Библиотека портала. Кристина Гросс-Ло. Родители без границ. Секреты воспитания со всего мира

Категория: «Внутренняя политика» семьи Опубликовано 30 Март 2016
Просмотров: 3303


Глава 3
Садимся за стол: научить ребенка правильно питаться

Двенадцатилетний сын Кэти ест всего несколько продуктов. Любой завтрак, обед или ужин в семье проходит с боем. Как ответственная мать, Кэти перепробовала практически все. Когда Робби был маленьким, он упорно плевался брокколи; сейчас из овощных блюд он признает только картофельное пюре; фрукты тоже не любит. Кэти старается свести к минимуму количество вредной еды в доме, но не хочет, чтобы сын голодал. При росте в полтора метра Робби весит всего тридцать шесть килограммов, и мама беспокоится, что он недоедает. Даже доктор неоднократно говорил мальчику, что тот должен лучше питаться.
Дошло до того, что Кэти начала покупать попкорн, чипсы, жареные равиоли и мармелад с фруктовым вкусом – чтобы ребенок ел хоть что-нибудь. Чтобы накормить его полезной едой, приходится постоянно прибегать к уловкам. На прошлой неделе Кэти устроила обед на свежем воздухе для всей семьи: салат с помидорами, базиликом и моцареллой, рис, стейки, цыпленок и сосиски на гриле, запеченная на углях кукуруза. Но Робби выбрал лишь маленький кусок мяса.
С похожими проблемами сталкиваются многие родители. Мы хотим, чтобы наши дети правильно питались, но не знаем, как этого добиться. Когда они отказываются от еды, мы называем их привередами и думаем, что они никогда не изменят своим пищевым привычкам, что отвращение к помидорам – это навсегда.
Но дело не только в капризах: зачастую у взрослых нет времени готовить нормальную еду. К тому же американцы сами выросли на кукурузных хлопьях к завтраку, гамбургерах с картошкой-фри на обед и макаронах с сыром на ужин; привыкли перехватывать что-нибудь на бегу вместо того, чтобы собираться за столом всей семьей. А детям полуфабрикаты очень нравятся. Понятно, конечно, что полноценная еда из свежих продуктов гораздо полезнее, но как удобно купить что-то готовое… Неудивительно, что многие американские дети страдают от неправильных пищевых привычек.
В Америке обеспечить детям здоровое питание не так просто. За последние десятилетия ситуация в этой области значительно ухудшилась. Почти 40 % в детском рационе составляют «пустые» калории, то есть жир и быстрые углеводы, источником которых служат сладости и фастфуд (содержащие к тому же огромное количество вредных добавок). Подобная диета пагубно влияет и на умственные способности: исследование, в котором приняли участие почти четыре тысячи детей из Великобритании (где ситуация с питанием примерно такая же, как в США), показало, что дети, в три года потреблявшие много жирной, сладкой пищи и полуфабрикатов, к восьми годам оказались интеллектуально развиты хуже сверстников.
Производители продуктов питания тратят огромные деньги на продвижение вредной еды с расчетом на детскую аудиторию. В рекламном ролике двухлетняя девочка бросается к йогурту с изображением любимой героини. В супермаркетах такие товары размещают на уровне глаз ребенка, чтобы он мог сам достать их с полки и положить в тележку (особенно когда родители не видят). Производитель популярных готовых завтраков выпускает серию книжек с картинками, разглядывая которые юный читатель учится считать, помогает обезьянкам жонглировать сладкими колечками, а заодно запоминает, как выглядит логотип.
Дело не только в том, что едят дети, но и в том, сколько они едят. Последние тридцать лет размеры порций росли в США с невероятной быстротой: печенье 1970-х в семь раз меньше сегодняшнего. Дети привыкают к большим порциям и уже не могут насытиться маленькими. Сегодня американский ребенок в среднем потребляет в день на двести калорий больше, чем его сверстник в 1977 году, и основная часть этих калорий приходится на нездоровую еду. Хотя многие склонны винить в пристрастии к ней детей школьные столовые и торговые автоматы, недавнее исследование показало, что за пищевые привычки отвечает в первую очередь семья. И с возрастом ситуация только ухудшается, поскольку родительский контроль слабеет.
Американские дети платят высокую цену за неправильное питание. Каждый третий ребенок страдает той или иной степенью ожирения, которое в свою очередь подготавливает почву для серьезных проблем со здоровьем. Не исключено, что в силу этого нынешние дети окажутся первым поколением, которое проживет меньше, чем их родители.


