Алебарды, копья, секиры

Категория: Искусство фехтования Опубликовано 01 Апрель 2015
Просмотров: 3977

Алебарды, копья, секирыАлебарды, копья, секиры
Выдержки из книги Алексея Горбылёва "Когти невидимок"
КОНАГИНАТА - «МАЛАЯ АЛЕБАРДА»
Японская алебарда нагината с длинным древком (в Ка-тори Синто-рю, например, используются алебарды длиной около двух с половиной метров) — оружие вроде бы не шпионское.

Она слишком велика, чтобы таскать ее с собой во время ночных операций, сопряженных с лазанием по деревьям, ползанием по кустам и т.д. Однако находчивый мастер «иньского искусства» (яп. ин-дзюцу — так называлась
традиция нин-дзюцу в княжестве Цугару) по имени Хори- гути Гэнъисай Садамицу изобрел нагинату с укороченным древком, получившую название «конагината» — «малая алебарда», которую он с успехом использовал во время выполнения заданий. Судя по всему, Хоригути был большим любителем оружия с длинным клинком, так как в созданной им школе Хоригути Гэнси-рю помимо техники боя конагината кодифицирована также техника фехтования длинным мечом (нага-тати). Хоригути Гэнси-рю благополучно дожила до наших дней и, возможно, существует даже сейчас. Во всяком случае, еще в середине XX века ее демонстрировал Оцу Икусукэ, владевший несколькими
направлениями воинского искусствами, развившимися в княжестве Цугару, в том числе школами нин-дзюцу Накагава-рю и Хориути Кохаято-рю. Хацуми Масааки утверждает, что в программе школы нин-дзюцу Тогакурэ-рю, патриархом которой он является, также изучались приемы боя с разновидностью алебарды бисэнто, которая, в отличие от стандартных образцов, имеет более широкое массивное лезвие и походит на китайскую алебарду дадао.
Вообще, нагината в Японии считалась женским оружием. Фехтованию ею едва ли не в обязательном порядке обучались практически все женщины. Жены и дочери госи из Ига в этом плане не были исключением. О том, сколь высоко было их мастерство, рассказывает книга «Иранки» («Повесть о мятеже в Ига»), посвященная героической борьбе жителей провинции Ига против нашествия армии князя Оды Нобунаги.
Во время обороны крепости Хидзияма, где укрылись основные силы защитников Ига, из крепости верхом на коне выехала красивая женщина с развевающимися на ветру прекрасными иссиня-черными волосами, перевязанными белой повязкой-хатимаки, в таком же белом (белый цвет в Японии считается цветом смерти) одеянии с алебардой в руках. Сначала ее появление вызвало улыбку на лицах некоторых воинов Оды, но уже через несколько мгновений она с них улетучилась. Женщина мастерски владела искусством боя нагинатой и широкими размашистыми ударами рубила головы врагов, словно на покосе. Даже бывалые воины князя пришли в трепет при виде ее удали и попятились назад.
После некоторого замешательства из лагеря Гамоу, военачальника Оды, выехал один из сильнейших воинов и, переправившись через речку Нагата, с копьем наперевес поскакал навстречу богатырше, выкрикивая оскорбления. Это был знаменитый воин из клана Гамоу Тамура Сирота. Однако женщину-воина его появление совсем не смутило. Выхватив из мешочка, висевшего на поясе, сюрикэн, она метнула его во
врага. Лезвие угодило Тамуре прямо в правое бедро, и он кубарем полетел из седла. В тот же миг серповидный клинок алебарды богатырши из Ига отхватил ему голову. После такой скорой расправы с одним из сильнейших воинов уже никто не решался выйти один на один с красавицей. Тогда копейщики Гамоу окружили ее со всех сторон, и несколько десятков копий разом вонзились в ее прекрасное тело. Так погибла Киё-но годзэн, жена Матии Саманосукэ, которой в ту пору было 38 лет от роду.


