объяснить способность насекомых произвести точную стыковку концов арки, к тому же возведенную ими в полной темноте? Можно, например, предположить, что те термиты, находящиеся на противоположных концах арки, каким-то образом обмениваются информацией, благодаря которой и координируют свои действия.
В ходе экспериментов было также установлено, что термиты чувствуют магнитное поле Земли и электростатическое поле. Эта их способность выражается в том, что подземные коридоры и входы в гнездо расположены в соответствии с направлением магнитного меридиана. Кроме того, и плодящуюся самку в ее апартаментах термиты тоже укладывают вдоль магнитного меридиана.
Более того, они неизвестным пока путем определяют присутствие живого организма на расстоянии. Например, как бы тихо не подкрадывался человек или животное к термитнику, все равно часовые поднимут тревогу.
Кроме уникальных строительных способностей термиты демонстрируют и немалые способности в создании комфортных условий жизни в своих подземных замках: например, в поддержании постоянной температуры и влажности.
Швейцарский ученый М. Люшар установил, что оптимальная в термитнике влажность (9899 %) создается благодаря термитам-водоносам, которые круглые сутки почти в сорокаметровой глубине доставляют в термитник воду, тем самым поддерживая в нем соответствующую влажность.
В термитнике должен быть и оптимальный уровень кислорода. И эту проблему термиты тоже решили, построив сложную вентиляционную систему из камер, воздухоносных каналов ит. д., которую обслуживают специальные термиты-«сантехники». Они постоянно, в зависимости от погоды, времени года и даже времени суток, расширяют или сужают галереи термитника, создавая оптимальные условия среды.
А вот маленький черный жучок - березовый трубковерт, чтобы уберечь свое потомство от разного рода невзгод, строит плотные футлярчики из березовых листьев. Причем сворачивает он их в трубки в соответствии с законами высшей математики.
Вначале самка, отступив немного от черешка, на правой и левой половинках листа, от его основания до срединной жилки, делает разрезы. После этого она сворачивает в трубку сначала правую половинку листовой пластинки, а затем - и левую, только вертит она ее в обратную сторону, вокруг уже закрученного конуса.
Отработав эту операцию, самка залезает внутрь трубки и, сделав три-пять надрезов кожицы листа, откладывает в них по одному яичку. Затем она выбирается наружу и заворачивает основание конуса в маленький рулончик, тем самым надежно ограждая свое потомство от многочисленных врагов.
Когда ученые исследовали те кривые, по которым жуки производят свои разрезы, то оказалось, что в это время они строят эволюту по данной эвольвенте, то есть решают задачу из высшей математики. Причем лист не развернется только в том случае, если жук эту задачу «решит» правильно .
Обитатели различных типов водоемов - как медленно текущих, так и быстрых, - тоже строят различные сооружения: в основном ловчие сети и «домики». Их конструкции самые разнообразные. Но, наверно, самое оригинальное жилье у личинки южноамериканского ручейника из семейства гидропсихид, что обитает в бассейне Амазонки.
На дне этих водоемов они строят U-образные домики, нижняя часть которых выстилается сеточкой с ячеей размером примерно 3 х 20 микрон (1 микрон = 0,0000001 метра). Это значит, что сеточка диаметром 1,5 сантиметра содержит около двух миллионов таких ячеек! Это, по сути, рекорд по тонкости плетения. Ученые до настоящего времени не разобрались, как умудряются двухсантиметровые личинки с относительно толстыми и грубыми коготками переплетать нити с такими микроскопическими промежутками.
Сама же личинка находится в вертикальной жилой трубке и питается органическими частицами, задержанными сетью.
А обитающие в Северной Америке улиточные ручейники строят спирально извитые чехлики, которые настолько похожи на раковинки улиток, что даже зоологи должны внимательно присмотреться, прежде чем уверенно сказать, что им встретилось - раковина или домик ручейника.

 

 

 

 



Удивительные галлы
Конечно, каждый хоть однажды видел на листьях дуба, ивы, яблони и множества других растений разного рода припухлости. Чаще всего они имеют шаровидную форму. Но нередко в этот стандарт они не вписываются, и зависит это от того, на каком растении находится странное образование и кому оно принадлежит.
Например, на листьях дуба - это плотные шарики величиной с крупную вишню, но с виду похожие на крошечные румяные яблочки. К концу лета, созрев, они буреют и подсыхают. Называются они галлами, что в переводе с латинского означает «чернильный орешек». Название это связано с тем, что в старину из этих шариков, после соответствующей их обработки, получали черные чернила.
Разрезав такое «яблочко», мы увидим, что внутри его камеры лежит белая безногая личинка. Если бы не наше вмешательство, из нее вышла бы самка обыкновенной дубовой орехотворки.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Галл на листе дуба

Кроме галлов насекомые способны вызывать у растений массу самых разных уродств, называемых тератоморфами. И если орган, пораженный галлом, сохраняет свой обычный облик и выполняет возложенную на него функцию, то при уродствах нарушается вся структура органа, в том числе и его функции. Особенно часто уродства возникают при поражении почек.
Количество галлов и уродств в природе исчисляется десятками тысяч. И при этом, как правило, каждый вид насекомого способен вызвать на одном и том же растении образование галлов или уродств совершенно определенной формы и строения, так что по внешнему виду галла можно определить и его создателя. Иногда даже у разных поколений одного и того же насекомого свои особые галлы и уродства.
У той же дубовой орехотворки, кроме весеннего поколения, состоящего из одних самок, есть еще и летнее. Ранней весной, лишь только пригреет солнышко, неоплодотворенные самки начинают откладывать яички в еще не распустившиеся почки, расположенные на нижней стороне ветвей. Спустя какое-то время на месте отложенных яиц появляются крохотные фиолетовые выпуклости, в которых развивается обоеполое летнее поколение.
Поздней осенью в верхушечные побеги дуба кладут яички бескрылые самки корневой орехотворки. В результате весной следующего года на заряженных побегах вырастают не обычные лапчатые листья, а огромные многокамерные шары размером с настоящее яблоко. В июле из них выходит на свет обоеполое поколение. Оплодотворенные самки этого же вида помещают свои яйца в наружный слой корней дуба, на которых проявляются уже мелкие красноватые галлы. В них развивается поколение бескрылых девственных самок.
Тип галла зависит и от вида растения. Одно и то же насекомое на разных растениях или на разных его частях вызывает разные галлы. В зависимости от внешнего вида и строения различают галлы головчатые, бобовидные, шишковидные, войлочные, морщинистые, наплывные, одно- и многокамерные.
При изучении строения галлов выяснилось, что их стенки состоят из тех же трех слоев клеток, что и другие ткани. Снаружи они покрыты кожицей. Под ней находится защитный слой коры, пронизанный проводящими сосудами. И, наконец, внутреннюю поверхность галла выстилает образовательная ткань, или сердцевина. Ее нежными, богатыми питательными веществами, клетками и кормятся личинки насекомых.


Галлы обладают еще одним замечательным свойством. Часто по внешнему виду, строению и типу обмена веществ они совершенно неотличимы от плодов, причем если не своего растения, то совсем другого. Сходство с плодами усиливается еще и тем, что на поверхности галла появляются те же покровы из волосков, колючек, бархатистого налета, что и на настоящих плодах.
Если вам доведется увидеть кисть красной смородины на дубе, не удивляйтесь. Перед вами всего лишь несколько своеобразное уродство соцветий австрийского дуба. Вызваны они орехотворкой цинипс. Каждое из этих образований не только повторяет по форме и величине ягоды смородины, но и, подобно им, окрашено в красный цвет и очень сочное.
А вот галлы на листьях красного бука сильно смахивают на мелкую вишню, в которой воплощен тип плода, называемый ботаниками костянкой.
Очень любопытны такие «костянки» у обыкновенного шалфея, котовника венгерского и многих других губоцветных. Завязь, в которую галлица отложила свои яички, разрастается и через неделю превращается в гладкий, желтовато-зеленый шарик, похожий на незрелый плод черемухи. И по строению он такой же, как у сливы или вишни. Только вместо семени внутри косточки лежит белая личинка.
Галлы, которые образуются на листьях шиповника после того, как там побывала орехотворка, имеют сердцевидную форму и состоят из длинных и постоянно растущих волосков, скрученных клубком.
В строении многих галлов поражают разного рода приспособления, призванные облегчить выход насекомого на свободу. Так, молодым мухам, выросшим в сердцевидных галлах осины или липы, нет никакой необходимости прогрызать стенки своей колыбели. Дерево уже «приготовило» отверстие для их выхода на свет в виде щели или канала в тонкой кожуре галла.
А у галлов в форме коробочки, вызываемых комариками на листьях того же австрийского дуба, имеется особая крышечка. Когда для личинки приходит пора покидать свое убежище, в стенке галла-коробочки появляется овальная «дверца», которая в определенный момент отвалится, обеспечив личинке выход на свободу.
У крупнолистной липы и некоторых южноамериканских деревьев галлы, вызываемые мелкими комарами и бабочками, состоят из двух частей. Внутренняя часть, вместе с заключенной в ней личинкой, сидит, наподобие пробки, в наружной части, имеющей форму бокала. В нужный момент ткани этого «бокала» с силой выталкивают «пробку» наружу, и она оказывается на земле.
Количество различных галлов, известных на сегодняшний день, более 60 тысяч! А всех насекомых, уличенных в их создании, невозможно и перечислить. Это - тли, листоблошки, бабочки, мелкие комарики, наездники, некоторые мухи и еще масса других насекомых.
Формирование галлов - процесс очень сложный. Возможно, они возникают под воздействием чисто механических повреждений. Но, скорее всего, они образуются под влиянием выделяемых насекомыми гормонов, идентичных ростовым веществам растений. К тому же, как установили ученые, в ряде случаев постройку галла контролирует измененная ДНК поврежденных растительных клеток.
Очень часто в том или ином галле, кроме хозяина, обитает еще целая дюжина приживальцев. Некоторые галлы и тератоморфы настолько ими переполнены, что самим владельцам едва хватает места. В шишковидном уродстве ивы может находиться до 10 видов сожителей и до 20 видов паразитов. Но живут они тем не менее без особых конфликтов.
По климатическим зонам галлы тоже распространены неравномерно. Так, в пустыне они встречаются чаще, чем в наших лесах и даже тропиках. Казалось бы, факт невероятный. Но если принять во внимание, что главная забота всех обитателей пустыни найти еду и укрытие от палящих лучей яркого солнца, то все становится на свои места. Лучшего укрытия, чем «домик», образованный тканями растения, и не отыскать. К тому же здесь также можно постоянно столоваться.
Обилием галлов и уродств славится саксаул. Их вызывают личинки листоблошек псиллид, которые воздействуют на спящие почки дерева. Одни виды псиллид способны спровоцировать саксаул на образование уродства, похожего на миниатюрную еловую шишку; уродство, вызываемое другим видом, напоминает колосок ячменя. Но какова бы ни была форма уродства, каждое из них состоит из центральной оси, покрытой налегающими одна на другую чешуйками.
Личинки самих псиллид сидят лишь под частью этих чешуек. Остальные же свободные места под «кровлей» заняла разношерстная компания других членистоногих, питающихся соками растения: трипсы, галлицы, червецы, тли. Вокруг этой мирной группы, как основного ядра, формируется еще целое сообщество паразитов и хищников, которые существуют за счет этих организмов.
Иногда галлы и уродства, выделяющие сладкий сок, от проникновения в них паразитов, охраняют муравьи, которые даже возводят над ними защитные сооруженные из песчинок и комочков почвы.
Комарики, развивающиеся в галлах на зонтичных и бобовых растениях, очень часто заносят в них плесневые грибы, которые покрывают внутреннюю поверхность галла бархатистой оболочкой и служат кормом для развивающихся личинок.
Казалось бы, галл - это навсегда приросший к растению домик, где временно проживает личинка насекомого. Но из этого правила есть исключение, которым является моль колеофора иктрела. Она откладывает свои яйца в бутоны вьюнка полигонуса. Из яиц выходят гусеницы, ведущие типичный для галловых насекомых образ жизни. Однако, завершив развитие, гусеница с помощью челюстей отделяет галл от ветки, опускается вместе с ним на паутинке с растения и отправляется путешествовать, волоча за собой, как улитка раковину, собственный домик. В конце концов, она прикрепляет его паутинными нитями к какому-нибудь другому растению и, подготовив отверстие для вылета, превращается в куколку.
Все вышеизложенное лишь малая толика того, что известно о галлах и их обитателях.
Чтобы рассказать о них больше, потребовался бы не один десяток увесистых томов. Но даже этой информации достаточно, чтобы понять, насколько увлекательны в своем разнообразии и поведении существа, образующие галлы.

 

 

 

 



Гнезда рыб
Чтобы обратить на себя внимание самки или же в будущем проявить более полную заботу о потомстве, некоторые виды рыб во время нерестовой компании строят гнезда. Наиболее известным мастером этих дел является трехиглая колюшка.
Сначала, как и положено, самец занимает гнездовой участок. И если владения в полной безопасности, он приступает к постройке гнезда. Для этого он сначала в песчаном дне делает небольшую ямку, которую заполняет кусочками водорослей и других водных растений.
После этого самец начинает над кучкой собранного материала активно плавать взад и вперед, выпуская на нее клейкое вещество почек, которое схватывается, как цемент.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Гнездо трехиглой колюшки

В ходе строительства хозяин трется о свое сооружение, чтобы придать ему нужную форму. К основанию гнезда самец набрасывает песок, своего рода фундамент. Укрепив таким образом основу гнезда, самец проделывает в нем тоннель. В результате получается очень аккуратное, похожее на муфточку, гнездышко с двумя выходами, которое промывается струями чистой воды.
Ильная рыба также наделена строительными талантами. Перед началом нереста, который происходит летом, когда вода нагреется до 25 градусов, самцы из водной растительности строят блюдцевидной формы гнезда площадью примерно с четверть квадратного метра. Сооружаются они на глубине 25-40 сантиметров среди водных растений.
Строят и охраняют гнезда также гимнархи - электрические рыбы, обитающие в бассейне Нила и в Западной Африке. Эти их сооружения плавучие, с возвышающимися на 5-10 сантиметров над водой стенками. Вход же в гнездо расположен на 15 сантиметров ниже поверхности воды.
Но если, например, самец трехиглой колюшки свой «домик» строит из растительного материала, то макроподы и бойцовые рыбки делают гнезда из воздуха.
Эта операция проходит в несколько этапов. Сначала самец захватывает у поверхности порцию воздуха и катает его во рту. В результате этих действий образуется пузырек, окутанный слоем слюны.
Потом этот «бутерброд» рыбка превращает в пенистую массу, из которой на поверхности воды она формирует круглое гнездо. Причем не маленькое: иногда оно достигает размеров глубокой тарелки, которая возвышается над водой, как белоснежная шляпа.
Следует сказать, что слюна у этих рыбок обладает рядом особенностей: она содержит воздуха в пузырьках ровно столько, сколько нужно для развития икры и мальков.
В таком воздушном домике создается оптимальный для молоди микроклимат: у воздуха лучшая, чем у воды, теплопроводность, он неплохо рассеивает лучи солнца, да и дышится в такой колыбельке намного лучше, а значит, и икринки в ней развиваются быстрее.
Когда появившимся на свет маленьким рыбкам приходит время самим искать корм, они всплывают, а воздушный замок, как и полагается такому строению, тает. К этому времени и отец, постоянно стоявший под гнездом и подправлявший его, теряет интерес к нему и к детям.
А вот рыбки ктенопомы и гурами мастерят свои гнезда из еще более необычного материала: они делают их из масла. Самец выделяет маслянистый секрет, из которого на поверхности воды появляется желтого цвета жирное пятно. А масло, как известно, гасит волнение воды и тем самым не позволяет икре расплываться в разные стороны. К тому же оно очень липкое.
Вылупившиеся из икринок личинки некоторое время лежат в своих масляных «колыбельках» кверху брюшками. И когда вода совершает колебательные движения, в такт им колышется и молодь рыб, причем все личинки вместе.
А вскоре у подросших малюток возникает потребность в микроскопическом корме. И вот как раз-то о нем и позаботились родители: к тому времени, когда личинка начнет превращаться в малька, в масляном секрете начинают бурно развиваться бактерии. Если на такое гнездо посмотреть сбоку, то можно без труда увидеть, как под ним даже кристально чистая вода постепенно мутнеет.


Пятнышко бактерий быстро увеличивается в объеме, и на этой среде начинают активно размножаться инфузории, которые являются лучшей едой для личинок.
И когда корма накопится достаточное количество, созревшие мальки переворачиваются брюшком вниз, выбираются из масляного домика и начинают с аппетитом поедать обильный корм .
Рыба грюньон, или лаурестес, облюбовавшая для жизни тихоокеанское побережье у Калифорнии и Мексики, нерестится с марта по июль в безлунные или полнолунные ночи. Вроде бы ничего удивительного в этом нет. Но это только на первый взгляд.
Дело в том, что во время нереста грюньоны выбрасываются на берег, роют в песке вертикальные норы и откладывают в них икру. Потом, закопав норку песком, уползают обратно в океан. Ровно через две недели, как раз после ново- или полнолуния из икринок появятся мальки, которых максимальная приливная волна унесет в родную стихию.
А вот небольшая пресноводная рыбка горчак гнезд для откладки икры, в отличие, например, от колюшки, не строит. Ей они ни к чему. Она предпочла для этих целей воспользоваться услугами речного двустворчатого моллюска беззубки.
Когда приходит время нереста, а это случается весной, у самки горчака снизу, у основания хвоста, вырастает длинная тонкая трубка, которая является не чем иным, как яйцекладом. Рядом с самкой в этот период пребывает и ярко расцвеченный самец. В паре они и ищут колыбель для будущего потомства. А колыбель эта - живая беззубка.
Как только влюбленной парочке улыбнется удача, и они найдут анодонту, самка подплывает к моллюску. И в тот момент, когда он открывает свои створки, чтобы втянуть свежую воду, она вводит между створками раковины свою наполненную икринками пятисантиметровую трубку и откладывает несколько желтоватых икринок в жаберную полость моллюска. Самец их тут же оплодотворяет, вливая молоки в дыхательную полость раковины. Это действие повторяется до тех пор, пока все 40 икринок не разместятся примерно по 20 раковинам.
В таком укрытии икринки горчака развиваются в полной безопасности. И даже мальки не спешат покидать уютное место: почти месяц они гостят у анодонты, словно внуки у родной бабушки.
Но, как выяснилось, анодонта тоже не лыком шита. Когда горчаки приступают к откладке икры (а это событие длится с мая по август), у моллюска созревают личинки - глохидии, каждая из которых снабжена длинной клейкой нитью. И как только горчаки появляются около беззубки, малыши приступают к охоте: они набрасывают свои «мини-арканчики» на рыбок, забираются на их кожу, впиваются в нее расположенными на раковинке микроскопическими зубцами, окутывают себя слизистой капсулой и замирают. А рыбки разносят их по речным заводям и протокам.
Выше рассказ шел в основном о рыбках-индивидуалистах. Но вот самцы кампостомы - североамериканской рыбки из семейства карповых - при подготовке к нересту объединяются в небольшой коллектив и такой артелью строят общественные ясли для молоди. Они освобождают нерестовый участок от камней и ила, а затем сооружают гнездо, которое впоследствии активно защищают.
Самцы другой рыбы - ринихта - тоже строят гнезда, причем довольно внушительные: их диаметр иногда достигает 30 сантиметров. При этом среди самцов существует отчетливая иерархия, выражающаяся в том, что господствующий самец некоторое время висит над гнездом, не подпуская к нему соперников.
Но затем в гнездо, словно по команде, заплывает несколько десятков самцов, которые начинают усердно очищать нерестовую территорию от мусора. Когда место для любовных игр подготовлено, там вскоре появляется и самка.

 

 

 

 



Гнезда птиц
Как в жизни человека, так и в жизни животных жилье выполняет множество первостепенных функций: оно защищает от врагов, укрывает от неблагоприятных условий среды, помогает воспитывать потомство. Причем, как и у людей, постройки животных отличаются разнообразными формами, местоположением, качеством строительного материала.
Особо выделяются в этом отношении гнезда птиц. Каких только конструкций не изобрели эти крылатые архитекторы. Конечно же, рассказать обо всех птичьих гнездах в коротком очерке практически невозможно, поэтому мы остановимся на самых, с нашей точки зрения, оригинальных и экзотических жилищах пернатых.
Например, один из 20 видов рода саланган - салангана серая строит свое гнездо из «чистой» слюны. И хотя гнездо у птицы совсем небольшое и ее слюнные железы в это время функционируют очень активно, тем не менее на строительство гнезда у салангана уходит примерно 40 дней.
Некоторые виды саланган, чтобы ускорить работу по строительству гнезда, используют мелкие кусочки лишайников, растительные волокна и другой растительный мусор.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Гнезда салангана

В начале строительства птицы регулярно подлетают к выбранному участку на стене и языком наносят на это место липкую слюну. В результате этих действий появляется полукруглое дно, на котором постепенно слой за слоем возводятся стенки гнезда. После завершения работ гнездо становится похожим на тонкостенную фарфоровую чашку, в которой на голом дне лежат яйца. Если только что построенное гнездо разрушить, птица сразу же приступает к строительству нового, но в нем уже будут присутствовать различные примеси.
Саланганы относятся к семейству стрижей. Они живут в Южной Азии и на прилегающих островах. Селятся они многочисленными колониями в пещерах и под нависающими скалами. Бывает, что эти пещеры расположены глубоко под землей, и внутри них всегда царит полная темнота. Но птицам она не мешает, так как во мраке они могут ориентироваться с помощью эхолокации. Правда, у сидящей саланганы эхолокационный аппарат не работает. Птица может воспроизводить эхолокационные импульсы только в полете, когда машет крыльями. Поэтому молодые саланганы не могут издавать локационные сигналы до тех пор, пока у них не вырастут крылья и они не начнут летать. Полностью прекращает свою работу эхолокатор саланган и на свету: в этих условиях птицы ориентируются при помощи хорошо развитого зрения.
Еще одни птицы - гуахаро - тоже живут в пещерах. Гнезда у них довольно примитивные: плоская подушечка диаметром 30 и высотой 2-3 сантиметра. Сделана эта конструкция из различных органических веществ, например, отрыгнутых птицей плодовых косточек.
В таком сооружении птица проводит не один год. Поэтому и стенки гнезда-подушки, понемногу надстраиваясь, с каждым годом становятся все выше и выше. Со временем они могут достигнуть высоты 20 и более сантиметров, превратившись уже в настоящее конусовидное гнездо.
Необычное и довольно оригинальное гнездо и у пальмового стрижа - обитателя тропической Африки и Юго-Восточной Азии. Птица из пуха и перьев при помощи слюны мастерит маленькую «подушечку», которую прикрепляет к. нижней стороне листа. А так как лист пальмы свешивается вниз, то, естественно, удержаться в гнезде яйца не могут, да и насиживать их не менее проблематично.
Но стриж все-таки нашел выход из, казалось бы, безвыходного положения. Он приклеивает яйцо необычайно клейкой слюной к «подушечке», а сам, уцепившись за нее лапками, насиживает кладку в вертикальном положении.
Насиживание продолжается около 20 дней. И когда на свет появляются птенцы, они моментально цепляются лапками за подушечку и сидят так до тех пор, пока не встанут на крыло и не покинут гнездо .
А вот другие виды птиц, наоборот, в конструктивном отношении строят очень сложные и к тому же весьма оригинальные гнезда. Взять хотя бы самую маленькую птичку наших лесов -королька, у которого гнездо такое же крошечное, как и сам хозяин.
В нем различают три слоя. Наружная стенка состоит из паутины, мха и лишайников. Причем на 6,5 грамма паутины приходится в среднем 4 грамма мха и лишайников. Средний слой состоит из мха и лишайников. А внутренняя часть гнездышка выстлана мелкими перьями и шерстью животных. В одном гнезде желтоголового королька ученые насчитали 2818 стебельков мха, 1422 кусочка лишайников и около 2647 перьев, ау красноголового королька - свыше 12 000 стебельков мха. Строят свое гнездо эти миниатюрные птички около 18 дней.
Еще более искусное гнездышко строит обыкновенный ремез. Готовое жилище этой птички похоже на варежку, непонятным образом оказавшуюся на березовой или ивовой ветке. Именно «палец» и является входом в гнездо. Диаметр этой постройки около 10 сантиметров, высота - до 17 сантиметров, а длина трубки - около 50 миллиметров.
Такие же сложные, как у ремеза, гнезда из растительных волокон плетут птицы ткачики, обитающие в Центральной и Южной Африке, а также - в Юго-Восточной Азии. Причем плетут и вяжут по-настоящему, поскольку в их гнезде петли и затяжки чередуются в определенном порядке. Во время работы растительные волокна птица пальцами завязывает петлей, в которую затем протягивает конец волокна, и полученный узел плотно затягивает.
Плетет свои гнезда и птица-портниха из Юго-Восточной Азии. Для этого она выбирает большой лист и с помощью лапок и клюва свертывает его в кулек. Если же рядом крупного листа нет, то птичка использует мелкие листочки, сшивая вместе несколько штук.
В ходе работы она сначала клювом проделывает небольшие отверстия в налегающих друг на друга, словно черепица, краях листьев, а затем вдевает в них скрученные в нить волокна хлопка, тонкие стебельки трав, а иногда и паутинки. Причем эту нить птица делает сама и тоже при помощи клюва и лапок. А чтобы шов надежно удерживал листовые пластинки, птица укрепляет его узелками. Впрочем, и растрепанные кончики применяемых ею «нитей» сами по себе тоже хорошо удерживаются в маленьких отверстиях.
Сшив кулек, птица приступает к устройству жилого помещения: она мастерит гнездо из растительного пуха, шерсти животных или другого теплого и мягкого материала. Такое гнездо снаружи практически незаметно. В такой скрытой зеленой колыбельке под неусыпным контролем родителей благополучно вырастают птенцы.
А вот южноафриканская капская синица свое влагонепроницаемое гнездо строит с хитринкой. Вместо одного входа она делает два: один - хорошо заметный, а другой -практически невидимый. При этом первый вход и является ложным, а другой - настоящим.


Чтобы ввести в заблуждение возможного врага, птица сначала влетает в широкий вход. И только некоторое время спустя, незаметно выглянув из ложного входа и не заметив ничего подозрительного, синица осторожно клювом оттягивает замаскированную под шишковидный нарост заслонку, за которой находится небольшой, но уже настоящий вход в гнездо.
Точно такие же меры предосторожности синица соблюдает и тогда, когда из гнезда вылетает. Естественно, все действия она проделывает в обратном порядке.
Оригинальные гнезда у средиземноморских синиц. Эти птицы сразу после того как отложат яйца и до тех пор, когда выросшие птенцы покинут гнездо, собирают ароматические растения - лаванду, тысячелистник, мяту - и вплетают их в стенки гнезда. При этом они составляют целые ароматические сборы, в состав которых входит примерно десять растений из двухсот пятидесяти, произрастающих в местах их обитания. В этих растениях присутствует множество фитонцидов - веществ, которые смертельны для бактерий и вирусов. Выходит, эти синицы проводят дезинфекцию своих гнезд, защищая птенцов от болезней. А один из видов синиц, обитающий на острове Корсика в Средиземном море, даже заменяет увядшие растения свежими.
А вот рогатая лысуха, обитающая на некоторых высокогорных озерах чилийской провинции Атакама, строит настоящие замки. Возводит лысуха свое уникальное сооружение на мелководье, метрах в тридцати от берега. Сначала для своего будущего гнезда она сооружает каменный фундамент. Для этого птица выбирает в озере неглубокое место и начинает сносить туда камни, которые, ныряя, находит на дне.
После нескольких дней упорных трудов из воды наконец вырастает каменная горка. В поперечнике у основания - 2-4 метра, высотой - около метра. Для поганки, как, впрочем, и для любой другой птицы, - это даже очень приличное сооружение: по крайней мере, на его строительство ушло как минимум полторы тонны камней!
Передохнув, птица приступает к возведению надводной части гнезда - особой платформы, которую она уже строит из растений. Эта часть гнезда тоже немаленькая: ее высота 30 и более сантиметров.
Воздвигнув столь основательный, достойный небольшого домика, фундамент, лысуха наконец-то устраивает на травяной платформе подстилку для яиц .
Птички-печники, обитающие в пампасах, тоже строят каменные, а точнее, кирпичные гнезда. И это действительно так. Дело в том, что, прежде чем лепить свою каменную крепость, печники сначала скатывают «кирпичики» каждый весом 3-5 граммов. И лишь затем в подходящих местах возводят фундамент будущего дома, стены, крышу. Один такой дом весит 5-10 килограммов, и расходуется на него от полутора до двух с половиной тысяч «кирпичиков».
На строительство одного гнезда птица тратит 10-16 дней. Каждая же пара одновременно сооружает до четырех гнезд. Можно только удивляться трудолюбию этих птиц.
А вот гнезда ослиного пингвина, обитающего на островах, расположенных вокруг Антарктиды, поражают тем экзотическим материалом, из которого они построены. Оказывается, там, где водятся кролики в изобилии, эти птицы сооружают гнезда из их костей и даже - из высохших трупов.
Уникальные гнезда строят поганки: они у этих птиц имеют «грелку». Дело в том, что свое гнездо поганка строит на куче водной растительности, которая, разлагаясь, нагревается, подогревая яйца снизу. Возникает эффект, подобный парнику. И если подводная часть гнезда имеет температуру окружающей среды, то температура надводной части на 6-7 градусов выше даже при отсутствии птицы.
Экзотическим гнездом может похвастать и птица-носорог, родиной которой является тропическая Африка и Азия. Самка этого вида, насиживая яйца, в течение нескольких недель не покидает дупла, вход в которое сама же тщательно и замуровывает. С внешним миром она связана лишь небольшим отверстием, через которое самец передает ей еду и забирает помет.
При этом у некоторых птиц-носорогов самка с потомством выбирается на волю лишь спустя 3-4 месяца после начала насиживания.
Что же касается размеров гнезд, то самое большое гнездо сооружает австралийская глазчатая курица. Гнезда этой птицы могут достигать 4,57 метра высоту и более 12 метров в ширину. При этом на его постройку уходит почти 300 тонн строительного материала объемом 250 кубометров.
А колибри Mellisuga minima вьет самое маленькое гнездышко. Его диаметр примерно в 2 раза меньше грецкого ореха. У колибри-пчелки Mellisuga helenae гнездо еще меньшего диаметра: оно почти как наперсток.
Кстати, коровья птица совсем не строит гнезд, а ворует уже построенные другими птицами.