Плюсы и минусы выбора

Впрочем, не все так плохо. В США приверженцы здорового питания – веганы, вегетарианцы, сыроеды, сторонники палеодиеты и безглютеновой диеты – без проблем находят необходимые продукты: страна уважает право людей есть что и когда хочется. К тем, чье меню зависит от религиозных предписаний или указаний врача, в Америке относятся с сочувствием и стараются помочь им разнообразить стол. К сожалению, безоговорочная свобода личного выбора может обернуться серьезной проблемой – во всяком случае, когда дело касается еды.
Коль скоро взрослые сами решают, что и когда им есть, то как они могут навязывать свои воззрения детям? Это же дискриминация! Однако если признать за детьми право есть то, что им хочется, где и когда вздумается, то скандал за семейным столом неминуем. Работая над книгой «Почему мы ругаемся каждый вечер? Споры по поводу питания в американских семьях», Эми По и Каролина Искьердо просмотрели двести пятьдесят часов видеосъемок в пяти благополучных южнокалифорнийских семьях. Диалог за диалогом – начиная с семиминутной дискуссии о том, что пить детям – молоко или лимонад (в результате дети пили смесь того и другого), и заканчивая тяжелой сценой, когда мать спрашивает проголодавшегося подростка, что он будет есть, а когда тот просит желе, предлагает ему на выбор тунца или лосося.
Разрешая выбирать, а потом не одобряя сделанный выбор, мы приучаем детей постоянно спорить из-за еды. Они «не получают четкого представления о том, какое питание считается «здоровым», и видят, что их решение не принимают во внимание», – пишут По и Искьердо. В результате страдает родительский авторитет.

Когда речь заходит о питании ребенка, родители в США склонны впадать в крайность. Многие полагаются на готовую «детскую» еду, которая в огромном количестве представлена в супермаркетах и продуктовых магазинах. Младшие члены семьи нередко едят отдельно от взрослых, и для них составляют особое меню. Родители, которым вечно не хватает времени, быстро смиряются с тем, что у них растет маленький привереда, и даже не пытаются переучить его. Зачастую они и сами имеют слабое представление о здоровых пищевых привычках. А поскольку все вокруг тоже жалуются, что детей невозможно накормить, родители быстро сдаются. Да и журналы уверяют нас, что избирательность в еде – нормальное явление: оставьте малыша в покое, и он сам решит, что нужно его организму.
С другой стороны, изобилие вредной пищи заставляет ответственных родителей бдительно контролировать, что ест их ребенок, так что отношение к еде вместо здорового и спокойного становится нервозным.
Сьюзан всегда внимательно подходила к питанию сына; под ее чутким руководством ребенок потреблял костные бульоны и кисломолочные продукты, которые должны были благотворно влиять на пищеварение и микрофлору кишечника. На праздниках она удаляла с маффинов каждый кристаллик сахара. Став мамой, я и сама пыталась оградить ребенка от искусственных красителей, рафинированного сахара и муки мелкого помола. Но как-то я угостила Сьюзан вялеными апельсинами, которые сделала моя мать. Откусив кусочек, она поинтересовалась, из каких фруктов они приготовлены – органических или нет? Когда я призналась, что понятия не имею, Сьюзан с перекошенным лицом выплюнула цукат и отказалась от угощения.
Я знаю немало родителей, которых маленькие привереды порядком измучили. Одни изобретают невероятные рецепты, пытаясь замаскировать полезные овощи в соусе для спагетти и даже в шоколадном печенье, другие жалуются, что ребенок ест только продукты белого цвета, третьи устраивают настоящие «кормушки» – выкладывают в формочки для льда нарезанные фрукты, овощи и крекеры, чтобы дети ели их, не отвлекаясь от игры. И все из наилучших побуждений, ведь еда – это набор жизненно важных компонентов: белки, клетчатка и тому подобное, а пищевые привычки, усвоенные в детстве, сохраняются на всю жизнь.


