Самолечение. Психические нарушения

Категория: Общие советы Опубликовано 20 Ноябрь 2015
Просмотров: 1098

Психотерапия. Заикание
1. Необходимо заниматься речью каждый день минимум в течение 1 ч.
2. Читать художественную литературу вслух, медленно, спокойно, сделав предварительную разметку текста для ритмостимуляции. Обозначения: (+) – «вдох», (—) – «выдох».
3. Читать стихи вслух.
4. Читать скороговорки: (+) пру (—) жу (—) пруд, (+) пружу (—) пруд, (+) пружу пруд (—); также: гну прут в дугу, брожу в бурю, во рву траву рву, купи кипу пик, Фрол дрова колол, гром грохочет громко.
5. Пересказывать тексты.
6. Необходимо от 1 до 4 раз в неделю усваивать настрои, читать или слушать записанный на магнитофон настрой.
Методика усвоения настроев. Легче усваивать настрой, если прослушивать его в звукозаписи. Наговорить настрой на магнитофон вы можете для себя сами (или попросить кого-нибудь). Тон изложения должен быть твердым, деловым, убедительным, без всякого пафоса. Таким же тоном при возможности проговаривайте настрой вслух, а нет условий – читайте или проговаривайте по памяти, про себя. Одни люди предпочитают прослушивать настрой, другие – прочитывать. При прослушивании можно еще и делать что-нибудь по хозяйству. Но лучше, если вы постараетесь не отвлекаться и сосредоточитесь.
Для усвоения настроев используйте время, пропадающее зря, например по пути на работу и домой.
Настраивайте себя на глубокое, прочное усвоение настроев. В этом вам поможет настрой на усиление волевого внимания.
Независимо от того, знает человек текст наизусть или нет, настрой усваивается только в процессе его прослушивания или проговаривания. Усваивать настрой нужно до тех пор, пока ваше состояние не придет в полное соответствие с содержанием настроя.
При усвоении настроя старайтесь вести себя как можно активнее (лучше ходить), прилагайте усилия к запоминанию текста. Это повышает эффективность усвоения.
Усвоить настрой – значит привести себя в полное соответствие с его содержанием (а не просто запомнить).
Те фрагменты текста, которые вам больше нравятся и имеют для вас особое значение, полезно прослушивать, прочитывать или проговаривать по памяти большее число раз. Особенно полезно при прослушивании настроя повторять мысль за мыслью громко вслух, обязательно останавливая магнитофон.
Для устранения любых новообразований необходимо переписывать настрой с магнитофона на бумагу; прослушав одну фразу, надо нажать кнопку «Пауза» и полностью ее записать, соблюдая орфографию. За это время из головного мозга идет мощнейший импульс во внутреннюю среду организма, уничтожающий новообразование. При переписывании настроя с книги надо запомнить всю фразу, обязательно закрыть книгу и затем записать эту фразу. Переписывание настроя отдельными словами бесполезно.
Вот два настроя на ваш выбор.
Настрой против заикания. Меня ничем не возьмешь, меня ничем не запугаешь. Я всегда могу соразмерить свое речевое усилие и говорить с усилием в десять раз меньше, в сто раз меньше. Если трудная обстановка, я могу сделать еще меньшее речевое усилие и могу наметить практически любой запас прочности. И отсюда-то исходит моя уверенность в том, что я действительно могу сказать совершенно легко, абсолютно свободно. Я могу получить практически любой запас надежности, любой запас прочности хорошего произношения, легкого произношения. И потому, конечно, меня ничем не запугаешь.
Я упорнейшим образом учусь говорить с любой частью обычного усилия – с 1/10, 1/100, 1/1000. И могу соразмерить свое речевое усилие с той обстановкой, в которой мне надо говорить. И на любую обстановку, и на любую жизненную ситуацию я могу получить любой желательный мне запас надежности, запас прочности легкого, абсолютно легкого произношения. Потому-то я всегда и говорю смело, уверенно. И иду на разговор в любой обстановке, с любым человеком смело, уверенно. Потому-то я беспредельно убежден в том, что я всегда могу сказать хорошо, могу сказать легко-легко, абсолютно свободно. Потому-то я и не волнуюсь. Другие люди, даже с нормальной речью в обычных условиях, начинают заикаться на экзаменах или в какой-нибудь другой трудной обстановке, потому что они не умеют соразмерить свои усилия, а я умею. Так у меня еще больше запас надежности, еще больше запас прочности хорошего, легкого произношения по сравнению с обычными здоровыми людьми.