 

 

 

 



Жилища млекопитающих
Столь удивительных гнезд, как, например, у ткачиков, млекопитающие строить не умеют. Они в основном или роют норы, или отдыхают, лежа на земле или просто стоя. И все же некоторые звери тоже демонстрируют уникальные архитектурные и инженерные таланты. Причем находятся эти существа почти рядом с нами.
Взять хотя бы мышей-малюток. Эти мелкие зверьки с длиной тела всего 6-7 сантиметров широко распространены по Евразии. Питаются они семенами растений и насекомыми. Но главное, они обладают рядом примечательных особенностей. Например, лучше всех лазают по стеблям трав и злаков. И здесь же, среди стеблей, на высоте от 0,5 до 1 метра над землей, из «ниток», толщина которых от 0,5 до 5 миллиметров, сооружают свои плетеные гнезда: теплые и прочные, величиной с крупное яблоко.
Прежде чем приступить к строительству своего оригинального убежища, зверек валит длинные стебли, подгрызая их, а затем залезает по ним наверх и тяжестью своего тела сгибает. В ходе работ зверек подтаскивает на «строительную площадку» находящиеся рядом стебельки и листочки, тут же острыми резцами расчленяет их на узкие полоски и сплетает в единое целое. А поскольку листья от стебля не отрываются, они сохраняют и свежий вид, и зеленый цвет. В итоге все эти технологические тонкости делают гнездо незаметным на окружающем фоне.
Когда мышь-малютка при строительстве основы гнезда стягивает противоположные листья, оно принимает форму расширяющегося кверху купола. Когда же все ближайшие листья будут использованы в постройке, мышка начнет подрезать, размочаливать и вплетать в стенки те из них, которые расположены на некотором расстоянии. И все это она будет делать до тех пор, пока не сплетет достаточно твердый травяной шар.
Построив основу гнезда, зверек начинает заниматься его внутренним благоустройством.
Для этого мышка через расположенное сбоку входное отверстие втаскивает мягкие сухие травинки, из которых устраивает подстилку. В зависимости от функции гнезда, его строительство занимает от 5 до 48 часов. «Детские» для малышей теплее и сооружаются более тщательно, чем жилые помещения для взрослых зверьков.
Как и другие мыши, малютки зимой не спят. Но холодное время года они проводят в зимних квартирах под землей, заранее делая запасы корма, или в амбарах и кладовых, где для них всегда «накрыт стол».
«Вьет» гнезда и еще один наш зверек, к тому же всем хорошо известный. Это - белка. И строит он свой домик, называемый гайном, на деревьях. Оно шаровидной формы, с одним входом. Наружный диаметр гайна около 25-50, а иногда и 80 сантиметров, внутренний - 2030 сантиметров. Сооружается гайно из тонких веток, коры, стеблей травянистых растений, мхов и бородатых лишайников.
Но в местах с суровой морозной зимой конструкцию своего гнезда белка меняет, делая его более массивным. Его наружные стенки сплетены из мелких веточек. В среднем слое находится более мягкий материал - мох, лишайники, сухие травы, древесный луб. Внутри же гнездо выслано растительным пухом, перьями, волосами.
Обычно белка строит не одно, а несколько гнезд, которые порой находятся на одном дереве. Спасаясь от клещей, насекомых-паразитов или врагов, она зачастую меняет места своей дислокации, перемещаясь из одного гнезда в другое.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Бельчата в гнезде

Шаровидные гнезда вьют и лемминги. Их в основном строят для новорожденных, которые обычно появляются в апреле. В качестве строительного материала служат сухие травы, мох, лишайники. Диаметр шара - около 20 сантиметров. И хотя шаровидное гнездо располагается в снегу под сугробом, в нем все равно намного теплее, чем снаружи .
Высококвалифицированными мастерами строительных работ зарекомендовали себя и бобры. Эти животные там, где их часто беспокоят, живут в норах. Но в более тихих и спокойных местах строят хатки. Это сооружение, которое обычно находится посреди медленно текущих водоемов, снаружи похоже на копну старого сена. Сделано оно из сучьев, веток, обрубков древесных стволов, растительности, ила, земляного грунта.
Высота домика в среднем около 1,5 метра, а диаметр у основания - примерно 3 метра. Но иногда хатка достигает значительно больших размеров: высотой - 3,0-3,5 метра с основанием 12 и более метров. При этом возраст такого сооружения может достигать нескольких десятков лет.
Внутри хатки располагается одна или несколько камер, а также выходы из нее, которые скрыты под водой. При значительных колебаниях уровня хатка состоит из нескольких этажей.
Следует заметить, что в хатках сохраняется довольно стабильный температурный режим. Так, в одном из проведенных исследований было установлено, что в январе в одном из обитаемых сооружений температура колебалась от -2,1 до +1,1 градуса, в то время как снаружи она менялась в пределах от -19,5 до -0,4 градуса.
Важным объектом в строительной деятельности бобров являются плотины. Возведение этих конструкций бобры начинают с того, что сваливают посреди реки стволы деревьев, ветки, камни, ил, сооружая таким путем искусственный остров. Затем к обеим сторонам острова по направлению к берегам бобры стаскивают подходящий для запруды материал.
Для прочности они укрепляют его ветками, «штукатурят» илом и глиной. Нередко, чтобы плотина была более устойчивой, ее подпирают кольями и распорками.
Бывает, что одной плотины бобрам мало. И они строят их несколько вниз по течению реки: одна за другой, как ступени лестницы.


Плотины у бобров редко бывают выше 1,5 метра. Зато в длину они могут достигать нескольких сот метров. Например, в США была зафиксирована плотина длиной 622 метра. Местами ее высота достигала 4,3 метра при ширине у основания 7,0 метра и по гребню - 1,5 метра.
Конечно, одному животному такой объем работы не под силу. К тому же за таким сложным гидрологическим сооружением необходим и постоянный уход. Для этого требуется совместная работа нескольких животных. Поэтому бобры и живут не только семьями, но и колониями .
Почти такие же по устройству хатки, как у бобра, строят ондатры. Свои домики они сооружают на берегу или островке, на сплавине, кочке или упавшем в воду дереве. Строительным материалом служат затонувшие растения, сухая трава, мох, водоросли и прочий пригодный для подобных работ материал. Высота и ширина основания хатки - более метра. Внутри домика находятся гнездовые и кормовые камеры. Во время размножения гнездовая камера выстилается сухими листьями осоки, вейника и других трав. Выход из хатки всегда открывается под водой. Следует отметить, что ондатры, как и бобры, роют также норы с камерами, где и живут .
Каждый из нас еще с детства знает - медведь зимует в берлоге, которую роет под корнем упавшего дерева. Но так поступает бурый медведь.
Совсем по-другому ведут себя гималайские медведи, обитающие исключительно в Азии. Они, оказывается, зимуют в. дуплах старых деревьев. В такомубежище, которое нередко находится в пяти метрах от земли, они и проводят всю зиму, с ноября по март. И спят медведи. сидя. Более того, случается, хотя и редко, что в одном дупле проводят зимовку несколько медведей. Так что в своей жизни эти медведи, в отличие от бурых, очень зависят от наличия дуплистых деревьев.

 

 

 

 



САМЫЕ ОРИГИНАЛЬНЫЕ СПОСОБЫ ОХОТЫ


Способы охоты у беспозвоночных
Борьба за существование - это прежде всего удовлетворение пищевых потребностей. И поэтому, чтобы решить эту насущную проблему, животные изобретают самые разные способы приманивания и ловли добычи. Способов же этих настолько много, что их даже краткое описание не вместилось бы в несколько внушительных томов. Но поскольку наша задача - рассказать о самых оригинальных, мы и попытаемся хотя бы частично ее выполнить.
Взять хотя бы верметид - червеобразных улиток, поселяющихся на погруженных в воду скалах или твердых грунтах. Так вот эти моллюски отличаются весьма оригинальным способом питания.
Ножная железа этого моллюска вырабатывает довольно большое количество слизи, которая, словно вуаль, нависает над устьем раковины. Именно эта слизь и является тем своеобразным сачком, с помощью которого верметиды утоляют голод.
Причем все происходит довольно просто: после того как слизь какое-то время пробыла вне раковины, она втягивается внутрь домика и съедается вместе с приставшим к ней питательным детритом.
Еще одна морская донная улитка - натика - охотится на мелких моллюсков, выкапывая их из ила. Проделывает она это с помощью ноги, действующей при захвате жертвы весьма оригинально. Для начала через многочисленные отверстия в подошве натика набирает в ногу воду. Когда в ноге соберется необходимое количество воды, срабатывают особые кольцевые мускулы, которые зажимают отверстия, препятствуя вытеканию жидкости обратно. После этого вода под давлением кожно-мускульного слоя загоняется в ветвящиеся полости, расположенные между мускулами ноги.
Подготовив гидравлический капкан к работе, натика приступает к охоте. Делает она это просто: разгребает грунт над жертвой и обволакивает ее ногой, которая под действием поступающей в нее воды постепенно разбухает, медленно вытесняя добычу из укрытия. В конце концов, жертва оказывается в ловушке.
Овладевает натика добычей не менее оригинально. В передней части ноги натики находится дыхательный желобок; там же располагаются щупальца и ротовое отверстие в форме хоботка. Под хоботком, в свою очередь, находится сверлильная железа, вырабатывающая кислотный раствор, который, попадая на небольшой участок раковины жертвы, размягчает его. После этого в работу вступает радула, которая кругообразными движениями высверливает в раковине круглое отверстие, куда натика засовывает хоботок и поедает мягкие части жертвы .
Необычный способ охоты использует стреляющая креветка. Она обычно прячется в норке и ждет, когда рядом появится добыча. Как только это случится, креветка высовывает свою клешню и «стреляет». Громкость звука около 220 децибел. Его вполне достаточно, чтобы убить маленькую рыбку.
А некоторые виды каракатиц охотятся с помощью пульсирующей на их теле радуги, представленной различными цветами спектра: жертвы впадают в своеобразный транс и становятся легкой добычей подводного «гипнотизера».
Многим оригинальным способам охоты Природа научила пауков и насекомых. К примеру, паук меннеус-верблюд, что обитает в Южной Африке, плетет четырехугольные, размером со спичечный коробок, сачки. Затем берет это приспособление за четыре угла коготками своих лапок и, притаившись среди веточек, ^дет крылатую добычу - сумеречных насекомых. И, как только рядом с меннеусом окажется подходящая дичь, он моментально растягивает раскинутыми в стороны лапками свой сачок и накидывает на комара или бабочку. А растянутый сачок раз в пять-шесть шире нерастянутого .
Другой паук - Thomisus spectabilis, обитающий в Австралии, для эффективной охоты «превращается» в цветы. Ловят эти восьминогие хищники не безобидных мух, а вооруженных ядовитыми стилетами пчел. И делают они это, имитируя ультрафиолетовую гамму белых маргариток, которая привлекает насекомых-опылителей.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Паук Thomisus spectabilis для эффективной охоты «превращается» в цветы

А поскольку поверхность тела пауков лучше отражает фиолетовые излучения, чем маргаритки, то и выглядят они ярче и, соответственно, притягательнее для своих будущих жертв.
Пчелы, не подозревая коварства, садятся на пауков и, естественно, становятся жертвами этих восьминогих обманщиков .
Весьма искусно и оригинально охотятся пауки портии. И в своих охотничьих пристрастиях предпочтение они отдают своим ближайшим родственникам - паукам других видов, причем атакуют их на их же собственной территории.
Ступив на чужую паутину, портия сразу начинает демонстрировать свои профессиональные охотничьи приемы. Сначала всеми восемью лапками оттягивает паутину, а затем быстро отпускает ее. И в тот небольшой промежуток времени, пока паутина вибрирует, портия совершает короткий, всего в несколько миллиметров длиной, рывок вперед.
Хозяин же паутины по этому поводу особо не беспокоится. Дело в том, что эти колебания почти ничем не отличаются от тех, которые производит попавшая в тенета муха. И когда он в предвкушении сытного обеда готовится напасть на жертву, то обычно сам становится добычей портии.
Впрочем, портия не только сама дергает за паутинные нити. Чтобы незаметно пробраться в чужое жилище, она может воспользоваться и любым другим удобным для ее замысла случаем: дуновением ветра или биением в паутине «настоящей» жертвы. Опять же, используя известную ей тактику, она вводит в заблуждение хозяина, подкрадывается к нему и убивает.
И, что весьма любопытно, эти тактические приемы портия применяет, охотясь на самые разные виды пауков. Зоологи даже считают, что этот паук, действуя инстинктивно методом проб и ошибок, может подобрать нужные колебательные движения паутины, чтобы ввести в заблуждение любого паука. Она перебирает различные варианты колебаний до тех пор, пока жертва не поведет себя соответствующим образом. И только определившись с сигналом, паук начинает его дублировать.
Совсем другие, чем у пауков, способы охоты у насекомых. Причем тоже весьма оригинальные. Так, муравьиный лев, точнее, его личинки, как только появятся на свет, в местах, хорошо прогреваемых солнцем и защищенных от дождя и ветра, начинают строить настоящие ловчие ямы-воронки, которые имеют до 10 сантиметров в диаметре и до 5 - в глубину.
Спрятавшись на дне ловушки и выставив наружу широко раскрытые челюсти, личинка муравьиного льва терпеливо подстерегает жертву. И как только муравей или другое мелкое насекомое появится на краю воронки и вместе с осыпающимися мелкими камешками и частичками рыхлой почвы скатится вниз, оно моментально попадет прямо в смертоносные челюсти охотника.
Если же жертва пытается удержаться на краю воронки и выбраться из нее, муравьиный лев выпускает вверх серию песчаных залпов. Обрушившийся сверху песчаный дождь обычно сбивает насекомое вниз.
Оказавшись на дне воронки, жертва моментально попадает в мощные челюсти хищника и одновременно получает дозу парализующего яда. Таким хитроумным способом хищник справляется даже с относительно крупными насекомыми. А благодаря торчащим вперед щетинкам, которыми утыкано его тело, мешает даже сильному противнику выдернуть муравьиного льва из песка.
Экстравагантный способ охоты используют личинки двукрылых насекомых из семейства сетчатокрылок. Охотятся они за мохнатой ольховой тлей, сладкие выделения которой используют в пищу муравьи, которые в благодарность за медовое угощение их защищают.
И вот, чтобы обмануть бдительную охрану, личинки соскребают с тлей воск и ловкими движениями наносят на свое тело. А для того чтобы воск надежно сидел на спине, на ней находятся особые крючочки. Нарядившись в «платье» тли с ее запахом, личинки сетчатокрылых уверенно охотятся на чужой территории .
Казалось бы, в гнездо носатых термитов любому насекомому пробраться практически невозможно. Любая брешь, которая появляется в гнезде, быстро заделывается рабочими особями, которые к тому же охраняются солдатами, способными вмиг склеить врага липким защитным секретом.
И все же хищный клоп-редувид сумел перехитрить бдительную охрану термитов. Сначала он осторожно подбирается к пролому в оболочке гнезда и, если посчастливится, хватает термита-рабочего. Высосав его, вновь возвращается к пролому, но теперь уже с пустой шкуркой в качестве «наживки». Покачивая шкуркой над головой, клоп дразнит рабочих, но не солдат. И как только рабочий вцепится в шкурку-приманку, клоп оттаскивает его в сторону и съедает. Бывает, что жертвой клопа становится и солдат. Но такое случается редко.


А вот паразит зерновой моли крошечный наездник хаброцитус для высасывания соков своей жертвы пользуется специальным приспособлением. Самки этих насекомых яйцекладом пробивают стенку укрытия, в котором находится их жертва, вонзают жало в ее тело, а затем из специальных желез выделяют быстро застывающую жидкость, которая, стекая по яйцекладу, образует тонкую трубочку.
После этого самка осторожно, чтобы не разрушить свою оригинальную конструкцию, вытаскивает яйцеклад и через эту мини-соломинку начинает пить, точно коктейль из бокала, соки из тела хозяина.
Обычно любое насекомое, опустившееся на лист росянки, тотчас становится добычей этого хищного растения. Но, оказывается, можно перехитрить и ненасытных росянок. Именно это и сделали миллиметровые гусеницы бабочки трихоптилус с росянкой рода дрозера, которая произрастает во Флориде.
Днем гусеницы скрываются в укромных уголках на листьях и стеблях растения. А ночью, когда дрозера, переваривая дневную добычу, цепенеет, они отправляются на охоту. Неторопливо и осторожно, минуя клейкие участки, пробираются они между щетинками. Когда личинки находят добычу, они для страховки подгрызают клейкие щетинки и, точно лесорубы деревья, валят их. Затем приступают к пиршеству, выедая внутренности у еще живых насекомых.
Как только выглянет солнце, отяжелевшие от еды гусеницы по уже готовому пути неторопливо возвращаются в свои дневные укрытия .
Впрочем, даже одноклеточные животные порой демонстрируют довольно оригинальные способы охоты. Например, такая мелочь, как крошечные солнечники, временно объединяются в «стаи» по 10-20 особей и нападают на некоторых многоклеточных организмов: например, на коловраток, рачков и других микроскопических существ.
Касаясь добычи плотными выростами своего тела, называемыми аксоподиями, солнечники парализуют ее, а потом уже совместно съедают. Когда с добычей покончено, они уплывают в разные стороны.

 

 

 



Самые коварные беспозвоночные
У многих организмов, как говорится, коварство на роду написано. Особенно изощренные формы демонстрируют многие пауки и насекомые. А среди них обнаруживаются поистине рекордсмены вероломства. Многим, наверное, известно, что муравьи амазонки - существа злые и свирепые, поэтому встречаться с ними никто не желает.
А вот небольшие шустрые паучки Zodarium asiaticum, наоборот, сами к ним в гости навязываются. Поэтому их иногда можно увидеть на поверхности гнезд амазонок, где они бегают, словно чем-то озабоченные. Когда же паучок встречается с хозяевами жилища, то моментально уступает им дорогу, отскакивая, словно миниатюрный мячик, в сторону.
Но нередко картина резко меняется. Неожиданно, словно для выяснения отношений, один из паучков-малюток приближается к муравью и быстро начинает махать в воздухе передними лапками. При этом он двигает ими так же, как муравей своими усиками. Затем, уже совсем по-дружески, паук нежно касается лапками муравья и начинает нежно водить ими по его спине.
И муравей после этих прикосновений ведет себя так, словно ему в это время делают массаж: он приподнимается на лапках, слегка изгибается, вытягивает усики, наклоняет голову.
А паучок работает все активнее и активнее: он плотнее прижимается к муравью, его ножки совершают все ускоряющиеся движения, и уже не две лапки, а четыре ритмично стучат по телу муравья. А тот настолько покорён и поглощен неожиданно выпавшей на его долю лаской, что на какое-то время замирает, словно погрузившись в состояние высшего блаженства.
И вдруг происходит нечто странное. Муравей неожиданно вздрагивает, и даже слегка подпрыгивает, словно от удара током. Паучок же в это самое мгновение, раскрыв ядоносные крючья хелицер, быстро вонзает их в тонкую кожицу в том месте, где основной членик ноги муравья соединяется с его телом. Муравей тотчас сгибается, его усики поникают, ноги начинают биться в конвульсиях, и он медленно заваливается набок.
Теперь роль добродетельного массажиста пауку играть незачем. «Маска» доброжелателя моментально сброшена, и паук, схватив свою жертву за талию, скрывается в ближайшей к нему щелке.
Вот таким хитрым способом заманивают в свои смертельные объятия эти коварные пауки свои жертвы. А затем, когда добыча блаженствует, расправляются с ней.
Но так поступают только молодые Zodarium asiaticum. Взрослые же пауки действуют намного жестче: они бросаются на муравья сзади, кусают за лапку и так же быстро отскакивают в сторону. Муравей, получив дозу смертельного яда, в конвульсиях умирает.
Не меньшее коварство проявляют в отношении муравьев и ломехузы - небольшие, 5-6 миллиметров длиной, рыжевато-бурые жучки, царствующие в гнездах лесного муравья. И они действительно там владычествуют.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Если ломехуза встретит муравья и коснется его своими усиками, муравей безропотно делится едой с жучком

Так, если ломехуза встретит муравья и коснется его своими усиками, муравей тотчас остановится и безропотно начнет делиться едой с жучком. Еще более жестоко ведут себя личинки ломехузы, которых муравьи воспитывают наравне со своим потомством. Они не только сосут яйца своих благодетелей, но, подрастая, пожирают и муравьиных личинок.
А муравьи?.. Муравьи в это время сидят вокруг грабителей и преспокойно наблюдают за происходящим. Более того, они даже кормят разбойников из собственного рта. В случае же крайней опасности муравьи в первую очередь стараются спасти личинок ломехузы, а потом уже своих.
С чем связана такая умопомрачительная преданность муравьев ломехузе?
- сказать трудно. По крайней мере, известно, что как только муравей начинает дергать за золотистые волоски, растущие на боках жучиного брюшка, тот выделяет особую жидкость, которая настолько притягательна, что нередко муравьи толпой окружают ломехузу и, словно томимые жаждой, слизывают удивительный продукт.
Возможно, жидкость, которую выделяет ломехуза, чем-то схожа с алкоголем или наркотиком. И постоянно употребляя эту жидкость, муравьи, в конце концов, настолько привыкают к ней, что уже не могут без нее жить. И ради капельки живительной влаги готовы пожертвовать благополучием всей колонии.
По другой версии, муравьи, облизывая с такой жадностью ломехуз, ищут не «одурманивающие» капли, а витамины и другие биологически активные вещества.
А вот некоторые виды пауков применяют поистине иезуитский способ для удовлетворения своих пищевых потребностей. Они научились синтезировать вещества, которые имеют четкую сексуальную привлекательность для определенных видов бабочек. Причем делают они это в определенное время суток, обычно с наступлением темноты.
В это время пауки меняют химический состав своей слюны, обогащая ее веществами, которые по своим химическим свойствам похожи на половые феромоны самок тех видов мотыльков, за которыми они охотятся. Затем полученную жидкость они выделяют на какой-нибудь предмет: цветок, веточку, листик, черешок и т. д. Обманутые самцы летят на привлекательный «запах любви» и попадают в ловушку, раскинутую вокруг сексуальной приманки.
Но так как запахи разных видов бабочек по своим качественным характеристикам сильно отличаются один от другого, то паукам приходится специализироваться на нескольких видах, чтобы изготовленный ими сексуальный аромат не отличался от того, на который «клюют» самки мотыльков.
Для своих вероломных целей использует ароматы и жук Atemeles. Он синтезирует феромон, аналогичный тому, который помогает муравьям рода Formica опознавать друг друга и передавать некоторые сигналы.
Зная муравьиный код, этот жучок, командуя с помощью запаха муравьями, заставляет их ухаживать за своим потомством. Более того, получив соответствующий ароматный сигнал, муравьи относят личинок жука в святая святых муравейника: туда, где находится царица с потомством.
Иногда жук и сам забирается в царские апартаменты. И ведет он себя здесь по-разбойничьи: у муравьев, присматривающих за молодью, отбирает еду, заставляет себя массажировать и одновременно с аппетитом поедает муравьиные личинки.
Находит убежище в муравейнике и еще один незваный гость - бабочка голубянка пятнистая. Точнее, ее взрослые гусеницы. Причем каждый вид этих чешуекрылых поселяется в «апартаментах» определенного вида муравьев из рода мирмика. Например, гусеницы ариона чувствуют себя хозяевами в муравейниках Myrmica scabuleti.
Самка этой голубянки прикрепляет свои яички к листьям тимьяна - растения, произрастающего на сухих лугах и в сосняках. Первое время молодые гусеницы ведут себя, как и подобает личинкам бабочек: кормятся соцветиями тимьяна. Но эти крохотные создания далеко не безобидные. Уже в столь юном возрасте у них начинают проявляться повадки хищников: по крайней мере, при всяком удобном случае они пожирают своих соплеменниц.
Когда завершится вторая линька, на брюшке гусеницы появляется так называемая мирмекофильная шишечка - специальная железа, вкусом или запахом привлекающая муравьев. В данном случае она продуцирует особые вещества, которые муравьи с удовольствием слизывают. Казалось бы, зачем эта железа гусеницам, которые никаких отношений с муравьями не имеют?
Но вот проходит третья линька, и с гусеницами ариона начинает твориться что-то странное: у них вдруг просыпается неудержимая страсть к перемене мест. Однако путешествовать самостоятельно они не желают, поэтому просто, как созревшие семена с веток растений, падают на землю. Вот тут и пригодилась мирмекофильная железа: муравьи, попробовав вкус ее выделений, тут же начинают перетаскивать гусениц прямо к себе в муравейник.
Вот здесь-то гусеницы и проявляют свой истинный характер: они начинают питаться личинками своих хозяев. При этом, чтобы лучше замаскироваться, принимают личину приютивших муравьев, точнее, их личинок, становясь похожими на них окраской и формой.
А как же хозяева реагируют на такое безобразие? Они, словно за родными детьми, ухаживают за ненасытными гусеницами. И все это ради нескольких капель «опьяняющей» жидкости, которые появляются из мирмекофильных желез.


Здесь же в муравейнике гусеницы и пережидают зиму. В муравейнике они и окукливаются. А проходит еще какое-то время, и из куколки появляется бабочка. Но, превратившись во взрослое насекомое, голубянка теряет свой амулет - железу, которая не только спасала ее от муравьиных жвал, но и помогала быть всегда сытой и в тепле.
Однако на этот случай бабочка нашла другой, не менее оригинальный способ защиты: при выходе из куколки она «выстреливает» облачко липких волосков, которые попадают в челюсти и дыхальца муравьев. И пока хозяева чистятся, бабочка быстренько покидает муравейник и улетает .
Опьяняющая жидкость, возбуждающий и приказывающий аромат. Но это еще не все средства обмана, используемые хищниками для привлечения жертв. Оказывается, самки одного из видов жуков-светляков приспособились обманывать некоторых сексуально озабоченных самцов. Они имитируют сигналы самок других видов, якобы готовых к спариванию. И самцов, которые поддались столь жестокому обману, они просто-напросто съедают.
Такое коварство обусловлено тем, что самкам требуется защитное химическое вещество, которым природа их обделила. Поэтому таким коварным способом они «заимствуют» его у своих жертв. Вещество, при возникшей опасности выступающее на панцире светлячков, отпугивает птиц, пауков, летучих и полевых мышей, которые не переносят вкуса и запаха этих выделений .
Чтобы утолить голод, своеобразную световую иллюминацию устраивает и пустынный богомол эмпуза. А поскольку он хищник, то и его наряд, как и у большинства хищников, подкарауливающих добычу, похож на цвет окружающей среды.
Вроде бы ничего особенного и оригинального. Если бы не одно «но». Оказывается, передняя сторона остренького отростка, что торчит на голове богомола, имеет совершенно гладкую зеркальную поверхность, отражающую солнечные лучи.
Эта поверхность похожа на неравномерно вогнутое зеркальце. Оно находится в ложбинке. Такая форма зеркальца не случайна: будь оно выпуклым, оно бы легко повреждалось окружающей растительностью.
Лучик отраженного зеркальцем света очень яркий и сильно напоминает росинку. При этом виден он издалека - на расстоянии до десяти метров. А в пустыне для всякого живого существа капля влаги - ценнейшая находка. И обманутые насекомые, надеясь утолить жажду, летят на яркие отблески, попадая прямо в хищную пасть богомола.

 

 

 



Оригинальные способы охоты у позвоночных
На какие только хитрости не идут животные, чтобы утолить голод. В этом мы могли убедиться на примере моллюсков, пауков, насекомых. Но, оказывается, не менее хитроумные способы охоты используют и позвоночные животные: рыбы, птицы, звери.
Взять, например, африканских сомиков. Вместо того чтобы искать добычу в родной стихии, эти рыбки охотятся на суше. Хотя принцип захвата добычи на суше и в воде во многом различается. Ведь питание всех рыб происходит путем всасывания добычи. Когда рыба открывает жаберные крышки, в жаберной полости резко падает давление, и вода вместе с едой устремляется в рот.
Другое дело - суша. Но сомики и здесь не голодают. Чтобы схватить добычу, они сначала сбивают летящее насекомое, выбрасывая вперед голову. Затем прижимают ею насекомое к земле и захватывают его. Правда, если, например, червя сомик может съесть на суше без особых проблем, то жука, одетого в прочную хитиновую «броню», ему приходится тащить в воду.
Кормиться на суше может и небольшая рыбка, называемая галапагосской диаломой, поскольку встречается она только на Галапагосских островах.
Попав на отмель во время отлива, она подползает к какому-нибудь камню, приобретает его цвет и ждет, пока не появится добыча.
А вот 20-сантиметровая рыба-лев во время охоты использует. гипноз. Если рядом с ней окажется другая рыба, размерами почти не уступающая рыбе-льву, она, словно парализованная, замирает на месте и без малейшего сопротивления позволяет себя проглотить. При этом рыба-лев даже не приближается к жертве. Он просто оттопыривает жабры, широко разевает беззубую пасть и, создав таким образом сильный ток воды, втягивает в себя добычу .
Морских чертей - рыб из отряда ногоперых - нередко называют морскими удильщиками. И в этом есть определенный резон. Дело в том, что они и впрямь обзавелись устройством, напоминающим удочку.
К тому же сами рыбы еще и умеют хорошо маскироваться, принимая вид обломка коралла или губки, прилипшей к основанию рифа. А морской черт вида Antennarius maculatus весь покрыт разного рода наростами - бугорками и бородавками, и поэтому трудно разобраться, где у него лицевая часть, а где - хвост.
Лежит этакое чудовище, притаившись, на дне морском и ждет неразумную жертву. А чтобы заманить потенциальную добычу в свою пасть, хищник пользуется торчащей спереди «удочкой», которая представляет собой видоизмененный передний луч спинного плавника. Он и впрямь, как настоящее удилище, тонкий и гибкий. На кончике плавника находится «наживка» - мясистый нарост, формой и цветом похожий на малька, червячка или на креветку. Причем если приманка, например, копирует червя, то и извивается она, как настоящий червяк. А если, скажем, - креветку, то и движения у нее такие же, как у этого ракообразного: быстрые прыжки задом наперед. Ну а если приманка имитирует небольшую рыбешку, то и плавает она, как рыба.
И как только в поле зрения морского черта попадет потенциальная добыча, а его удочка, которая является еще и чуткой антенной, уловит колебания воды, создаваемые находящейся вблизи жертвой, удильщик начинает действовать. Он мгновенно раскрывает пасть, увеличивая ее объем в 12 раз, и солидный объем воды вместе с добычей втягивается, словно в прорву, в его рот. И тратит удильщик на эту операцию. менее шести миллисекунд. Причем в тот момент глотания хищник плотно прижимает жаберные крышки.
Спустя еще 12 миллисекунд жертва вместе с водой оказывается в желудке удильщика. А когда добыча окажется в брюхе удильщика, ненужную воду он выталкивает через рот и жаберные щели. Времени на это у него уходит меньше, чем требуется человеку, чтобы мигнуть.
Уникальный «симбиоз» для охоты недавно ученые обнаружили у гигантской мурены и морского окуня. Известно, что эти рыбы предпочитают охотиться в одиночку. Причём мурена отправляется на поиски добычи ночью, а окунь - в светлое время суток. Однако зоологи, исследуя рыб Красного моря, установили, что поведение этих хищников может меняться: мурены отправляются порой на охоту даже днем, к тому же в компании с окунями.
Для мурены характерна индивидуальная тактика: охотясь, она маскируется в коралловых рифах и, заметив жертву, совершает молниеносный бросок. Это означает, что рыбам, дабы не стать жертвой коварного хищника, по ночам следует уплывать от берега подальше.
А вот морской окунь, наоборот, свои охотничьи рейды совершает днем в открытой воде. И, чтобы не попасть ему в желудок, потенциальным жертвам лучше всего укрыться в коралловых рифах.
Так вот, во время наблюдений за этими рыбами ученые установили любопытный факт: оказывается, окуни нередко заплывают в коралловые рифы, находят там мурен и начинают трясти перед ними головой. Таким способом они приглашают мурену на совместную охоту. Если мурена не прочь скооперироваться, она покидает свое убежище и вместе с окунем подплывает к тому месту, где прячется добыча.
Дальнейшие исследования показали, что объединение стратегий делает охоту этих рыб более продуктивной. Так, когда окунь охотится вместе с муреной, то эффективность охоты возрастает пятикратно. У мурены - тоже намного выше, но насколько точно, исследователи ответить пока затрудняются.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Мурена маскируется в коралловых рифах и, заметив жертву, совершает молниеносный бросок

Есть изобретательные охотники и среди амфибий. И, чтобы убедиться в этом, даже ходить далеко не надо. Взять хотя бы лягушку. Реакция на появление добычи у этих амфибий отменная. И главная роль в этом принадлежит их глазам, которые физиологи иногда даже называют «думающими». И не зря: ведь лягушка реагирует лишь на те объекты, которые перемещаются в пространстве.
И как только в поле ее зрения окажется подвижный объект, на его появление моментально реагирует высокоточная система глаз. Она со скоростью мощного компьютера определяет размер добычи, направление полета и скорость ее движения.
Когда же информация о жертве получена и обработана, тут же поступает команда соответствующим мышцам. Получив ее, лягушка совершает стремительный прыжок на жертву, при этом выбрасывая вперед язык. Длинный и липкий, он тоже имеет довольно оригинальную конструкцию: оказывается, язык крепится во рту не задним, а передним концом.
Лягушка, словно ладошкой, захватывает языком жертву и втягивает в рот. А так как лягушке покоряется даже 40-сантиметровая высота, то ее добычей являются летающие насекомые .
Трудно поверить, но и среди неуклюжих черепах есть охотники-новаторы. Например, матамата. И помог ей стать выдающейся охотницей внешний вид. Ее конечности и уродливо сплюснутая голова украшены по краям бахромой и фестончиками из лоскутов и нитевидных выростов кожи, которые, очевидно, представляются мелким рыбешкам вполне съедобными отбросами. Во всяком случае, они безбоязненно приближаются к затаившейся черепахе и принимаются кусать и щипать выросты, за что нередко лишаются жизни: черепаха затягивает их в рот с помощью своеобразного «водяного насоса», почти такого, как у морского черта.
Есть свои уникальные охотничьи приемы и у некоторых видов птиц. Например, у пеликанов. Питаются они исключительно рыбой. Добывать же ее они научились так, что иной рыболов позавидует.
Образовав полукруг, они дружной компанией охватывают мелководье и, хлопая крыльями, с шумом и плеском гонят окруженную рыбу к берегу водоема. И чем ближе суша, тем кольцо становится уже, а ряды загонщиков - плотнее. Прорваться через эту цепь рыбе довольно трудно, и она становится легкой добычей пеликанов, которые старательно «черпают» ее своими объемными клювами и торопливо глотают.