За столом с японскими детьми

До переезда в Японию мы несколько раз бывали в Токио и останавливались у моей подруги. Юри, приветливая и жизнерадостная мама двоих детей, на своей маленькой кухне творила чудеса из самых простых продуктов. Каждый день на обед мы ели мисо-суп со стружкой из вяленого копченого тунца; в США я увозила с собой набор кухонной утвари и огромную связку такого тунца, чтобы готовить этот суп у себя дома. Полуторагодовалый Дэниел просто обожал его и молча подходил к Юри с пустой тарелкой за добавкой.
Юри каждый раз готовила новые блюда, ежедневно покупая на маленьком рынке немного свежей рыбы или мяса. Когда к ней приходили в гости другие мамы, никто не переживал из-за детской еды. Соседка как-то угостила трехлетнего Бенджамина конфетой, и я забрала ее прежде, чем он успел попробовать неведомое лакомство. Такая реакция удивила добрую японскую женщину. Знакомых Юри также забавляли мои попытки удержать Бенджамина от мороженого, пока он не подрастет.
Они не понимали, зачем я это делаю. Ведь пищей не только насыщаются, она является и источником удовольствия. И если ребенок ежедневно питается полноценной, здоровой едой, то чем ему навредит конфета или пара ложек мороженого? Мои японские друзья не видели смысла в подобном «тотальном контроле»: кто-то даже назвал меня «повернутой» на здоровой еде – и вряд ли это был комплимент. Я же в свою очередь не понимала, как можно так беспечно относиться к питанию. Разве они не знают, что сахар вызывает привыкание? Разве не боятся искусственных красителей?
И все же я видела, что мне есть чему поучиться. В конце концов Япония стоит на последнем месте по уровню ожирения (им страдают всего 4 % населения, как и в Южной Корее), население страны славится отменным здоровьем и продолжительностью жизни. После переезда я обнаружила, что японцы иначе относятся к еде в целом, вплоть до подачи на стол. И отношение это прививается чуть ли не с рождения.
Однажды пасмурным летним утром я поехала на велосипеде к нашей соседке Акико, невозмутимой маме пухлощекого жизнерадостного малыша Такеру. Их семья вернулась в Японию всего несколько недель назад; Такеру родился в США, так что Акико успела получить немало советов по детскому питанию от американского педиатра. Ей советовали начинать прикорм с рисовых хлопьев и овощного или яблочного пюре, давать ребенку витамины и препараты железа. Подобные рекомендации несколько удивили Акико: японцы не привыкли каждый день принимать витамины или пищевые добавки и тем более давать их детям! Они придерживаются мнения, что все необходимое можно получить из еды.
Когда подошло время прикорма, Акико ориентировалась на советы друзей и родных. Такеру впервые попробовал «взрослую» еду после полугода как дополнение к материнскому молоку – Акико не торопилась отлучать малыша от груди. Ей сказали, что для начала ему подойдет рисовая каша (из настоящего риса, сваренного в большом количестве воды), в которую потом можно добавить кусочки вареной тыквы и рыбы.
В Японии детей кормят в соответствии со временем года не только потому, что считают это правильным: других вариантов просто нет. Многие овощи и фрукты появляются в магазинах только в сезон. Зимой вы не найдете на прилавках виноград – сочные спелые ягоды будут радовать глаз покупателя лишь несколько недель в конце лета. То же самое с персиками, спаржей и стручковой фасолью.
Сезонные овощи (ростки бамбука или корень лопуха, морковь или картофель) варят в бульоне даси с водорослями или анчоусами, чтобы малыши привыкали к специфическому вкусу японской кухни. Постепенно в меню Такеру будут добавляться и другие продукты: коричневые водоросли хидзики, квашеные соевые бобы натто и лапша удон.
Важно не только то, что вы накладываете в тарелку. Огромное значение имеет отношение японцев к самому приему пищи. Дети никогда не едят в одиночестве. «Ребенок должен чувствовать себя частью семьи», – говорит Акико. Еще до введения прикорма она всегда брала Такеру, когда семья обедала или ужинала; когда он подрос, то начал есть за столом с родителями. Это незыблемое правило.
Чтобы ребенок ощущал себя частью семьи, ему предлагают ту же еду, что и взрослым. В японских ресторанах редко встречается детское меню. Конечно, в еду для малыша добавляют меньше специй, но специально для детей почти никогда не готовят. Если родители едят тушеную говядину с картофелем, для ребенка нарежут все это на мелкие кусочки или смелют в блендере. Если на столе лосось в соусе терияки, маринованные овощи, рис и мисо-суп, малыш попробует каждое блюдо.
Акико, правда, иногда готовит для Такеру отдельно. В одиннадцать месяцев ему очень нравились макароны, посыпанные соевым порошком, и бульон с рыбными фрикадельками. Он любит квашеные бобы и помидоры; на обед ест мисо-суп с тофу и зеленым луком. В Японии очень внимательно относятся к внешнему виду блюда: родители считают, что, если на тарелке все красиво разложить и подобрать продукты по цвету, еда доставит ребенку больше удовольствия.
На прощание Акико вручила мне подарок – популярную в Японии книгу «Детская еда: пища для души» о том, как важно для духовного развития ребенка научить его чувствовать благодарность за еду и любоваться ею.