И тем более я непоколебимо уверен в том, что я всегда могу сказать легко-легко, абсолютно свободно. Я это твердо знаю, как действительный факт. Я на самом деле всегда могу сказать легко-легко, абсолютно свободно. Потому-то я и иду на речевое общение смело, уверенно, в любой обстановке, с любыми незнакомыми людьми.
Я способен безгранично, практически безгранично управлять степенью своего речевого усилия. И могу говорить практически с любой степенью речевого усилия, с любой степенью речевого напряжения. Таким образом я могу создать практически любой запас прочности, любой запас надежности, абсолютно легкого, абсолютно свободного произношения. Потому-то я и иду на речевой контакт с людьми смело, уверенно. Я всегда говорю беспредельно смело, беспредельно уверенно в том, что я всегда скажу хорошо, красиво, легко-легко, абсолютно свободно.
У меня хорошая речь. У меня хорошая речь. Меня всегда с удовольствием слушают другие люди. Все мои товарищи знают, что в любой трудной обстановке я могу сказать хорошо. И на занятиях в институте, на всевозможных семинарах я всегда выступаю смело, уверенно. Всегда могу сказать легко-легко, абсолютно свободно. Я действительно человек смелый, твердо, беспредельно твердо уверенный в себе. Я все смею, все могу и ничего не боюсь. Я в любой обстановке беспредельно управляю своей речью. Управляю степенью своего речевого усилия.
Я сейчас стараюсь как можно ярче представить, о чем идет речь.
Я беспредельно управляю степенью своего речевого усилия. Во всякой трудной обстановке я беспредельно управляю степенью своего речевого усилия и потому всегда могу сказать легко-легко, абсолютно свободно. У меня молодые, здоровые нервы. Самые крепкие, самые здоровые нервы в области головы. В области головы – вы самые здоровые, самые прочно-спокойные нервы.

В области глаз молодые нервы, здоровые, прочные, спокойные. В области глаз молодые нервы здоровы, прочно-спокойны. Глаза – здоровые, спокойные. Глаза – здоровые – спокойные. Все нервы в области головы устойчиво здоровы, прочно-спокойны.
У меня сильная воля. Я безгранично управляю собой. Я безгранично управляю собой. Я безгранично управляю всей деятельностью своего организма. Я всегда могу говорить с любой степенью речевого усилия, с любой степенью речевого напряжения. С какой степенью речевого усилия хочу говорить – с такой и говорю. Я беспредельно управляю степенью своего речевого усилия: с какой степенью речевого усилия хочу говорить – с такой и говорю. Я беспредельно управляю степенью своего речевого усилия. И всегда создаю достаточный запас прочности, запас надежности хорошего произношения. Потому-то я и говорю всегда в жизни в любой обстановке смело, уверенно.
Я человек с безграничными, с абсолютно безграничными речевыми возможностями. Я как хочу – так и говорю: хочу – громко, хочу – быстро, хочу – с меньшим, хочу – с большим речевым усилием. Всегда имею при этом достаточный запас прочности, надежности хорошего легкого произношения. У меня безграничные речевые возможности. Я стараюсь упорнейшим образом учиться преодолевать абсолютно все свои сомнения в том, что я всегда могу создать нужный, желательный мне запас прочности, запас надежности хорошего произношения. У меня в этом действительно нет ни малейших сомнений.
Я ярко и твердо представляю себя человеком, который всегда может во всякой обстановке сказать хорошо, легко-легко, абсолютно свободно. Ведь голосовые связки работают абсолютно свободно, с любой силой, работают абсолютно свободно. Я могу говорить очень громко абсолютно ленивыми губами, абсолютно ленивым языком. Я могу говорить очень громко, очень громко, беспредельно громко. Я могу говорить в полную силу голоса, абсолютно ленивыми губами, абсолютно ленивым языком, с минимальным – ничтожным речевым усилием, с ничтожным напряжением мышц губ и мышц языка. И потому я могу говорить абсолютно свободно громким голосом. И при громкой речи я точно так же, как и при спокойной речи, могу создать практически любой желательный, любой желательный запас прочности, запас надежности абсолютно свободного произношения.
Головной мозг пропускает в речевые мышцы минимум возбуждения, пропускает то возбуждение минимальной силы, которое необходимо для абсолютно свободной работы всех речевых органов, языка и губ.