Кстати, почти таким же способом охотятся на рыбу и некоторые виды змеешеек. Вот как описывает охоту этих птиц знаменитый орнитолог и этолог Оскар Хейнрот: «Стая двигалась волнообразно, низко над самой водой. Растянувшись широким фронтом, она медленно ползла вперед. Прошло довольно много времени, пока мне удалось понять, в чем дело. Оказывается, для рыбной ловли тысячи, даже, может быть, десятки тысяч собираются в стаю длиной в сотню или несколько сот метров, продвигаясь вперед над водой и под нею следующим образом: передние ныряют, задние перелетают вперед, а вынырнувшие сзади снова по воздуху перегоняют нырнувших».
Мелкие кулики-камнешарки любят охотиться небольшими коллективами. А когда обнаружат добычу, компанией ее и поедают. Например, общими усилиями они сдвигают с места прибрежные камешки и даже переворачивают их, видимо, хорошо зная, что там может находиться что-нибудь съестное. И часто в своих расчетах они не ошибаются. Ведь обычно под камнями прячется немало живности .
Очень оригинально охотится американская малая белая цапля. Когда у нее появится желание полакомиться рыбкой, она отправляется на мелководье и здесь замирает, направив вниз острый клюв. При этом она еще и медленно шевелит желтыми пальцами лап, подманивая рыб. И как только они соблазнятся приманкой и подплывут поближе, чтобы более внимательно рассмотреть, ато и съесть «желтых червяков», цапля моментально, словно пикой, пронзает их клювом! Неплохая охотничья стратегия?
Но еще оригинальнее охотится африканская черная, или «зонтичная», цапля. Она тоже выбирает мелководья, где и замирает в согбенной позе, нацелив в воду клюв и расправив, словно опахало, над головой крылья. В появившийся затененныйучасток водоема заплывают рыбы. И вот тут-то их и ждет смертоносный клюв сообразительной птицы.
Бывает, цапля промахивается. Но такие неудачи ее особо не огорчают, так как охота на этом не заканчивается. Дело в том, что если не удалось рыбу поймать сразу, цапля падает с раскрытым «зонтом» в воду на уплывающих рыб, накрывает их, словно сачком, и устраивает себе неплохой рыбный стол.
А вот бурый пеликан, обитающий на побережьях США и Южной Америки, использует совершенно иной способ охоты. Вот как он выглядит в описании профессора Н.А. Гладкова.
«Он сгибает шею и втягивает голову так, что она практически лежит на спине. Падая с большой скоростью, пеликан ударяется о воду передней частью туловища, сноп брызг мгновенно скрывает его тело, и раздается всплеск, слышный за километр и более». Конечно, такой «бомбовый» удар глушит рыбу, и она становится легкой добычей птицы.
Оригинально добывает еду карликовый колибри: он крадет у пауков запутавшихся в паутине насекомых.
Немалую изобретательность в охоте проявили и млекопитающие. Так, дельфины, приближаясь к обнаруженному косяку сельди, начинают испускать звуки низкой частоты. Такие же сигналы они издают и во время погони за намеченной жертвой. Оказалось, что эти звуки повреждают слуховой аппарат рыбы, оглушают ее и делают легкой добычей морских хищников.
Оригинально охотится пустынный грызун селевиния, обитающий в районе озера Балхаш. Ее любимое лакомство - саранча. А чтобы добыть ее, зверек начинает охотиться на вечерней зорьке, когда саранча сидит на вершине куста и периодически издает трещащие звуки. Селевиния же, услыхав звук насекомого, быстренько направляется в сторону того куста, где сидит насекомое, и издает трещащий звук, аналогичный сигналу тревоги у представителей этого вида. Саранча моментально спрыгивает с куста на землю, но тут же становится добычей селевинии .
Похожий охотничий прием используют и медведи. Оказывается, иногда по осени они прикидываются лосями: они кричат, подражая голосу сохатых, и лоси выходят, чтобы принять бой. А медведю только это и надо: он тут же расправляется с обманутой жертвой.
Горностай же, увидев в дикой природе кролика, иногда начинает танцевать. Оказывается, такими своеобразными «па» он «завораживает» длинноухого, а затем убивает.
Многие же обитатели тропических лесов вообще охотятся без всяких премудростей. И помогают им в этом медленно движущиеся под пологом леса полчища муравьев-кочевников. От этой бесчисленной рати хищников спасаются все обитатели лесной подстилки: пауки, скорпионы, кузнечики, тараканы. Это массовое бегство используют себе во благо другие животные. Птицы летают над фуражирующими отрядами кочевников и хватают взлетающих насекомых, а многие ящерицы и жабы держатся неподалеку от муравьиных колонн, подстерегая насекомых, спасающихся бегством.
Переняли опыт бесхлопотной охоты у птиц и пресмыкающихся и некоторые виды обезьян-игрунок, которые также сопровождают колонии муравьев. Расположившись на нижних ветвях на высоте около 1 метра над землей перед фронтом перемещающегося скопления кочевников, они ловят взлетающих и убегающих членистоногих.
Иногда игрунки даже рискуют отбирать у муравьев уже захваченную ими добычу: схватив облепленное муравьями насекомое, обезьянка быстро отряхивает их на землю и затем поедает добычу.
Своя интересная охотничья стратегия есть и у некоторых видов летучих мышей. Например, у вампиров. Так, обнаружив спящую жертву - корову, лошадь или человека, он тихо садится рядом, а потом бесшумно ползет, ища оголенную часть тела, например, ухо или палец ноги.
Зубы вампира действуют как крохотные бритвы - выкусывают кусочек кожи столь аккуратно, что жертва ничего не чувствует. В слюне мыши содержится также особое вещество, которое предотвращает свертывание крови. Поэтому она может течь почти так долго, как это необходимо мыши, чтобы насытиться. Иногда хищник наедается так, что некоторое время даже не может взлететь.
Некоторые вампиры ночь за ночью возвращаются к одной и той же жертве, постепенно обескровливая ее и ослабляя. Бывает даже, что вампиры специально основывают свои колонии поблизости от стад животных.
Подсчитано, что обычная колония из 100 вампиров за год высасывает столько крови, сколько ее содержится в теле 14 тысяч кур или 25 коров.
Новозеландские же летучие мыши, в отличие от большинства своих собратьев, охотятся не в воздухе, а на земле. С наступлением сумерек они всей стаей опускаются на почву и дружно начинают копошиться в опавшей листве, выискивая в ней червей и насекомых. Точно так же когда-то охотились их ближайшие предки - землеройки. Причем эту работу они осуществляют по всем правилам коллективной охоты, так что почти ни одно из мелких животных не может проскочить сквозь это живое сито.

 

 

 



«Гениальные» животные-изобретатели
О тех удивительных, а порой и экзотических способах охоты и защиты, которые используют в своей жизни животные, достаточно много было рассказано выше. Но зоологам известны также такие виды, которые демонстрируют поистине уникальные «таланты», чуть ли не граничащие со своеобразными изобретениями.
Чтобы встретиться с одним из таких «рационализаторов», отправимся в африканскую пустыню Намиб - одно из самых жарких и засушливых мест на планете. Дождей там практически не бывает. И только шесть раз в месяц на выжженные палящим солнцем земли по утрам накатывают настоящие туманные бури.
Этой редкой возможностью утолить жажду максимально и воспользовался обитатель пустыни жук Stenocara. Его твердые крылышки покрыты миниатюрными выпуклостями и ложбинками. И когда разыгрывается очередная «влажная» буря, жучок раскрывает крылышки и располагает их так, чтобы их поверхности находились как раз против ветра. В этом случае капельки тумана оседают на выпуклых участках и, концентрируясь в более крупные агрегации, по мини-канавкам скатываются прямо жуку в рот .

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Крылышки жука Stenocara покрыты выпуклостями и ложбинками, позволяющими собирать влагу

Оригинально и творчески решил «охотничью» проблему один из двух видов муравьев, обитающих в пустынях американского штата Нью-Мексико. Получилось так, что представители вида Novomessor coccerelli проявляют активность с позднего вечера и до 9 часов утра, когда температура почвы не превышает 20 градусов, а их «родственники по крови» - Novomessor barbatus - с 5 утра до полудня, когда почва нагревается до 40 градусов.
Таким образом, в течение суток они занимают различные экологические ниши. Однако пища у них одна итаже: семена многолетних трав и мелкие насекомые. А это значит, что между двумя видами возникает конкуренция в утренние часы. Вот тут-то и обнаруживается одна удивительная особенность в поведении этих насекомых.
Оказывается, муравьи, ведущие ночной образ жизни, когда отправляются на поиски пропитания, сначала все входы и выходы в гнездах, принадлежащих конкурентам, заваливают комками почвы и мелкими камешками. Такая тактика приносит «ночным» муравьям определенные выгоды. Ведь забаррикадированные «утренние» муравьи, когда наступает время их завтрака, вместо того чтобы сразу же отправиться на сбор еды, вынуждены тратить немало времени на разбор завалов.
Анализируя такое поведение муравьев, ученые пришли к выводу, что «ночные» муравьи, скорее всего, применяют еще и специальные вещества, которые отпугивают рабочих муравьев из стана конкурентов, наводящих в своих жилищах порядок.
Бродячие муравьи эцитоны, что живут в Южной Америке, разрешили проблему покорения водных преград во время своих постоянных странствий. Эти мелкие создания, когда на их пути окажется ручей, смело кидаются в воду и, цепляясь друг за друга, строят из своих тел живой мост, через который остальная армия благополучно переправляется на противоположный берег.
Когда же им путь преграждает река, муравьи избирают другую тактику форсирования преграды. Они объединяются в живой клубок вокруг царицы и личинок и скатываются прямо в реку. И живой шар из множества шевелящихся тел, подхваченный течением, точно мяч, уносится вдаль.
А муравьи в этом удивительном клубке на месте не сидят: они пребывают в постоянном круговом движении. Те из них, что находились в подводной части шара, выкарабкиваются наверх, а на их место переползают муравьи из верхнего слоя.


Когда же течение прибьет шар к берегу, он разваливается, и муравьи продолжают путешествие прежним порядком .
Двухцветные муравьи кономирмы, собирая корм и охотясь на термитов, постоянно сталкиваются с другими видами муравьев. В этом случае более сильные двухцветные муравьи поступают весьма благородно со своими более слабыми сородичами: они не кусают их, а применяют довольно оригинальный способ пресечения излишней назойливости.
Рассердившись на своих соперников, двухцветные муравьи гурьбой бегут к подземному гнезду своих соседей и, отстранив стражу, начинают бросать в отверстие вертикального ствола шахты небольшие камешки. Если они летят туда не реже одного в минуту, -достаточно всего пяти камешков, чтобы обитатели атакованного дома затаились в своих подземельях и не показывали носа на поверхность.
Интересно, что само падение камней не грозит хозяевам гнезда серьезными травмами. Камешки действуют на противников не силой удара, а лишь благодаря пахучим меткам, которыми их отмечают перед тем, как зашвырнуть в гнездо противника. Видимо, подобное предупреждение может быть при определенных условиях подкреплено реальной силой, и более слабый противник понимает, что выгоднее отсидеться дома, чем вступать в драку с явно превосходящим по силе противником.
А вот некоторые виды муравьев собирают капельки затвердевшей смолы с деревьев, растущих в окрестностях муравейника, и приносят их к себе «домой». Зачем? Оказывается, для дезинфекции: ведь смола содержит вещества, убивающие микробов. При этом, как оказалось, в одном большом муравейнике может храниться до 20 килограммов природного антисептика.
В экспериментальных муравейниках, где смолы не было, плесени и болезнетворных бактерий оказалось в три раза больше, чем в гнездах, обеспеченных антисептиками.
Свои «гении» в деле изобретений разного рода спасающих жизнь штучек есть и среди позвоночных. Одним из представителей таких «талантливых» животных является обитающая на севере Аргентины лягушка лепидобатрахус пляненсис.
Обычно, когда водоем начинает пересыхать, его обитатели отправляются на поиски новых мест жительства. А вот эта лягушка, вместо того чтобы искать себе другое пристанище, остается на месте. Правда, не сидит сложа лапки, а начинает активно готовиться к засухе.
Она каждый день линяет. Но при этом старую шкурку не сбрасывает, а оставляет на себе. Вскоре все вместе они образуют кокон, в котором лепидобатрахус и пережидает неблагоприятный период.
Даже когда стенки кокона совсем тоненькие, и то лягушка теряет в десять раз меньше влаги, чем раньше. Что же касается кислорода, то его потребление тоже становится минимальным.
По-своему спасается от жары и дефицита влаги и жительница жарких безводных пустынь Австралии ящерица молох. Известно, что все ее тело покрыто острыми выступами и шипами. Одно время ученые были уверены, что этот колючий панцирь служит ящерице исключительно для защиты от врагов.
Но более тщательные исследования показали, что колючки выполняют и другую, не менее важную функцию. Оказалось, что в роговом слое кожи молоха находится огромное число мелких пор, которые открываются наружу в бороздах между колючками.
Если на кожу ящерицы попадает влага, она моментально впитывается в кожу. Однако внутрь тела вода проникнуть не может. Причина этого простая: в глубоких слоях кожи поры отсутствуют. Те же поры, которые расположены в верхних слоях, имеют одну особенность: вода в них может двигаться только в сторону головы. Здесь «дренажная система» кожных покровов ящерицы заканчивается в небольших, похожих на губку, подушечках, где и концентрируется влага. Этих подушечек две, и находятся они в уголках рта молоха. Когда в этих пористых резервуарах скопится вода, молох при желании сделает несколько движений челюстями, и из подушечек прямиком в рот начнет поступать вода.
Впрочем, еще одним важным фактором в обеспечении молоха влагой является тот момент, что сами колючки рептилии намного холоднее кожи. В связи с этим по ночам на них оседают мельчайшие капельки росы и сразу же впитываются в кожу. Выходит, что молох сосет воду своей кожей прямо из воздуха.
Не менее оригинально проблему воды решила и кенгуровая крыса, которая тоже обитает в безводных австралийских пустынях. Сухие семена, которые для крысы являются основным источником пищи, животное сразу не съедает, а в защечных мешках перетаскивает в свои глубокие норы. Оказавшись под землей, семена, осмотическое давление в которых достигает почти 500 атмосфер, начинают высасывать из почвы те ничтожные запасы влаги, которые в ней сохраняются. Когда семена обогатятся водой, кенгуровая крыса начинает их поедать.
В свою очередь кроты, как и осы-аммофилы, освоили технологию консервирования добычи. У дождевых червей, найденных в кладовых крота, тоже очень часто поврежден передний конец тела. А иногда передние сегменты и вовсе отсутствуют.
Но так как именно в них расположены нервные центры, отвечающие за двигательные функции организма, уползти черви не могут. Таким образом, добыча, собранная кротом, может длительное время сохраняться в виде «живых консервов» .

 

 

 



Рекорды животных-людоедов
Многие люди становятся жертвами различных животных: морских беспозвоночных, пауков, насекомых, ядовитых змей. Но обычно эти трагедии происходят по чистой случайности, когда ядовитый организм жалит жертву защищаясь. Впрочем, о самых ядовитых животных мы уже рассказывали.
Но в истории известно немало случаев, когда некоторые хищные или больные звери нападали на людей целенаправленно, то есть попросту охотясь за ними, как за добычей.
К таким животным-людоедам с полным правом можно отнести львов, акул, крокодилов, медведей, слонов, а также волков.
Но, наверное, рекордсменами в этой категории можно считать львов, которые совершали нападения на людей в 1932 году в Танзании, поблизости с городом Ньомбе. Тогда бесчинствовал прайд львов, численностью около двадцати особей.
Для местного населения это был настоящий кошмар. В течение года львы-людоеды убили и покалечили свыше полутора тысяч человек. И только знаменитый охотник Джордж Рашби смог положить конец этой кровавой истории: он лично убил 15 львов, а остальные покинули регион.
Намного раньше свою жестокость продемонстрировали так называемые «дьявольские львы» из Кении. Трагедия произошла в 1898-1899 годах при строительстве железнодорожного моста через реку Цаво в Кении. В течение девяти месяцев на рабочих вела постоянную охоту пара довольно крупных - более трех метров в длину - львов-людоедов.
Первое время львы совершали свои дерзкие вылазки по ночам. Они вытаскивали людей из палаток, заволакивали вглубь чащи и там пожирали. Однако со временем хищники приобрели опыт в охоте на людей, а также - невероятную дерзость: они стали съедать людей прямо рядом с палатками.
Можно только предполагать, какие мысли посещали в эти месяцы испуганных и безграмотных людей. Многие даже считали, что львы - это злые демоны, поэтому местное население стало сотнями покидать злосчастную стройку. В конце концов, из-за нехватки рабочих рук работы на объекте пришлось прекратить.
Изменить ситуацию вызвался Джон Генри Паттерсон - главный инженер, ответственный за строительство железнодорожного моста. Выход же из тупикового положения был один: уничтожить хищников. И вот в декабре 1889 года Паттерсон сначала подстрелил одного льва-людоеда, а спустя две недели - и второго.
Сами же львы к этому времени отправили на тот свет около 140 человек. Впоследствии Паттерсон нашел и логово хищников - пещеру в окрестностях реки Цаво. В ней находились останки жертв львов, а также клочья одежды и обувь.
В число рекордсменов-людоедов вошел еще один представитель семейства кошачьих -леопард. Ученые считают, что этот зверь - один из древнейших охотников за людьми. По крайней мере, раны от его укусов были обнаружены исследователями на окаменевших человеческих костях возрастом около 3 миллионов лет.
Впрочем, леопарды очень редко начинают охотиться исключительно на людей. И тем не менее такие случаи зафиксированы. Самым же известным и самым кровожадным считается Панарский леопард. Охотиться на людей он начал в индийском округе Кумаон в начале прошлого столетия. Точного числа его жертв никто не знает. Но, по крайней мере, в одной только провинции Панар от зубов хищника погибло свыше 400 человек. Поэтому он и был назван Панарским. Оборвала в 1910 году жизнь леопарда-людоеда пуля, выпущенная из ружья знаменитым охотником Джимом Корбеттом.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Джим Корбетт и Шампаватская тигрица

В конце XIX - начале XX столетия свою необузданную жестокость проявила так называемая Шампаватская тигрица. Буйствовала она в Непале рядом с Гималайскими горами. Люди разных возрастов пропадали в джунглях десятками. И в течение недолгого времени число погибших достигло 200 человек.
Проходило время. Команды самых опытных охотников постоянно отправлялись на поиски хищницы, но выйти на ее след никак не могли. В конечном итоге для борьбы с тигрицей непальские власти решили подключить армию. Но и военные не смогли ее обуздать.
Спасаясь от преследования, хищница перебралась в индийский регион Шампават, где продолжила охоту за людьми. Дело дошло до того, что тигрица стала нападать на людей даже днем.
Конец тигриной охоте положил все тот же знаменитый Джим Корбетт, убивший тигрицу в 1911 году. К этому времени жертвами Шампаватской тигрицы стали 436 человек.
Специалисты считают, что во многих случаях косвенная вина на появлении животных-людоедов лежит на охотниках. Ранив хищника, они тем самым лишают его возможности охотиться на животных, и поэтому львы или тигры начинают нападать на людей.
А этот людоед относится к рептилиям. Его имя Густав. Он - крокодил. Ему, как считают, более 60 лет. Жив ли он в настоящее время, - неизвестно, поскольку в последний раз видели его в феврале 2008 года. Убило же это чудовище более 300 человек.


Представители местных племен уверены, что крокодил убивает людей не столько ради еды, сколько для удовольствия: лишив жизни нескольких человек, он может затаиться на несколько месяцев и даже лет, а затем снова начать охоту на людей.
Кроме крокодилов склонность к людоедству приписывают еще одним обитателям водной стихии - акулам. Правда, столь «рекордных» результатов, как крокодил Густав, ни одна из этих хищниц не достигла. И тем не менее ярлык «людоедов» общество на них давно навесило.
Причиной подобного отношения к акулам, наверное, стала история, которая произошла в 1916 году у побережья Нью-Джерси. Тогда жертвами огромной белой акулы стало шесть человек: два мальчика и четыре взрослых мужчины.
А вообще ежегодно в океанах и морях происходит около 100 нападений акул на человека, из них 12 случаев заканчиваются смертью жертвы. Цифра не очень большая. К примеру, собаки являются причиной гибели нескольких тысяч человек в год. Тогда почему же именно акул называют убийцами и людоедами? Причина, видимо, в знаменитом фильме «Челюсти», снятом Стивеном Спилбергом по одноименному роману писателя Питера Бенчли, написанному после трагедии 1916 года.
Самым же загадочным и знаменитым хищником-людоедом, наверное, следует считать Жеводанского зверя, который с 1764 по 1767 год наводил ужас на французскую провинцию Жеводан. К какому виду принадлежало это существо, по сей день никто не знает. Одни исследователи считают, что это был крупный волк, другие же полагают, что - гиена. Но, кем бы ни был этот людоед, его жертвами стали в общей сложности 210 человек. Из них 113 -скончались, а 98 - остались изуродованными на всю жизнь.

 

 

 

 



САМЫЕ ОРИГИНАЛЬНЫЕ СПОСОБЫ ЗАЩИТЫУ ЖИВОТНЫХ


Оригинальные способы защиты убеспозвоночных
О том, как животные спасают свою жизнь, мы уже рассказывали неоднократно. Ведь и рытье глубоких нор, и строительство гнезд, и наличие ядовитых желез - это все стратегии, позволяющие живым организмам защитить себя от всевозможных врагов.
Среди уже известных нам способов обороны есть и другие, тоже довольно уникальные, а значит, претендующие на высокие места в рейтинге «самых оригинальных защитных стратегий» .
Многие безвредные и безобидные существа, которые не обзавелись устрашающими средствами защиты от многочисленных хищников, пошли по другому пути: они стали подражать тем животным, которые таковые заимели. Например, муха одевается в наряд осы, а неядовитая змея рядится в одежды ядовитой.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Улитка арфа в момент опасности автоматически отбрасывает задний конец ноги

Но в этих и других случаях гардероб у животных-подражателей почти всегда состоит из одного костюма: того организма, которого они копируют.
А вот длиннорукого осьминога можно с полным правом называть гением или «рекордсменом» мимикрии. Он может «пародировать» не только многим животным, но и замаскироваться под цвет неживых объектов: например, морского дна.
Размеры этого головоногого моллюска совсем небольшие: 6-сантиметровое тело и 30сантиметровые щупальца. Одет он в поперечно-полосатый костюм оригинальной расцветки: на белом или слегка желтоватом фоне чередуются толстые и тонкие поперечные полоски красного или коричневого цвета. Над каждым глазом находится длинный роговидный бугорок.
Ареал распространения этого моллюска очень широк: от Красного моря до Новой Каледонии. Но особенно его много в теплых индонезийских водах.
И вот это крошка-моллюск с далеко не самой экстравагантной расцветкой тела, как выяснилось, может подражать огромному количеству морских обитателей: полосатым морским змеям и рыбам-крылаткам Pterois, ядовитой камбале морской язык и жгучей медузе, морскому коньку и скату-хвостоколу. В общем, скопировать он может любую живность, лишь бы та была полосатой. Надо - и моллюск превращается в рака-богомола, а потребуется - он «станет» морской лилией, креветкой или актинией. Как говорится, нет предела его способностям.
Причем смена декораций у него происходит очень быстро.
Но осьминог наделен способностью не только менять цвет кожи. Он принимает и соответствующую копируемому объекту позу.
Так, подражая рыбе-крылатке, осьминог «перекрашивается» в ярко-синий цвет и плавает, раздвинув в стороны все восемь щупалец.
Когда же он «превращается» в медузу, то поднимается в толщу воды, надевает светлоголубое «платье» и раздвигает руки в стороны, придав им форму дуги.
«Пародируя» морскую змею, осьминог усиливает контрастность цветов, сдвигает шесть щупалец вместе и опускает их в норку. А две свободные руки он поднимает верх, разводит в стороны и колышет ими. Получается картинка на загляденье: настоящие две змеи, припавшие одна к другой головами.
Короче говоря, демонстрирует осьминог свои таланты не ради «аплодисментов» почтенных морских обитателей, а чтобы спасти свою полосатую шкуру. Поэтому и меняет он внешний вид в соответствии с обстоятельствами, точнее, в зависимости от того, кто из его врагов окажется поблизости.
Взять хотя бы помацентровых рыб, у которых сильно развит территориальный инстинкт. И, как любой землевладелец, они стараются всеми силами защитить свою территорию. Поэтому когда вблизи появляется осьминог, они пытаются всеми возможными способами изгнать его из своих владений: например, кусают.
Но у помацентровых рыб тоже есть исконные враги: например, морские змеи, которые на этих рыб охотятся. Так вот, было замечено, что, когда к осьминогу приближалась такая рыба, он немедленно «превращался в морскую змею».
Впрочем, некоторые исследователи высказывают вполне аргументированные сомнения в способностях осьминога к таким удивительным трюкам. Ведь все его «фокусы» с окраской и формой кажутся совершенными лишь на взгляд человека, к тому же пребывающего под водой.
С другой стороны, осьминог-«пародист» ищет пропитание на мелководье, причем на светлом песчаном грунте, да к тому же еще и днем: на таком фоне в своей разноцветной одежке он очень хорошо заметен. Естественно, ему довольно трудно уберечься от проплывающего мимо хищника. Когда же приходит ночь, осьминог прячется в нору.
Его соплеменники, другие мелкие осьминоги, наоборот, проявляют активность по ночам. Днем же охотятся только крупные виды, например, гигантский скальный дальневосточный осьминог. Значит, мимикрия нашему герою помогает.
Любопытные средства защиты применяют и другие морские моллюски. Дело в том, что на наружной поверхности тела многих морских слизней находятся тонкие волоконца, представляющие собой окончания отростков печени. И когда такой моллюск питается, то переваренная еда из желудка попадает в эти отростки. А так как слизни кормятся в основном водорослями, то поверхность их тела приобретает цвет тех растений, среди которых они пасутся. Именно эта маскировка и помогает животным укрываться от хищников.
Но еще более уникальный способ повышения своих защитных возможностей за счет чужого «оружия» изобрела морская улитка эолис. Дело в том, что этот моллюск питается актиниями - кишечнополостными, чье тело усыпано крохотными стрекательными клетками. И вот улитка эолис этих животных вместе с их ядовитой начинкой с удовольствием употребляет в пищу. Причем не только без малейшего для себя вреда, а еще и с немалой выгодой.
Оказывается, стрекательные клетки анемоны, несущие смертельную угрозу другим животным, улиткой не перевариваются, а по особым канальцам, соединяющим желудок с кожными выростами на спине, направляются, словно по проторенным дорожкам, к «шерстинкам» эолиса.
И тогда моллюску не страшен никакой враг. В любое животное, которое окажется рядом с улиткой и сможет причинить ей вред, вонзятся ядовитые стрелы, которые она позаимствовала у анемоны.
А вот улитка арфа, обитающая в тропических морях, в момент опасности автоматически отбрасывает задний конец ноги. Когда моллюску угрожает опасность, он моментально забирается в свою «избушку». И именно в этот момент острый край устья раковины вонзается в его ногу, отрезая от нее лишь небольшой кусочек. И хищнику, вместо целой арфы, на обед попадает лишь ее часть. Как говорится, и овцы целы, и волки сыты.
Замечательную маскировку использует обитающий в тропических лесах Явы паук из семейства Thomisidae. У него бугорчатое, толстое и выпуклое брюшко, нижняя сторона которого окрашена в белый цвет. В то же время часть его груди и брюшка, а также нижние членики первой и второй пар абсолютно черные.
Чтобы замаскироваться, этот паук сооружает на поверхности темно-зеленого листа тонкую пленку в виде узкой полоски со слегка утолщенным концом.
После этого паук спиной укладывается на это пятно и удерживается на месте с помощью нескольких сильных шипов на верхних сторонах бедер передней пары ног. Эти лапки он поддевает под пленку, а остальные - скрещивает на груди. Таким образом, находясь в спокойной неподвижной позе, паук своим белым брюшком и черными ногами воспроизводит центральную часть экскрементов. А окружающая его тонкая паутинная пленка изображает застывшую каплю. В таком положении он не только эффективно маскируется от своих исконных врагов, но и поджидает добычу.
А вот широко распространенный паук-птицеед терафаза при встрече с крупными животными тотчас принимает оборонительную позу: он приподнимается на задних ногах и раскрывает острые хелицеры. Кроме того, этот паука может и «выстрелить» в противника жгучими волосками, которые особенно опасны при попадании в нос.
Но, помимо этих оборонительных приемов, паук способен еще шипеть и свистеть. И громкость этих звуков такова, что их могут услышать даже крупные животные. А это в паучьем царстве явление довольно редкое. Ведь, чтобы издавать громкие звуки, надо иметь «гигантские» размеры птицееда. Так что, как говорится, по Сеньке и шапка.