Едим трижды в день

В Японии родители открывают детям многоцветную палитру вкусов и консистенций, показывают, что относиться к еде нужно с уважением, бережно, а также приучают питаться в определенное время и правильно вести себя за столом. В младшую школу дети носят коробки с завтраками, куда родители кладут овощи, рис, рыбу или мясо, а также разные фрукты. Учителя строго следят за тем, чтобы малыши съедали все до конца. В противном случае они сообщают родителям, и те уменьшают размеры порций. Поначалу я возмутилась – вот еще, учитель будет указывать мне, как кормить собственного ребенка! – но вскоре оценила такой подход. Если все вокруг считают, что дети должны питаться правильно, приучить их к этому гораздо легче. Родители и учителя действуют как одна команда.
Мы удивились, узнав, как много людей в Японии регулярно питаются три раза в день. Порции, правда, довольно скромные, зато сбалансированные и питательные. Утро начинается с плотного завтрака: очень часто салат, острые закуски или суп, рис, отварная рыба и маринованные овощи. На обед всегда едят горячее блюдо, а не бутерброды. В том же ключе выдерживается и ужин. При этом японцы не только думают о том, чтобы утолить голод, но уделяют внимание оформлению блюда, сервировке и этикету.
В Японии вы вряд ли найдете коляски со столиками и подставками под стакан, потому что на прогулке дети не едят. На тех, кто все время что-то жует, смотрят с неодобрением, как и во многих других странах. Правила этикета запрещают есть стоя или на ходу – это делается за столом, причем высказываться насчет поданного блюда, а тем более его критиковать не принято. Прием пищи в Японии – дело ответственное. Дети садятся за стол, вытирают руки влажным полотенцем, а потом приступают к еде. (Впрочем, на родительских собраниях я несколько раз видела, как малышам раздавали конфеты, чтобы они вели себя смирно.)
В детском саду, куда ходили мои сыновья, тоже не было никаких перекусов, за исключением особых случаев, когда детям, например, давали попробовать выращенную ими стручковую фасоль или угощали жареным бататом, который дети помогали убирать. Да еще раз, когда во дворе садика плодоносило мандариновое дерево, учителя сами пекли пирожные с желе из собственных мандаринов. На общем аскетическом фоне такие угощения дети воспринимали как праздник.
Учебный день в садике начинался в девять утра и заканчивался в два часа дня. За все это время они не ели ничего, кроме второго завтрака обенто, который я давала сыновьям с собой. Предполагалось, что его хватит для поддержания сил. В детском саду малышей учили аккуратно доставать завтрак и раскладывать на специальных салфетках; дети завтракали вместе с учителями, которые своим примером показывали им, как следует правильно принимать пищу. Есть начинали, только когда все сядут за стол и пожелают друг другу приятного аппетита. И никто не вставал из-за стола, пока остальные не закончат.