СИ1АКИ-1РИ - «УДАРНОЕ КОПЬЕ»
Согласно древним преданиям жителей провинции Ига, основным оружием отрядов «ночных демонов» этой местности были копья, называвшиеся «сибаки», длиной около 1 м 60 см. Глагол «сибаку», от которого образовано слово «сибаки», на местном диалекте означает «бить», «драться». Такое название копья ниндзя, согласно одному из главных авторитетов в исследованиях нин-дзюцу Кояме Рю- таро связано с тем, что им в основном не кололи, а наносили рубящие удары.


КАМАЯРИ - «КОПЬЕ-СЕРП»
Хацуми Масааки в своей книге «Ninjutsu history and tradition» утверждает, что ниндзя из Тогакурэ-рю использовали «уникальную» (точнее, довольно редкую) разновидность копья камаяри, которая сочетает в себе характеристики копья и серпа (рис. 61). У всех видов камаяри помимо основного копейного «жала» имеется один (иногда два) боковой серповидный клинок. Однако, если в большинстве случаев концы «серпов» обращены вверх, то в варианте Тогакурэ-рю они наоборот развернуты вниз. Такая разновидность камаяри называется «ситамуко-камаяри» или, если «серпов» два, «ситамуко дзюмондзи-камаяри».


Алебарды, копья, секиры


Таким копьем можно не только сражаться в бою. Ниндзя мог зацепиться крюком за гребень ограды и взобраться наверх по древку, использовать камаяри подобно маятнику для «перелета» с ветки на ветку, моментально вытащить всадника из седла с ветви дерева, нависшей над дорогой, подцепив его крюком за горло (рис. 62) и т.д.

Алебарды, копья, секиры

Помимо всего прочего «копья-серпы» использовались для переноски грузов в качестве коромысла, для запирания дверей и рыбной ловли.


ОНО-«СЕКИРА»
В списке оружия ниндзя значится и это (в целом мало популярное в Японии) габаритное оружие, которое обычные воины использовали лишь для разгрома ворот и дверей укреплений врага (рис. 63). Дело в том, что секира-оно — стандартный элемент походного снаряжения горных отшельников ямабуси, под личиной которых очень часто пытались скрыть свою коварную сущность «воины ночи» (рис. 64).

Алебарды, копья, секиры


Секира ямабуси представляла собой массивное лезвие из высококачественной стали насаженное на длинную дубовую рукоять. Хотя отшельники пользовались им лишь для прокладывания дороги сквозь горные заросли, таким приспособлением можно было без особых проблем «вскрывать» и доспехи противника, словно консервную банку. Техника боя секирой оно никогда не была
канонизирована. Источники молчат о существовании каких-либо школ, обучавших искусству обращения с этим оружием.
Поэтому о конкретных приемах боя такой секирой мы можем только догадываться. Впрочем, некоторые приемы можно найти в книгах Хацуми Масааки.