 

 

 



У насекомых

И все же самые удивительные и экзотические средства и механизмы защиты от внешних врагов демонстрируют многочисленные виды насекомых. Поэтому для них и отдельная статья.
Взять хотя бы личинку соснового пилильщика - одного из представителей многочисленного отряда перепончатокрылых. Питается она сосновой хвоей. При этом не просто утоляет голод, а еще и готовит себе оружие - в особые мешочки, связанные с кишечником, собирает сгустки смолы, капельку которой в случае опасности надувает в шарик и выстреливает им. Этим зарядом она склеивает лапки хищника, например, муравья.
А вот некоторые виды термитов выделяют из микроскопических отверстий в голове особое вещество, которое парализует неприятеля. Причем, как показали исследования, это вещество нигде больше на Земле не встречается .
Летучие мыши - прожорливые хищники. Основная их добыча - насекомые, в частности, бабочки. Но, оказывается, у некоторых видов мотыльков существует эффективная защита против ночных разбойниц. Дело в том, что между последним сегментом груди и первым члеником брюшка у этих насекомых имеются особые органы, с помощью которых они улавливают ультразвуковые сигналы, издаваемые летучими мышами.
Как только ультразвуковой сигнал летучей мыши попадает на тимпанальный орган бабочки, она тут же делает крутой вираж в сторону и садится на какую-нибудь поверхность или же начинает двигаться по спиралеобразной траектории. Таким своим поведением она полностью дезориентирует своего врага, и преследование прекращается. В экспериментальных условиях бабочка регистрировала сигналы летучей мыши, когда та пролетала от нее на расстоянии более 30 метров. Причем насекомое могло даже определить, в какой стороне от него находился враг.
Улавливает сигналы летучих мышей и ночной сверчок. Для этого у него есть особое устройство - крошечный одноклеточный рецептор, обладающий высочайшей чувствительностью.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

У ночного сверчка есть особое устройство - крошечный одноклеточный рецептор, обладающий высочайшей чувствительностью

Этот миниатюрный датчик находится в нервной системе насекомого и реагирует на ту звуковую частоту, которая соответствует частоте ультразвуковых импульсов, регенерируемых летучей мышью во время полета. Эта частота «включает» рецептор сверчка, а тот, в свою очередь, в автоматическом режиме выдает специальные сигналы, предупреждающие об опасности и, соответственно, заставляющие насекомое незамедлительно спасаться от возможной угрозы.
Кроме того, этот уникальный рецептор включается лишь тогда, когда сверчок находится в воздухе, поскольку именно во время полета он может стать легкой добычей ночных хищников.
Когда же сверчок находится в относительной безопасности, например, кормится, «датчик тревоги», чтобы зря не беспокоить своего владельца, безмолвствует.
И богомол, чтобы не попасть на ужин летучей мыши, тоже обзавелся особыми органами слуха, способными воспринимать ультразвук. Находятся они между грудных сегментов.
По-своему защищаются от летучих мышей тигровые ночные мотыльки: они «научились» воспроизводить щелкающие высокочастотные звуки, которые, чтобы защититься от летучих мышей, генерируют ночные ядовитые насекомые.
А связано это с тем, что для летучих мышей, которые охотятся в ночное время, яркая окраска ни о чем не говорит, так как они ее просто-напросто не видят. Поэтому ядовитые насекомые и используют предупреждающие ультразвуковые сигналы. Вот и получается, что вполне съедобный мотылек, «подражая» несъедобному, спасает свою жизнь .
Бабочки же вертуньи во время полета делают самые причудливые зигзаги и неоднократно переворачиваются в воздухе: таким образом они имитируют полет. семян хвойных деревьев, надеясь, что враги спутают их с падающими семечками.
А бабочка стеклянница умеет жужжать. А, учитывая то, что брюшко у нее исчерчено яркожелтыми поперечными полосками, а крылья - узкие и прозрачные, ее легко принять за осу.
Довольно уникальную стратегию борьбы со своими извечными врагами - хищными осами используют медоносные пчелы, обитающие в Японии. Обычно оса поджидает свою очередную жертву у входа в гнездо. Если разбойнице везет, она ловит жертву, несет в гнездо и скармливает своим личинкам.
Но удача не всегда улыбается хищнице. Если осу заметит сторожевая пчела, к ней моментально устремляется рой из 200-300 пчел охраны и образует вокруг разбойницы шар, в середине которого она и оказывается.
Буквально в течение четырех минут воздух внутри шара накаляется до 46 градусов по Цельсию. И пребывает оса в этой «печке» около двадцати минут. После этой термической атаки пчелы разлетаются, оставив после себя мертвую осу, погибшую от перегрева.
Проведя десятки наблюдений, ученые ни разу не смогли обнаружить в убитых осах следов от укола жалом. А что же пчелы? Неужели высокая температура для них нипочем? Как показали опыты, вся тонкость этой стратегии в том, что сами пчелы выдерживают более высокую температуру, чем осы.
О птицах-кукушках, которые сами не занимаются воспитанием потомства, а подбрасывают свои яйца в гнезда других видов, слышали многие.
Но, оказывается, подобное поведение характерно и для. некоторых видов шмелей, например, для пситирус. У шмелиных «кукушек», в отличие от настоящих шмелей, крошечный зобик, короткий хоботок, брюшко, которое не увеличивается в объеме, и нет корзинки для сбора пыльцы. Кроме того, в их семьях нет рабочих, а только самцы и самки.
Шмелиные «кукушки» по-разному проникают в гнезда своих собратьев, также как и по-разному их встречают хозяева этих гнезд. Чаще всего между теми и другими происходят ожесточенные схватки, иногда все заканчивается мирным сосуществованием.
Но есть в шмелином племени один вид - бомбус фервидус, который приготовил для незваного гостя оригинальный сюрприз. В первое время к кукушке шмели этого вида относятся вполне миролюбиво. На нее никто не нападает, не впивается жвалами, и уж конечно не жалит. Наоборот, как только шмель встретит на своем пути гостью, он тотчас торопится отдать ей капельку нектара и. смазывает ею тело пситирус.
Когда этот трюк проделали всего два-три шмеля, «кукушка» особых неудобств не испытала. Но после того как сладкие угощения преподнесли ей десять и более фервидусов, все ее тело постепенно покрылось слоем клейкой жидкости, заклеившей дыхальца и залепившей глаза и усики. В результате столь щедрого угощения кукушка, в конце концов, захлебнулась и погибла.
А вот муравьи-листорезы защищаются от своих извечных врагов - мух-паразитов - с помощью «живого оружия». Нередко на листьях, которые муравьи тащат в свои гнезда, можно увидеть крошечных мурашек, называемых малютками. Раньше считалось, что они набирают в себя сок, выделяющийся при срезании листа, и доставляют его в муравейник.
Однако тщательные наблюдения показали, что тяжело нагруженный листорез часто подвергается нападению мух-паразитов, которые стремятся отложить свои яйца прямо на голову муравья. Но сделать это им как раз и мешают муравьи-«малютки». Когда такой кроха сидит на листе, мухи редко опускаются рядом.
В Кении обитает насекомое, которое порой приводит в замешательство даже видавших виды энтомологов. Называется оно - цикада-флаттида. Но выясняется сей факт не сразу.
Дело в том, что при первом знакомстве этих насекомых обычно принимают за кисть растения, на которой располагается множество цветков кораллового цвета.
Именно сообщество цикад-флаттид и создает эту странную кисть. Каждый цветок, размером приблизительно в один сантиметр, при более внимательном рассмотрении оказывается крылышком насекомого. Вся же колония насекомых цепляется за мертвый, высохший стебелек таким образом, что создается впечатление живого цветка, от которого, кажется, вот-вот потянет чудесным ароматом.
Кроме того, в каждой откладываемой самкой кладке яиц всегда присутствует хотя бы одно яйцо, из которого вылупливается насекомое не с красными, а с зелеными крылышками. Более того, еще из нескольких яиц появляются цикады, у которых окраска крылышек промежуточных оттенков. И действительно, если присмотреться к «кисти», которую формируют цикадки, то на ее кончике можно увидеть один зеленый бутончик. А чуть ниже находятся еще полдюжины частично распустившихся «цветков», только, правда, с коралловыми прожилками. А в самом низу сидит основная масса цикад: и все с крылышками чистейшего кораллового цвета.
Таким образом, в целом скопление насекомых производит полное впечатление соцветия, и это скрывает их от глаз даже самых голодных птиц.
Если растение встряхнуть, потревоженные насекомые тут же поднимаются в воздух. Недолго полетав, они снова возвращаются на прежнее место. При этом после недолгого беспорядочного движения по стеблю насекомые замирают - и появляется прежний рубиновый цветок.
Просто невероятный способ защиты от хищников зоологи нашли у одного вида бабочек из Коста-Рики. Эти чешуекрылые превращаются. в прыгающих пауков Phiale formosa. Эти восьминогие существа имеют очень острое для пауков зрение. И передвигаются, словно лягушки: то есть прыжками. Отсюда и их биологическое название.
Так вот бабочки, подражая своим восьминогим врагам, тоже научились прыгать. Как только в поле их зрения окажется паук, они слегка приподнимают крылышки и начинают передвигаться быстрыми короткими прыжками: точь-в-точь, как и их потенциальные убийцы.
Правда, не всегда насекомому удается обмануть паука. Но такие случаи - редкость. И немудрено: очень уж качественно они перевоплощаются в пауков.
Описанный выше феномен в природе встречается крайне редко. И о том, каков механизм этого явления и как оно возникает, учёные пока мало что знают.
Давно известно, что многие виды тлей обзавелись личными «телохранителями», в качестве которых выступают муравьи. Но, оказывается, в особых случаях тля способна жертвовать своей жизнью, чтобы защитить других членов колонии от нападения хищников. Для этого невзрачное насекомое само становится «бомбой», заполненной убийственным коктейлем, который состоит из двух компонентов: химических соединений, добытых тлей из капусты, и фермента мирозиназы, который синтезирует она сама. «Капустные» вещества находятся в крови тли, а фермент хранится в мышцах ее головы и брюшка.


И в тот момент, когда божья коровка или другой шестиногий хищник пытается атаковать тлю, оба вещества в ее теле вступают в реакцию, в результате чего происходит мини-взрыв.
В этот же момент из «живой бомбы» выбрасывается горчичное масло, накануне образовавшееся в ходе химической реакции. И если оно попадет внутрь хищнику, то вызовет отравление. В лучшем же случае дезориентирует и заставит покинуть столь опасное место.
Однако на такие подвиги способна только бескрылая капустная тля Brevicoryne brassicae. Тли, у которых развиваются крылья, по мере взросления перестают накапливать токсичные вещества капусты: в случае необходимости они могут улететь от хищника, и в масляных «бомбах», как средствах защиты, они больше не нуждаются.

 

 

 



У позвоночных
С некоторыми приемами, с помощью которых различного рода мелкие создания пытаются защититься от многочисленных врагов, мы уже познакомились. Но и позвоночные животные тоже не уступают тем же паукам или насекомым в хитроумных способах спасения своей жизни. Примеров, которые это демонстрируют, можно привести немало.
Взять хотя бы небольших рыбок пардахирус, которых иногда называют «ступней Моисея». По своему характеру рыбешка мирная, а потому врагов у нее немало. И хотя нет у нее ни колючих шипов, ни брони-панциря, но их она не боится.
А все дело в том, что пардахирус имеет эффективное химическое оружие. Например, когда рядом оказывается акула, рыбка быстро выделяет вещество, которое моментально парализует челюсти хищницы. Причем настолько эффективно, что царица морей некоторое время даже не в состоянии захлопнуть свою ужасную пасть. Более того, эти рыбки постоянно выделяют небольшое количество яда, поэтому все время находятся в окружении защитного нимба радиусом 8-10 сантиметров.
Оригинально «борется» с акулами и обитатель южноамериканских морей диодон макулатус. Он, оказывается, вооружен острой иглой. И когда его глотает акула, диодон прокалывает стенки желудка хищницы и начинает сверлить в ее теле дорогу на волю. Безусловно, такой «хирургической операции» акула не выдерживает и погибает.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Гроза акул - диодон макулатус

Электрический угорь обитает в притоках Амазонки и Ориноко, а также в болотистых районах северо-востока Южной Америки. Внешне он почти ничем существенным не отличается от угря обыкновенного: такое же змеевидное тело, правда, трехметровой длины, с рудиментарным хвостовым плавником. Зато, в отличие от своего пресноводного собрата, он может генерировать мощное электрическое поле. Оно простирается приблизительно на 5 метров, причем вблизи рыбы напряжение столь велико, что его хватает на то, чтобы зажечь несколько стоваттных лампочек.
«Электростанция» угря занимает около 80 % от объема его тела. Она тянется вдоль тела в виде двух парных студенистых тяжей, разделенных перегородками. В состав этого «электрического блока» входит большая часть боковых мышц, которые состоят примерно из 70 столбиков, а каждый столбик - из 6 тысяч отдельных пластинок.
Умение вырабатывать электричество угорь эффективно использует как для охоты, так и для обороны. Встревоженный, он генерирует серии следующих друг за другом мощных разрядов, которые образуют оборонительные электрические поля. Они могут убить мелких животных, контузить человека и напугать крупное животное.
В заключение следует заметить, что к сильнодействующим электрическим рыбам относятся также электрический скат, электрический сом и американский звездочет.
В теплых водах Красного моря обитает небольшая рыбка фотоблефарон, что в переводе с греческого означает «световое веко». Еще ее называют «рыба-маячок». Фотоблефарон является представителем тех нескольких тысяч видов светящихся рыб, большинство из которых обитают в глубинах океана.
Как и у большинства других светящихся рыб, источником света у рыбы-маяка являются бактерии. Огромное количество этих микроскопических организмов находятся в так называемых фотофорах - особых железах, расположенных под каждым глазом рыбы.
Путем химической реакции бактерии превращают энергию, полученную в результате химических реакций из сахара и кислорода, в свет. Причем микроорганизмы могут светиться в течение нескольких часов даже после гибели их хозяина.
Хотя рыбы-маячки всегда образуют небольшие сообщества, тем не менее, в отличие от многих других стайных рыб, истинную стаю они не образуют.
Члены этой группы плавают под различными углами в почти сферической куче, образованной обычно 12-60 рыбами. Скорее всего, сконцентрированное подобным образом столь значительное количество света привлекает многочисленных планктонных ракообразных, которые являются основным источником пищи фотоблефаронов.
Правда, тот же самый свет может привлечь и хищников. Но маленькие рыбки научились довольно остроумным способом использовать свое свечение, чтобы ввести в заблуждение врагов. Почуяв опасность, они сначала медленно плывут в одну сторону, испуская при этом свет, а затем резко «гасят» свои фонари и быстро начинают перемещаться в обратном направлении. Когда же мгновение спустя свечение появляется снова, рыба может находиться в самом неожиданном месте.
Ночью обычная частота мерцания рыбы-маячка около 2-3 раз в минуту. Но когда рыбка обеспокоена и совершает движения зигзагом, частота увеличивается до 75 раз в минуту. Безусловно, хищнику, когда 20-30 рыб одновременно мигают и передвигаются, очень трудно сориентироваться, и обычно он отправляется на поиски добычи в другое место .
Многие земноводные и пресмыкающиеся в качестве защитных приспособлений широко используют покровительственную окраску и мимикрию тела. Но, наверное, в этом отношении всех превзошла южноафриканская ящерица Heliobolus lugubris, которая в раннем детстве подражает внешнему виду. насекомых, точнее, обитающих в тех же местах хищных жуков-жужелиц, относящихся к родам Anthia и Thermophilum. При этом не только ее тело окрашено, как у жужелицы, но и хвост, который на фоне субстрата практически незаметен.
Более того, молодые хелиоболусы и ведут себя почти так же, как и жужелицы. Например, они передвигаются, дугообразно выгнув спину, еще более усиливая свое сходство с жуками.
А вот свиноносые змеи, обитающие в основном в США, свою жизнь спасают тем, что в критической ситуации «умирают». Но сначала, чтобы испугать нежеланного субъекта, они ведут себя весьма агрессивно, демонстрируя целый набор устрашающих реакций: сплющивают переднюю половину тела, раздувают шею и голову, громко шипят и делают свирепые выпады открытой пастью в сторону врага.
Но если такое поведение должного эффекта не дает, вся агрессивность змеи внезапно пропадает, и она приступает к исполнению второй части спектакля: животное начинает корчиться в конвульсиях, открыв при этом рот и высунув язык. Когда же судороги прекращаются, змея замирает и остается неподвижно лежать на земле брюхом вверх. При этом рептилия не отвечает на прикосновение, а ее тело принимает ту позу, которую ему придают. Иначе говоря, животное демонстрирует полную иллюзию смерти. Если, однако, на какое-то время змею оставить в покое, она приподнимает голову, осматривается и, выяснив, что опасность миновала, переворачивается на живот и уползает.
Такой же спектакль в случае опасности устраивает и наш обыкновенный уж. Если ему не удалось уползти от возможного врага, уж сворачивается и с шипением начинает активно защищаться: он выбрасывает вперед голову, словно пытаясь атаковать противника, а также выбрасывает изо рта съеденную пищу, а из клоаки - вонючую жидкость.
Но если и газовая атака не действует, уж начнет демонстрировать «пантомиму смерти». Он сразу обмякнет, повиснув в руках безжизненной веревкой. При этом, для большей убедительности, еще и глаза закатит. Пасть судорожно раскроется - и вывалится язык. А иногда даже капли крови выкатятся изо рта! Убедительнее сыграть мнимую смерть вряд ли возможно. И если теперь положить его на землю, он будет все так же демонстрировать наступившую гибель. Но как только опасность минует, уж моментально оживет и стремглав бросится в ближайшую траву.
Говорят, будто на свете существует змея, которая может схватить себя зубами за хвост и катиться как обруч. Но не многие знают, что ящерица южноафриканский алый поясохвост использует подобную позу для самозащиты. И хотя она не может катиться по степи, зато ее острые чешуи образуют острый частокол - надежную защиту для чрезвычайно уязвимого мягкого брюшка.
При преследовании эта медлительная рептилия с покровительственной окраской прежде всего устремляется к какой-нибудь трещине в камнях. Спрятавшись там, она подгибает хвост (а он равен примерно половине туловища) под брюшко, хватает его зубами за кончик и замирает. Даже при большом усилии это «кольцо» невозможно разорвать. В отличие от других видов эта ящерица хвоста не отбрасывает, и нужно очень сильно дергать, чтобы он отделился.
Известно, что многие животные в борьбе с насекомыми используют не только свой запах, но и посторонние ароматы, нанося их на тело. А вот бурундуки таким способом защищаются от нападения своих злейших врагов - змей.
Когда зверек натыкается на мертвую змею, он сначала очень осторожно к ней подкрадывается. И когда убеждается, что рептилия мертва и не может причинить ему вреда, бурундук отгрызает у трупа небольшой кусочек тела и начинает его старательно пережевывать, периодически нанося полученную при этом кашицу себе на шерстку.
Такую «косметическую» процедуру зверек делает неспроста: дело в том, что какое-то время, пусть и недолгое, другие змеи на бурундуков, вымазанных кровью их соплеменниц, нападать не решаются.
Похожим методом защиты овладели и некоторые ежи, которые используют для этих целей секреты желез ядовитых жаб. Нападая на амфибию, еж прежде всего прокусывает ее околоушные ядовитые железы, а затем их токсичный секрет наносит на свои иголки. Некоторые же ежи этот процесс усовершенствовали: они берут жабу в зубы и трут ею колючую шкурку.


Известно, что плохие привычки усваиваются рано. Касается это и новорожденных ежат. Они, еще даже не открыв глаза, уже слизывают с иголок матери ядовитую слизь и смазывают ею свои мягкие иголочки.
А вот летучие мыши для защиты от хищника используют не чужой яд, а собственную мочу, которой они его и поливают.

 

 

 

 



САМЫЕ УДИВИТЕЛЬНЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В МИРЕ ЖИВОТНЫХ


Удивительные симбиозы убеспозвоночных животных
Симбиозом (от греческого «symbiosis» - «совместная жизнь») в биологии называют такие взаимоотношения двух и более разных организмов, которые приносят пользу всем участникам данного союза. В симбиотических отношениях состоят чаще всего организмы, относящиеся не только к разным классам и типам, но и царствам. По этой причине симбиозы столь разнообразны, что рассказать обо всех практически невозможно. В связи с этим остается одно: заострить внимание на самых невероятных и удивительных взаимоотношениях живых организмов .
Так, нередко в цитоплазме многих мелководных радиолярий присутствуют зеленые и желтые одноклеточные водоросли, которые обеспечивают своих хозяев кислородом. В то же время сами водоросли получают в теле радиолярии защиту, а также некоторые питательные вещества и углекислый газ, используемый в фотосинтезе .
Среди моллюсков тоже есть виды, находящиеся в дружеских отношениях с водорослями. Например, тридакна - самый крупный в мире двустворчатый моллюск, достигающий иногда полутора метров длины и веса в четверть тонны. Такому гиганту, конечно, еды надо немало. И он ее находит благодаря. микроскопическим бурым водорослям, которые приютились в межклеточных пространствах мантии. Именно продуктами неутомимой созидательной деятельности этих крох в основном и питается тридакна. Кишечник у моллюска недоразвит, и пищеварение совершается прямо в клетках тела.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Тридакна находит еду благодаря микроскопическим бурым водорослям, которые приютились в межклеточных пространствах мантии

Но, чтобы прокормить такого крупного хозяина, водорослей должно быть очень и очень много. И, конечно же, всем им поместиться в поверхностных слоях мантии практически невозможно. Внутри же тканей слишком темно. И тридакна обзавелась специальной оптической системой, собирающей свет и проводящей его внутрь тканей. Состоит она из прозрачных студенистых клеток конусовидной формы, широкий конец которых обращен к краю мантии, а узкий - погружен в глубину ткани.
В симбиотических отношениях с водорослями находится и миниатюрный червь конволюта, обитающий в Средиземном море и у берегов Франции в Атлантике. Зеленые водоросли -зоохлореллы обосновались под кожными покровами червя, где занимаются своим исконным делом - синтезом органических веществ из неорганических. А так как зеленые «квартиранты» отличаются завидным трудолюбием, червь всегда сыт и в дополнительных источниках пищи не нуждается. Поэтому и желудочно-кишечный тракт у него атрофировался.
С другой стороны, и зоохлореллы полностью зависят от конволют и не могут жить без них. Соответственно и конволюты ведут себя так, чтобы поддерживать существование зоохлорелл: черви в течение дня стараются чаще выбираться из своих укрытий на солнце -ближе к источнику жизни и энергии водорослей.
Классическим и одновременно самым уникальным примером симбиоза являются взаимоотношения рака-отшельника и актинии. А поскольку раков-отшельников зоологам известно более четырехсот видов, то лучше всего остановиться, по нашему мнению, на самом любопытном представителе этой замечательной когорты десятиногих - на раке предо. Поскольку, как и у любого из отшельников, задняя часть у него мягкая и незащищенная, он должен спрятать ее от возможных врагов. Для этого он находит раковину моллюска и в ней укрывается.
Когда эта часть работы выполнена, рак ищет анемону адамсию. В конце концов, ее он находит, снимает с камня и пересаживает на свой «дом», но не на крышу раковины, а на «порог»: в нижней ее части, то есть близ входа в свой «дом».
Теперь раку не страшны ни хищные рыбы, ни кальмары, ни другие его враги: он надежно защищен от них ядовитыми стрелами-аконциями, которые, в случае опасности, выбросит в недоброжелателя адамсия.
Но, как говорится, «за все надо платить». А за защиту - тем более. Поэтому, когда рак питается, актиния тоже принимает участие в трапезе, подхватывая оброненные отшельником куски пищи.
Но, оказывается, не с одной только адамсией делит рак свою добычу. Из раковины, в которой живет предо, за лакомством тянется и морской червь нереис.
Более того, нереис, как выяснилось, никогда не покидает замечательную избушку рака-отшельника. И рак не только его терпит, но даже в свой дом заползает осторожно, точно опасаясь задавить червя-квартиранта. Судя по тому бережному отношению, с каким предо относится к нереису, червь ему не безразличен. Дело в том, что некоторые раки настолько сильно обрастают актиниями, что покинуть свое убежище уже не могут. И тут, конечно, без нереиса не обойтись: именно червь, как считают многие ученые, помогает предо, очищая его спрятанное в раковине брюшко от паразитов. А это при заточении - великое дело .
Считается, что насекомоядные растения уничтожают всех или почти всех членистоногих, которые попадают в их ловушки. Однако в этих отношениях имеется одно редкое исключение: между клещом-арибатидой и насекомоядным растением жирянкой, обитающими в горах Испании, обнаружен самый настоящий симбиоз. В окружении ловчих желез жирянки и проходит вся жизнь арибатид. Здесь они и размножаются, и умирают.
Клещи эти очень маленькие, поэтому ловчие шарики жирянки им не страшны. Питаются клещи только сухими остатками, очищая растение от объедков. А способность клеща поедать грибы уменьшает риск заражения ими растения. Со своей стороны жирянка обеспечивает клеща и убежищем, и едой.
Еще с одним насекомоядным растением - сарраценией из Борнео - завели дружбу членистоногие, правда, на этот раз муравьи. Это растение заманивает насекомых в свою особую ловушку - заполненный пищеварительной жидкостью кувшин, где несчастные и тонут.
Но муравьи, живущие в завитке саррацении, остаются невредимыми. И все потому, что они - почти единственные в мире муравьи-пловцы!
Выбравшись из своих крошечных жилищ, муравьи колобопсисы погружаются в пищеварительный сок и передвигаются в разных направлениях, проверяя жидкую ловушку.
Иногда им попадается крупная добыча, такая, например, как сверчок. Но такое «воровство» оказывается полезным для саррацении, поскольку большая добыча внутри кувшинчика может начать разлагаться, и сок испортится, что приведет к нарушению пищеварения у растения. Муравьи предотвращают эту трагедию, удаляя крупных насекомых.
Между клопами из семейства полушаровидных щитников и некоторыми видами бактерий тоже существуют довольно тесные симбиотические отношения. Самка клопа во время откладки яиц обязательно каждую кладку снабжает некоторым количеством своего рода «симбиотических пилюль», в которых находятся бактерии-симбионты в питательной среде.
Проведя тщательные исследования, ученые установили, что жить без симбионтов щитники не могут. Возможно, связано это с питанием клопов. Дело в том, что эти клопы живут за счет сока растений. И, скорее всего, бактерии пополняют скудное вегетарианское меню клопов некоторыми дополнительными питательными веществами, которые требуются организму щитников для нормального функционирования: жирами, белками, аминокислотами и многими другими важными соединениями.
Другие насекомые, питающиеся растительными соками, например, тли, тоже сотрудничают с бактериями и передают их по наследству от матери к детям .
«Свечой Господа Бога» назвали испанские конкистадоры юкку. Кремово-белые, ароматные, собранные в огромные кисти на длинном стройном стебле, ее соцветия возносятся высоко вверх из мутовки острых листьев и, как свечи, привлекают мириады ночных бабочек, которые всегда кружатся вокруг юкки.
То справляют свадьбы самцы и самки крошечной юкковой моли, называемой пронубой.
Она - единственная из всех живых организмов может опылить юкку, хотя ее нектаром лакомятся многие насекомые и птицы. Не появится моль на растении - не появятся и семена у юкки. А в случае гибели юкки такая же участь ждет и пронубу.
И, словно для того чтобы дружба моли с юккой была еще крепче, эволюция наградила насекомое даже особым органом, предназначенным исключительно для переноса пыльцы.
Правда, пчела тоже имеет на лапках специальные приспособления, куда она складывает собранную пыльцу. Но пчелы используют цветень для кормления своих личинок, а юкковая моль - только для оплодотворения цветков юкки.
Теплыми звездными ночами, когда цветы юкки раскрыты и благоухают, самки юкковой моли влетают в гостеприимно распахнутые колокола и длинным хоботком, отороченным щетинками, собирают здесь пыльцу, скатывая ее, словно снежный ком, в увесистый шарик.
Затем хоботком моль крепко прижимает комочек пыльцы снизу к шее и перелетает на другую юкку. Забирается в цветок, по пестику поднимается к завязи и начинает яйцекладом высверливать в ней отверстие. После этого пронуда в основание пестика помещает четыре-пять крохотных яичек.
Отложив яйца, пронуба бежит по пестику к рыльцу, которым он заканчивается. И тут начинается самое интересное в деятельности моли. Крохотное насекомое крепко обхватывает ножками пестик и, работая головой, словно шомполом, запихивает в воронку рыльца комочек пыльцы, который так бережно прижимало к своей груди.
Моль производит искусственное опыление цветка! Она уже отложила яйца, и вместо того чтобы улететь восвояси, она «заботится» о судьбе юкки, словно понимая, что кроме нее никто растение опылить не сможет.
Уже на третий или четвертый день из яичек выползают личинки пронубы и начинают объедать семяпочки в завязи цветов юкки. А поскольку для полного развития одной личинки требуется 18-20 семяпочек, из остальных развиваются семена юкки.


Многие знают о дружеских взаимоотношениях между муравьями и тлями. Но не каждому известно, что не менее тесные связи существуют и у австралийских муравьев с бабочками-голубянками. А происходит все следующим образом.
Лишь наступят теплые летние дни, как самка голубянки прилетает к акации и откладывает полтора-два десятка яиц. И, как только бабочка отложила яички, тотчас сотни муравьев из ближайшего гнезда устремляются к кладке. Обследовав ее, они из крошечных песчинок строят над кладкой миниатюрное укрытие. А после того как оно построено, у входа, закрывая его головой, становится муравей-сторож.
Когда из яиц выклюнутся личинки, они не расползутся в поисках еды, а поступят в полное распоряжение муравьев, которые начинают не только регулярно приводить их на кормные места, но и охранять.
Так день за днем гусеницы кормятся и постепенно растут. А когда они станут столь массивными, что уже не смогут выбраться из своего загона, дальнейшую заботу об их содержании снова возьмут на себя все те же муравьи: они будут приносить им молодые и нежные ткани листьев акации.
Но теперь и муравьям кое-что перепадает: они начинают лакомиться сладкими выделениями своих подопечных. Когда муравьи начнут поглаживать усиками бугорки и щетинки на поверхности тела гусениц, те незамедлительно выделят капельку жидкости, которую муравьи сразу же слижут.
Но время муравьиного пиршества длится недолго: вскоре гусеницы превратятся в куколок и, завернувшись в коконы, уснут.
Казалось бы, дальнейшая судьба окуклившихся гусениц не должна представлять интереса для муравьев. Однако и куколок они не оставляют без присмотра, и прекращают их охранять лишь после того, как из коконов вылетят бабочки.
А эти жуки живут в тропических лесах Новой Гвинеи. И именно они могут выращивать миниатюрные сады, состоящие в основном из микроскопических растений.
Когда ученые проследили за индивидуальным развитием этих насекомых, то выяснили, что юные жучки, недавно появившиеся на свет, ничем особым не отличаются от обычных, хорошо известных в средней полосе, долгоносиков, разве что они крупнее наших.
Но буквально в считанные дни множество разносимых ветром спор различных растений прилипают к панцирю жука, и его спина вскоре превращается в настоящую, только маленьких размеров, клумбу.
Флора спины жуков достаточно богата. На спине находят себе место водоросли, грибы, лишайники, печеночники и мхи. И все это не какие-то специальные виды, способные выжить только на спине жука, а обычные, встречающиеся в лесной подстилке.
Но растения - не единственные обитатели спинки жуков. На зеленых грядках, в свою очередь, селятся простейшие, коловратки, клещики, а иногда - и щитовки. Вся эта мелкая тропическая фауна питается растениями, на которых поселилась.
А теперь один вопрос: какую же пользу имеет жук от этого сада? Ведь таскать его - дело тоже не шуточное. Ответ прост: заросли на спине маскируют долгоносика от птиц, которые принимают его за лишайник или невзрачный кустик мха.
Кстати, у некоторых видов клещей орибатид, обитающих во всех климатических зонах, на туловище и ногах тоже нередко образуются целые сады из грибных мицелиев и бактериальных колоний. Эти обрастания играют важную роль в жизни членистоногих, защищая их от потери влаги.





У позвоночных
Любопытные симбиотические отношения присутствуют и у некоторых позвоночных животных. Особенно часты такие взаимовыгодные союзы рыб и беспозвоночных.
Взять хотя бы миноусов - небольших рыб, обитающих в Тихом океане, и гидроидов стилактис. Оказывается, порознь эти морские существа никогда не встречаются: стилаксис всегда прикрепляется именно к миноусам, иник кому иник чему более.
Но коль этот союз столь крепок, значит, он выгоден обоим организмам? И это действительно так. Рыбы со своей стороны обеспечивают перемещение полипа в пространстве, тем самым улучшая условия его дыхания и питания. И этот труд миноусов с лихвой окупается: стилаксис «одевает» их в жгучий панцирь, а в такой одежде никто рыбкам не страшен.
Водят дружбу с кишечнополостными и небольшие рыбки немеусы: они прячутся от врагов между смертоносных щупалец физалии, яд которой опасен даже для человека.
Предполагают, что у рыб существует иммунитет к яду сифонофоры. Но это не единственная точка зрения. Некоторые специалисты считают, что рыбки очень осторожны, и стараются по возможности не натыкаться «на жгучие усы» медуз. А сами физалии их не жалят, поскольку рыбки очищают их от паразитических рачков гиперин: они вытаскивают паразитов из студневидных тел медуз и поедают. Также немеусы подбирают, а затем съедают остатки пищи, которые остаются у медуз между щупалец, очищая свою защитницу от мусора. Таким образом, во взаимоотношениях немеусов и физалий взаимовыгодное сотрудничество налицо .
В прибрежных мелководных районах Австралии обитают одни из самых крупных в мире актиний, носящих латинское имя Stoichactis: ротовой диск этих кишечнополостных достигает полутора метров в диаметре. Поверхность диска несколькими концентрическими кругами обрамлена бесчисленными щупальцами, которые усыпаны множеством стрекательных клеток, в свою очередь заполненных токсичным веществом.
Казалось бы, вряд ли кто осмелится сунуться в эти ядовитые заросли. И все же смельчаки нашлись. Среди этих жгучих волосков или в непосредственной близости от них всегда плавает парочка очень ярко окрашенных рыбок - амфиприонов. По свидетельству исследователей, невозможно найти ни одной актинии, возле которой не держались бы эти рыбки, так же как и рыбок - вне актиний. Даже в поисках добычи рыбки не уплывают дальше одного метра от своей защитницы. А при малейшей опасности они моментально бросаются в бахрому щупалец.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Симбиоз амфиириона и актинии

Окраска амфиприонов очень броская и яркая. Она представлена оригинальным рисунком из белых и черных полос на красном или золотистом фоне. Конечно, столь вызывающий наряд привлекает к ним разного рода добычу. А так как рыбки всегда и охотятся, и поедают добычу вблизи щупалец и ротового отверстия актинии, то, естественно, кое-что с их обеденного стола попадает и их защитнице.
К тому же, плавая среди щупалец, рыбки, постоянно шевеля плавниками, перемешивают воду, тем самым значительно улучшая газообмен в окружающей актинию среде. Опыты показали, что перенесенные в аквариум полипы в отсутствии симбионтов даже при хорошем кормлении, но при недостаточном водном обмене, в конце концов погибали.
Помимо естественных вентиляторов, амфиприоны выполняют также и функции «мусорщиков». Так, если на тело актинии попадают ненужные частицы, рыбки тотчас их удаляют. А в опытах, когда исследователи специально бросали на ротовой диск актинии небольшие камешки, рыбки захватывали их ртом и оттаскивали на расстояние 20-30 сантиметров от своей подопечной.
Долгое время ученые не могли понять, почему яд стрекательных капсул актиний не действует на ее симбионтов. Ведь любая другая рыбка, коснувшись щупалец актинии, получает смертельное отравление. Оказалось, что в щупальцах актиний синтезируется особое соединение, тормозящее выброс стрекательных нитей. А в слизи, покрывающей тело амфиприонов, это вещество накапливается, причем не сразу, а постепенно. Поэтому, приближаясь к актинии, рыбы сначала ведут себя очень осторожно, а уже потом, осмелев и накопив противоядие, забираются вглубь щупальцевого «леса».
А вот полосатые и хорошо приметные рыбки лоцманы завели дружбу с акулами. Они, словно свита принцессу, постоянно сопровождают акулу в ее передвижениях в толще океанских вод. Причем они очень точно, будто привязанные невидимыми нитями, повторяют все ее движения.
«Крохотная рыбешка, - пишут Кусто и Дюма о лоцмане, - торчала перед самым ее носом, каким-то чудом сохраняя свое положение относительно акулы при всех ее движениях.
Можно было подумать, что малыша увлекает за собой слой уплотненной воды перед акульим рылом».
Как выяснилось, авторы в своих предположениях о силе, удерживающей лоцманов рядом с акулой, были абсолютно правы. Действительно, рыбы-лоцманы пользуются акулой как. средством передвижения. Вокруг тела движущейся акулы появляется зона трения, в которой вода перемещается с определенной скоростью, причем в том же направлении, что и акула.
Когда лоцман находится в этом слое, а толщина его достигает 20 и более сантиметров, он без особого труда может плыть с той же скоростью, что и акула. И затрачивает он на это минимум усилий. Более того, если лоцман неожиданно окажется вне слоя трения, гидродинамическая сила, возникающая во время движения обеих рыб параллельными курсами, моментально притягивает его обратно в двадцатисантиметровую зону.
Тем не менее, когда в поле зрения компании появляется незнакомый предмет, один из лоцманов покидает акулу и отправляется к нему и, осмотрев, возвращается обратно. Из такого поведения полосатой рыбки можно сделать вывод, что она проверяла незнакомый предмет на его пригодность в пищу. Именно такого взгляда и придерживались натуралисты прошлых столетий. Они считали, что лоцман служит у акулы в качестве своеобразного поводыря. Мол, акула слаба глазами, а лоцман, наоборот, видит хорошо. И, отыскав съедобный предмет, подводит к нему свою хозяйку.
Но акула, хоть и видит плохо, но зато чует прекрасно и на малейший запах добычи способна приплыть издалека. Так что никакие поводыри ей не нужны. Зато ей требуются чистильщики. Вот лоцманы, как и другие мелкие рыбы, плавающие рядом с крупными рыбами, и очищают кожу акулы от паразитов. А в благодарность за такую службу акула защищает лоцманов от других хищников.
Хочется еще раз напомнить об удивительных взаимоотношениях птицы медоуказчика и барсука медоеда. Медоуказчик любит воск, а барсук - мед. На этой основе у них и существует взаимовыгодный союз: птица, найдя гнездо пчел, громким верещанием сообщает об этом зверю. Барсук, услышав знакомый голос, быстро выбирается из норы и что есть силы несется за птицей.