Я стараюсь как можно ярче представить, о чем идет речь. Вот в автомобиле полный бак бензина. Однако в цилиндр поступает все время то минимальное количество, которое может пройти через жиклер карбюратора. В карбюраторе есть такое прокалиброванное отверстие, которое может пропустить только строго определенное, необходимое количество бензина в цилиндре. Вот так и в головном мозге образуется у меня своего рода жиклер, который пропускает в речевые мышцы тот минимум возбуждения, которое необходимо для абсолютно свободной работы речевых мышц и всех речевых органов. Как бы сильно ни был я возбужден, какое бы сильное ни было возбуждение во всей нервной системе, все равно в речевые органы не может пройти более сильное возбуждение, чем то, которое необходимо для абсолютно свободной работы всех речевых органов.
Я стараюсь как можно глубже понять и осмыслить этот процесс. Головной мозг управляет силой возбуждения, которое он пропускает в речевые органы. И теперь я могу говорить абсолютно свободно в любой обстановке. Как бы я ни был сам сильно возбужден, головной мозг все равно пропускает в речевые мышцы только минимум возбуждения, которое необходимо для абсолютно свободной, беспредельно свободной речи. Теперь у меня в головном мозге существует «жиклер», который не пропускает в речевые мышцы возбуждение сильнее того, которое необходимо для минимального напряжения мышц языка и губ, которое необходимо для того минимального напряжения мышц и губ, чтобы я мог говорить. Теперь все мышцы языка и губ могут напрягаться только лишь ничтожно слабо, ничтожно слабо. Головной мозг никогда теперь не пропускает в речевые мышцы более сильного возбуждения, чем то, которое необходимо для абсолютно свободной, беспредельно свободной речи. Я могу быть сам очень возбужден, раздражен, я могу выполнять тяжелейшую физическую работу, поднимать тяжести, переносить тяжести, выполнять тяжелейшие физические упражнения, а вот в речевые мышцы головной мозг все равно будет пропускать только минимум возбуждения, которое необходимо для абсолютно свободного произношения. Я теперь до конца понял, глубоко осмыслил, что на пути движения нервного возбуждения в речевые органы в головном мозгу есть «жиклер», сквозь который не может пройти более сильное возбуждение, чем то, которое необходимо для абсолютно свободного произношения. Все больше расслабляются язык и губы во время речи. Все больше расслабляются язык и губы во время речи. Во время речи язык и губы полностью расслаблены. И потому говорю легко-легко, абсолютно свободно.
Я стараюсь ярко, твердо запомнить, что я действительно могу говорить легко-легко, абсолютно свободно. Я в этом уже убедился на практике. Головной мозг теперь пропускает в мышцы губ и языка только 1/10 часть той силы возбуждения, которое необходимо для абсолютно свободного произношения. Таким образом, у меня теперь существует десятикратный запас прочности, десятикратный запас надежности свободного произношения. И потому я теперь твердо знаю, что в любой обстановке я могу говорить смело, уверенно, так как твердо знаю, что речь будет абсолютно свободной, легкой-легкой, абсолютно свободной. Теперь головной мозг сам автоматически не пропускает в речевые мышцы возбуждение сильней того, которое необходимо для абсолютно свободного произношения. И потому я теперь о речи, о том, как теперь сказать, могу не думать.
Теперь речевой механизм у меня работает автоматически, помимо моего сознания. Точно также, как автоматически работают ноги, когда я иду. Ведь я не думаю, в какой последовательности и как переставлять ноги и как переносить центр тяжести тела при ходьбе. Так же автоматически я всегда буду говорить. Ведь я не думаю, как идти, а только думаю, куда мне надо идти. Так и в речи. Я теперь буду думать о том, что мне надо сказать. А как говорить – это мозг сам все делает автоматически, помимо моего сознания. И потому теперь я это твердо усвоил и никогда не буду больше думать о том, как сказать. Головной мозг теперь автоматически сам правильно и с большой надежностью управляет всеми речевыми органами. И потому теперь я говорю всегда легко-легко, абсолютно свободно. И начинаю говорить всегда легко-легко.