Мне поначалу казалось, что японцы слишком серьезно относятся к ритуалу приема пищи. Ладно бы парадный обед, но зачем соблюдать его каждый раз? Однако вскоре я обнаружила, что мои дети без труда усвоили все эти ритуалы. В неторопливой и торжественной трапезе для малышей есть особенная прелесть. Церемонии превращают обед или завтрак в праздник, и ребенок ощущает, что заслужил право в нем участвовать. Таким образом одновременно с сытостью дети получают моральное удовлетворение.
В США школьникам младших классов на завтрак отводится не больше двадцати пяти минут, включая время стояния в очереди и посещения туалета. Эксперты по питанию опасаются, что подобная спешка – одна из причин ожирения нации. Когда Дэниел пошел в американскую школу после пяти лет жизни в Японии, он никак не мог привыкнуть, что можно начинать есть, как только поставишь поднос на стол. Он ждал, пока остальные сядут за стол, и с удивлением смотрел на ребят, которые сразу принимались разворачивать бутерброды или открывать пакеты с чипсами. К тому же Дэниелу пришлось научиться есть быстрее: ведь в японской школе на завтрак отводилось сорок пять минут.


Учимся ценить еду

В двадцать один год я приехала в Японию студенткой по обмену; я жила в семье в небольшой деревне и там впервые услышала, что «после еды в миске не должно остаться ни одной рисинки». Мне это давалось с трудом: ведь в Америке считается, что здоровое питание подразумевает в том числе право оставлять еду в тарелке, если человек наелся. Но ведь люди, у которых я жила, сами выращивали рис на небольшом поле перед домом. И они прекрасно знали, сколько труда вложено в каждое зернышко.
В США проблемы с продовольствием закончились вместе с Великой депрессией в конце 1930-х, однако представители старшего поколения Азии и Европы, пережившие Вторую мировую и послевоенное десятилетие, прекрасно помнят, что такое голод и продуктовые карточки. Моя подруга провела детские годы в Японии, а сейчас живет в Штатах. И ей до сих пор больно видеть, сколько еды выкидывают американцы.
Японцы считают своим моральным долгом научить детей с уважением относиться к пище и быть благодарными за каждый кусок на тарелке. Ребенку рассказывают о животном, чье мясо лежит перед ним, о фермере, вырастившем овощи и фрукты, и не забывают о человеке, который приготовил и красиво подал еду; в результате малыш осознаёт, как именно все это оказалось на столе. Взрослые предлагают ему попробовать разные блюда, чтобы узнать их вкус, помогают держать ложку. И хвалят детей, которые едят все, что дают. Малыш часто слышит не только «попробуй кусочек» или «возьми хоть половинку», но и «давай-ка доедим» (правда, порции у японцев гораздо меньше, чем в США). На родительских собраниях в детском саду мамы и папы все как один выражали надежду, что дети научаться съедать все, что им дают с собой из дому. Родители относились к этому как к важному этапу обучения.
Мне было трудно понять, зачем уделять столько внимания тому, чтобы дети питались полноценно, доедали порции и не капризничали. А вдруг эта еда вызовет у кого-то из малышей расстройство желудка или пищевую зависимость? И как насчет свободы выбора? Разве можно так давить на личность?