Когда дружная парочка добирается до поселения пчел, барсук немедля принимается за дело: разоряет гнездо и до отвала наедается меда. А, насытившись, убирается прочь.
Теперь уже и медоуказчику полакомиться вволю: и он не теряется, а начинает с аппетитом есть пчелиные соты.
Как и некоторые моллюски, ряд позвоночных дружат с водорослями. Например, ленивцы. В их шерсти обитают живые водоросли, которые «окрашивают» животных в зеленый цвет. А это позволяет ленивцам сливаться с зеленью деревьев и оставаться невидимыми для своих врагов.
Видимо, поэтому в остевых волосах животных для водорослей имеются даже особые «гнезда» - поперечные и продольные ложбинки, где и поселяются зеленые «квартиранты».
Еще более уникальная кооперация существует между пятнистой саламандрой и одноклеточной водорослью Oophila amblystomatis. Впрочем, о симбиотических отношениях этих организмов ученым известно давно. Однако ранее считалось, что симбиотический союз со свободноживущей водорослью присущ лишь эмбрионам саламандры. Предполагалось, что они выделяют в окружающую среду вместе с продуктами жизнедеятельности также и азот, который водоросль и усваивает. А она, в свою очередь, увеличивает содержание кислорода в воде рядом с эмбрионами.
Теперь же точно установлено, что водоросли фактически находятся внутри клеток по всему организму саламандры. Более того, предполагается, что они сами снабжают клетки амфибии продуктами фотосинтеза - кислородом и углеводами. Кроме того, ученые выяснили, что водоросли-симбионты передаются от матери потомству уже в процессе размножения .
В это трудно поверить, но между одним из видов американских сов и техасской узкоротой змеей также налажены вполне дружеские и взаимовыгодные отношения.
Обследовав целый ряд совиных гнезд, в каждом пятом из них ученые обнаружили змею.
Это пресмыкающееся питается насекомыми и мясными объедками, которые остаются после трапезы птицы и ее семейства, тем самым, поддерживая в гнезде чистоту и порядок. Поэтому в тех гнездах, где живет змея, совята растут лучше.

 

 

 



Удивительные паразиты
Специалисты, занимающиеся изучением животного паразитизма, установили, что более чем из 1,5 миллиона известных к настоящему времени видов организмов, по крайней мере, 2/3 являются в той или иной степени паразитами! А остальные, соответственно, их жертвами.
Размеры паразитов также сильно варьируют. Например, черви, которых находили в чреве китов, иногда достигали 40 метров.
Впрочем, гигантские размеры имеют также паразитические черви наземных млекопитающих и даже человека. Особенно впечатляют ленточные черви из класса цестод. Так, широкий лентец Diphyllobothrium latum, порой поселяющийся в человеческом организме, может достигать 10 метров, а по некоторым данным - и до 15 и 20 метров в длину!

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Червь-паразит широкий лентец может достигать длины 10 метров

Среди крылатых паразитов самыми мелкими являются паразитические наездники Dicopomorpha echmepterygis из отряда перепончатокрылых насекомых. Эти существа были открыты в 1997 году в Коста-Рике. Длина тела самцов у этих паразитов-яйцеедов приблизительно 0,139 миллиметра, что меньше размера инфузории.
Следует также отметить, что у паразитических наездников развита полиэмбриония. Так, у наездника из рода Litomastix из одной зиготы может развиться до 3 тысяч личинок.
Кроме фантастически миниатюрных размеров паразиты нередко обладают и невероятной плодовитостью. Это свойство получило в биологии название «закона большого числа яиц». Так, человеческая аскарида ежесуточно производит около 250 тысяч яиц за сутки, а в течение всей жизни - свыше 60 миллионов. А рыбный глист, вырастающий иногда до 9 метров, за один раз может отложить до 1 000 000 яиц.
Помимо количественных параметров среди животных-паразитов следует выделить и своеобразных рекордсменов в удивительных приспособительных реакциях к специфическому образу жизни.
Уникальным и единственным в своем роде является паразит из отряда равноногих ракообразных, так называемый пожиратель языка Cymothoa exigua, который обитает в основном у побережья Калифорнии. Он небольшой - 3-4 сантиметра в длину. Этот рачок проникает в тело рыбы через жабры, впивается в ее язык и сосет кровь, набирая вес. Спустя какое-то время из-за недостатка крови язык у рыбы отмирает, но рыба от этого не страдает, поскольку его заменяет. паразит. Причем рыба пользуется этим паразитом, как родным языком.
Интересны приспособления дигенетического сосальщика лейкохлоридиума, паразитирующего в кишечнике насекомоядных птиц.
Яйца паразита, оказавшиеся на свободе, попадают на траву, где их подбирает наземный брюхоногий моллюск сукциния, в кишечнике которой из проглоченных яиц выводятся маленькие активные личинки. Пробуравив стенки пищеварительного тракта, личинки попадают в печень моллюска, где превращаются в бесформенные структуры, называемые спороцистами.
Через некоторое время спороцист прорастает, его разветвления проникают в голову улитки, а затем и в ее щупальца, где, утолщаясь, образуют своеобразные лопасти, которые имеют яркую окраску: их тело опоясано белыми и зелеными полосками, а вершина окрашена в яркий киноварный цвет. Более того, щупальца, словно миниатюрные сердца, начинают пульсировать, точно сигнализируя о своем присутствии. Естественно, птицы с удовольствием начинают поедать яркие щупальца улитки, заглатывая одновременно и созревшие веточки спороцист, в которых находится огромное количество молодых сосальщиков.
Таким оригинальным способом лейкохлоридиум и проникает внутрь окончательного хозяина, который принял его за хорошую порцию обеда.
Еще один паразит из группы дигенетических сосальщиков нашел себе и кров, и стол в пищеварительной системе рыб, обитающих на коралловых рифах. Созревающие личинки этого червя находятся на колониях полипов. На одной из стадий развития они приобретают яркий розовый цвет. И так же, как и в предыдущем случае, рыбы принимают броские структуры за съедобные образования и с удовольствием их поедают.
Известны и такие приспособления, когда паразиты непонятным образом начинают влиять на поведение своих хозяев.
Например, ильные улитки, населяющие низинные болотистые участки на Атлантическом побережье США, в какой-то момент в огромном количестве начинают сползаться на сухие песчаные дюны. Там из тел этих моллюсков выбираются на волю личинки паразитических червей, которые, если повезет, перемещаются в организм промежуточного хозяина -песчаной блохи. Впоследствии этих членистоногих склевывают птицы, и таким путем личинки оказываются в теле своего окончательного хозяина, где и созревают.
Затем вместе с птичьими экскрементами яйца червя опять попадают на болота и поедаются улитками. А поскольку улитки и «песчаные блохи» обитают в различных биотопах, паразиты заставляют моллюсков покидать привычные сырые болота и отправляться на открытые участки суши .
А волосатик, паразитирующий в кузнечике, заставляет насекомое искать водоем и бросаться в него. Когда же насекомое оказывается в воде, созревший к этому времени червь выбирается наружу и уплывает спариваться, оставляя больного кузнечика умирать в луже воды.
Оказывается, волосатик изменяет поведение своего хозяина с помощью вырабатываемых им самим особых белков, прямым и косвенным образом влияющих на структуру нервной системы кузнечика. Причем эти белки влияют именно на ориентацию насекомого в пространстве .
Обитающий в тропических лесах Центральной Америки паук Plesiometa argyra плетет, как и положено паукам, тончайшие и геометрически безукоризненные сети. Но иногда вместо точно рассчитанного узора он создает маленькое и бесформенное, но очень прочное переплетение нитей, а затем после этого умирает.
Оказалось, паук меняет свое поведение после того, как его укусила личинка осы, которая затем использует это переплетение в качестве воздушной платформы для плетения своего кокона. Когда платформа построена, личинка вводит в паука другой яд, на этот раз смертельный, и пожирает его .
А паразиты человека шистозомы, обитающие в его кровеносной системе, захватывают соответствующие молекулы крови и прикрепляют к поверхности тела, спасаясь таким путем от воздействия иммунной системы хозяина.
Мелкие паразитические простейшие трипаносомы являются возбудителями сонной болезни. В своих отношениях с хозяевами они используют другую стратегию. Через каждые 5-10 дней они воспроизводят новые поколения паразитов, у которых изменены иммунологические характеристики. Причем такие метаморфозы могут осуществляться в течение всего того времени, пока паразит живет в теле зараженного организма. И за все эти годы у трипаносом «иммунологические» генерации никогда не повторяются.
А вот некоторые виды ос-паразитов, чтобы воспрепятствовать нападению иммунных клеток гусеницы на отложенные в ее тело яички, вместе с ними вводят вирус, который разрушает защитные клетки гусеницы.
Весьма необычное поведение характерно для осы-наездника рода Glyptapanteles. Эта оса сначала парализует гусеницу-пяденицу Thyrinteina leucocerae и, пока та остается неподвижной, спокойно откладывает в ее тело около 80 яиц. Вместе с ними она заражает гусеницу специальными токсическими веществами, которые не только ослабляют ее иммунитет в отношении яиц, но и препятствуют превращению гусеницы в куколку, тем самым сохраняя ее в качестве свежего корма для потомства.
Но, оказывается, личинки осы не только питаются гусеницей, но и меняют ее поведение. И когда личинки должны превратиться в куколок, они прогрызают в теле жертвы отверстие и выбираются наружу. Гусеница же при этом все еще остается живой!
Выбравшись на свободу, личинки начинают вить вокруг себя коконы. А гусеница охраняет их от внешних врагов: при появлении клопов щитников она трясет «головой», сбрасывая хищников с личинок или с веточки. И остается гусеница живой в течение всей стадии окукливания личинок. И лишь когда они вылупятся, гусеница погибает. Какие механизмы лежат в основе столь сложного поведения гусениц?
- пока неизвестно .


Маленький клопик горбатка выделяет ароматный и сладкий секрет, который неудержимо влечет муравьев из рода соленопсис. Пока заинтересованные гурманы наслаждаются вкусом и ароматом микроскопической капельки, которая появляется на кончике брюшка горбатки, она аккуратно кладет по крошечному яичку точно на сочленение между головой и грудью муравья.
Вскоре из яичка вылупливается личинка горбатки. Она быстренько проникает в голову муравья и начинает с аппетитом пожирать мозг несчастного насекомого. Голова еще живого, но уже неподвижного муравья печально свисает вниз.
Когда все содержимое головы будет съедено, личинка, уже достаточно повзрослевшая, перегрызает шею, и голова падает. Она становится своеобразным «домиком», в котором личинка и заканчивает свое развитие, превращаясь во взрослую горбатку.
А вот еще один любопытный пример паразитизма. Касается он зеленой падальной мухи-лягушкоедки. Когда у мухи наступает период половой зрелости, у нее резко меняется поведение. В это время, чтобы обратить на себя внимание, муха начинает уверенно дефилировать перед самым носом своего заклятого врага! И до тех пор муха будет мельтешить перед глазами лягушки, пока та не съест назойливое насекомое. После этого в кишечнике амфибии из яиц проглоченной мухи появятся личинки. Они переместятся в носовую полость, где начнут, разрушая тело хозяина, развиваться во взрослых особей.
Приведенные выше факты - только часть из тех удивительных рекордов в поведении животных паразитов, которые сегодня известны ученым.





Странные способы коммуникации
У разных видов животных для общения друг с другом имеются свои индивидуальные коммуникационные «языки». Это могут быть разного рода позы и телодвижения, звуковые и световые сигналы, химические вещества. С некоторыми из этих способов общения мы уже знакомы: например, танцами птиц или насекомых в период размножения или же использованием в этот период феромонов для привлечения представителей противоположного пола.
Кроме того, в качестве особого сигнала, например, предупреждающего о ядовитости, может служить и окраска животного.
Рассказать обо всех способах коммуникации в одной статье практически невозможно. Но мы такой цели и не ставим. У нас задача скромнее: рассказать о наиболее, на наш взгляд, оригинальных языках общения.
Так, у сахарных жуков, близких по строению к рогачам, личинки постоянно «разговаривают» с родителями с помощью определенных стрекочущих звуков. А чтобы они друг друга «понимали», частота звуковых колебаний, издаваемых личинками и жуками одного вида, почти одинакова.
Многие, наверное, слышали о танцах пчел. Так, когда насекомое находит новый источник нектара, оно возвращается в улей и, если нектар недалеко, совершает круговой танец, с помощью которого сообщает своим подругам местоположение нектара. Другие пчелы, «прочитав» сообщение, летают вокруг улья и находят цветы, о которых с помощью танца поведали им товарки.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Во время танца пчела сообщает своим подругам местоположение нектара

Но если растения-нектароносы находятся в радиусе более 90 метров от улья, то пчела-вестник выписывает восьмерку, при этом, двигаясь по линии пересечения двух кругов, она покачивает брюшком. При помощи этого танца пчела сообщает точное расстояние до нектара, а также направление к этому месту относительно солнца.
А вот муравьи «общаются» между собой при помощи специальных сигнальных веществ, называемых феромонами. Так, муравей в момент опасности выделяет феромон тревоги, тем самым предупреждая остальных членов муравейника о возможной угрозе. Существует и ряд других феромонов, в которых закодированы определенные побуждающие сигналы: например, к переносу расплода, кормлению личинок.
Комнатная муха, садясь на источник пищи, тоже выделяет особое пахучее вещество, получившее название «мушиный фактор». Его запах привлекает других мух того же вида. Поэтому при обилии мух в окружающем пространстве на пищу, на которую села хотя бы одна муха, вскоре прилетает множество других.
Оригинальные способы общения обнаружены и у рыб. Помимо звуковых и цветовых сигналов они используют и другие формы коммуникации. Например, среди рыб есть такие виды, особи которых общаются без звуков, а с помощью знаков. Наглядным примером такого общения могут служить рыбки хемихромисы. Если понаблюдать за стайкой этих ярко окрашенных рыбок, то можно заметить, что впереди медленно зигзагами движется один из родителей, а за ним неотступно следует молодежь.
Но вот по какой-то причине вожак стайки решил уступить место партнеру. Но это ему необходимо сделать так, чтобы молодежь тем же манером последовала за новым лоцманом. Для этого вожак меняет зигзагообразные движения на прямолинейные, а вторая взрослая рыбка становится во главе стаи и начинает совершать такие же колебательные движения, как и предшественник. Это сигнал «плыви за мной», и мальки хорошо его понимают. Когда же приходит время сна, мать становится у входа в гнездо и подает плавниками особый знак - «спать». Увидев команду, мальки послушно забираются в гнездо.
«Языком жестов» пользуются и обитатели Центральной Африки теляпии. Эти рыбки вынашивают икринки во рту. Там же первое время прячутся и мальки. А вот на прогулке они беззаботно снуют вокруг матери. Но как только возникает опасность, самка опускает голову вниз, приподнимает хвост и начинает пятиться назад. Это значит - «спасайся». И мальки тотчас устремляются в надежное укрытие - рот матери.
В свою очередь фотоблефароны, или рыбы-маячки, в качестве средства общения используют свой свет. Так, было установлено, что частота мигания изменяется в той или иной жизненной ситуации, когда рыба обеспокоена или защищает свою территорию.
Удивили ученых и амфибии. Так, долгое время считалось, что ультразвук в качестве общения используют только летучие мыши, дельфины и киты. Но уже в нашем столетии ученые выяснили, что и некоторые виды лягушек, в частности, китайские Amolops tormotus, издают высокочастотные звуки. Более того, выяснилось, что эти лягушки не только издают ультразвуковые сигналы, но и слышат их, и даже определенным образом на них отвечают.
В ходе же дальнейших исследований было доказано, что издавать ультразвуки ис их помощью общаться между собой могут практически все лягушки, но по какой-то причине не все они пользуются этим своим уникальным умением.
Следует отметить, что в соответствии с оригинальным коммуникационным поведением лягушка Amolops tormotus обладает и довольно оригинальными барабанными перепонками: так как её уши находятся внутри черепной коробки, то для того, чтобы уловить ультразвук, они у нее очень тонкие.
Совсем по-иному обмениваются информацией пуэрториканские белогубые лягушки. Оказалось, что самцы этого вида приблизительно один раз в четыре раза в секунду издают «чирикающие» или стрекочущие звуки длительностью 40 миллисекунд. Но при этом каждому такому звуковому всплеску, различимому человеческим ухом, предшествует глухой удар или «шлепок» по грунту. Однако в этом случае возникают лишь сейсмические микроволны, которые люди не воспринимают, зато, несомненно, слышат лягушки. Распространяются же эти вибрации в радиусе трех-шести метров. Причем на нее не оказывают заметного влияния различные посторонние шумы.
Наблюдения показали, что эти лягушки в основном собираются небольшими группами, в особи сидят не дальше двух метров друг от друга, то есть как раз на таком расстоянии, чтобы уловить сейсмическое сотрясение почвы от удара по ней соседа. Кстати, до этого ученые еще не встречали животных, которые бы осуществляли «коммуникацию» посредством сейсмического сигнала.
Птицы в качестве средств сигнализации используют различные сигналы: цветовые, звуковые. Но, наверное, самый оригинальный механизм передачи сообщения ученые обнаружили у скоп, обитающих у побережья канадской провинции Новая Шотландия.
Оказывается, если самец возвращается с охоты с крупной рыбиной, он сразу же направляется к гнезду, где его ждет самка с двумя детенышами. При этом реакция остальных птиц остается нейтральной.
Но вот на горизонте появляется другой охотник. В его лапах - небольшая корюшка. Но, в отличие от своего собрата, он, прежде чем подлететь к гнезду, исполняет в воздухе некое подобие танца. Тут уже реакция членов колонии резко меняется. Сначала несколько, а затем и все остальные скопы устремляются в направлении, откуда возвратился самец с корюшкой.
В чем дело? Как оказалось, если обнаружено изобилие рыбы, скопа посредством своего танца сообщает соплеменникам информацию, в которой зашифровано направление на источник пищи и расстояние до нее. Когда же место на рыбу бедное, скопа попросту никаких сигналов не подает. Такой уникальный обмен информацией, как предполагают ученые, помогает птицам находить более кормные места, а значит, эффективнее использовать время и силы.
А вот самец и самка пингвинов, чтобы найти друг друга, подают определенный клич. Причем у каждой пары этот зов отличается собственной «звуковой подписью». Звучит она в самом начале клича и длится не более 150 миллисекунд. И как раз на этот кодированный сигнал и реагирует партнер. При этом в «звуковых подписях» родителей хорошо разбирается даже только что выклюнувшийся птенец: именно по этим сигналам он и находит мать и отца.
Зайцы же, наверное, переняли способ связи у некоторых африканских племен. Конечно, то - шутка. Но длинноухие и впрямь в особые периоды жизни стучат лапками, правда, не по барабану, а по земле. Ранее считалось, что когда зайцы и кролики выбивают барабанную дробь, они тем самым демонстрируют высшую форму возбуждения. Но эту точку зрения опроверг французский ученый Пьер Бриделанс, который выяснил, что заячий «тамтам» выполняет в жизни этих животных еще и функцию своеобразного телеграфа: именно барабанная дробь служит у зайцев для акустической связи.
Наиболее же развит этот способ коммуникации у песчанок и других обитателей пустынь из отряда грызунов. Ученый установил, что для каждого вида характерен свой язык связи, в котором содержится несколько кодированных сигналов: например, число и скорость ударов в серии, временной промежуток между отдельными ударами и сериями.


Этот способ связи песчанки используют, например, в брачный период для поиска брачных партнеров или же чтобы сообщить представителям своего вида о том, что территория уже занята.
Слоны же в качестве средства связи используют звуковые каналы. Ученые и раньше замечали, что перед заходом солнца слоны не подают никаких звуковых сигналов. Проведенные же исследования показали, что в это время слоны общаются между собой на частотах от 14 до 34 Гц, которые почти не воспринимаются человеческим ухом.
Дальность подаваемых слонами сигналов может достигать десяти километров, и зависит она от плотности почвенного покрова, густоты растительности, рельефа местности, погодных условий.
Приблизительно за час до захода солнца нагретый за день воздух начинает подниматься вверх, и на высоте в несколько метров от земли устанавливается максимальная температура. Здесь образуется особая зона, в пределах которой инфразвук распространяется, как в канале.
Момент подачи сигнала слоны выбирают сами, легко определяя условия для такой канальной связи. Кроме того, слоны могут воспринимать ногами низкочастотные звуки, проходящие внутри верхнего слоя грунта. Причем расстояние, на котором происходит такое «сейсмическое» общение, может достигать двух километров. Ученые предполагают, что такой способ общения слоны используют тогда, когда вокруг них очень шумно.
Кроме того, с помощью инфразвуков слоны общаются между собой в стаде. Ученые насчитали около тридцати видов сигналов, каждый из которых обозначал определенную команду. Например: «шире шаг», «дай молока!», «опасность!» и т. д.
А вот суслики сперматофилус бичеи общаются между собой с помощью. хвостов. По крайней мере, во время защиты от своих исконных врагов - змей.
При появлении змеи суслики не убегают от нее прочь, как, вероятно, на их месте сделали бы большинство животных, а, наоборот, стараются приблизиться к ней. Правда, делают они это не в одиночку, а всем кагалом.
А чтобы придать своим действиям согласованность, суслики и используют «хвостовую» сигнализацию. Так, о начале общего наступления на хищника сообщается тремя взмахами хвоста, о продолжении атаки - двумя, а о том, что наступление следует приостановить -одним взмахом.
Кроме того, по форме описываемых хвостом траекторий и их периодичности суслики узнают о виде змеи. Так, грызун, заметивший гремучую змею, взмахивает хвостом чаще. Причем, чем змея ближе, тем частота взмахов выше.
Довольно оригинальная система связи внутри стада существует у северных оленей: сухожилия у них трутся о кости ног и звучат, точно струны, издавая ясно слышимое потрескивание .
Но, оказывается, животные не только понимают сигналы своих соплеменников, но и весьма далеких в родственном отношении животных. Например, хотя в это и трудно поверить, но, оказывается, большие морские черепахи понимают «язык». дельфинов. Когда эти рептилии добираются до побережья Никобарских островов в Индийском океане, где они откладывают яйца, то, прежде чем выйти на берег, они должны услышать условный сигнал. И подают его черепахам. дельфины. Когда обстановка на берегу благоприятная, дельфины сообщают об этом с помощью специального звука, и тогда рептилии уверенно выходят на берег.
А африканская птица-носорог научилась расшифровывать сигналы тревоги, которыми обезьяны Дианы предупреждают своих сородичей при появлении хищника. Но при этом птица остается безразличной к обезьяньим крикам, в которых отсутствуют какие-либо указания на опасность.

 

 

 

 



САМЫЕ УМНЫЕ ЖИВОТНЫЕ


Мозговые рекорды
Трудно поверить, что эта относящаяся к роду гнатонемус рыбка является самой «мозговитой».
Оказывается, вес ее мозга составляет 3,1 процента от веса тела, в то время как у человека этот показатель - 2-2,5 процента. Причем большая часть мозга гнатонемуса состоит из чрезвычайно разросшегося спинного мозга, расположенного в позвоночнике.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Гнатонемус тратит 60 процентов всей потребляемой энергии на деятельность мозга

Но еще интереснее тот факт, что эта африканская рыбка тратит 60 процентов всей потребляемой энергии на деятельность мозга. А ведь у большинства позвоночных этот показатель от 2 до 8 процентов, и лишь у человека - около 40.
Одно из объяснений этого феномена состоит в том, что гнатонемус обладает своеобразным электрическим локатором, который помогает ей ориентироваться в пространстве. Для этого, как предполагают ученые, и требуется такой большой мозг. Правда, мозг южноамериканских рыбок гимнотусов, использующих такой же локатор, укладывается в обычные параметры и по весу, и по энергопотреблению.
Еще одна удивительная особенность гнатонемуса: умение поддерживать в организме такой уровень кислорода, который ей требуется в данный момент. Причем даже тогда, когда его содержание в воде только 10 процентов от нормального количества. Когда же уровень кислорода становится еще меньше, рыба просто захватывает атмосферный воздух и извлекает из него кислород.
А вообще среди животных самый большой мозг у китов. Например, у синего кита его масса около 6800 граммов. У индийского слона мозг весит около 5000 граммов, у северного дельфина белухи - 2350, а у дельфина афалины - 1735 граммов. Сравнение вроде бы не в пользу человека. Но нужно учитывать не только вес мозга, но и размер подчиненного ему хозяйства. Обычный кит - это 30 тонн жира, костей и мяса. Слон весит примерно 3 тонны, белуха - 300 килограммов, а человек - в среднем 75. Выходит, что у человека 1 грамм мозга контролирует 50 грамм тела, а у кита - пять килограммов. А у китов-гигантов, вес которых иногда достигает 100-150 тонн, 1 грамм мозга обслуживает свыше 20 килограммов тела. Разница в нагрузке на нервные клетки весьма существенная.
У коал же, ведущих малоподвижный образ жизни, относительный вес мозга не такой уж и маленький: при средней массе тела 9,6 кг мозг коалы весит всего около 17 граммов, или 0,2 % от массы тела.
В то же время у каотов из семейства широконосых цепких обезьян отношение массы головного мозга к весу тела составляет 6,6 % (у человека - 2-2,2 %) - это абсолютный рекорд в мире животных.
А вот мозг самой большой птицы - страуса - весит в среднем 30-40 граммов. Если принять во внимание, что вес взрослой птицы около 160 килограммов, то на 1 грамм мозга приходится 4-5 килограммов ее тела.
Конечно, у страуса мозг крошечный. Но у крупного (до 5 метров длиной) и очень редкого вида акул - «мегапасти» - вес мозга составляет всего 0,002 процента от общего веса тела.
Это, скорее всего, самая малая величина, которую находили у любого из ныне живущих позвоночных.
И вообще, у хрящевых рыб - акул и скатов - вес мозга относительно веса их тела в 10 раз больше, чем у костистых рыб тех же размеров. Более того, вес мозга многих хрящевых рыб порой не меньше, чем у млекопитающих. Например, мозг полуторакилограммового атлантического хвостокола весит почти 10 граммов - вдвое больше, чем мозг бобра.
Но, помимо весовых параметров, многие животные демонстрируют своеобразные рекорды и в других категориях, связанных с мозгом.
Взять хотя бы хорошо известных всем синиц. Оказывается, у этих птиц с наступлением осени мозг становится крупнее: его гиппокамп увеличивается в этот период на целых тридцать процентов.
Связано это с тем, что в осеннюю пору синицам, чтобы собрать семена и спрятать их в сотнях укромных мест, расположенных на деревьях и на земле, приходится совершать регулярный облет десятков квадратных километров своей территории.
С приходом зимы эти крохотные птички без особого труда находят припрятанный провиант, поскольку у них, по мнению ученых, хорошо развита пространственная память. Весной же, когда повышенная памятливость ни к чему, гиппокамп синиц сжимается и принимает свои первоначальные размеры.
Землеройки - крошечные (длина тела - 3-4 сантиметра, вес - около 2-х граммов), похожие на мышей, зверьки, у которых носик вытянут в небольшой подвижный хоботок. Они -всеядны, но все же предпочтение отдают мясным блюдам - насекомым, их личинкам и дождевым червям.
Так вот у этих крох тоже изменяется объем черепной коробки и, соответственно, размер и вес мозга. И происходит это в зависимости от сезона года.
Зимой объем мозговой коробки уменьшается на 27 %, высота черепа - на 15 %, а вес мозга - на 35 % по сравнению с летним периодом. Летом же все показатели восстанавливаются. Причем цифры эти относительны: чем суровее зима, тем сильнее уплотняется черепная коробка.
Есть у них и еще одна особенность, связанная с мозгом. Дело в том, что землеройки круглый год всеми способами добывают себе пищу, так как продолжительного голодания вынести они не могут.
Поэтому и сутки у этих зверюшек разделены не на ночь и день, как, например, у людей, а на время охоты и время сна. При этом у одних видов землероек таких «ночей» и «дней» бывает в сутки 10-15, у других - больше. Но рекорд «установила» крошечная бурозубка, у которой земные сутки, как показали наблюдения, разделены на 78 собственных «суток». Именно в течение 24 часов она 78 раз спит и столько же раз, естественно, бодрствует, добывая себе еду. И весит эта еда в четыре раза больше, чем сама землеройка.
Жители Сибири эту птицу знают очень хорошо. Размером она с голубя, грудка у нее в коричневую крапинку, хрипловатый, отрывистый крик: «крр-а, крр-а!» Уже даже по этому краткому описанию можно догадаться, что относится он к самой знаменитой птице таежных лесов - кедровке.
Вроде бы ничего особенного. Птица как птица: ни голоса завораживающего, ни наряда ослепляющего. Однако есть у этой птицы одна удивительная особенность - ее уникальная память.
Ведь готовясь к зиме, кедровка создает поистине королевские запасы еды, накапливая порой до 60 килограммов кедровых орехов. А это - порядка 30 тысяч кладовок, размещенных в разных местах ее территориальных владений. Казалось бы, запомнить их местоположение, чтобы разыскать зимой, когда снежный покров все вокруг «окрашивает» однообразный белый цвет, не по силам не только кедровке, но и существу с более развитыми мозгами. Но кедровка с этой задачей справляется без особых проблем. И все благодаря феноменальной памяти.