Я твердо знаю, что я всегда могу сказать хорошо, легко, свободно. У меня большой запас прочности, надежности хорошей речи. И потому я всегда говорю смело, уверенно. И начинаю говорить смело, уверенно. Я к речи отношусь так же, как к ходьбе, как к самой обычной деятельности, которая не представляет для меня абсолютно никаких трудностей. Потому я и начинаю говорить абсолютно спокойно. Я начинаю говорить абсолютно спокойно. Начинаю говорить я всегда смело, уверенно, абсолютно спокойно. Я всегда начинаю говорить ленивыми губами. Я стараюсь как можно ярче предвидеть начало речи ленивыми губами. Я стараюсь твердо помнить, что начинаю говорить ленивыми губами, ленивым языком. Начинаю говорить легко; когда меня, например, зовут к телефону, так я начинаю говорить так же легко, как начинаю ходьбу Для меня совершенно все равно, что идти к телефону, что говорить по телефону Одинаково нет никаких трудностей ни в ходьбе, ни в речи. Начинаю говорить легко-легко. Начинаю говорить абсолютно спокойно. Я стараюсь это всегда ярко, твердо помнить. Начинаю говорить я всегда абсолютно спокойно. При начале речи я весь насквозь абсолютно спокоен, как зеркальная гладь озера. В начале речи все мышцы языка и губ расслаблены. В начале речи все мышцы языка и губ расслаблены. Начинаю говорить ленивыми губами. Начинаю говорить ленивым языком. В начале речи я абсолютно спокоен, безмятежно спокоен. Начинаю говорить всегда смело, уверенно. Я твердо знаю, что я начну говорить легко-легко, абсолютно легко.
Я твердо знаю, что я начну говорить легко-легко, абсолютно легко.
Я твердо знаю, что в начале своей речи я абсолютно спокоен. Я стараюсь как можно отчетливей почувствовать себя абсолютно спокойным в начале речи. Я стараюсь сейчас как можно отчетливей почувствовать, что я в начале речи абсолютно спокоен, как зеркальная гладь озера. Я начинаю говорить ленивыми губами, начинаю говорить ленивыми губами. Говорю легко-легко. Начинаю говорить легко-легко. В начале речи я абсолютно спокоен. В начале речи я абсолютно спокоен. В начале речи я абсолютно спокоен. Спокойно-спокойно, абсолютно спокойно начинаю говорить. Спокойно-спокойно, абсолютно спокойно начинаю говорить. Спокойно-спокойно, абсолютно спокойно начинаю говорить. Стараюсь сейчас как можно ярче представить себя абсолютно спокойным в начале речи. Я все ярче и отчетливей представляю себя человеком с безграничными речевыми возможностями. Прежде чем начать говорить, я сам себе скажу: «Спокойно-спокойно, абсолютно спокойно. Ленивые губы. Ленивый язык. Спокойно-спокойно. Абсолютно спокойно. Ленивые губы. Ленивый язык. Спокойно-спокойно. Абсолютно спокойно. Ленивые губы». И после этого начинаю говорить легко-легко, абсолютно спокойно.
Я упорнейшим образом стараюсь начисто подавлять абсолютно все свои сомнения в том, что в начале речи я абсолютно спокоен. Совершенно спокоен. Я упорнейшим образом учусь начисто подавлять абсолютно все свои сомнения в том, что я в начале речи абсолютно спокоен, весь насквозь абсолютно спокоен, как зеркальная гладь озера. Я стараюсь как можно ярче представить себя абсолютно спокойным в начале речи. Я стараюсь как можно отчетливей почувствовать себя абсолютно спокойным в начале речи. Я стараюсь как можно глубже понять и до конца осмыслить, что этот рабочий речевой настрой, который я сейчас так упорно стараюсь усвоить, пронизывает всю мою жизнь. Он входит в жизнь и заполняет собой всю жизнь.

На смелое речевое поведение. Когда я говорю о себе, я ни в чем не сомневаюсь. Я всеми силами стараюсь начисто преодолеть абсолютно все свои сомнения в том, что говорю о себе, какими бы невероятными ни казались мне на первый взгляд утверждения о себе.
Когда я говорю о себе, я стараюсь как можно ярче представить, о чем идет речь. Когда я говорю о себе, я стараюсь как можно глубже понять, как можно глубже осмыслить, о чем идет речь. Я человек смелый, если я сказал, что я человек смелый, так уж я не допускаю в этом никаких сомнений. Я стараюсь как можно ярче, отчетливей представить себя человеком беспредельно, безгранично смелым, представить себя человеком, который не спасует нигде, никогда, ни при каких обстоятельствах. Я действительно человек смелый, твердо уверенный в себе. Я с беспредельной дерзновенностью верю в свои возможности. Я все могу. Для меня нет ничего невозможного. Я сразу же усваиваю нужный мне психологический настрой. И по закону материализации психологического настроя он сразу же материализуется в деятельности организма и во всей моей жизни. И потому все действительно осуществляется, осуществляется, как в сказке, «по щучьему велению». И потому я действительно все могу. Мои возможности абсолютно безграничны. Я человек смелый, твердо уверенный в себе, я все смею, все могу и ничего не боюсь. Я твердо знаю, что если все трудности обрушатся на меня сразу, неожиданно, им все равно не сокрушить моей могучей воли. И потому я действительно ничего не боюсь и смотрю миру в лицо, ничего не боясь, и смело иду навстречу всем трудностям и препятствиям. Я способен пред бедой за себя постоять, я способен под грозой роковой назад шагу не дать. Я способен с горем в миру быть с веселым лицом. Моя воля сильнее всех трудностей жизни. Я ярко, отчетливо чувствую себя в десять раз сильней, в сто раз сильней всех противодействующих сил жизни.