Малыш ест все. Но не все, что захочется

В Америке я знала немало мам, всерьез, как и я, озабоченных тем, как питаются их дети. Для Реджины и Дианы это была главная тема разговоров. Они считали своим материнским долгом выяснить, что нравится детям, и приспособиться к их вкусам. Искренне веря, что повлиять на предпочтения ребенка невозможно, они просто смирялись с тем, что какие-то продукты придется исключить из меню. Мамы редко предлагали детям попробовать что-нибудь новое. По их мнению, хороший родитель должен понимать и уважать желания ребенка, а не навязывать ему свои вкусы.
У японцев другой подход: они не считают, что их задача – обеспечить детям здоровое питание, одновременно позволив им есть только то, что правится. Хороший родитель при помощи похвалы и терпения научит ребенка есть все и не опустит руки после пары неудачных попыток. Он будет вводить новые продукты в меню, красиво оформляя блюда и собирая аппетитные завтраки в специальные коробки. Дети не смогут сами открыть для себя богатый мир вкусов, если родители не дадут им такой возможности. В японской семье вы не увидите, как ребенок отказывается от какого-то блюда, а мама согласно кивает и убирает его со стола. Здесь родители не боятся посягнуть на предпочтения детей, поскольку верят, что оказывают им услугу, приучая правильно питаться. В результате маленькие японцы с удовольствием едят все – от фрикаделек из осьминога до суши, от десерта из красной фасоли до салата из морской капусты – и не забывают сообщить, как это вкусно. Во всяком случае, я ни разу не слышала, чтобы ребенок в японской семье был недоволен содержимым тарелки.
Конечно, у всех есть блюда любимые, а есть «менее любимые» (так вежливые малыши называют те, что им не нравятся). Но приверед среди японских детей я не встречала: напротив, они советуют друг другу попробовать что-нибудь. Глядя на них, наши сыновья перестали капризничать из-за еды, усвоив, что стремиться узнать вкус каждого нового блюда – это круто.
Отношение к еде в Японии и США различается настолько, что первое время дети постоянно обсуждали его с друзьями. «В Америке можно съесть десерт до обеда», – как-то заметил Дэниел вскоре после возвращения в Штаты. «И никому даже дела нет, ведь это твой обед», – добавил Бенджамин.
В США еда – один из способов самовыражения; пищевые предпочтения отражают наши жизненные ценности. Но Сира, живущая в Японии мама из Америки, со временем поняла, как здорово не раздумывать о том, что положить в тарелку. Позволить себе есть все – значит освободиться. «Мне очень нравятся японские бизнес-ланчи. Просто делаешь заказ и не тратишь время на изучение меню. Хотя в США я не откажусь от выбора заправки к салату, но мне нравится, что здесь достаточно заказать “жареную рыбу”, а все остальное решают за меня».


«Пищевое воспитание»