БОЕВЫЕ ШЕСТЫ И ДУБИНКИ
Одним из главных видов оружия ниндзя была во все времена деревянная или бамбуковая палка, либо ее аналоги. Понятно, что в свои ночные рейды «невидимки» шест не брали, так как он мешает лазить по деревьям и стенам. Но для работы в облике монаха, селянина, нищего палка была просто незаменима. Так, орудуя под видом ямабусй, шпион вооружался конгодзё — специальным многогранным посохом, являвшимся непременным атрибутом горного отшельника. Действуя под видом буддийского священника, он снаряжался
стандартным монашеским посохом сякудзё или такой его любопытной разновидностью как рокудзё — «оленья палка» — с насаженными ветвистыми оленьими рогами.
Излюбленным трюком ниндзя была маскировка под раненного в ногу воина. В этом случае в качестве боевого шеста выступал примитивный костыль с Т-образной рукояткой, называвшийся сюмокудзуэ. Наложив на глаза рыбьи чешуйки, можно было сыграть роль слепого, в руках которого «трость» смотрелась совершенно естественно. При самой же примитивной маскировке под сельского жителя ниндзя мог
воспользоваться коромыслом.
Со всеми этими предметами можно было перемещаться практически беспрепятственно, так как они не привлекали никакого внимания со стороны окружающих, конечно при условии их соответствия внешнему облику и одеянию.
В разных школах японских бу-дзюцу изучали приемы с шестами, дубинками и палочками самой разной длины. Даже палки с одинаковыми названиями в разных школах могли быть разной длины. Возьмем, к примеру, «трость» ханбо. Чаще всего ханбо имела в длину 3 сяку, т.е. 90 см. Однако уже из самого названия этой «трости» очевидно, что длина ее могла быть и иной. «Ханбо» означает «половинный шест», а шесты бо в разных школах использовались разные. Соответственно известны и более длинные образцы ханбо — до 4—5 сяку A20—150 см).
Вообще, существовали две системы измерения длины оружия: так сказать, фиксированная и под конкретного владельца. Согласно «фиксированной системе измерений» длинный боевой шест делался длиной в 6 сяку (около 180 см), а ханбо — 3 сяку. Если же палки подгоняли под конкретного человека, то, в соответствии с наставлениями разных школ, они могли иметь длину «до уха» (мимикирибо), «до пояса» (косикирибо), «в длину руки с вытянутыми пальцами» (тэсакикирибо), «в длину руки» (тэкирибо).
Использовались и более короткие дубинки. Длина тэбо была менее длины руки от локтя до кончиков пальцев. Как правило, эти предметы изготавливали из японского остролистного дуба каси. Все школы, включающие в свою программу бо-дзю- цу — искусство боя длинным шестом — или дзё-дзюцу — искусство боя палкой дзё (90—150 см), можно разделить на две группы: «боевую» и «полицейскую».
В «боевых» школах бо-дзюцу преобладают удары концами шеста, бой на дистанции. Приемы в основном позаимствованы из арсенала копья (яри) — все виды уколов — и алебарды (нагината) — маховые удары. Происхождение такой техники вполне очевидно. Если в бою противник обрубал наконечник копья или лезвие алебарды воина, тому ничего не оставалось, как отмахиваться от него обрубком (рис. 65). При этом в руках у него все же оставалось довольно грозное оружие, так как, в отличие от относительно безобидной обычной палки, на одном конце обрубка имелся железный набалдашник с шипом исидзуки, которым можно проткнуть человека насквозь. Характерный
пример такой техники — бо-дзюцу школы Катори Синто- рю, в которой длина шеста равняется длине алебарды минус лезвие.
Алебарды, копья, секиры
В Катори Синто-рю боец старается контролировать дистанцию и не подпускать к себе противника. Один кончик шеста с набалдашником исидзуки почти во всех случаях устремлен в горло противника. Из-за довольно большой тяжести шеста его, как правило, держат обеими руками.
Удары направлены в места, не защищенные доспехами, и почти всегда наносятся самыми концами оружия, а не серединой. Для защиты в основном используют отводящие удары концами древка, а подставки выполняют только под руки противника— в противном случае вражеский клинок попросту разрубит шест пополам.