Чтобы убедиться в этом, ученые провели следующий эксперимент. В кедровой тайге построили огромные вольеры, куда запустили кедровок, чтобы определить, как они справятся с поиском собственных кладовых. Результат превзошел все ожидания: птицы находили орехи быстро, уверенно и безошибочно.
Тогда зоологи эксперимент усложнили. Орехи из кладовых перенесли в другие места, которые птицам были неизвестны. Кедровки полетели по старым адресам. Но, увы, орехов там не оказалось. А найти новые места они не смогли.
Третий вариант предусматривал поиск чужих кладовых. В этом случае кедровки вели себя так, как человек, ищущий потерянную вещь: метались с места на место, шарили во мху. Порой даже натыкались на орехи, но это происходило редко и случайно. В общем, птицы остались голодными.
Последовал однозначный вывод: у кедровок действительно феноменальная память, и кормовые запасы у них индивидуальные.
В результате экспериментов с запасами кедровки ученые подметили еще одну удивительную вещь: оказалось, заготовленным провиантом кормятся не только взрослые птицы, но и их молодняк, который только что вылетел из гнезда. Не передает же птица своим наследникам информацию о местах хранения запасов. Или все-таки каким-то образом информирует их об этом? Вопрос? И довольно любопытный.
Завершая разговор о кедровках и орехах, хочется обратить внимание на способность птицы определять, какой орех полновесный, а какой - пустой, не ломая при этом скорлупы. Одни считают, что птицы в этой ситуации ориентируются по особым меткам, а другие - что полновесность кедровка определяет так же, как узнают, полный бочонок или пустой. Стукнет кедровка клювом по скорлупе - и пустой орех зазвучит звонко, а полный - глухо.
А какие же «мозговые» результаты показывают беспозвоночные животные? Если сказать одним словом, - уникальные.
Так, у осьминогов мозг самый большой и сложный среди беспозвоночных животных.
Кроме того, для осьминогов характерны некоторые удивительные способности: например, поразительное умение управлять своими щупальцами.
Оказалось, что центральный мозг осьминогов абсолютно никакого участия в самих двигательных реакциях щупалец не принимает. Он лишь посылает общую команду на двигательный акт, в которой содержится информация о скорости и направлении движения того или иного щупальца. Все же остальные операции щупальца выполняют сами.
Эту особенность осьминожьих «рук» ученые не могли разгадать до тех пор, пока не обнаружили скопления из 50 миллионов нейронов, которые располагаются на противоположной от присосок стороне.
Исследователи доказали, что именно эти «мыслящие» скопления и контролируют тонкую работу щупалец. Таким образом, биологи открыли особую форму разделения труда у органов осьминогов. И, как предполагают зоологи, такой особенностью обладают и ближайшие родственники осьминогов - каракатицы и кальмары.
А вот мозг муравьев-жнецов, обитающих в Центральной Америке, обладает. способностью к телепатии. Эти удивительные насекомые от места, где проживает колония, до кормовых угодий тянут настоящие дороги. При этом их длина иногда достигает полутора километров. Так вот, когда ученые эту муравьиную трассу перегораживали, то муравьи, занятые на строительных работах, объявляли перерыв и ждали появления так называемых муравьев-«полицейских», которые следят за порядком на дорогах.
Зоологи неоднократно специально перекрывали муравьиные тропы и каждый раз убеждались, что группы «полицейских» выбегали из муравейника практически сразу же, как только на дороге появлялось препятствие. И не важно, на каком расстоянии от колонии произошла блокировка. Пусть даже за несколько сотен метров. Реакция муравьев все равно была мгновенной.
Каков механизм передачи муравьями-строителями сигнала о появившемся препятствии?
-непонятно. Телепатия? Или биополе? Пока никто сказать не может.

 

 

 



Умелые животные
Мы уже неоднократно восхищались строительными талантами животных: гнездами у птиц, подземными городками млекопитающих, воздушными замками пауков.
Но еще большее удивление вызывают те моменты в жизни животных, когда они пытаются использовать различные подсобные материалы в качестве орудий труда. Особое восхищение вызывают насекомые, которые в своей «трудовой деятельности» нередко манипулируют посторонними предметами.
Так, еще со времен французского энтомолога Фабра хорошо известно об использовании парализующими осами, принадлежащими к родам аммофила и сфекс, мелких камешков.
Самки этих видов выкапывают норки в сыпучем грунте, притаскивают в эти убежища парализованных насекомых, откладывают на эти «живые консервы» яйца, запечатывают норку и улетают. А для того чтобы грунт уплотнить, эти осы, когда закрывают норку, в качестве своеобразных ступок используют камешки, кусочки коры и веточки.
Венгерская пчела, когда строит гнездо, а делает она его из пережеванной древесины, тоже использует орудия труда. На завершающем этапе строительства насекомое захватывает двумя передними лапками небольшой камушек и с его помощью начинает разглаживать и шлифовать произведенный ею материал, который по структуре напоминает грубую бумагу. При этом оса употребляет камни шести видов и разной формы. И это все для того, чтобы сделать поверхность гнезда идеально гладкой.
Присуща орудийная деятельность и муравьям. Так, когда исследователи возле гнезд муравьев рода Aphaenogaster в качестве приманки положили сладкое желе, то муравьи, обнаружив лакомство, на некоторое время отлучались, но затем возвращались, но уже с кусочками листьев. Их они окунали в желе и уходили за новым растительным материалом. В течение 30-60 минут муравьи всю капельку закрывали кусочками листьев или травы. А затем напитавшиеся соком «промокашки» уносили в гнездо и там добытую сладость применяли по назначению. Причем для этих целей муравьи использовали не только части листовых пластинок, но и кусочки сухой грязи и щепки.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Муравьи-жнецы за работой

В природных условиях тоже происходит нечто подобное. Действительно, иногда муравьи, чтобы доставить в гнездо жидкую еду, например, гемолимфу раненого насекомого, используют пористые предметы.
А муравьи-жнецы не только используют, но даже мастерят орудия труда: они лепят из песчинок гранулы и бросают их в мед, а затем доставляют это сладкое драже к себе в гнездо. Когда же в лужицу меда или пади комочки грязи или щепочки попадали естественным путем, муравьи эти предметы, покрытые слоем сладкого вещества, подбирали и относили в гнездо .
Удивительные таланты демонстрирует обитающий в тропических лесах Малайзии термит Prohamitermes mirabilis, устраивающий гнезда под землей. Так вот в жилищах этих насекомых исследователи нашли округлые и очень твердые комочки - маленькие камешки или песчинки, облепленные цементирующим веществом. Причем такие комочки находились во всех помещениях гнезда: в каждой камере один-два, а той три комочка, либо лежащие на «полу», либо прикрепленные к стенкам.
Оказывается, эти «кирпичики» играют роль затычек, которыми термиты закрывают изнутри входы в поврежденные камеры. Как только в оболочке гнезда возникает брешь, рабочие особи, находящиеся по соседству с поврежденным участком, подтаскивают один из комочков к выходу. Затем плотно затыкают им отверстие и быстро обмазывают затычку по краям цементирующим веществом, выделяемым из заднепроходного отверстия. Вся операция занимает не более двух минут.
А в Южной Америке обитает сверчок, который, прежде чем начать стрекотать, строит себе «рупор». Насекомое разыскивает растение с широкими листьями, выгрызает в середине листа отверстие, соответствующее своим размерам, упирается ногами в его края и стрекочет. При этом лист, как большая мембрана, усиливает звук.
Но особенно широко используют орудия труда высшие животные: птицы и звери. Вот только некоторые примеры использования птицами различных подсобных средств.
Например, попугай какаду, чтобы утолить жажду, в качестве чашки использовал половинку скорлупы грецкого ореха, с помощью которой и добыл воду со дна поилки. А серый жако для этих целей воспользовался соломинкой, через которую всасывал воду из чашки.
Удивительную сообразительность проявил и один содержащийся в неволе ворон: он регулярно наполнял стаканчик водой из поилки и с ней отправлялся к кормушке. Там он наливал воду в корм и какое-то время выжидал, пока еда размокнет, превратившись, как ему казалось, в аппетитную кашицу.
Во время наблюдений в лабораторных условиях за голубыми сойками Cyanocitta cristata экспериментаторы заметили, что одна из птиц, проголодавшись, отрывала кусок газеты, подстеленной под ее клетку, и уносила на жердочку. Затем, прижимая бумагу лапками к опоре, с помощью клюва сворачивала ее в несколько слоев, возвращалась к решетке, просовывала изготовленный жгут сквозь отверстие и подгребала к себе кусочки пищи.
В ходе многочисленных экспериментов было также показано, что орудийное поведение сойки отличалось высокой пластичностью: кроме газетной бумаги она использовала стебли растений и даже обрывки пластиковых лент. Причем все эти предметы птица ловко переделывала для более удобного манипулирования ими.
Самый любопытный пример орудийной деятельности, вероятно, демонстрируют новокаледонские галки Corvus moneduloides. В естественной среде эти птицы достают насекомых из отверстий и трещин в коре деревьев с помощью различных частей растений, которые они сами и конструируют в соответствии с определенной ситуацией.
Использует посторонние предметы и галапагосский дятловый вьюрок, который вытаскивает насекомых из отверстий в коре деревьев с помощью заостренной палочки. При этом птица не просто применяет первую попавшуюся веточку, но и меняет ее внешнюю форму: клювом и лапками она укорачивает и заостряет этот кусочек дерева, а также обламывает ненужные отростки. Помимо небольших прутиков вьюрки используют колючки кактусов, а также кусочки, которые они отщепляют от сломанных веток.


Поползень во время кормежки также иногда пользуется посторонними предметами. Так, чтобы добраться до спрятавшихся под корой личинок и насекомых, он приподнимает ее зажатым в клюве прутиком .
Белокрылая клушица, основу рациона которой составляют моллюски, чтобы утолить голод, нередко использует кусочки или створки пустых раковин, чтобы раскрыть створки домика намеченной жертвы. При этом за час с помощью таких подсобных средств клушица может разобраться с полутора десятками раковин.
Применяют нестандартные методы для добывания пищи и другие птицы. Так, белоголовые орланы иногда швыряют камни на панцири черепах. Вороны тоже пользуются камнями, чтобы согнать с гнезд чаек и полакомиться яйцами.
Певчий дрозд, чтобы добыть спрятавшуюся в раковине улитку, захватывает моллюска клювом и ударяет им по камню.
Известно также, что для привлечения рыб цапли иногда пользуются разного рода приманками. Однако всех превзошла в этом искусстве зеленоспинная цапля, населяющая заповедники Куамото на юге Японии.
Эта цапля, чтобы приманить рыб, использует живых насекомых или листья, веточки, ягоды и даже оставленное человеком печенье. Более того, одному орнитологу удалось заметить, как цапля, чтобы сделать свои приманки более привлекательными для добычи, предварительно обрабатывала их. Так, ветку, которая казалась ей слишком длинной, птица прижимала лапой к земле и клювом разламывала пополам. Затем одну половинку она бросала в воду и замирала в ожидании неосторожной рыбы.
В категорию хитроумных добытчиков без сомнения можно поместить и кроличьего сыча Athene cunicularia, которого зоологи иногда называют «сухопутным рыболовом».
Эти птицы собирают экскременты млекопитающих и раскладывают их рядом со своими гнездами. В этих приманках вскоре появляются жуки-навозники, которых хитрая птица и поедает. Причем когда ученые «приманки» убрали, то количество жуков в рационе птиц уменьшалось в среднем в 10 раз.
У млекопитающих наиболее яркие примеры орудийной деятельности демонстрируют морские выдры, или каланы и приматы. Например, перед тем как отправиться за добычей, калан выбирает на берегу моря камень и зажимает его под мышкой. Вооружившись, животное быстро ныряет на дно и одной лапой подбирает ракушки и ежей, которых складывает под мышку, где уже лежит камень.
Собрав добычу, калан плотно прижимает к себе лапу и спешит на поверхность, где и начинает трапезничать. Причем калан совсем не спешит к берегу, а переворачивается на спину и устраивает себе на груди «обеденный стол»: выкладывает заранее припасенный камень и, неторопливо достав из-под мышки ракушку или ежа, разбивает о камень и ест.
Кроме того, чтобы отколоть от скалы прикрепившихся к ней моллюсков, каланы специально ныряют на дно и подбирают камни, которые впоследствии и используют.
Было также замечено, что каланы иногда обматывают вокруг тела стебли морских водорослей, которые помогают им без особых усилий удерживаться на одном месте.
Особенно часто ученые наблюдали использование различного инструментария приматами. Так, чтобы добыть термитов, обезьяны засовывают в гнезда этих насекомых ветки, а потом, когда на них соберутся «белые муравьи», они с удовольствием облизывают их.
Шимпанзе, в свою очередь, чтобы достать из трубчатых костей убитых ими животных костный мозг, пользуются тоненькими маленькими палочками. А когда хотят расколоть орех, то кладут его на камень и часами колотят по нему другим камнем или деревяшкой.
Когда обезьяны охотятся или защищаются от врагов, в качестве средств нападения или защиты они нередко используют камни и ветки деревьев.
Часто шимпанзе из веток и листьев собирают пучок и отгоняют мух и других назойливых насекомых. Порой листья служат для этих приматов в качестве губки: когда обезьяну томит жажда, она, чтобы дотянуться до воды, сминает листья, смачивает их, а потом выжимает из них драгоценную влагу прямо в рот. Во время засухи, чтобы слегка утолить жажду, обезьяны с помощью палочек роют в земле ямки и ждут, когда те наполнятся водой.
Но это еще не все: обезьяны, оказывается, занимаются еще и самолечением. Так, когда в организме шимпанзе появляются глисты, они глотают колючие листья кустов и деревьев. А поскольку особой питательной ценностью они не обладают, поэтому выходят из организма непереваренными. Зато на их иголках торчат черви-паразиты, которые находились в кишечнике обезьян.
Иногда при внутренних расстройствах организма шимпанзе лечатся листьями растения «аспилиа», находящегося в родственных отношениях с обыкновенным подсолнечником. И, как выяснилось, применяют «аспилию» обезьяны не зря: в этом растении, как выяснилось, содержится сильный антибиотик. Причем, вместо того чтобы просто сжевать лист, шимпанзе делают из них шарики, которые и заглатывают целиком. То есть обезьяны изготавливают своеобразные пилюли.

 

 

 

 



Умные животные
Когда говорят о самых умных животных, то обычно имеют в виду обезьян, дельфинов, собак, слонов.
Профессор Алан Портман из Зоологического института в Базеле даже разработал шкалу умственных способностей животных.
В ней, как и следовало ожидать, первую сточку занял человек с 214 баллами. А дальше места распределились следующим образом: дельфин (195 балов), слон (150 баллов), обезьяны (63 балла). Вошли в десятку самых умных зебра (42 балла), жираф (38 балов) и лиса (28 баллов). Самым глупым оказался бегемот, набравший лишь 18 баллов.
Правда, в этой иерархии умов смущает отсутствие крыс. Им уважаемый профессор даже не предоставил места в десятке самых умных животных. А ведь о сообразительности и изощренности крысиного ума человек знает давно.
Так, известно, что крысы едят «все подряд» и порой попросту объедаются. Но, как выяснилось, при этом они придерживаются точной, правильной и рациональной диеты. Этот факт был установлен опытным путем при наблюдении за питанием животных в лабораторных условиях.
В ходе экспериментов грызунам одновременно предлагали различные продукты, из которых одни были богаты витаминами, другие - жирами, третьи - углеводами, четвертые -белками. При этом животные могли выбрать любой продукт и в любом количестве. И, к удивлению исследователей, крысы выбирали такие продукты и в таких количествах, чтобы их организм получил не только все нужные вещества, ной в таком соотношении, которое наиболее полезно для здоровья.
Еще более важным, чем рациональное питание, для жизни крысиного сообщества является железный порядок, которому подчиняются все особи колонии: они строго соблюдают границы своей территории и практически никогда их не нарушают, поскольку для нарушителя это может завершиться трагически.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Крысы - умные и находчивые животные

Причем хозяин территории убивает чужака весьма оригинальным способом. К противнику он даже не прикасается, а просто, взъерошив шерсть и клацая зубами, начинает выписывать около него круги.
Жертва же этого своеобразного «гипнотического» танца не пытается ни убежать, ни оказать сопротивление: она, словно подкошенная, упадет и будет неподвижно лежать, лишь тяжело и прерывисто дыша.
Уложив таким способом противника, хозяин территории может уйти по своим делам, а затем вернуться и снова совершить ряд угрожающих пассов вокруг распростертого чужака.
Длится эта экзекуция обычно час-полтора, и финал ее всегда один: нарушитель территориальной границы, так и не сделав попытки спастись, погибает.
Не отнять у крыс и их незаурядной находчивости и сообразительности. Например, подопытных животных обучали находить дорогу в специально построенных лабиринтах. И грызуны после 200-300 пробежек великолепно ориентировались в запутанной сети коридоров.
Когда крысе завязали глаза - дорогу она все равно нашла! Находила она выход и тогда, когда ее лишали обоняния или слуха. И даже в том случае, когда у нее выключали несколько органов сразу - крыса все равно безошибочно ориентировалась в разветвленных лабиринтах.
Дальше - больше: крысы, обученные различать форму нарисованных фигур, без особого труда запоминали рисунок, если животное получало за это награду. Более того, они узнавали его даже тогда, когда изменяли его размер или он находился в структуре другого узора.
Характеризуя крыс, нельзя не отметить также их особую наблюдательность и осторожность: они обходят почти любые ловушки и никогда не притрагиваются к отравленным приманкам. Кроме того, среди крыс нередко присутствует своего рода камикадзе, которая пробует незнакомый продукт. Остальные крысы какое-то время выжидают, чтобы выяснить, как подействует приманка на их подругу, и уже дальше действуют по обстоятельствам .
А уж теперь можно поговорить и об «уме» дельфинов. Кто-то сказал, что если бы человек вовремя не слез с дерева, то дельфины бы вышли из воды. Возможно, оно так и было бы. По крайней мере, отношение объема мозга к массе тела у дельфина больше, чем у человека.
Конечно же, наличие такого гигантского мозга имеет для дельфина важный биологический смысл. Он прежде всего обеспечивает этому организму высокоорганизованное поведение, благодаря которому группа дельфинов побеждает акулу или с успехом охотится на косяк скумбрии. При этом дельфины ведут себя, как люди: прогнозируют будущие свои действия, а также действия сотоварищей.
Так, в одном из экспериментов с дельфинами, проведенных зоологами, самке Коре сообщалась программа определенных действий, правда, через посредника - другую самку, Дженни. Ученых интересовало, способна ли Кора это задание воспринять. Каково же было удивление биологов, когда выяснилось, что дельфины сами предложили им ту самую программу, выполнению которой их собирались обучить. Более того, знакомясь с записью дельфиньих «разговоров», ученые установили, что животные разобрались в замыслах людей еще на стадии подготовки к эксперименту.
В калифорнийском дельфинарии «Мир моря» самка дельфина должна была открыть дверь из своего бассейна в соседний. Сделать это можно было, только одновременно повернув две ручки с разных сторон двери. Неделя ушла на изучение механизма. А когда самка догадалась, в чем подвох, то позвала помощницу, находившуюся с другой стороны двери, звуками (они не могли видеть друг друга) объяснила той, что надо делать, и вместе они открыли дверцу.


Конечно, такое высокоорганизованное поведение дельфинов требует средств общения -языка - и основывается оно на исключительных возможностях их сенсорных систем - зрения и слуха. И, как показали исследования, типичные сигналы дельфинов в некоторой степени похожи на алфавит: среди них можно выделить 51 импульсный сигнал и 9 тональных свистов.
Более того, в сигнальных рядах дельфинов были выявлены закономерности, характерные для человеческой речи. В частности, когда дельфины «общаются» друг с другом, это во многом похоже на диалог. Впрочем, считать его речью нельзя.
Следует отметить, что дельфины с большим удовольствием рисуют. Стоя в воде на хвосте и держа во рту кисть, они различными цветами «творят» свои произведения, в которых при достаточном воображении можно узнать самих дельфинов. Картины, нарисованные дельфинами, выставлены в нескольких дельфинариях различных стран мира.
К самым умным животным зоологи относят и слонов. Хотя столь категоричных выводов делать не стоит, поскольку точных экспериментальных данных об их интеллекте еще очень мало. Однако, если судить по тем умениям, которые они демонстрируют, слон - животное достаточно умное. Например, они работают на лесозаготовках, переносят бревна, трудятся и на лесосплавах. А в случае затора, они входят в реку и хоботами разбирают сваленные в кучу бревна. Короче, для человека они оказывают немалую пользу в разного рода хозяйственных работах.
Конечно, можно было бы рассказать об уме обезьян и собак, лошадей и медведей, но большого смысла в этом нет, поскольку о талантах этих животных написано и рассказано уже неоднократно. Наверное, целесообразнее будет сказать несколько слов об «уме» других животных. Например, пернатых.
Так вот, когда канадские ученые попытались определить умственные способности птиц, то выяснилось, что наиболее талантливыми оказались представители семейства врановых.
Вот только несколько фактов, доказывающих справедливость этих выводов.
Например, в Токио вороны собирались большими стаями на перекрестках и терпеливо ждали, пока вспыхнет красный свет. И когда автомобили притормаживали, птицы моментально опускались на проезжую часть и рассыпали по асфальту грецкие орехи. А после того как в очередной раз загорался красный свет, вороны опять вылетали на дорогу и собирали уже сердцевину расколотых орехов.
Или вот такие наблюдения. Если ворона находит cyхую корку хлеба, она опустит ее в лужу, размочит, а уже после этого и съест. Когда же в экспериментах этим птицам предлагали с виду одинаковое количество червяков, то птицы выбирали ту кучку, в которой червей было больше хотя бы на одного. Если же кормушки закрывали пронумерованными бумажными салфетками, то вороны выбирали кормушку с наибольшим числом. Опыты также показывают, что вороны в состоянии отличить одну цифру от другой.
Другие птицы тоже обладают определенными талантами. Так, группа японских психологов научила голубей клевать картины представителей одной из художественных школ, игнорируя иные. И голуби без особых затруднений вскоре начали отличать полотна кубистов от творений импрессионистов.
Ошибка при показе подопытному голубю, например, картин Пикассо и Моне не превышала 10 %, даже если птице предъявляли полотна, которых она раньше никогда не видела. В дальнейших опытах пернатых «экспертов» «познакомили» с творчеством Сезанна и Ренуара. И голуби безошибочно отнесли их картины, как и полотна Моне, к импрессионистам.
А в одно время ученые установили, что яванские воробьи способны отличать классическую музыку от современной. Спустя еще какое-то время выяснилось, что они могут даже различать на слух языки. Раньше считалось, что это под силу только человекообразным обезьянам.
И уж совсем невероятный факт установили ученые в поведении ярко-зелёных или синих южноамериканских птичек, называемых очковыми попугаями. Оказывается, когда эти птички общаются между собой, то называют друг к другу по именам. При этом каждое имя представляет собой определенный набор звуков.
Из всего изложенного выше можно сделать один вывод: «ум» высших животных - тема далеко не исследованная, и определять, кто из животных или птиц самый умный, пока рано.

 

 

 



Животные-рекордсмены в сельском хозяйстве
Свои немалые достижения некоторые виды живых организмов показали и в «сельскохозяйственных работах». И в первую очередь в «огородничестве» и «животноводстве».
Самыми же известными «агрономами» и «зоотехниками» в мире насекомых, безусловно, являются муравьи и термиты. Так, отменные таланты разведения грибов демонстрируют американские муравьи-листорезы.
Они заползают на дерево, вырезают челюстями кусочки листьев и несут их в гнездо. Здесь они их тщательно измельчают, увлажняют слюной и в качестве удобрения вносят в эту кашицу свои экскременты. В результате получается питательная масса для выращивания грибов.
В гнездах листорезов имеются особые камеры-теплицы. В этих просторных помещениях, длина которых иногда достигает одного метра при диаметре в тридцать сантиметров, поддерживаются условия, необходимые для нормального развития грибного мицелия, -высокая температура и постоянная влажность.
Рабочие муравьи регулярно отгрызают верхушки грибных нитей, что способствует появлению булавовидных утолщений, называемых амброзией или кольраби. Когда же грибы остаются без ухода, то в течение очень короткого времени на них развиваются плодовые тела, что приводит к потере их полезных качеств.
На то, что грибы играют огромную роль в жизни этого вида муравьев, говорит тот факт, что, создавая новое гнездо, самка захватывает с собой и культуру пищевого гриба, которую переносит во рту. Благодаря грибу матка обеспечивает свою новую семью пропитанием. И этим же путем «культурный» штамм гриба передается от поколения к поколению. И, что не менее интересно, эти грибы относятся к базидиомицетам, то есть являются родственниками наших съедобных шляпочных грибов.
Однако часто муравьиные грядки пытается атаковать паразитический грибок Escovopsis. И если муравьи начнут лениться и перестанут как следует ухаживать за своими «грядками», паразит в течение нескольких дней превратит грибную плантацию в мертвое месиво.
Но для борьбы с паразитом муравьи имеют эффективное средство - бактерию Pseudonocardia, которая синтезирует антибиотик, смертельный для Escovopsis и абсолютно безвредный для остальных муравьиных грибов.
К тому же в муравейнике находится довольно большое разнообразие штаммов бактерии Pseudonocardia, которые муравьи используют для лечения посевов. Это значит, что, независимо от скорости приспособления гриба-паразита антибиотику, в муравейнике всегда найдется новый, неизвестный паразиту штамм бактерии.
Конечно, микроорганизмы из этой дружбы с муравьями тоже извлекают немалую пользу. Дело в том, что на теле муравьев находятся особые структуры, где бактерии и хранятся. Это - миниатюрные полости, куда открываются канальцы железистых клеток, которые, скорее всего, выделяют вещество, усиливающее рост лекарственной бактерии.
Кстати, у некоторых листорезов наружные покровы столь густо и равномерно усыпаны отверстиями железистых клеток, что бактерии могут занять на теле муравья любое удобное для себя место.
Кроме разведения грибов муравьи занимаются еще и садоводством. И произрастают их сады в джунглях великой Амазонки, на ветвях тропических растений. Издали они напоминают птичьи гнезда, словно гирляндами увитые цветущими растениями.
Строят эти оригинальные сооружения муравьи ацтеки и кампонотусы. Сначала насекомые усердно таскают на деревья плодородную землю, которую складывают в развилке сучьев. Когда же эта часть работы проделана, муравьи отправляются за семенами эпифитов, которых в тропическом лесу предостаточно, и, найдя нужные, транспортируют их на вершины деревьев, где и зарывают в заранее заготовленные земляные грядки. Через некоторое время семена прорастают, и муравьи старательно начинают окучивать нежные корешки влажной землей. А чтобы растения развивались быстрее, насекомые приносят перегной и обмазывают им корни развивающихся эпифитов.
Проходит день за днем, и висячий сад все больше и больше разрастается, увеличиваясь в размерах. Растет у его основания и земляной ком, в котором муравьи прорыли множество ходов и галерей, соорудив здесь свое гнездо.
Когда на растениях появляются цветы и плоды, муравьи питаются их мякотью, маслянистыми придатками семян, пьют нектар цветов.
Удивительно в этих муравьиных конструкциях еще и то, что маленькие садовники создают их согласно определенному плану. В центре сада они обычно размещают похожие на ананас бромелии, а по краям рассаживают фикусы и геснерии. Кроме этих эпифитов здесь можно найти и побеги пеперонии, филлокактус и многие другие растения.
Но, как выяснили зоологи, разведением грибов занимаются не только муравьи, но и моллюски. Например, морские прибрежные улитки. И делают они это следующим образом.
Сначала улитки подготавливают субстрат, для чего долго и тщательно пережевывают растительную массу. После этого на полученную кашицу вносят экскременты, в которых содержатся споры специальных грибов. Проходит какое-то время, и на субстрате появляется подушечка грибного мицелия, которым моллюск и питается.
Обитающая в прибрежных соленых водах Северной Америки болотная литорина, чьи размеры не превышают 2,5 сантиметра, тоже является ярким примером моллюска-грибовода.
Кормится она растением Spartina. Однако, если литорина питается лишь только травой, у нее быстро развивается истощение, в результате чего она может даже погибнуть. Поэтому основным компонентом в рационе моллюсков являются. плесневые грибы. А чтобы их вырастить, моллюски сначала наносят на листья растения небольшие повреждения. В результате полученных «травм» у травы снижаются защитные реакции и через некоторое время на ней появляются грибки. Улитки возвращаются и собирают богатый урожай, выросший на поврежденных листьях.


«Переняли» у муравьев страсть к грибоводству и жуки-короеды. Когда молодые самки вылетают из родительского гнезда, в приданое они захватывают с собой кусочки грибницы, которые размещают в особых кармашках, расположенных между хитиновыми кольцами брюшка.
Выбрав подходящее дерево, самка начинает прокладывать под корой ветвистые галереи, одновременно засевая их грибами, которые через некоторое время, точно войлоком, окутывают все стены жилища. Самка старательно ухаживает за грибными плантациями, периодически смачивая их выделениями своего тела. Эти выделения действуют на полезные грибы как стимуляторы, а рост паразитических грибов подавляют.
Поддерживает самка в гнезде и необходимую влажность, закрывая или открывая ходы в зависимости от температуры воздуха.
Такое заботливое отношение самки к грибным посадкам связано с тем, что плодами этого «сада» питаются личинки короеда. Действительно, если по какой-либо причине гнездо окажется без самки, то грибы вскоре зарастут сорняками и погибнут. А вслед за ними умрут и личинки, которые питались этими грибами.
Увлеченность грибами коснулась не только термитов и жуков, но рифовых рыб-ласточек.
Представители этого небольшого семейства, состоящего всего из пяти видов, обитают в прибрежных водах Африки, Азии и Австралии. Все они ведут стайный образ жизни, питаются мелкими рыбами и беспозвоночными, а также растительной пищей.
Но самым интересным в жизни этих рыбок является их «умение» выращивать водоросли определённого вида, а затем собирать созревший урожай. Ухаживая за своими «грядками», они пропалывают их от «сорняков», то есть от тех водорослей, которыми рыбки не питаются, поскольку для их переваривания у них отсутствуют определённые ферменты.
Во время прополки рыбы-огородники выдергивают ростки «водорослей-паразитов» и выносят за границы своего «огорода», оставляя лишь культуру одной водоросли, обычно красной Polysiphonia, которой они питаются. Случается и такое, что наиболее сообразительные рыбы-ласточки выращивают на своем участке не один, а сразу несколько видов водорослей, пригодных для питания .
Кроме «огородничества» некоторые организмы занимаются и «животноводством». Например, хорошо известно, что многие виды муравьев любят лакомиться сладкими соками растений. Однако добыть эту сахаристую жидкость муравьям удается нечасто. Поэтому они прибегают к услугам тлей, сосущих растительные соки. Но поскольку самим тлям для удовлетворения жизненных потребностей требуется достаточно большое количество белков, они потребляют сок в значительных количествах. Излишки же углеводов они выделяют в виде сладкой «медвяной росы», или пади. Муравьи слизывают эти выделения с растений, или же ими их обеспечивают тли: муравьи щекочут ее брюшко усиками, и тля безропотно выделяет вожделенную капельку. По этой причине тлей нередко называют «дойными коровами» муравьев.
Учитывая такое важное место тлей в жизни муравьев, они соответствующим образом и ухаживают за своим дойным стадом: например, защищают от хищников и паразитов. Более того, некоторые виды муравьев строят для своей «живности» стойла.
Так, садовые муравьи Lasius окружают скопление тлей на стебельке растения чехликом, слепленным из комочков земли. Остробрюхие муравьи Crematogaster используют для постройки загонов картонную массу, а некоторые виды - древесные опилки. А южноазиатские муравьи-портные сооружают для своих «дойных коров» специальные гнезда из листьев. Для свободного перемещения корневых тлей муравьи прокладывают удобные подземные галереи, а над местами их скопления сооружают земляные «крыши». А кочевые муравьи во время переселений на новые места перегоняют на свежие «пастбища» и «стада» своих «дойных коровок».

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Тлей называют дойными коровами муравьев

Но, наверное, наибольшее удивление вызовет тот факт, что даже одноклеточные амебы, основу питания которых составляют бактерии, не только их культивируют, но, переселяясь на новые места, транспортируют с собой и своих «микроскопических животных». Разведение амебами бактерий, скорее всего, является самой примитивной формой ведения «фермерского» хозяйства.
Вот, оказывается, сколь разнообразны способности некоторых видов животных в аграрной деятельности.