Я упорнейшим образом учусь с каждым днем все ярче и отчетливей чувствовать, что все противодействующие силы передо мной абсолютно бессильны, абсолютно ничтожны. Я упорнейшим образом учусь с каждым днем все ярче и отчетливей чувствовать себя в десять раз сильней, в сто раз сильней всех противодействующих сил жизни. Я работаю над собой с такой страстью, с таким упорством, как никто другой работать не может. И моя воля непрерывно продолжает развиваться.
С каждым днем становлюсь человеком все более и более сильной воли. Крепнут мои духовные силы, здоровеют мои нервы. Я стараюсь как можно ярче представить, о чем идет речь. Крепнут мои духовные силы, здоровеют мои нервы. Во всем теле все нервы и мышцы устойчиво-здоровы, прочно-спокойны. Молодые нервы устойчиво-здоровы, прочно-спокойны. Мои молодые нервы устойчиво-здоровы, прочно-спокойны. Во всем теле молодые нервы и мышцы устойчиво-здоровы, прочно-спокойны.
Непрерывно развивается моя воля. Я становлюсь способным преодолевать все больше трудностей и препятствий. С каждым днем я чувствую себя все более смелым, все более волевым человеком. С каждым днем все ярче и отчетливей чувствую, что все противодействующие силы передо мной абсолютно бессильны, абсолютно ничтожны. С каждым днем я все ярче и отчетливей чувствую себя в десять раз сильней, в сто раз сильней всех противодействующих сил жизни.
Я действительно становлюсь человеком огромной воли. И весь организм безоговорочно, беспрекословно мне подчиняется. Когда я говорю о себе, весь организм мобилизует все свои силы, все свои безграничные возможности для максимально быстрого и точного исполнения всего того, что я говорю о себе.
Я стараюсь как можно ярче представить, о чем идет речь. Я стараюсь стать человеком все более сильным, все более здоровым, а следовательно, все более долголетним. И это полностью совпадает с природным стремлением моего организма к жизни, к долголетию, к здоровью. И потому весь организм приходит мне на помощь, мобилизует все свои силы, все свои безграничные возможности для максимально быстрого точного исполнения всего того, что я говорю о себе.
Крепнут мои духовные силы, здоровеют мои нервы. Все нервы и мышцы с каждым днем становятся все более прочно-спокойны. С каждым днем я становлюсь все более устойчивым человеком в жизни. И при физическом напряжении, при держании растянутой резины я непоколебимо сохраняю прочное спокойствие. При физическом напряжении я абсолютно спокоен, как зеркальная гладь озера, абсолютно спокоен. При физическом напряжении все нервы и мышцы прочно-спокойны. С каждым днем увеличивается запас прочности, спокойствия всех нервов и мышц при физическом напряжении.
Крепнут мои духовные силы, здоровеют мои нервы. С каждым днем я становлюсь человеком все более и более смелым. Я действительно человек смелый и ничего не боюсь. Я стараюсь как можно ярче представить, о чем идет речь. Я человек смелый, беспредельно смелый и ничего не боюсь. Я стараюсь как можно глубже осмыслить, что это значит. Я ничего не боюсь. Я с беспредельной смелостью вступаю в контакт с любыми людьми. Я беспредельно смело говорю с незнакомыми людьми. Я смело, уверенно говорю на экзаменах, на занятиях, где угодно, в любой обстановке я всегда говорю смело, уверенно. Я ничего не боюсь. Я смотрю миру в лицо, ничего не боясь. Я твердо знаю, что все речевые трудности против меня абсолютно бессильны, абсолютно ничтожны. Я учусь, я упорнейшим образом учусь все ярче и отчетливей чувствовать себя в тысячу раз сильнее, в миллион раз сильнее всех речевых трудностей.