Похожим образом в «боевых» школах используется короткая палка дзё, но в ее арсенале присутствуют и многочисленные приемы, позаимствованные из фехтования мечом. Благодаря этому техника дзё-дзюцу богаче и многограннее техники бо-дзюцу. Дзё нередко держали одной рукой ближе к одному концу или за середину, что позволяло работать как бы прямым и обратным хватом одновременно. Это давало некоторое преимущество в схватке с несколькими противниками. В лицо, горло, в сердце и солнечное сплетение, в пах в бою
наносят тычковые удары, а по суставам рук и ног — секущие. В схватке против фехтовальщика-меченосца палку не подставляют под лезвие катаны, а бьют ею противника по рукам или сбоку по его клинку. Последнее действие грозит врагу поломкой меча, который не терпит сильных ударов по боковине. Очень часто в дзё-дзюцу используют удары со скользящим хватом, что делает их непредсказуемыми.
В умелых руках дзё — оружие универсальное и весьма могущественное. Не случайно, по преданию, самый знаменитый из всех японских фехтовальщиков, Миямото Муса- си A584—1645) свое единственное поражение потерпел от мастера дзё-дзюцу Мусо Гонносукэ, который, кстати, на основе техники Катори Синто-рю создал типичную «боевую» школу Синто Мусо-рю.
В «полицейских» школах бо-дзюцу и дзё-дзюцу основу арсенала составляют различные болевые приемы, удушения, зацепы ног, как правило, позаимствованные из арсенала дзю- цу. Такие школы появились позднее, чем «боевые», — не ранее начала XVII века, когда палки разной длины стали стандартным оружием полиции. Как и в наши дни, при сегунах Токугава полицейские не имели права просто так без
суда и следствия расправиться даже с самым злостным преступником. Закон предписывал задержать его, доставить в участок или тюрьму и предать правосудию. Отсюда специфика техники бо-дзюцу и дзё-дзюцу «полицейских» систем.
У нас нет точных данных, как выглядела техника боя шестом, которую использовали ниндзя из Ига и Кога. Но исходя из специфики их деятельности, можно предположить, что она соответствовала «боевому направлению» бо-дзюцу и дзё-дзюцу. Общеизвестно, что «невидимки» стремились свести «огневой контакт» с противником до минимума, действовали по принципу: дал по башке и «сделал ноги». Они вряд ли имели возможность тратить драгоценные секунды на довольно сомнительные попытки обезоружить противника, сковать его болевым приемом и удержать хитрой «завязкой» суставов, так как для всего этого требовалось обладать немалым превосходством в мастерстве, силе, ловкости, а противник должен был быть в единственном числе. В этой связи можно однозначно сказать, что та техника бо- дзюцу и дзё-дзюцу, которую изучают последователи «современного нин-дзюцу» Будзинкан, никакого отношения к реальной технике палочного боя «невидимок» из Ига и Кога не имеет. Сам создатель Будзинкана Хацуми Масааки в книге «Stick-fighting» (в немецком издании «Hanbo-jutsu») указывает на источник своего мастерства в этой области — школу Кукисин-рю. Кукисин-рю сложилась в первой
половине XVII века и изучалась полицейскими, откуда и происходит ее «бросково-болевой» арсенал (рис. 66—67). Авторы большинства работ указывают, что создателем искусства дзё-дзюцу явился основатель школы Синто Мусо-рю Мусо Гонносукэ. В действительности школы дзё-дзюцу существовали и до него. Однако довлеющее положение Синто Мусо-рю, положенной в основу современного боевого искусства дзёдо, не позволило им прославиться. Большинство этих школ были связаны с объединениями ямабу- си. Таковы, например, Гассан-рю, которую разработали сю- гэндзя трёх гор северного края Дэва (Гассан, Хагуро и Юдоно) и передали тамошним ниндзя, носителям школы нин-дзюцу Хагуро-рю, а также Дайэн-рю, названная по имени своего основателя, горного отшельника Дайэна.
Выделить какие-то «особые, шпионские» приемы с обычными бо или дзё (о «хитрых» «шпионских тростях» мы будем говорить отдельно) довольно трудно. Пожалуй, можно предположить, что «ночные демоны» большое внимание уделяли отработке различных приемов из позиции мунэн мусо-но камаз.