 

 

 

 

 



САМЫЕ БОЛЬШИЕ СКОПЛЕНИЯ ЖИВОТНЫХ


Самые многочисленные миграции беспозвоночных
Многие живые существа - явные индивидуалисты. Но даже они в определенное время года совершают многочисленные миграции. И касается это не только позвоночных животных, но и тех, у кого позвоночника нет.
Остров Рождества находится в Индийском океане, в трех сотнях километров от острова Ява. На этом пятачке суши, площадью всего 130 квадратных километров, обитает много удивительных существ с самыми неожиданными привычками и особенностями.
Однако «изюминкой» острова являются знаменитые красные крабы Gecarcoidea natalis. Их численность на этом небольшом пространстве просто невероятна: более ста миллионов довольно крупных 10-сантиметровых существ цвета созревших плодов шиповника.
Живут они в неглубоких норках в верхней части острова. Днем они обычно проводят время в своих убежищах. И только на рассвете и по вечерам, когда спадает жара и воздух становится более влажным, крабы выбираются наружу и приступают к трапезе. Питаются они в основном упавшими плодами и сочными побегами. Однако, когда выпадает такая возможность, не откажутся и от дохлой птички, и от ящерицы или улитки.
Когда же наступает самый сухой сезон, а это на острове Рождества случается зимой, красные крабы забираются в норки и, заткнув выход пучком травы, на 2-3 месяца впадают в спячку. Они словно исчезают из леса.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Красные крабы на острове Рождества

Но в ноябре, когда возвращается южное лето, они выбираются из норок и какое-то время откармливаются. Накопив в теле необходимое для размножения количество питательных веществ, миллионы крабов, охваченные неумолимым инстинктом продления рода, отправляются к побережью.
Сначала на лесных полянах и тропинках появляются одиночные красные крапинки, которые вскоре сливаются в большие пятна. Со временем они объединяются в извилистые ручейки, а к началу декабря уже целые потоки крабов стекают к океану. Именно здесь, на прибрежных камнях и песке, в приливной зоне прилива самки отложат икру. Завершив финальную часть путешествия к морю, крабы отправляются обратно к родным местам.
Эта «плывущая» многомиллионная армада красных крабов являет собой уникальное зрелище. Всюду, куда ни посмотреть, взгляд натыкается на движущуюся лавину из красных панцирей. Животные не обращают внимания ни на людей, ни на машины. И в течение нескольких дней немногочисленные пляжи острова Рождества заливает живая река из красных тел .
Огромное количество мелких, величиной с бусинку, китайских крабиков тоже совершают миграции: движутся они весной из Северного моря в реки Германии. Они всего лишь два месяца назад покинули тесную скорлупу икры, но за это время успели добраться до Гамбурга и Бремена, где и останутся зимовать на границе пресных и соленых вод. Когда же эти крабы в течение двух сезонов вырастут до пятисантиметровой длины, весной они оставят обжитые места и начнут перемещаться вверх по реке.
Огромными косяками передвигается и антарктический криль: исследования показали, что в одном кубометре воды находится примерно 25 тысяч особей. И движутся в такой громадной стае эти мелкие креветки не беспорядочно, а в шахматном порядке, так что особь, плывущая впереди, не мешает задней волной от своего движения.
В гигантские стаи объединяются нередко и многие другие морские беспозвоночные. Но, наверное, самые крупные скопления образуют насекомые, в частности, саранча.
«Был конец октября 1932 года, теплый, прекрасный, весенний день. Слабый ветер дул с юго-запада, и он принес беду. С высоты 40-80 метров, словно снежная вьюга, обрушились на землю бесконечные полчища саранчи, принесенные ветром. Часами весь первый, второй и третий дни нескончаемым был их поток. Уже в ближайшее утро все деревья и кусты стояли голые, такие же, как зимой!..
Через четыре недели вывелось потомство саранчи . Еще через месяц началось нашествие голодных стай саранчуков. Двух дней было достаточно, чтобы в полях и садах не осталось ни одного зеленого листочка. Еще через два дня то же случилось и в джунглях; даже кора на двухлетних деревьях была вся съедена!»
Вот такое описание нашествия южноамериканской саранчи оставил один из очевидцев.
Громадные полчища этих прямокрылых для многих стран, особенно в прошлые века, становились страшным экономическим, да и социальным бедствием.
Например, из исторических хроник известно, что в 125 году до н. э. несметные стаи саранчи обрушились на поля в североафриканских римских провинциях Киренаике и Нумидии. В результате посевы пшеницы и ячменя были полностью уничтожены, и 800 тысяч жителей этих стран умерли от голода.
Естественно, что такие невероятные по масштабам опустошения растительности могли принести только те стаи саранчи, в которых насчитывалось огромное количество особей. И действительно, в научных и статистических сводках по этому отряду насекомых в некоторых случаях приводятся просто фантастические цифры численности саранчи.
Так, однажды была зафиксирована стая, закрывшая собой небо на площади примерно в 250 квадратных километров: по приблизительным подсчетам, в ней находилось около 35 миллиардов насекомых, вес которых составлял порядка 50 тысяч тонн.
В сводках по этим насекомым описывается случай, когда опустившаяся на землю стая саранчи заняла площадь в 4200 квадратных километров. Это значит, что в ней как минимум находилось около 300-400 миллиардов особей.
А вот еще несколько любопытных фактов. В 1881 году жители Кипрауничтожили почти полтора миллиона тонн яиц саранчи. Но всего через два года саранча отложила в землю втрое больше яиц. Спустя десять лет население одного из районов Алжира истребило около 560 миллиардов яиц, примерно 1,5 триллиона личинок и огромное количество половозрелых самок, то есть в общей сложности - порядка 2,7 триллиона взрослой саранчи и ее молоди.


Безусловно, чтобы отдельные особи объединились в такие гигантские стаи, необходимы соответствующие условия. Однако установить их до 1915 года ученые не могли. Именно в это время русский исследователь Б.П. Уваров выяснил один очень важный факт.
Оказалось, что для перелетной саранчи, как и для других ее видов, характерно наличие двух фаз: стадной и одиночной, каждая из которых характеризуется характерными морфофизиологическими и экологическими особенностями. То есть, чтобы стать стадным насекомым, молодой саранче необходим целый комплекс факторов. Но сколько конкретно этих факторов требуется и каких именно, - пока ученые сказать не могут. Исследования, как говорят в таких случаях, продолжаются.
Кроме саранчи собираются в огромные стаи и совершают длительные миграции и другие насекомые.
Например, стрекозы. Так, один из видов стрекоз, обитающий на африканском континенте, регулярно совершает перелеты вдоль реки Нил. При этом летят стрекозы в точно выбранном направлении и любые встречные препятствия не огибают, а перелетают.
Нередко дальние путешествия совершают и мухи-журчалки. Обычно эти двукрылые отправляются в дальние странствия тогда, когда в местах их обитания сокращаются запасы тлей, которыми питаются их личинки. Массовые перелеты этих мух были отмечены на горных перевалах Пиренейских гор.
Очень часто мигрируют бабочки. Наиболее наглядным примером подобных путешествий чешуекрылых являются североамериканские данаиды - знаменитые монархи. Именно их миграционные пути наиболее изучены энтомологами.
Эти крупные и яркие бабочки нередко в осенний период формируют гигантские скопления и отправляются на юг. Одна такая «туча», состоящая из монархов, приземлилась однажды в штате Нью-Джерси, застелив своими телами территорию длиной 320 километров и более 5 километров шириной. Переждав ночь, на следующее утро бабочки отправились дальше.
Когда миграция у монархов завершается, они тысячами собираются на одних и тех же деревьях, не обращая внимания на стоящее рядом дерево того же вида.
Любопытно, что у этих бабочек в течение лета появляется два-три поколения. Однако в осеннее путешествие отправляется последнее из них. И, что самое поразительное, эти юные создания, не имеющие даже малейшего опыта дальних перелетов, безошибочно летят по определенному маршруту в места зимовок своих предков.
Вообще же многочисленные скопления бабочек в небе наблюдались многократно. Так, их нашествия отмечены в 1100, 1104, 1272, 1741, 1826 и 1906 годах. В целом же над Европой зарегистрировано более полутора сотен подобных случаев.
Любит путешествовать и бабочка-репейница. Эти чешуекрылые часто образуют гигантские стаи и совершают далекие путешествия, улетая за тысячи километров. Например, в 1942 году над некоторыми штатами США пролетала стая репейниц, состоящая, как считается, приблизительно из трех триллионов бабочек!





Миграции позвоночных животных
Об огромнейших стаях птиц, стадах животных или косяках рыб, которые в какой-то момент срываются из обжитых мест и отправляются в дальние дороги, людям известно давно. Животных гонят в подобные путешествия самые разные причины: перемена климата, голод, древние инстинкты продления рода и т. д.
Порой сообщества мигрирующих организмов достигают невероятной численности. Взять хотя бы рыб. В это трудно поверить, но однажды в океане был замечен косяк сельди, в котором насчитывалось около 3 000 000 000 особей.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Сельди нередко перемещаются огромными косяками

Сельдь во время миграции в полярных морях может перемещаться, погрузившись на значительную глубину, то находиться почти у самой поверхности. И движутся рыбы столь плотными косяками, что некоторые рыбы, выдавливаемые плывущими в общей стае своими сородичами, выскакивают из воды. Очевидцы уверяют, что если воткнуть весло в этот косяк, то оно останется стоять вертикально.
Огромными косяками перемещается и горбуша, идущая на нерест в реки.
«При солнечной и тихой погоде, - пишет советский исследователь М.Ф. Правдин, - с середины реки разнёсся и долетел до берега необыкновенный шум. Население кинулось на берег, и здесь все долго любовались, как огромнейший косяк горбуши с сильным шумом и с беспрерывным выпрыгиванием отдельных рыб шёл вверх по реке, словно новая река ворвалась в реку Большую. Полоса шумящей рыбы тянулась не менее как на версту, так что без преувеличения можно считать, что в этом косяке был не один миллион рыб».
Иногда в огромные стаи на поверхности водной глади собираются и морские змеи. Так, в 1932 году в Малаккском проливе было замечено огромное количество беспорядочно сплетенных змеиных тел. Живая лента, которую образовали рептилии, при ширине три метра растянулась приблизительно на 110 километров. В этом скоплении находилось примерно около миллиона змей. Что послужило причиной для такого массового скопления змей?
-сказать трудно. Но, скорее всего, то было брачное сборище.
Огромные стаи образуют и птицы, особенно во время осенних и весенних миграций. Нередко в них насчитываются сотни тысяч особей. Особенно это касается мелких птиц. Впрочем, вряд ли когда-нибудь будут побиты рекорды, которые в позапрошлом веке устанавливали американские странствующие голуби.
Эти птицы обитали на территории США и Южной Канады. Когда стая этих птиц появлялась в небе, то становилось так темно, словно наступали ранние сумерки. И длилось это «затмение» порой довольно долго, поскольку птицы своими телами закрывали весь небосвод от края до края в течение нескольких часов.
Американский орнитолог Вильсон описывает стаю голубей, которая растянулась на 360 километров. По приблизительным подсчетам зоолога, в этом птичьем сообществе находилось около 2 230 000 000 голубей. Другой орнитолог - Одюбон - сообщает о стае этих птиц, которая объединяла приблизительно 1 115 000 000 особей!
Но не только птицы собираются в огромные стаи. В миграционный период гигантские сообщества образуют и многие млекопитающие. Так, однажды на Таймыре с вертолета было замечено стадо оленей численностью в 300 тысяч особей.
Впрочем, это не такое уж и большое стадо диких млекопитающих. Когда-то по американскому северу кочевали стада карибу, насчитывающие миллионы особей. Например, одно стадо в течение четырех суток беспрерывной лавиной двигалось мимо изумленных охотников. Впоследствии очевидцы этого «марш-броска» животных говорили, что в стаде находилось около двадцати пяти миллионов оленей.
В огромные стада в поисках пастбищ собираются антилопы гну, обитающие в Танзании. Животные перемещаются бесконечным потоком, в котором иногда насчитывается до полутора миллионов особей.
А в 1929 году один путешественник встретил в Калахари смешанное стадо гну и зебр, в котором, по его словам, было примерно десять миллионов животных!
Когда-то по бескрайним просторам степей и полупустынь Южной Африки были широко распространены так называемые горные скакуны. В дождливый сезон, когда земля покрывалась обильной зеленью, а реки и озера наполнялись живительной влагой, эти животные небольшими группами кочевали от пастбища к пастбищу. И так продолжалось до тех пор, пока не наступала засуха.
Тогда горные скакуны покидали родные места и, собираясь в огромные стада, двигались по выжженной беспощадным солнцем саванне в поисках еды и воды. В некоторых из таких стад было до миллиона животных.
Порой голод, а возможно, и какие-то внутренние факторы, заставляют сбиваться в огромные «орды» и белок. Так, в конце XIX века небывалому нашествию этих зверьков подвергся город Нижний Тагил.
«Белки шли то в одиночку, - пишет известный русский библиограф и писатель Н.А. Рубакин, - то кучками, шли все прямо и прямо, бежали по улицам, перескакивали через заборы и изгороди, забирались в дома, наполняли дворы, прыгали по крышам».
Белки двигались, не обращая внимания ни на людей, ни на собак, которые их загрызли в огромном количестве. Люди тоже набили их немало. И, несмотря на опасность, они все равно шли. Нашествие длилось до самого вечера. На ночь зверьки попрятались, но, как только небо посветлело, они продолжили свой путь. Три дня белки осаждали Тагил.
За городом текла быстрая и широкая река Чусовая. Но она не остановила бесчисленную массу зверьков. Они бросались в холодные волны и, задрав вверх хвостики, плыли к другому берегу.
Уже потом выяснилось, что в Нижний Тагил попала лишь небольшая часть белок. Основная их масса прошла в восьми километрах от города. В этой беличьей армаде предположительно находилось несколько миллионов особей.
Массовые миграционные марши совершают удивительные, весом от 70 до 100 граммов, зверюшки, обитающие в арктической тундре. И хотя это уж и не такие редкие млекопитающие, тем не менее увидеть их можно лишь в особые годы.
И связано это с тем, что численность леммингов периодически меняется, причем в совершенно невероятных пределах: три-четыре года зверьков днем с огнем не сыскать, а потом вдруг - «демографический взрыв». Лемминги кишат повсюду, словно рыба в неводе. Загадка? Конечно! Впрочем, также как и их внезапные марш-броски, когда лемминги вдруг собираются в огромные стаи и отправляются в далекие путешествия. Причем в пути эти миролюбивые комочки шерсти превращаются в весьма агрессивных грызунов.
С этими путешествиями леммингов связано немало легенд. Например, миф о коллективном самоубийстве грызунов. Якобы, когда число леммингов возрастает, они, сбившись в огромные стаи, направляются к морю и дружно бросаются с обрыва в пучину. Сегодня биологи уверены: самоубийства леммингов - выдумка, хотя, возможно, некие неизвестные доселе механизмы и провоцируют это явление.
А вот то, что лемминги вовсе не боятся воды, - правда. По крайней мере, давно замечено, что во время миграции зверьков не останавливают ни холодные быстрые реки, ни широкие озера. Они без особых усилий проплывают два-три километра и, выбравшись на сушу, уверенно продолжают свой поход в неизвестность. Но так плывут эти крохотные существа только по спокойной воде: когда же налетает ветер и поднимаются волны, грызуны тонут. Кстати, следует иметь в виду, что в данном случае речь идет о норвежских леммингах, в отличие от которых канадские, например, не мигрируют вовсе.


И встречаются норвежские лемминги исключительно в Скандинавии и на Кольском полуострове, где под трехметровым слоем и зимуют, находясь практически в полной безопасности, так как врагам трудно добраться до их гнезд.
Лемминги не впадают в зимнюю спячку и поэтому размножаются даже на морозе. Запах самки, готовой родить потомство, самцы чуют на расстоянии более ста метров. И как только они его уловят, сразу же со всех сторон устремляются к ней и начинают ожесточенную борьбу за право обладания «невестой».
Однако счастливчикторжествует недолго: после короткого спаривания самка сразу выгоняет его за порог норы. А уже в конце февраля у нее появляется первый выводок, в котором всего три-четыре детеныша. Зато летом их вдвое больше, и родить в этот период самка может до пяти выводков.
Но так ведут себя лемминги в годы обычной численности популяции. Когда же зверьков становится много, их характер резко меняется. Зверьки собираются в стаи и начинают мигрировать. В поисках корма они преодолевают расстояния в сотни километров. В этих походах по тундре самки испытывают такой стресс, что им не удается забеременеть.
В поведении леммингов появляется агрессивность: встав на задние лапки, они с яростным писком и хрюканьем бросаются на все, что движется - будь то человек, животное или машина. Укусы разъяренного грызуна очень болезненны.
Лемминги ужасно прожорливы. Причина такого аппетита - в бедности рациона, состоящего в основном из мхов и различных трав. Другой пищи для грызунов в тундре нет. Две трети съеденного леммингами - это просто «балласт», который даже не переваривается. Именно в «меню» зверьков некоторые ученые видят регулятор загадочных взрывов численности леммингов. Недостаток корма задерживает рост и созревание леммингов - выводки становятся меньше. Когда же травы и мха много, число леммингов стремительно возрастает. Другие же зоологи считают, что численность леммингов зависит от количества их главных врагов - горностая, белой совы и полярной лисицы.
Есть и еще одна гипотеза, которая связывает взлеты популяции леммингов с механизмами защиты у тундровых растений хлопчатника и осоки, составляющих основу их рациона. Эти растения синтезируют особые вещества, которые блокируют действие пищеварительного сока лемминга. Но пока зверьки поглощают хлопчатник и осоку умеренно, растения не выделяют яд в критических количествах.
Когда же лемминги съедают все вокруг подчистую, - а такое случается, когда численность возрастает в десятки и сотни раз, - растения начинают синтезировать вещества-блокаторы беспрерывно. В результате лемминги не в состоянии переварить съеденную траву.
В ответ организм лемминга начинает производить все больше и больше желудочного сока и в результате истощается гораздо быстрее, чем от обычного голода. И чем больше лемминг ест, тем голоднее становится. Итогом подобного сбоя и являются, по мнению ряда ученых, массовые миграции.

 

 

 



Самые длинные миграции
Кроме многочисленности особей в одной миграционной стае, поражает человеческое воображение и протяженность пути, по которому перемещаются отправившиеся в далекое путешествие виды животных.
Взять, например, полярных крачек. Эти небольшие белые птицы с «беретиками» на макушке головы гнездятся на севере Канады, Аляски, Сибири и Европы, а также в Гренландии. Иногда они селятся настолько близко к полюсу, что во время высиживания с неба порой падают хлопья снега. И тогда птицы, чтобы защитить птенцов от холода, вокруг гнезд нагребают в кучи снег.
С наступлением осени крачки неожиданно покидают обжитые места и отправляются в теплые края. Хотя назвать те места, куда они держат путь, теплыми тоже довольно сложно, поскольку зимуют эти птицы в. Антарктиде.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Два раза в год полярные крачки перелетают из канадской тундры до Антарктиды и обратно

Если крачки летят из Канады и Гренландии, то их маршрут пролегает сначала через Европу. У Британских островов они встречаются с сибирскими и европейскими родственниками, и уже вместе вдоль побережья Франции и Португалии движутся в Африку. Добравшись до Сенегала или Гвинеи, стаи крачек делятся на два рукава: одни летят к Огненной Земле, другие - в холодные моря Росса и Уэдделла.
Два раза в год эти неуемные птицы из канадской тундры до Антарктиды в общей сложности пролетают по 19 тысяч километров, то есть их путь в обе стороны равен кругосветному путешествию вокруг экватора - почти 40 тысячам километров.
Еще более длинные перелеты совершают крачки, обитающие на Чукотке. Сначала они летят вдоль сибирских берегов Ледовитого океана на запад. Затем, обогнув Скандинавию, сворачивают к берегам африканского континента. И только после этого долгого зигзагообразного перелета устремляются к Антарктиде. При этом пролетают птицы в одну сторону 30 тысяч километров, и столько же - в обратную. И вот что любопытно в этом уникальном перелете: крачки, оказывается, летят над холодными океаническими течениями, в которых больше разной живности. Ее-то они и ловят, бросаясь в холодные воды с высоты. Кстати, по этим же, правда, водным маршрутам передвигаются и усатые киты.
Буревестник Уильсона тоже огибает Землю от полюса до полюса, только в обратном направлении. Зиму он проводит около Северной Шотландии и Ньюфаундленда, а птенцов выращивает в суровом климате антарктических островов.
Известные нам ласточки и стрижи тоже совершают немалые перелеты: их протяженность около десяти тысяч километров. При этом свои воздушные «марш-броски» стрижей беспосадочные: птицы не только утоляют в полете голод и жажду, но и даже спят на лету.
А вот чернозобые гагары в далекий путь отправляются вплавь. Причем плывут они на север, хотя и убегают от зимы. Парадокс? Отнюдь! Дело в том, что доплыв по рекам Сибири к северному побережью острова Таймыр, птицы входят в Карское море, где сразу поворачивают на запад. Затем, добравшись до Карских ворот, попадают в Баренцево море, которое пересекают, огибая Скандинавию. После этого броска они попадают в Северное море, а уж потом и на запад Балтийского, где и проводят зимовку. Приличный кусок пути преодолевают птицы - 6 тысяч километров. И почти все время вплавь.
Уникальный результат демонстрируют ржанки, которые обитают на Аляске и Чукотке, но зимуют на Гавайях. Между этими двумя точками Земли суши нет, но птицы за двадцать два часа беспересадочного полета преодолевают это расстояние, равное трем тысячам километров!
Поразительные по протяженности миграции совершают и неуклюжие на вид морские котики, размножение у которых происходит на островах Прибылова и Командорских. Как только у животных подрастут детеныши, котики с Командор отправляются в плавание в югозападном направлении, добираясь иногда даже до Японии, а «прибыловские» котики устремляются на юго-восток, к Калифорнии. При этом длина пути, проплываемого животными в оба конца, составляет примерно 10 000 километров.
Обычно при красочности коралловых рифов и многообразии его обитателей, в водах открытого океана тропиков живых организмов очень мало, поскольку эти воды бедны кормовыми ресурсами. По этой причине в этих местах практически не встречаются и огромные усатые киты, питающиеся мелкими ракообразными - крилем.
И только Карибское море, а также моря вокруг Галапагосских островов кишат планктоном и рыбой, и столь обильная кормовая база приманивает сюда многих китообразных: дельфинов, кашалотов, голубых и горбатых китов.
Приплывают же они в эти обильные кормами места из полярных морей, преодолевая порой расстояние в 6400 и более километров. Причем во время столь длительного путешествия они почти не питаются. Хотя некоторые самки в этот период находятся в состоянии беременности или выкармливают молоком новорожденных.
Тщательные и многолетние исследования морских черепах удивили ученых многими своими поведенческими особенностями. Например, эти рептилии совершают поистине грандиозные по своей длине океанические путешествия. Так, в период между 2006 и началом 2008 года со спутника постоянно регистрировалось перемещение кожистых черепах из мест своего гнездования на пляжах Папуа до берегов американского штата Орегон, то есть к другой стороне планеты. Это путешествие заняло 647 дней. И за это время животные преодолели расстояние, равное 20 560 километрам.
Во время миграций многие тысячи километров оставляют за собой и некоторые рыбы. Так, чавыча поднимается вверх по реке Юкон на 3,5 тысячи километров. Плывут рыбы со скоростью двадцать, а в отдельные периоды и пятьдесят километров в сутки.
Но если лососевые рыбы на нерест плывут в родные реки, то змееподобные угри, наоборот, из рек - в моря, преодолевая расстояние в 6000 километров. Причем плывут они в одно место в Мировом океане - в Саргассово море. Именно здесь они мечут икру. Взрослые рыбы после нереста погибают, а назад в реки года через три возвращается молодь.
Конечно, столь огромная протяженность миграций крупных животных поражает. Но еще большее удивление вызывают миграции насекомых, преодолевающих порой не сотни, а тысячи километров по воздуху, пролетая над бескрайними морями и высочайшими горами.
Например, стая саранчи, зародившись в Африке, уже через неделю может оказаться в Европе, преодолев за это время почти две с половиной тысячи километров.
Бабочки-монархи, обитающие на юго-востоке Канады, летят на зимовку в Мексику, оставляя за собой путь почти в три тысячи километров.
Конечно, упомянуть обо всех «кругосветных» путешествиях рыб, птиц, зверей или же насекомых практически невозможно, но и этой информации вполне хватает, чтобы понять, сколь длинны расстояния, преодолеваемые многими живыми организмами во время миграций.

 

 

 



Рекордные колонии беспозвоночных
Нередко одиночные виды животных объединяются в сообщества, причем в довольно многочисленные. Вообще же присутствие колониальных форм жизни характерно для многих типов и классов беспозвоночных животных: начиная от простейших и заканчивая пауками и насекомыми. Правда, в большинстве случаев в этих сообществах число особей невелико.


Кроме того, даже если такие сообщества многочисленны, они нередко представляют собой лишь сборище десятков, сотен или тысяч особей на небольшом участке земной поверхности или на дне водоема.
Безусловно, обо всех организмах, которые живут большими колониями или сообществами, рассказать в небольшом очерке практически невозможно, поэтому остановимся лишь на некоторых, на наш взгляд, наиболее интересных.
Например, на радиоляриях. О том, что эти одноклеточные объединяются в колонии, ученые знали давно. Но истинных размеров этих сообществ они себе, видимо, не представляли. Однако в теплых водах Флоридского течения океанологи порой натыкались на колонии, которые имели длину от нескольких сантиметров до метра и более. Можно только предполагать, сколько миллионов одноклеточных существ, диаметром в сотые доли миллиметра, находилось в таких огромных сообществах.
Но такие гигантские колонии, конечно же, и питаются в соответствии со своими размерами. В их рационе обычными компонентами являются фитопланктон, личинки моллюсков, одиночные радиолярии, маленькие гидромедузы и другие организмы. В качестве источника пищи они используют продукты фотосинтеза своих симбионтов, а также их самих.
Как выяснилось, колонии радиолярий представляют собой достаточно сложную биологическую структуру. Так, наблюдения показали, что в колонии осуществляется контроль над водорослями-симбионтами. Их расположение меняется в зависимости от светового режима: в темноте водоросли собираются вокруг центральной капсулы, на свету они равномерно распределяются по всей студенистой массе колонии. И осуществляют радиолярии это перемещение симбионтов с помощью собственных псевдоподий.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Различные виды радиолярий

На концах некоторых колоний, особенно тех, что активно питаются личинками моллюсков, имеются специальные образования, где концентрируются, а затем выводятся из колонии раковины съеденных личинок. Осуществляют сбор и транспортировку остатков к месту утилизации собранные в пучки специальные псевдоподии.
Огромные по размерам колонии образуют некоторые кишечнополостные животные. Появление таких структур связано с размножением этих животных почкованием, когда в результате этих процессов из старых полипов образуются новые, что и приводит к увеличению размеров колонии. А поскольку у многих кораллов колонии растут во всех направлениях, то порой они достигают весьма внушительных размеров: например, колонии некоторых видов рода Porites имеют объем более 100 кубических метров. Если учесть, что размер одного полипа равен приблизительно 1-1,5 миллиметра, то в таком объеме находятся как минимум десятки миллионов полипов. И появляется такая колония-гигант в результате почкования всего одного-единственного полипа.
Образуют колонии и некоторые виды коловраток. Но сообщества этих животных небольшие: они объединяют всего 2500-3000 особей.
Еще одна группа животных, склонных к формированию колоний, - мшанки. Да и вообще в своем большинстве - это колониальные организмы. И их сообщества нередко состоят из громадного числа особей. Например, кусочек колонии Flustrafoliacea весом 1 грамм содержит около 1330 отдельных организмов. Разрастается же эта мшанка иногда до нескольких метров, достигая килограммового веса.
А некоторые виды мшанок покрывают своими телами площади свыше 200 квадратных метров. При этом высота колоний достигает порой 12 сантиметров.
Известно о существовании колоний и у таких индивидуалистов, как пауки. Паучьи общины зарегистрированы у пауков вида Theridion nigroannulatum. Живут они в гнёздах, в которых иногда собирается несколько сотен, ато и тысяч особей.
Когда пауки охотятся, из своего жилища они протягивают нити к листьям и ждут появления жертвы. Пока вроде все происходит по обычному паучьему сценарию. А вот дальше пауки демонстрируют уже нечто новое и оригинальное.
В тот момент, когда насекомое касается нити и попадает в ловушку, из убежища выскакивает большая группа пауков и затягивает жертву липкой паутиной, при этом еще и впрыскивая ей изрядную порцию яда.
Причем, охотясь, пауки контактируют друг с другом не только во время нападения на жертву, но и потом. Например, если добыча оказывается слишком тяжелой, то они тащат её, по очереди сменяя друг друга.
Но нападением на жертву согласованные действия пауков не ограничиваются. Когда эта ватага восьминогих охотников притащит добычу в жилище, здесь тоже соблюдаются принципы коллективизма: каждый из обитателей гнезда получает свою порцию еды.
Но и это ещё не все «странности» этого вида.
Говоря о тысячах особей в одной колонии, следует подчеркнуть, что это - редкие исключения. Как правило, в одном гнезде проживает всего несколько десятков особей. Если же сообщество и впрямь состоит из многих и многих сотен пауков, то иногда такие огромные поселения по неизвестной пока причине вдруг за считанные дни рассыпаются на небольшие группки. Кстати, этот вид был открыт ещё в 1884 году. О его же социальном устройстве зоологи узнали лишь спустя более ста лет.
Южноафриканские пауки из рода стегодифус тоже предпочитают жить большими сообществами. Они вместе и общежитие, на мешок похожее, строят, и ловчие нити от него во все стороны протягивают, и на добычу кидаются вместе. Более того, даже обедают за одним столом без «перебранок и драк».
Более того, эти пауки настолько гостеприимны, что даже гусениц некоторых бабочек не гонят, не убивают, а великодушно терпят, точно ленивых домочадцев. Но и гусеницы в долгу не остаются. Подбирая за пауками их объедки, они тем самым следят за чистотой в паучьей общине. Оценив такое великодушие и доверие, бабочки, появившиеся из гусениц, тоже не торопятся покидать доброжелательных стегодифусов.
Населяют общественные пауки обычно теплые области земного шара. Их можно встретить в лесах Амазонии, в Африке и в Австралии, отдельные виды обитают в Мексике и в Индии.
А вот среди насекомых есть несколько групп, которые иной жизни, кроме как жизнь в больших сообществах, вряд ли представляют. К этим крылатым существам в первую очередь относятся общественные насекомые: пчелы, шмели, многие виды ос, муравьи, термиты. А самые же большие по численности колонии образуют две последние группы.
Так, в малых по объему муравейниках насчитывается от 100 до 200 тысяч насекомых, в средних - 400-700 тысяч. А в гигантских гнездах рыжих лесных муравьев и американских муравьев-листорезов рода Atta нередко насчитывается около пяти миллионов насекомых.
Однако никто из насекомых, наверное, по количеству особей в колонии не сравнится с термитами. Но поскольку разные виды термитов имеют разную плодовитость, то и количество населения в одном термитнике - жилище этих насекомых - может существенно отличаться. Исходя же из плодовитости матки, можно приблизительно подсчитать и численность населения одной семьи термитов.
Так, матка туринамского термита несет примерно 100 яиц в час, а самка Termes bellicosus кладет 30 000 яиц в день, а в год - примерно десять миллионов девятьсот пятьдесят тысяч.
При этом «производством» яиц она занимается непрерывно днем и ночью. Учитывая же размеры термитников, достигающих 6, 10 и даже 12 метров в высоту, можно предположить с высокой степенью уверенности, что в них обитает не один миллион особей.
Впрочем, конкуренцию муравьям и термитам в борьбе за пьедестал может составить и один из видов ракообразных - пустынная мокрица, которая в пустыне, на благоприятных для жизни участках, образует огромные колонии. И хотя у каждой семьи, в общем-то, земельные наделы небольшие - величиной с ладонь, однако облюбованная мокрицами территория занимает подчас огромную площадь, населенную несколькими миллионами этих странных ракообразных.
Любопытные семейно-колониальные отношения существуют у карибских, или королевских, креветок-щелкунов, обитающих практически во всех крупных губках на барьерном рифе. Причем в каждой из них находится от 150 до 300 рачков. Но при этом в каждом «семействе» имеется лишь одна плодовитая самка. А остальные же его обитатели представлены молодью и самцами, один из которых, если «царица» вдруг погибнет, вероятно, превращается в самку. То есть этих ракообразных, как пчел, муравьев и термитов, с полным правом можно назвать социальными животными. Если же говорить о количественном составе всех креветок-щелкунов, проживающих в губках барьерного рифа, то их число даже трудно представить: по крайней мере, их здесь не один миллион.

 

 

 



Большие колонии позвоночных
Многие виды позвоночных животных на период размножения и в местах с обильными пищевыми ресурсами собираются в огромные сообщества. Но среди этих организмов видов, длительное время проживающих большими колониями, не так уж и много.
Среди рыб примером такого сообщества можно назвать несколько видов трубчатых угрей. Эти змеевидные рыбки имеют среднюю длину около 50 сантиметров. Обитают они на морском дне в особых, самими же построенных трубкообразных норах. Стенки этих сооружений так крепко укреплены клейким веществом, которое вырабатывают кожные железы угрей, что никогда не обрушиваются, хотя рыба втягивает свое тело в норку быстрым и резким движением.
Когда вокруг все спокойно, в норке скрывается нижняя часть угря, в то время как верхняя торчит над донной поверхностью. Угорь в это время плавно раскачивается, захватывая мелкие организмы. Но как только появляется угроза жизни рыбам, они тотчас скрываются в своих убежищах.
Норки угрей обычно находятся одна от другой на расстоянии примерно двадцать -шестьдесят сантиметров. При этом площадь, занимаемая поселениями этих рыб, исчисляется многими сотнями квадратных метров. Это значит, что на такой площади может располагаться несколько десятков тысяч угрей.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Личинки речной миноги - пескоройки

Почти такой же образ жизни, как и трубчатые угри, ведут личинки речной миноги -пескоройки. Они тоже зарываются в илистое дно, цементируя стенки своих норок клейкими выделениями. При этом пескоройки местами селятся настолько плотно, «что дно речной отмели, если посмотреть сверху, выглядит словно сито: все в мелких дырочках». Можно не сомневаться, что в таких колониях проживают десятки тысяч личинок.