Научить детей правильно питаться – непростая задача, требующая терпения, выдержки и определенной доли фантазии. И здесь родителям не обойтись без поддержки окружающих.
В Японии ответственность за просвещение в области питания лежит не только на семье. Все образовательные учреждения придерживаются единого учебного плана, поэтому большинство детей получают одинаковое «пищевое воспитание». Например, в детском саду наши сыновья помогали возделывать сад на крыше. В первом классе сажали помидоры, баклажаны и огурцы. В третьем несколько недель на уроках японского языка изучали сою. В результате, когда наши дети перешли в четвертый, вся семья знала, как соя превращается в соус, мисо-суп и тофу.
В последних классах начальной школы детей учат готовить. Мне довелось присутствовать на одном из таких уроков. Дети в фартуках и банданах разделились на группы по четыре-пять человек. На каждом столе имелась газовая плитка, два кухонных ножа, сырые овощи и яйца и несколько мисок разного размера. Ученики должны были сварить яйца и приготовить салат из теплых овощей с заправкой. После краткой речи учителя дети приступили к работе. Они сразу поделили задания: кто-то мыл и резал овощи, кто-то следил за яйцами, кто-то мыл посуду. Ученики оживленно переговаривались, не отвлекаясь от дела, явно получая от него огромное удовольствие. Прежде я удивлялась, что у японских школьников домоводство – второй по популярности урок после физкультуры. Теперь мне стало понятно почему.
Школьный день, как и школьный год, в Японии длиннее, чем в США. Каждую вторую субботу дети учатся. При этом академических часов у них меньше. Длинный школьный день оставляет место для внеклассных занятий. В различных кружках школьники не только занимаются спортом и музыкой, но также учатся готовить, шить и даже стирать. В результате родителям не нужно прилагать специальных усилий, чтобы дети правильно питались. Опрос, проведенный среди канадских пятиклассников в 2012 году, показал, что дети, которые чаще помогают родителям на кухне, едят больше овощей и фруктов и в целом лучше разбираются в том, какая пища полезна для здоровья.
Но самой важной частью пищевого воспитания в Японии остается завтрак в начальной школе. Фактически это самый настоящий урок, утвержденный в учебном плане. Дети узнают, откуда берется еда, учатся есть с удовольствием и угощать других. Каждую неделю несколько человек в классе назначают дежурными по столовой. Надев специальные халаты, шапочки и маски, они раскладывают по тарелкам рис, суп, овощи и закуски. Во время завтрака можно отдохнуть, съесть что-то вкусное и получить удовольствие от общения. Шестиклассники ежедневно готовят развлекательную программу на школьном радио: из колонок, установленных в каждой классной комнате, доносятся шутки, песни и музыка. После завтрака дети наводят порядок, складывая пакеты из-под молока в один контейнер, а соломинки и палочки для еды – в другой. Они протирают столы, моют пол и отвозят тележки для еды на кухню. А потом бегут на улицу играть.
Однажды я разговаривала со школьным диетологом и школьной медсестрой. В это время как раз подъехал грузовик с продуктами для завтрака. Диетолог госпожа Йосида каждый месяц составляет меню в зависимости от времени года. В тот день в нем значилось карри из летних овощей, суп и домашний бисквит. Госпожа Йосида склонна добавлять в рацион школьников элементы разных национальных кухонь – корейский жареный рис, итальянские спагетти, индийское карри, – но основной акцент делает на японские блюда. Три раза в неделю в школе подают вареный рис. Чтобы детям он не надоел, приходится проявлять фантазию.
Вместе со школьной медсестрой госпожа Йосида старается объяснить ученикам, что еда помогает им расти и крепнуть. «Начальная школа – место, где у детей формируются здоровые привычки на всю жизнь», – говорит госпожа Нода, медсестра. Через большие окна на первом этаже ученикам видно, как три повара на кухне моют, чистят, режут и разделывают то, что превратится в завтрак для сотни школьников и учителей. Зрелище впечатляет! «Не могу поверить, – с восторгом рассказывал мне Бенджамин, – что всего три человека каждый день готовят завтрак для целой школы!»
После разговора с сыном меня охватило любопытство, и я отправилась посмотреть на тружеников кухни. И застала следующую сцену: на столе – гора чищеных баклажанов для карри, на плите – рыбный бульон; один из поваров вручную взбивает белки для бисквитного теста, которое вскоре отправится в разогретую духовку.
Поскольку японцы придерживаются мнения, что широкий выбор только мешает детям понять, как правильно питаться, решения в школе принимает диетолог. Наши сыновья быстро к этому привыкли. Они, как все, пробовали то, что им давали на завтрак. «Сначала думаешь: фу, гадость, соевые бобы в рыбной стружке, – вспоминает Дэниел. – А потом пробуешь – и понимаешь: это вкусно!» Детям разрешают брать добавку, если на кухне осталась еда, – но при условии, что они попробовали все блюда. Иногда добавки на всех не хватало, и тогда ее разыгрывали с помощью «камня-ножниц-бумаги». Если на кону оказывалось особенно любимое блюдо, дело грозило выйти из-под контроля.
Когда отсутствие выбора – норма, то возможность выбирать становится настоящим событием. Например, школьники имели право решать, какое мороженое они будут есть в последний день перед летними каникулами. Им предстояло определиться за месяц: яблочное, апельсиновое или ананасовое? Все оживленно обсуждали варианты, а потом с нетерпением ждали заветного дня. Обычный десерт таким образом превращался в восхитительный праздник выбора.