Алебарды, копья, секиры

В этой позиции ноги естественно расставлены на ширину плеч, а «трость» или «посох» опущена одним концом на землю возле правой или левой стопы — в зависимости от того, в какой руке держится палка. Мунэн мусо-но камаэ имитирует стандартное положение при ходьбе с посохом в руке. Атака или защита из этой позиции чаще всего выполнялась в виде резкого кистевого щелчка, выбрасывающего оружие по
дуге к мишени. Впрочем, аналогичные приемы сплошь и рядом встречаются и в так называемых «самурайских» школах, не имеющих никакого отношения к «воинам ночи».
Алебарды, копья, секиры
В бою концом палки нередко загребали песок или грязь и швыряли ее в лицо врагу, стараясь хотя бы на мгновение ослепить его для нанесения решающего удара. А еще длинный шест использовали в опорных прыжках через заборы и как подпорку для ударов ногами в прыжке.
Своя специфика имелась в работе с различными видами особых посохов. Например, монашеским посохом сякудзё, снабженным железными лопастями, можно было орудовать как секирой. На нем же нередко имелись кольца, позволявшие подцепить наконечник вражьего копья или кончик его меча. Ветвистыми рогами посоха рокудзё можно было зажать клинок катаны противника, вырвать ее из рук или даже
сломать. Надо сказать, что укол таким посохом был поистине страшен. Он оставлял на теле врага многочисленные рваные раны с неровными краями, которые потом почти не зарастали. Костылем сюмокудзуэ ниндзя подцеплял ноги противника, прихватывал его руки и лупил как киянкой. А вот короткие «ручные» дубинки тэбо большой популярностью у ниндзя не пользовались, так как техника работы ими довольно ограничена.


ВЕРЕВКИ, ЦЕПИ И КОМПОЗИТНОЕ ОРУЖИЕ МУСУБИНАВА - «ВЕРЕВКА ДЛЯ СВЯЗЫВАНИЯ»
Длинная, тонкая, но прочная веревка мусубинава из конского волоса с грузиком на одном конце была неотъемлемой частью снаряжения ниндзя. Веревкой связывали пленных и лошадей, с ее помощью форсировали водные преграды, взбирались на стены крепостей, спускались с башен, перебирались через пропасти, устраивали ловушки, транспортировали грузы и т.д. и т.п. При необходимости веревку использовали и в качестве оружия: оплетали руки и оружие врага, зацепляли его ноги, охватывали и душили шею. Грузилом орудовали как
кистенем, наносили оглушающие удары по голове или метали в цель с последующим подтягиванием к себе для повторного использования.
Однако веревку можно легко перерезать или перерубить. Поэтому для боевого применения ниндзя заменяли ее цепью, одновременно обладавшей гибкостью веревки и прочностью стального прута.


МАНРИКИ-ГУСАРИ - «ВСЕСИЛЬНАЯ ЦЕПЬ»
О японских боевых цепях в русскоязычной литературе написано немало ерунды. Например, некоторые авторы утверждают, что кусари-фундо и манрики-гусари — разные виды оружия, но из всех различий могут назвать только разницу в длине. В действительности, то и другое — одно и то же оружие (другие названия: кусари, рё-бундо, тама- гусари, содэ-гусари, кусари-дзюттэ и т.д.), просто длина
цепей в зависимости от школы и вкусов мастера могла быть различной.
Боевые цепи имели длину от 60 до 120 см. На обоих концах цепи крепились грузила в форме шара, конуса, пирамидки или кольца весом до 300 г каждое. Так же, как и в технике боя веревкой-мусубинава грузилами наносили оглушающие удары, а цепью опутывали конечности и шею противника. Чтобы помешать ему захватить цепь и усилить болевое воздействие при захлестывании руки или ноги, в 10—20 см от грузиков к цепи крепили шарики с шипами, острые звездочки или шипы, впивавшиеся в тело врага, рвавшие его клоками. Иногда грузила обматывали ватой, пропитанной горючим составом, и поджигали. Раскручивая такую цепь, нин- дзя окружал себя огненным кольцом, не позволявшим врагу приблизиться.
Большое внимание в работе боевой цепью уделялось сложной технике движений типа восьмерок или кругов со сменой уровней, когда цепь вращали вокруг себя, создавая непроницаемое поле, перехватывали из руки в руку, сбивая с толку противника. Вообще техника боя цепью
весьма многообразна. Например, в школе кусари-дзюцу Ма- саки-рю канонизировано около 300 различных приемов с цепью манрики-гусари. Помимо стандартных цепей с грузиками на обоих концах известны иные образцы цепного оружия, такие, например, как компэй (компи) и кусарибо. Компэй (компи) — это тоже цепь, но более длинная — от 1 до 2 метров — и с грузом не на обоих, а на одном
конце. На другом конце имеется металлическое кольцо или цепная петля, которую можно надеть на руку. Петля не дает оружию выскользнуть из руки и позволяет раскручивать цепь на кисти, но в целом применение и боевые возможности компи те же, что у манрики-гусари.
Алебарды, копья, секиры
Кусарибо, или тигирики, — это разновидность кистеня. В этом случае цепь с грузиком крепится к дубовой (часто окованной железом) или железной рукояти. Наличие рукояти резко повышает радиус действия оружия и его боевые возможности, так как теперь боец может орудовать не только цепью, но и рукоятью как палкой.
Боевые цепи, вне всякого сомнения, оружие весьма грозное. Кроме того, их очень легко спрятать под одеждой или в личных вещах. Историки полагают, что ниндзя не могли пройти мимо столь выдающихся свойств цепей. Однако в наставлениях по нин-дзюцу цепи как оружие почти не упоминаются (рис. 68).