Большими сообществами собираются порой птицы. Наверное, каждый слышал о птичьих базарах, где находятся сотни тысяч и даже миллионы чаек, крачек, пингвинов, альбатросов, олушей. Так, в некоторых гнездовых колониях пингвина Адели собирается несколько десятков тысяч птиц, а на острове Росса одно время существовала колония, в которой насчитывалось до полумиллиона особей.
Очень многочисленными группами собираются и знаменитые фламинго, обитающие в Восточной и Южной Африке. Иногда в их «компаниях» насчитывается несколько миллионов птиц. Нередко такие колонии можно наблюдать на восточноафриканских Великих озерах. Впрочем, особой дружбы у этих птиц нет. Иногда, правда, они большими компаниями пытаются изгнать из своих владений хищников.
Однако некоторые виды птиц живут хоть и небольшими, но настоящими общежитиями, где и кров и заботы общие. Так, южноамериканские кукушки из рода ани собираются немногочисленной компанией и строят большое глубокое гнездо. Затем все самки, участвовавшие в строительных работах, откладывают в это гнездо яйца. Обычно яиц 15-20, но иногда их набирается даже около полусотни. В насиживании яиц также одновременно участвует несколько птиц, которые периодически меняют друг друга на кладке. Когда на свет появляются птенцы, их тоже выкармливают всем миром. Причем самцы трудятся наравне с самками.
Уникальные колонии у поселенцев африканских саванн - белоклювых буйволовых птиц. Они сооружают в кроне одного дерева множество гнезд, между которыми укладывают колючие ветки. В результате получается общий «дом», в котором входы и отдельные «квартиры» находятся снизу. При этом такая «коммунальная квартира» может иметь 2-3 метра в диаметре.
Еще больших размеров достигают и коллективные гнезда общественного ткача. Сначала несколько птиц находят подходящее дерево и начинают строить на нем крышу из ветвей и сухой травы. Затем внутри этого каркаса каждая пара моногамных птиц сооружает собственную гнездовую камеру. Все гнездо напоминает заброшенную на дерево копну сена, пронизанную направленными вниз входными отверстиями.
Год за годом достраивают птицы свое гнездо, в результате чего возраст некоторых гнезд достигает иногда более ста лет. При этом в таких гнездах находится до 300 гнездовых камер. И размеры этих гнезд впечатляют. Например, длина одного из таких сооружений равнялась 7 метрам, ширина - 5 и высота - 3 метрам.
Строят коллективные гнезда и попугаи-монахи. У них тоже «дома» с общей крышей, но с отдельными комнатами для каждой семейной пары.
Из наших птиц многотысячные колонии характерны грачам, воронам, галкам, скворцам.
Для многих городов их поселения являются настоящим бедствием. Большие скопления образуют нередко цапли и бакланы. Особенно рядом с искусственными водоемами.
Например, на крупных рыбхозах число бакланов исчисляется тысячами.
Из млекопитающих, наверное, самые многочисленные колонии свойственны луговым собачкам. Внешне эти полуметровые животные похожи на обитателей степей - сурков, хотя и лают как собаки. У каждой семьи есть свой отдельный жилой дом-нора, снаружи соединенный с соседними жилищами узкими тропинками.
Сейчас этих грызунов поубавилось. А раньше они жили колониями невероятных размеров. Так, в 60-х годах XIX века в американском штате Техас обнаружили колонию луговых собачек, в которой насчитывалось приблизительно 400 миллионов животных. По занимаемой площади это поселение было в два раза больше территории нынешней Голландии.
Раньше большими колониями селились и сурки. Но вторжение человека в степи значительно сократило их численность. Тем не менее и в наше время отмечаются многочисленные поселения этих животных. Например, в Меловском районе колония сурков насчитывает около 8000 нор. А это значит, что в колонии в пик ее развития может обитать несколько десятков тысяч животных.
У зоологов имеются сведения и об огромных колониях летучих мышей. Например, совсем недавно на юге Филиппин в районе Минданао обнаружена пещера, в которой живут и размножаются около 1,8 миллиона крыланов.
Достопримечательностью американского города Остин является огромная колония летучих мышей, проживающих под мостом. Это поселение крылатых млекопитающих насчитывает примерно полтора миллиона.
Вблизи мексиканского города Сан-Антонио находится тоже замечательное место: это -пещера, которая для складчатогубых, или бульдоговых, рукокрылых является своеобразным родильным домом. Сюда на период размножения слетаются до 10 миллионов самок из многих уголков Мексики. А некоторым из них, чтобы оказаться в этом месте, приходится преодолевать расстояние в 1800 километров.
Каждая самка обычно рожает одного детеныша. В результате плотность малышей в этом подземном гроте достигает 3000 на 1 квадратный метр потолка. Это - самые населенные птичьи ясли в мире. И что удивительно: возвратившись с ночной охоты, мать примерно в 85 % случаев находит и кормит именно своего детеныша. А сделать это ей, вероятно, помогают великолепная память, удивительно острый слух и отличное обоняние.
Кстати, ученых давно интересовал вопрос, как умудряются прокормиться многомиллионные стаи летучих мышей, которые обитают в некоторых пещерах Америки. Ведь колония в 10 миллионов особей съедает около 100 тонн насекомых в сутки. В конце концов, не питаются же они воздухом. Тогда чем же?
И вот наконец загадка разрешилась. Выяснилось, что эти мыши кормятся. на высоте 2-3 километра от земли. Казалось бы, это явный парадокс: ведь очень трудно предположить, что на столь огромных высотах можно ежедневно найти такое обилие насекомых.
Но дело в том, что как раз на таких высотах перемещаются из Мексики огромные стаи бабочек. Причем такие полеты они совершают каждый день. И летучие мыши, «уловив» эту удивительную закономерность, в своем поведении стали следовать ей. Не правда ли, как все просто?
А вот голый землекоп - млекопитающее, проживающее в Африке, - хоть и не отличается многочисленностью колоний, но имеет ряд других любопытных особенностей. Например, эти зверьки почти полностью лишены волосяного покрова. Живут под землей, где на глубине около двух метров роют длинные, четыре сантиметра в диаметре, норы, соединяющие в одно общее хозяйство гнездовые камеры, уборные и кормовые участки. Протяженность этих тоннелей - 3-5 километров, а ежегодные выбросы земли при рытье - 3-4 тонны. В этом подземном королевстве иногда проживает до 250 особей.
Но самое любопытное даже не это. Намного интереснее тот факт, что колонии голых землекопов построены по тому же принципу, что и колонии общественных насекомых: у них существует разделение труда, а также одна постоянно плодящаяся матка.

 

 

 



Опасные животные-переселенцы
Выше уже было рассказано о тех группах и видах животных, которые постоянно живут многочисленными колониями или же собираются в огромные стада, стаи или косяки во время размножения или же когда мигрируют в поисках лучших мест обитания.
Но за пределами нашего внимания осталась еще группа организмов, которые дали рекордные по численности популяционные вспышки после того, как благодаря человеку переместились в новые для них места, где не встретили лимитирующих факторов окружающей среды.
1853 год. Американский ученый Аза Фитч на листьях винограда находит крошечное насекомое, оказавшееся тлей неизвестного вида. Впоследствии в реестры зоологической науки оно было занесено под именем Phylloxera vastatrix, или, проще говоря, филлоксеры.
Спустя 15 лет это насекомое неожиданно дало о себе знать во Франции. Крошечное существо поселялось на корнях виноградной лозы, высасывало из нее все соки, и куст погибал. В ходе этой внезапной атаки во Франции филлоксера свела на нет два с половиной миллиона акров виноградников. Ущерб, нанесенный экономике Франции филлоксерой, оказался невероятным: десять миллиардов золотых франков!

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Виноградный лист, пораженный филлоксерой
Но не только Францию оккупировала скромная тля. В 1869 году она уже хозяйничала в окрестностях Женевы, затем перебралась в Германию и Австрию. А в 1880 году она посетила Крым, Кубань, Бессарабию, Ташкент.
Изменил ситуацию с виноградниками небольшой клещ, который тысячами уничтожал филлоксер. Этих крошек из Америки привезли в Европу и выпустили на виноградники. Они-то и. спасли положение.
Не менее головокружительных успехов в освоении европейского континента добился еще один «американец» - колорадский жук. Действительно, его родиной является запад Северной Америки, где он до появления культурного картофеля обитал на диких растениях семейства пасленовых.
Но вот в 1865 году вроде бы ничем не примечательный жучок появился на картофельных полях штата Колорадо и при этом нанес им серьезный ущерб. По месту своей родины он и получил теперешнее название. Чтобы предотвратить его дальнейшее распространение, были приняты соответствующие санитарные меры. Но они не помогли: вскоре вредитель уверенной «поступью» зашагал не только по Северной Америке, но и появился в Европе. Его пытались всеми доступными средствами сдерживать. Но окончательной победе человека над колорадским жуком помешала Первая мировая война.
В это время европейцам было не до санитарного контроля, и вскоре опасный вредитель надежно «окопался» на французском побережье. Затем, несмотря на усилия карантинных служб, колорадский жук, проявив недюжинную активность, быстро распространился по всем странам Центральной Европы.
В 1933 году он объявился в Англии. Еще спустя три года хозяйничал на полях Бельгии, Голландии, Швейцарии. Затем продемонстрировал свой непомерный аппетит в Чехословакии, Польше, Венгрии.
Первые «десантные» группы опасного вредителя на территории бывшего Советского Союза были зафиксированы в Львовской области в 1949 году. Затем в 1953 году симпатичных полосатых жучков одновременно заметили в Калининградской, Волынской, Брестской и Гродненской областях. А еще спустя некоторое время он уже вовсю хозяйничал на огромных территориях великой державы.


Если в оккупации колорадским жуком Северной Америки и Европы вина человека относительна, то во многих случаях, изложенных ниже, она самая непосредственная.
Взять хотя бы «великий поход» непарного шелкопряда. Толчок этому событию дал французский астроном Леопольд Трувело. Занимаясь исследовательской работой в Гарвардской обсерватории в США, он, видимо, имел немало свободного времени и поэтому решил на досуге вывести новую породу шелковичных червей.
Для своих селекционных изысканий он доставил из Франции в Гарвард несколько десятков гусениц непарного шелкопряда - злейшего вредителя многих видов деревьев, в том числе и хвойных. Но поскольку Трувело к своему начинанию отнесся с явной небрежностью, в 1869 году несколько бабочек из его лаборатории вырвались на свободу. Случилось это в городе Медфорде, расположенном в штате Массачусетс.
Прошло двадцать лет. В 1889 году жители Медфорда, городка, в котором появились первые вольные мотыльки непарного шелкопряда, испытали настоящее бедствие от чужеземного нашествия. Бесчисленные массы гусениц, опустошив окрестные леса, двинулись в городские сады и парки, где в короткое время объели всю листву. Не найдя больше необходимой еды, они сплошным слоем облепили заборы, тротуары, стены домов. Потом появились в квартирах, забираясь в хлебницы, шкафы, постели. Они были везде. Миллионами они гибли под колесами экипажей и подошвами пешеходов, и от их разлагающихся трупов воздух города пропитался ужасным смрадом. Появление шелкопряда жители города назвали современной «казнью египетской».
И только вмешательство правительства США, выделившего немалые деньги на борьбу с шелкопрядом, позволило остановить его уверенное шествие и оттеснить за Гудзон. Совсем же избавиться от этой «заразы» американцам вряд ли удастся. И даже несмотря на то, что в борьбе с непарным шелкопрядом они используют жужелицу красотела - очень симпатичного и активного жука. Днем он прячется под опавшей листвой, а ночью рыщет по лесу, забирается даже в кроны высоких деревьев и беспощадно расправляется с шелкопрядами .
Невиданную вспышку численности, а следом - и огромный ущерб принесли австралийскому континенту кролики. Началось же завоевание Австралии длинноухими животными после того, как в 1788 году первопоселенцы привезли с собой на континент несколько пар пушистых зверьков.
Сначала их очень берегли. Но затем стали выделять огромные средства для борьбы с этими ненасытными существами. Кролики стали национальной проблемой Австралии. Маленькие грызуны объедают кору деревьев, тем самым обрекая их на смерть. Они уничтожают лишь самую лучшую растительность на пастбищах, вместо которой появляются буйные заросли сорняков, которые не могут есть даже овцы. Поэтому власти континента ведут с длинноухими существами настоящую войну, в которой используются авиация и сухопутные войска.
Чтобы остановить дальнейшее расселение длинноухих, континент несколько раз во многих местах перегораживали забором из металлической сетки, длина которого в общей сложности составляет десятки тысяч километров. Но кроликов эта преграда не остановила, а лишь оттеснила во внутренние районы континента. Кстати, нашествие кроликов ежегодно обходится Австралии приблизительно в 400 миллионов марок.
Но почему же кролики не имеют столь широкого распространения в Европе? Причина одна: естественные враги, сдерживающие численность длинноухих грызунов. И в Австралию были завезены лисы и кошки. Но они, вместо ожидаемого избавления от кроличьей напасти, принесли на континент новые беды.
Дело в том, что лисы и кошки полностью переключили свое внимание на некоторых представителей местной фауны. В результате на грани исчезновения оказались многие виды сумчатых животных, а также птиц. Теперь в большинстве городов Австралии вместо трелей представителей местной орнитофауны можно услышать лишь чириканье европейских воробьев или пение вездесущих скворцов.
Это только некоторые примеры необдуманных действий человека, которые впоследствии привели к катастрофическим изменениям в фауне стран и континентов. Можно было бы еще остановиться на крысах, принесших в Европу многие страшные болезни. Или козах, ставших причиной появления на месте огромных лесных массивов песчаных пустынь. Например, до появления этих животных на африканском континенте две тысячи лет назад горы Северной Африки были покрыты лесами, в которых водились медведи, олени и даже слоны. Теперь ничего этого и в помине нет.
Дело в том, что козы в поисках еды, основу которой составляют растения, буквально «перелопачивают» верхний слой земли, уничтожая и плодородный почвенные пласт. И оголенная земля, особенно на склонах гор и холмов, остается без естественной защиты. В результате солнечный зной и проливные дожди разрушают ее.

 

 

 



Самые распространенные животные
Как известно, одной из причин гибели многих видов, в частности, американского странствующего голубя или бизонов, стало появление новых, более совершенных средств передвижения: быстроходных судов, автомобильного и железнодорожного транспорта. Осваивая новые земли и водные акватории, люди неожиданно столкнулись с многочисленными стадами и стаями некоторых видов животных, которых без особого труда можно было добыть в огромных количествах. А затем использовать в качестве продуктов питания, материалов для изготовления одежды и различных поделок.
А поскольку человеческая жадность границ не имеет, вскоре десятки многомиллионных видов животных были практически стерты с лица Земли.
В свою очередь, словно чтобы компенсировать численные потери, именно благодаря новым транспортным средствам многие виды освоили новые территории, в десятки и сотни раз увеличив свою численность. А некоторые из них распространились практически по всей Земле, став, таким образом, животными-космополитами - организмами, обитающими по всему (или почти по всему) земному шару.
И таких видов, впрочем, немало. Первыми в этом ряду стоят многие известные человеку птицы и звери: например, домовой воробей и крыса. Но поскольку они очень хорошо человеку известны, мы расскажем о менее знакомых космополитах.
И начнем с фараонова муравья.
Впервые этих крошечных желтых насекомых обнаружили в начале XVIII века в гробницах египетских фараонов. По этой причине его родиной считают Египет.
Появление же фараонова муравья в Европе относят к 1828 году, когда он был впервые замечен в Лондоне. Спустя несколько десятилетий, а точнее в 1863 году, его обнаружили в Австрии. И в это же время он появился в Северной и Южной Америке. Затем эти муравьи проникли внутрь континентов, к настоящему времени практически завоевав весь мир.
Обитает фараонов муравей в тёмных, тёплых и влажных местах. При этом одна семья, состоящая из нескольких десятков и сотен тысяч особей, селится на большой территории в большом количестве связанных между собой гнезд. Причем в каждом из них может быть несколько плодящихся самок. Расселяются же фараоновы муравьи почкованием гнезд, когда небольшая часть рабочих Муравьёв, прихватив с собой личинок, куколок и несколько плодящихся самок, уходит обживать новое место .
Еще одним космополитом является скопа - хищная птица, тоже распространённая практически по всему свету, за исключением Антарктиды. Гнездятся скопы повсюду, где имеются подходящие места и мелководные водоемы, богатые рыбой. Обычно свои гнезда они строят в 3-5 километрах от водной акватории, но могут располагать и рядом с водой.
Птицей-космополитом является также сокол-сапсан, который тоже распространился практически по всему свету, за исключением Антарктиды и экваториальных районов Африки и Южной Америки. Обитает он в самых разных местах: в лесах, тундре, на моховых болотах. Но полностью игнорирует глухие леса, а также степи и пустыни.
О том, что дельфин-касатка - это тоже космополит, знают, наверное, немногие. А это действительно так. Эти животные обитают практически во всех морях и океанах земного шара. А вот в Азовском, Черном и Восточно-Сибирском морях касатки почему-то нет.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Дельфин-касатка

Огромная часть животных-космополитов - это те виды, которые живут по соседству с человеком: например, домовая мышь, серая крыса, комнатная муха, рыжий таракан.
Так, раньше домовой воробей обитал лишь в Северной Европе. Впоследствии он оккупировал весь европейский континент, Азию, Северную и Восточную Африку, Сенегал,
Малую Азию. Обосновался он также в Южной Африке, Австралии, Новой Зеландии, Северной и Южной Америке и на многих островах. Поэтому в настоящее время общая численность этой птицы во всем мире точно неизвестна. Но по некоторым данным - домовых воробьев около 100 миллиардов.
Но уж коль мы заговорили о видах-космополитах, наверное, будет правильным сказать несколько слов и о животных-эндемиках. Вообще же эндемики (от греч. endemos - местный) - это те виды, которые ограничены в своем распространении определенной территорией.
Ареал, занимаемый эндемиками, может по площади быть самым разным. Причем порой он ограничен несколькими десятками гектаров.
Например, европейский протей обитает только в подземных водоемах Югославии. А один из видов живородящих лягушек - нектофриноидес - населяет лишь склоны горы Нимба в Гвинее площадью всего в несколько квадратных километров.
Моллюски же чашечка зарейская и арсеньевиная Зимина обитают только в озере Заря, которое расположено на побережье Японского моря в Приморском крае.
В то же время, согласно данным зоолога О.А. Тимошкина, в огромном по площади озере Байкал из 2595 видов и подвидов водных животных 1455 (или 56,5 %) являются эндемиками озера. А все сумчатые животные обитают на всем австралийском континенте.
По сути, эндемики - это виды, адаптировавшиеся к определенным условиям внешней среды, которые порой (но не всегда) ограничены весьма узким ареалом. А это значит, эндемиков, в отличие от животных-космополитов, в мировой фауне намного больше.

 

 

 

 

 

САМЫЕ РЕДКИЕ И ДРЕВНИЕ ЖИВОТНЫЕ


Экзотические животные
В ряду многих сотен наук, изучающих живую материю, определенное место занимает и криптозоология. Ученые, занятые в этой области исследований, целенаправленно занимаются поисками животных, существование которых не доказано, хотя о них неоднократно упоминается в рассказах местных жителей.
О некоторых же из этих существ, благодаря средствам массовой информации, узнала и широкая публика. А, наверное, самую большую популярность приобрел так называемый «снежный человек». Впрочем, в его существование верят немногие, хотя из разных уголков Земли поступают сотни сообщений о встрече с ним. Человекоподобных существ видели в непроходимых лесах Амазонии и во многих уголках США, в Канаде и на Аляске, в Гималаях и в Китае. И в каждом из этих мест его называют по-разному: бигфут, сасквач, кангуи, йети, патон, леший, алмас, каптар.
И вот случай, происшедший в 1967 году, казалось бы, всем сомнениям должен был положить конец. Именно в пятницу 20 октября 1967 года около 13 часов 15 минут Роджер Паттерсон и Боб Гимлин в лесистых плоскогорьях Северной Калифорнии смогли не только увидеть, но и сфотографировать снежного человека.
По своей убедительности фильм не имел себе равных, хотя продолжался всего 40 секунд.
На снимке было четко запечатлено плотно сбитое широкоплечее существо. Темная, рыжевато-черная шерсть покрывала все его тело, за исключением лица, сосков, ладоней и пяток. Г олова, казалось, вырастала прямо из плеч, а лоб был словно обрезан от бровей к макушке .

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Кинокадры, заснятые Роджером Паттерсоном в 1967 г. Большеног пересекает ручей Блафф-Крик в Северной Калифорнии. Увеличенный фрагмент

Скептики пытались объявить фильм фальшивкой, но многочисленные экспертизы привели неопровержимые доказательства его подлинности.
Пленку исследовал британский специалист по биомеханике Грив, который определил, что «такт и ритм движений существа типичны для человека, но способ движений конечностей иной». Это говорило о том, что снятое существо не могло быть человеком в «костюме» обезьяны, как пытались доказывать некоторые противники существования снежного человека.
Убедительные доказательства объективности съемок предоставил и биофизик Валентин Сапунов, исследовавший фильм на компьютере. Он разбивал изображение на 226 144 квадрата, а затем каждый фрагмент увеличивал. Оказалось, что ноги странного создания никогда полностью не выпрямляются, кисти рук имеют большой изгиб, и довольно сильно выступают ягодицы. Все эти признаки характерны для человекообразных обезьян.
Еще одним знаменитым существом является чупакабра - нападающий на скот и сосущий из него кровь мексиканский вампир.
А началась эпопея с этим существом 11 марта 1995 года в городке Ороковис, когда фермер Энрике Анандec обнаружил у себя в загоне для скота сразу восемь трупов овец. Каждая имела на шее по два небольших отверстия, через которые у животных и была высосана кровь.
Вскоре сообщения о странных убийствах животных стали приходить из других мест. Так,
19 ноября 1995 года в Пуэрто-Рико были обнаружены дюжины убитых и обескровленных индеек, кроликов, коз, лошадей, коров, кошек и даже крыс.
В новом году жертвы уже появились в Мексике и США. 4 января в округе Изабелла, штат Мичиган, были обнаружены восемь телят. У двух шкуры были содраны целиком, а у остальных шести кожа сохранилась лишь на голове.
Озадаченные власти пригласили в Пуэрто-Рико известного английского профессора Купа Шеллхорна. Ученый исследовал следы крови жертв и установил, что в ней содержится вещество, препятствующее свертыванию.
По многочисленным свидетельствам был «составлен портрет» чудовища. По внешнему виду он похож немного на кенгуру, роста до полутора метров. Покрыт шерстью сероватого, желтого или коричневого цвета. По некоторым сведениям, кожа как у рептилий. У него раскосые немигающие светлые глаза, которые в случае опасности приобретают красный цвет и начинают светиться; уши острые, растопыренные. Орган для всасывания крови представляет собой что-то очень похожее на длинный, как у змеи, язык. Мощные трехпалые задние лапы имеют огромные острые когти с перепонками между ними. Передвигается страшилище на ногах, причем довольно быстро. Некоторые свидетели утверждают, что он имеет что-то похожее на крылья и даже становится невидимым, словно растворяется в воздухе. Назвали страшного монстра «чупакабром».
Раны, оставляемые на теле «чупакабром», размером с четверть дюйма и похожи на те, которые остаются после биопсии, когда удаляются части органов без повреждения наружных слоев кожи. Все операции над животными были проделаны вполне профессионально.
Чтобы объяснить появление страшного монстра, было выдвинуто несколько гипотез. Так, одна из них предполагает, что на Карибских островах проводились генетические эксперименты. И исключить вероятность того, что чупас представляет собой существо, возникшее в результате биологических экспериментов, нельзя.
Согласно другой «криптозоологической» гипотезе, считается, что «чупакабра» - боковая ветвь какого-то давно вымершего зверя или, возможно, до сих пор неизвестное зоологам животное, пришедшее к человеку из малоизученных районов джунглей. Эта версия косвенным образом подтвердилась после изучения старинных мексиканских орнаментов - на них были найдены изображения подобных «чупас» животных.
Летом 2004 года один техасский фермер выследил и убил чупакабру, утащившую у него свыше 30 кур в течение суток. Это существо было похоже на собаку с острой мордой, голой серой кожей и крупными ушами. Позже в округе было подстрелено еще несколько таких же животных.
В ходе генетических исследований было установлено, что чупакабры относятся к семейству псовых и, скорее всего, являются койотами, хотя и довольно необычными. В конце концов, ученые предположили, что странный внешний вид предполагаемых койотов, возможно, является следствием некой наследственной болезни.
Еще одним «рекордсменом» по популярности является странное существо, обитающее в северо-шотландском озере Лох-Несс, площадь которого 56 квадратных километров. Глубина же доходит до 250 метров.
Началась же лохнесская история почти 80 лет назад, точнее, 5 января 1934 года. День близился к концу. В это время ветеринар Артур Грант проезжал на мотоцикле по берегу озера Лох-Несс. Неожиданно свет фар выхватил из темноты фигуру странного существа.
Впоследствии Грант утверждал, что длина загадочного животного была около 6 метров. На длинной шее возвышалась небольшая голова, а на спине торчали два горба. С этого времени, по сути, и начинается лохнесская эпопея, которая с небольшими перерывами продолжается и по настоящее время.
Чтобы доказать или опровергнуть существование Несси, в течение последних десятилетий предпринимались многочисленные экспедиции к озеру. Причем хорошо оснащенные различной исследовательской аппаратурой.
Однако, какие бы исследования ни проводились, предоставить убедительные доказательства в пользу существования «динозавра» в озере Лох-Несс ученые так и не смогли. Поэтому многие считают, что феномен Несси - это просто сознательная фальсификация, придуманная для привлечения туристов. И действительно, вокруг имени Несси сегодня существует целая инфраструктура туристического бизнеса с многомиллионными прибылями.
Еще одним существом, о котором много говорят и пишут, является таинственный морской Змей. Считается, что первая встреча человека со Змеем произошла в 1552 году. В течение последующих столетий таких встреч была не одна сотня.
Но поскольку Змея видели многие сотни людей и экипажей кораблей, обо всех этих случаях мы рассказывать не станем, а обратимся к исследованиям известного зоолога Бернара Эйвельманса, который собрал и систематизировал все наблюдения, и, опираясь на полученные свидетельства, дал обобщенный портрет Змея.
По мнению ученого, у чудовища плоская змееподобная голова с крупными глазами и длинной шеей, большое массивное тело с горбами, длинным хвостом и плавниками. Длина -от 10 до 30 с лишним метров. Змей быстро плавает.
В деталях очевидцы расходятся. По одним утверждениям - длина шеи составляет три метра, по другим - до десяти. Его голова, говорят одни, размером с лошадиную, в то время как другие утверждают, что ее длина и ширина достигают двух метров. Одни видели на голове рожки и подобие растительности, другие - совершенно голую голову. Одни свидетели утверждают, что у Змея беззубые десны, а другие - что его пасть полна огромных острых зубов. Одни наблюдали черного Змея, другие - черно-коричневого.
Противоречия? Да. Но они вполне объяснимы, если предположить, что и сделал Эйвельманс, что речь идет не об одном виде, а о целой группе совершенно различных животных, среди которых есть существа, очень похожие на плезиозавров.

 

 

 



«Живые» ископаемые
Ученые нет-нет да и откроют вдруг такое животное, о котором знали лишь палеонтологи. И то лишь по той причине, что, как считали специалисты, оно уже сотни или десятки миллионов лет назад вымерло. И таких видов за последнюю сотню лет открыто немало.
Самым же знаменитым представителем «живых» ископаемых, наверное, следует считать целаканта, или латимерию - кистеперую рыбу, которая считалась вымершей за много миллионов лет до динозавров.
Первые целаканты появились около 350 миллионов лет назад и вскоре завоевали водные пространства практически всей планеты. Так, во время раскопок в Принстоне (США) в слоях, возраст которых определялся 190 миллионами лет, на 1 квадратном метре площади находилось в среднем несколько десятков окаменелых останков целаканта. Останки этой кистеперой рыбы найдены также в земных пластах, имеющих возраст от 300 до 50 миллионов лет. Поэтому все палеонтологи сходились во мнении, что рыба давно вымерла.

Воспитание детей. Выдержки из книги Анатолия Бернацкого

Целаканты появились около 350 миллионов лет назад
Но свои коррективы в эту точку зрения внесла Марджори Кортни-Латимер - сотрудник музея в городе Ист-Лондон. В декабре 1938 года в уловах рыбаков, осуществлявших промысел возле устья реки Чалумна, она обнаружила странную рыбу синего цвета. Не имея возможности определить видовую принадлежность находки, Марджори распорядилась изготовить ее чучело.
Когда же рыбу увидел профессор зоологии Брайли Смит, он сразу определил в чучеле целаканта, дав ему латинское имя Latimeria chalumnae в честь Марджори Латимер и места находки - города Чалумна.
Еще одним хорошо известным «живым» ископаемым является гатгерия - единственный живущий в наши дни представитель древних ящеров. Этой рептилии «от роду» 200 миллионов лет. И прожив столь долгую жизнь, она практически не изменилась.
Внешне гатгерия почти не отличается от ящерицы. Однако когда зоологи исследовали ее внутреннее строение, то установили, что в ней сочетаются особенности, характерные змеям, ящерицам, черепахам и даже. земноводным. Как пишет А. Брем, «признаки древнейших стегоцефалов, встречающихся в пластах пермской и девонской формаций Богемии и Саксонии, а также ящероподобных земноводных и черепах, допотопных плезиозавров и ящериц соединены в одном-единственном животном - гаттерии». Кстати, гаттерия - самое холодоустойчивое животное среди рептилий. Ведь обычно холоднокровные пресмыкающиеся живут при температуре 25-27 градусов Цельсия, а гаттерии не погибают даже при температуре и 15, и 10, и 6 градусов Цельсия.
В 1931 году возле австралийского города Эсперанс были обнаружены два муравья, которые являлись почти точными копиями муравьев, которые исчезли около восьмидесяти миллионов лет назад. Но отыскать хотя бы один муравейник, в котором бы обитали «живые ископаемые», никому не удавалось. И только спустя 46 лет, в 1977 году доктор Б. Тейлор нашел их на полуострове Эйр, в Австралии. И не пару экземпляров, а множество муравейников!
Обитают эти насекомые в пустынной местности и притом ведут ночной образ жизни. Поэтому их и не удавалось так долго обнаружить зоологам .
В начале 50-х годов прошлого столетия учеными датского исследовательского судна «Галатея», проводившими изучение фауны Тихого океана, из глубины 3580 метров был поднят странный моллюск. В хрупкой раковине длиной около 4 сантиметров и толщиной немногим более сантиметра находилось существо, питающееся илом и передвигающееся по дну с помощью голубовато-розовой ноги. Окружали ногу пять примитивных жабр, которые и позволяли моллюску дышать.
Это был моллюск, считавшийся предком нынешних кальмаров, морских улиток и двустворчатых моллюсков, вымерший, как считалось ранее, приблизительно 350 миллионов лет назад. И вот взору ученых предстало самое настоящее живое ископаемое. Назвали его неопилиной .
Еще одной внезапно «ожившей» древностью являются граптолиты - простейшие колониальные организмы, которые, как мшанки и кораллы, представляли собой колонии многочисленных крохотных особей. Граптолиты жили в морях кембрийского периода приблизительно 490 миллионов лет назад и в настоящее время считаются вымершими. Но в 1882 году были обнаружены их ближайшие родственники - цефалодиски: у них тоже отдельные особи живут вместе в выделяемых ими трубочках.
Уже в XXI столетии в Лаосе ученые открыли грызуна, который, как считалось, 11 миллионов лет назад исчез с лица Земли: судя по окаменелым останкам, он был похож на землеройку с коротким хвостом.
Ныне же обнаруженное животное проявляет активность в ночное время суток. В отличие от своего далекого родственника он около 30 сантиметров в длину и хвост у него тоже достаточно длинный. И хотя в распоряжении ученых имеется несколько шкурок, живых грызунов им увидеть пока не удалось.
Наиболее же древним «живым» ископаемым является ланцетник - примитивный хордовый организм, относящийся к подтипу бесчерепных животных. Его возраст около 500 миллионов лет, и в течение всего этого времени он практически не изменился. По крайней мере, окаменелости организмов, живших в кембрийский период, имеют много общего с современными ланцетниками. Причем эти животные довольно широко распространены в умеренных и теплых водах Атлантического, Индийского и Тихого океанов, в Средиземном и Черном море.

Авторизация

Реклама