Я упорнейшим образом учусь преодолевать абсолютно все свои сомнения в том, что я в любой обстановке всегда говорю легко, свободно, как наедине с самим собой.
Я стараюсь как можно глубже сейчас осмыслить, о чем идет речь. С незнакомыми людьми или на экзаменах, в самой трудной для меня обстановке я говорю легко-легко. Я говорю абсолютно свободно, как наедине с самим собой в пустой комнате. Я никогда не допущу никаких сомнений в том, что я могу говорить легко-легко, абсолютно свободно. Я никогда не допущу ни малейших сомнений в том, что мои речевые возможности абсолютно безграничны. Мои речевые возможности абсолютно безграничны. Я никогда не допущу в этом ни малейших сомнений. Я всегда ярко, отчетливо представляю себя человеком с красивой, здоровой речью. Я буду упорнейшим образом учиться начисто преодолевать абсолютно все свои сомнения в том, что мои речевые возможности абсолютно безграничны, в том, что я человек с хорошей, здоровой речью. Я твердо знаю, что мои речевые возможности действительно абсолютно безграничны. Я всегда как хочу, так и говорю. И всегда говорю легко-легко, абсолютно свободно. Я могу говорить как угодно громко. Хочу – говорю громко, хочу – говорю быстро. Как угодно могу говорить быстро, как угодно громко. И при этом всегда говорю легко-легко, абсолютно свободно. Громко я говорю так же смело, уверенно, как и шепотом. Быстро я говорю так же смело, уверенно, как и медленно. Как бы ни хотел я говорить громко и быстро, я всегда говорю смело, уверенно. Мои речевые возможности абсолютно безграничны. Я человек смелый, твердо уверенный в своих безграничных речевых возможностях. Я твердо знаю, что я во всякой обстановке могу говорить абсолютно легко, абсолютно легко, беспредельно свободно. Я стараюсь как можно ярче представить себя человеком, который всегда, от рождения говорил легко-легко, совсем свободно. Я стараюсь упорнейшим образом преодолевать абсолютно все свои сомнения в том, что я от рождения всегда говорил легко-легко, абсолютно свободно. Я от рождения всегда был человеком с хорошей, здоровой речью.
Я твердо знаю, что если среди моих знакомых окажется новый человек, то я буду говорить так же легко-легко, абсолютно свободно, как и при знакомых людях, которые меня хорошо знают. Я твердо знаю, что в новой, незнакомой для меня обстановке, с совершенно незнакомыми людьми я так же буду говорить смело, уверенно, легко-легко, абсолютно свободно, как наедине с самим собой в своей комнате. Я упорнейшим образом стараюсь преодолеть абсолютно все свои сомнения в том, что при незнакомых людях, в новой для меня обстановке, я буду говорить абсолютно свободно, легко-легко, как наедине с самим собой в своей комнате. Мои речевые возможности действительно абсолютно безграничны. Я как хочу, так и говорю. В любой обстановке как хочу, так и говорю, хочу – громко, хочу – быстро.
Я человек с хорошей, здоровой речью. Я стараюсь преодолеть абсолютно все свои сомнения, я упорнейшим образом учусь подавить абсолютно все свои сомнения в том, что я человек с хорошей, здоровой речью. Я с беспредельной дерзновенностью безгранично верю в то, что я всегда, во всякой обстановке могу говорить легко-легко, абсолютно свободно, говорить так, как говорят все люди с нормальной здоровой речью. Я стараюсь как можно ярче представить, о чем идет речь, как можно глубже понять, о чем идет речь. Я начисто подавил абсолютно все свои сомнения в том, что у меня нормальная, здоровая речь. Я с беспредельной дерзновенностью, безгранично верю в то, что у меня нормальная, здоровая речь, и я всегда могу сказать хорошо, легко, свободно. Я всегда как хочу, так и говорю, хоть громко, хоть быстро. Мои речевые возможности абсолютно безграничны. Я упорнейшим образом стараюсь, изо всех сил стараюсь безгранично верить в свои речевые возможности, верить в то, что у меня нормальная, здоровая речь, верить в то, что я человек с хорошей, красивой, здоровой речью.
Речевые органы мне подчиняются беспредельно, беспрекословно. Речевые органы работают всегда так, как мне надо, как я того хочу. Я всегда говорю легко-легко, абсолютно свободно. Весь организм безоговорочно, беспрекословно подчиняется моей воле и мобилизует все свои возможности для исполнения моих желаний. И потому всегда, неизбежно, с железной необходимостью все будет так, как я говорю. Я всегда буду говорить легко-легко, абсолютно свободно. Я всегда буду говорить легко-легко, абсолютно свободно.