СИНОБИ КУСАРИ-ГАМА - «ШПИОНСКИЙ СЕРП С ЦЕПЬЮ»
Шпионский серп с цепью (о собственно серпах речь пойдет в следующей главе, так как ниндзя по традиции относят их не к оружию, а к кайки — приспособлениям для взлома) был совсем миниатюрным, чтобы его можно было прятать за пазухой. Он имел рукоять длиной от 12 до 15 см, лезвие около 10 см, цепь около 1 метра с грузиком на конце весом около 15 моммэ. Обычно цепь крепилась к ручке с той же стороны, что и лезвие (рис. 69). Другие варианты встречаются крайне редко и являются исключениями. Использовался такой серп не только в качестве оружия, но и как вспомогательное средство для лазания по деревьям, стенам, крышам и т.д.
Алебарды, копья, секиры
Такая конструкция еще больше повышает боевые возможности серпа, являющегося и без того весьма грозным оружием. Углом между лезвием и рукояткой можно отклонять в сторону меч или копье врага, а гирьку бросать прямо ему в голову, чтобы оглушить либо заставить раскрыться для решающей атаки серпом. Цепью стараются захлестнуть руки противника и его шею, придушить или
опрокинуть наземь, опутывают оружие, не давая играть в свою игру. Зажав гирьку в руке, блокируют удары цепью и, обхватывая петлями руки или шею противника, проводят «связывание» или удушение. Длина цепи позволяет орудовать гирькой и серпом как бы раздельно. В этом случае ниндзя бьет грузиком как обычным кистенем, прокладывая путь к телу противника для серпа (рис. 70—71).

Алебарды, копья, секиры

Алебарды, копья, секиры

Описанные выше варианты использования кусари-гамы были характерны для всех школ, канонизировавших технику боя с этим оружием, как связанных с традицией нин- дзюцу, так и не связанных с ней. Однако «ночные воины» усовершенствовали искусство кусаригама-дзюцу на свой дьявольский лад. Вместо гирьки они стали крепить к цепи бумажный пакет либо склянку со взрывчатым порошком внутри или с подожженными петардами. Такой вид серпа назывался «бакухацу-гама» — «взрывной серп». При ударе о тело противника или об его оружие взрывпакет взрывался с сильным грохотом, яркой вспышкой и густым дымом, деморализуя противника, отвлекая его внимание, закрывая обзор. Некоторые источники утверждают, что пакет мог быть начинен ядом мгновенного действия, поражающим жертву
при ударе.
Совсем экзотическим выглядит такой вариант кусари- гамы как мамуси-гама — «змеиный серп», в котором гирьку или взрывпакет заменяла живая ядовитая змея мамуси (восточный щитомордник ). Ее либо привязывали к цепи бечевкой, либо просто приклеивали. В бою цепь захлестывала противника, змея старалась его ужалить, и пока он пытался спастись от этой твари, ниндзя моментально приканчивал его лезвием серпа.

КЁКЭЦУ-СЁГЭ
Практически во всех западных и русскоязычных работах можно найти хвалебные упоминания о такой разновидности «шпионского оружия» как кёкэцу-сёгэ. Например, А.Е. Тарас, опиравшийся на западные материалы, в своей популярной книге пишет: «Его возможности были
столь обширны, что кёкэцу-сёгэ являлся излюбленным средством представителей большинства кланов ниндзя».
Однако у автора насчет этого имеются большие сомнения. Дело в том, что даже в самых полных энциклопедиях по японскому оружию, подготовленных президентом Японского общества по исследованию историй японских доспехов и военного снаряжения Сасама Ёсихико, и в работах по нин-дзюцу и снаряжению «воинов ночи» другого крупнейшего знатока японского оружия Навы Юмио информация на сей счет отсутствует. Нет ее и в других книгах по ниндзя, которые использовал автор. Образцы кёкэцу-сёгэ не представлены и в двух основных музеях истории нин-дзюцу: Ниндзя-ясики в г. Ига Уэно и доме Мотидзуки в г. Конан.
По-видимому, единственным японским источником, называющим кёкэцу-сёгэ традиционным оружием ниндзя, является Хацуми Масааки. Согласно его объяснению, это секретное оружие школы нин-дзюцу Тогакурэ-рю. Однако в истории Тогакурэ-рю очень многое неясно. Несмотря на то, что организация Будзинкан, во главе которой стоит Хацуми Масааки, в настоящее время распространилась по всему миру, историки до сих пор не получили возможности ознакомиться ни с одним документом, подтверждающим существование этой школы в период средневековья. Поэтому, скорее всего кёкэцу-сёгэ — «новодел». Согласно Хацуми Масааки, оружие кёкэцу-сёгэ представляло собой длинную (до 4—5 метров) цепь или веревку с тяжелым кольцом или шаром на одном конце и двузубым ножом оригинальной формы на другом. Этот нож имел один прямой обоюдоострый клинок длиной от 20 до 40 см, от основания которого в сторону отходит второе
лезвие, загнутое как крюк или серп (рис. 72).

Алебарды, копья, секиры

Использовать кёкэцу-сёгэ можно двояко: как подсобный инструмент и в качестве оружия. Как инструмент кёкэцу-сёгэ современные «ниндзя» применяют вместо абордажного крюка, якоря, «кошки», для взлома дверей и замков, в качестве альпинистского костыля — в этом случае клинок втыкают в щели между камнями скалы и т.д. Кольцо же может служить карабином для скольжения по веревке
при спуске (на манер «тарзанки») или при транспортировке грузов по веревке.
В бою кёкэцу-сёгэ позволяет выполнять самые разнообразные действия: колоть рубить, разрезать, подсекать... Клинок можно раскрутить на цепи и заставить противника держаться на почтительном расстоянии. Его можно также выбрасывать в цель на манер китайского «летающего копья» многоразового использования — после броска боец рывком за веревку возвращает лезвие к себе и готов к новому броску. Нужно сказать, что такие броски очень коварны. Так, если противник успевает уклониться в сторону, его поражают на возвратном движении крюкообразным лезвием. Веревкой или цепью с тяжелым металлическим кольцом можно работать как кистенем: оплетать руки и оружие врага для нанесения укола ножом в горло или грудь, глушить его, воспользовавшись мгновенной беспомощностью, вызванной зажимом оружия в «вилку» между лезвиями.
При своей незаурядной многофункциональности и боевой эффективности — а кёкэцу-сёгэ соединяет в себе возможности сразу нескольких видов оружия: копья, серпа, цепи, ножа— это оружие очень сложное. На овладение всеми его многообразными возможностями надо
потратить многие годы упорнейших тренировок...