Я теперь никогда-никогда не буду думать о том, как сказать. Я теперь всегда думаю только о том, что сказать. Я теперь всегда думаю только о содержании своей речи. Это происходит потому, что я теперь прочно, непоколебимо прочно усвоил представление о себе как о человеке с хорошей, здоровой речью. Я твердо теперь знаю, что у меня никогда теперь не может быть никаких речевых задержек. И потому мне теперь о них думать нечего. Я упорнейшим образом стараюсь преодолеть все свои сомнения в том, что у меня теперь никогда не может быть никаких речевых задержек. У меня нет в этом сомнений. Я с беспредельной дерзновенностью безгранично верю в то, что у меня теперь никогда не может быть никаких речевых трудностей, никаких речевых задержек, потому что я человек с абсолютно здоровой, красивой речью. Мои речевые возможности абсолютно безграничны. И потому я теперь навсегда позабыл о речевых трудностях и во всякой обстановке, трудной для меня обстановке, незнакомой, я теперь думаю только о содержании того, что мне надо сказать, и говорю всегда легко-легко, как наедине с самим собой, в своей комнате.

Во время речи я весь насквозь абсолютно спокоен. Во время речи абсолютно спокойны все нервы и мышцы губ, языка, грудной клетки. Во время речи я весь насквозь абсолютно спокоен. Я с беспредельной смелостью сохраняю абсолютное спокойствие во время речи. Я стараюсь как можно глубже осмыслить, о чем идет речь. Я весь беспредельно смело сохраняю абсолютное спокойствие во время речи. Во время речи все нервы и мышцы речевых органов прочно-спокойны.
Я стараюсь как можно ярче представить, о чем идет речь. Во время речи все нервы и мышцы речевых органов прочно-спокойны. Я сам весь насквозь абсолютно спокоен во время речи. Я беспредельно смело управляю степенью напряжения всех речевых органов. В любой обстановке я смело, уверенно могу при надобности в десять раз уменьшить, в десять раз могу уменьшить напряжение речевых органов, даже в трудной, незнакомой для меня обстановке. Я беспредельно управляю степенью напряжения всех речевых органов. Я могу регулировать силу нервного возбуждения для управления речевых органов. Я могу беспредельно управлять силой нервного возбуждения, необходимой для управления речевых органов. И при надобности могу уменьшить и вдвое, и в пять раз, и в десять раз могу уменьшить нервное возбуждение, которое «идет» в речевые органы. Я беспредельно управляю, абсолютно полностью управляю работой всех речевых органов. Я могу в любое число раз уменьшить напряжение всех речевых органов. Я могу говорить ленивыми губами, с минимальным напряжением мышц губ и языка. Во время речи все нервы в области грудной клетки, все нервы в области желудка прочно-спокойны. Я выдыхаю воздух все время плавно – одинаково, все время равномерно, одинаково, плавно. И на одном выдохе я свободно произношу целые фразы. Во время речи, во время самой речи я однородно, одинаково, плавно выдыхаю воздух. Во время речи все нервы в области желудка прочно-спокойны. Во время речи я сам весь насквозь абсолютно спокоен, как зеркальная гладь озера. Даже очень быстро и предельно громко я говорю с минимальным напряжением всего речевого аппарата, всех речевых органов. Я как бы ленивыми губами, ленивым языком говорю, а говорю громко и быстро, громко и быстро я говорю с минимальным напряжением всех речевых органов и при этом однородно, одинаково, плавно выдыхаю воздух. Во время речи я абсолютно спокоен. Во время речи все нервы в области желудка устойчиво спокойны, прочно-спокойны все нервы в области желудка и во всей грудной клетке.
Во время речи я все время однородно, одинаково, плавно выдыхаю воздух. Я на одном выдохе произношу целые фразы, целые фразы произношу на одном выдохе. Я выдыхаю воздух во время речи плавно одинаково, однородно, абсолютно спокойно. Во время речи я абсолютно спокоен, как при физическом напряжении все нервы и мышцы во всем теле прочно-спокойны, – так и во время громкой и быстрой речи все нервы и мышцы речевого аппарата прочно-спокойны. Во время речи я весь насквозь абсолютно спокоен, как зеркальная гладь озера.
Я стараюсь полностью подавить, уничтожить все свои сомнения в том, что во время речи я абсолютно спокоен, как зеркальная гладь озера. Я стараюсь во время речи представить себя абсолютно спокойным. Я упорнейшим образом стараюсь представить себя абсолютно спокойным во время речи. Я стараюсь подавить абсолютно все свои сомнения в том, что во время речи все нервы и мышцы речевых органов абсолютно спокойны, прочно-спокойны, как при держании растянутой резины, я весь насквозь абсолютно спокоен, так и во время речи все нервы и мышцы речевых органов прочно-спокойны. И я сам весь насквозь во время речи абсолютно спокоен, как зеркальная гладь озера. Потому-то я и говорю легко-легко, абсолютно свободно. Потому я и говорю всегда смело, уверенно. Потому что я всегда могу сказать хорошо, легко-легко, абсолютно свободно. Потому что я безгранично управляю деятельностью всего своего организма. Я безгранично управляю, абсолютно, полностью управляю своими речевыми органами. И всегда, во всякой обстановке, я сохраняю полную власть над речевыми органами. Абсолютное управление речевыми органами я сохраняю в любой, самой трудной для меня обстановке.
Я человек смелый, беспредельно уверенный в себе. Моя уверенность в том, что я сохраняю абсолютное управление речевыми органами в любой трудной для меня обстановке. Несокрушимо прочная, эта моя уверенность сильней всего во всей Вселенной. Ничто на свете не может поколебать моей беспредельной уверенности в том, что я в любой трудной обстановке беспредельно управляю своими речевыми органами и всегда могут сказать легко-легко, абсолютно свободно.
Я уменьшаю возбуждение и напряжение речевых органов до такой степени, при которой я говорю абсолютно свободно, легко-легко. Я стараюсь как можно глубже осмыслить, о чем идет речь. Я беспредельно управляю речевыми органами.
Я беспредельно управляю степенью напряжения речевых органов и силой возбуждения и уменьшаю возбуждение, силу напряжения речевых органов до такой нужной степени, до такого нужного уровня, при котором я говорю абсолютно свободно, легко-легко.
Я человек смелый, беспредельно уверенный в себе, и я твердо знаю, как действительный факт, что я всегда, в любой обстановке могу беспредельно управлять своей речью и говорить легко-легко и быстро, и громко, говорить легко-легко, с минимальным напряжением всех речевых органов, с минимальным возбуждением, которое необходимо для работы речевых органов. И поэтому я теперь всегда буду говорить смело, уверенно.
Головной мозг теперь автоматически сам управляет работой речевых органов и не пропускает в речевые органы ни малейшего лишнего возбуждения. Головной мозг теперь пропускает в речевые органы автоматически самое минимальное возбуждение, которое необходимо для нормальной, свободной, легкой работы речевых органов. Я теперь всегда во всякой обстановке говорю легко-легко, абсолютно свободно. Речевые органы, работая, остаются абсолютно спокойными. Все речевые органы, работая, остаются абсолютно спокойными. Во время речи я сам весь насквозь остаюсь абсолютно спокойным, как зеркальная гладь озера. Все нервы и мышцы речевых органов во время речи, во время работы речевых органов, остаются абсолютно спокойны, прочно-спокойны все нервы и мышцы речевых органов во время речи. Начисто подавляю все свои сомнения в том, что я теперь могу легко-легко сказать на одном выдохе целую длинную фразу. Я всегда могу теперь на одном выдохе произносить целые фразы.
Я теперь беспредельно смело вступаю в контакт с любым человеком. Я теперь становлюсь с каждым днем все более и более общительным человеком. У меня хорошая, красивая речь. Меня теперь все люди с удовольствием слушают, и общение с людьми доставляет мне огромное удовольствие.
Также при лечении логоневрозов используют следующие методики.

Логопедические методики
1. Непосредственное торможение центра Брока:
1) замедление (торможение) темпа речи или речь нараспев
(именно центр Брока ведает темпом речи);
2) «ритмизация речи» как способ ее торможения (задается всегда замедленный ритм);
3) метод продолжительного молчания (полное торможение центра Брока);
4) опосредованное двигательное торможение центра Брока;
5) торможение двигательного центра Брока достигается за счет возбуждения других двигательных центров – принцип реципрокного торможения.
2. Дирижирование речью, ритмические нажатия пальцами кисти – метод Андроновой.
3. Управление дыхательными движениями – метод Стрельниковой.
4. Двигательный контроль артикуляционного аппарата.
5. Сопровождение речи письмом.

Авторизация

Реклама