НОЖИ
Японские ножи танго с широким толстым лезвием и дойной клинка до 30,3 см можно смело назвать короткими мечами. Такими орудиями ниндзя мог не только разделать рыбу, но и запросто перерезать противнику глотку, сухожилия на конечностях, вскрыть артерии и вены (рис. 73).

Алебарды, копья, секиры


В бою при обычном хвате ножа использовали разнообразные секущие движения по запястью изнутри и снаружи, по локтевому сгибу изнутри —- с последующим молниеносным переходом на «обработку» более «существенных» целей, например шеи и горла, и прорывом в ближний бой, не позволяющий противнику воспользоваться преимуществом в длине оружия.
Алебарды, копья, секиры
Так называемый «обратный» хват ножа, когда лезвие направлено в сторону мизинца, обычно использовали для неожиданного убийства, так как подобное положение клинка позволяет совершенно скрыть его в широком рукаве кимоно, или для блокировки вертикального удара сверху вниз мечом в варианте «слив», когда лезвие ножа прижимается спинкой к предплечью, а удар встречается под острым
углом (рис. 74).
В целом, в технике боя ножом главное внимание уделяли непрерывности и плавности движений, когда танто легко и плавно скользит вокруг тела врага, рассекая артерии и сухожилия. Например, упомянутый выше «слив» плавно переходит в секущий удар по горлу противника.
Часто нож использовали в паре с дубинкой. Такая техника боя была позаимствована из арсенала рёто-дзюцу — искусства фехтования двумя мечами — большим (тати) и малым (вакидзаси). Пользовались ниндзя и приемами фехтования двумя ножами сразу. Правда, ношение двух ножей грозило шпиону разоблачением, спрашивается: зачем крестьянину два ножа? Будучи сложным в овладении и исполнении, обоеручное фехтование давало много преимуществ в бою, особенно против нескольких противников. Не зря великий фехтовальщик Миямото Мусаси советовал сражаться двумя мечами в схватке с группой врагов. Как и все остальные предметы шпионского багажа, нож
служил «невидимке» не только оружием, но и хозяйственно-бытовым инструментом. тэссэн
Изредка ниндзя пользовались боевым железным веером тэссэн, традиционно считавшимся атрибутом военачальника или знатного самурая. Хотя некоторые авторы (например, Геннадий Тай) зачисляют искусство боя железным веером — тэссэн-дзюцу — в программу стандартного обучения ниндзя, в действительности «ночные демоны» пользовались таким оружием не часто. Фактически, известна лишь одна школа, канонизировавшая технику тэссэн-дзюцу, и реально связанная с традицией нин-дзюцу. Это школа Кисин-рю. Она была основана Мориэ Хида-но ками из Кога, мастером фехтования мечом школы Киити-
рю (по преданию, она была основана Киити Хоганом; о нем см. «Путь невидимых», с. 155—156). По некоторым сведениям, он поступил на службу к князю Мори Мотонари и попал в его охрану. Так как «работать» ему пришлось в княжеском замке, где ношение оружия было ограничено, Мориэ разработал технику боя железным веером, замаскированным под обычное бумажное опахало. Под бумажными шторками он укрыл железные ребра, в результате чего веером можно было парировать удары мечом или копьем, наносить весьма ощутимые тычки в горло, глаза, солнечное сплетение и другие уязвимые точки или глушить противника как дубинкой. Как видим, только
исключительные обстоятельства вынудили этого ниндзя воспользоваться веером. Так что называть тэссэн стандартным
оружием ниндзя совершенно несправедливо.

Авторизация

Реклама