Швеция: учимся выбирать

С точки зрения японских родителей, решения за детей должны принимать они. В Швеции, наоборот, родители проявляют любовь, предоставляя детям свободу выбора. Но и в той и в другой стране дети едят лучше, чем в Америке.
Оптимальное (одно из лучших в мире!) временное соотношение между работой и досугом, а также более короткий рабочий день позволяют шведам регулярно закупать свежие продукты по пути домой и готовить всей семьей. При этом показатели здоровья у них выше, чем у других скандинавов: продолжительность жизни у женщин в среднем восемьдесят четыре года, а ожирением страдает лишь каждый десятый.
В Швеции детей учат прислушиваться к потребностям организма; их не заставляют есть и не навязывают «правильные» предпочтения. В детстве родители разрешали Микаэле брать из холодильника все, что хочется, – прекрасно зная: она не ошибется в выборе, ведь вся пища в холодильнике здоровая, полезная и качественная. Родители и учителя в Швеции не загоняют детей в рамки, но направляют их, помогая сориентироваться в богатом мире вкусов. И, как правило, не поощряют «перекусы».
В детском саду, где работает Микаэла, малыши сами делают себе бутерброды, выбирая из нескольких сортов хлеба, мяса, сыра и овощей. «Мы спрашиваем детей, что им нравится, даже если они еще не умеют толком разговаривать», – объясняет она. Учитель раскладывает еду на столе и обращается к малышам: «Ты будешь этот хлеб или тот? Намазать маслом? Положить сыр или ветчину? Добавить огурец?» Если ребенок не может сказать, он показывает пальцем. Два основополагающих принципа воспитания в Швеции – личная ответственность и свобода выбора в пределах, установленных взрослыми. Малыши не чувствуют давления или осуждения, родители и учителя не клеят на их выбор ярлыки – «хороший» или «плохой». Они задают много вопросов, чтобы дети в конце концов научились спрашивать сами себя: что я хочу съесть? Что пойдет на пользу моему организму? Микаэла искренне считает, что это «прекрасная возможность научить малышей принимать решения, а также быть терпеливыми и хорошо вести себя за столом».
Последний момент тоже очень важен. Дети не приступают к еде, пока все не сядут за стол, и не встают, пока другие не закончат есть. «Мы стараемся, чтобы еда за общим столом с раннего возраста ассоциировались у них с приятно проведенным временем», – объясняет Микаэла.
Американцы справедливо опасаются, что дети, если им предоставить свободу выбора, станут есть на завтрак пирожные с кремом и мороженое. Но Микаэла подчеркнула, что в Швеции подобное никому и в голову не придет (да и в холодильнике обычной семьи вы вряд ли найдете пирожные с кремом). Просто потому, что «так не принято». Дети сами знают, что нужно есть, и родители уважают их выбор, а не контролируют и не навязывают свой. Они доверяют своему ребенку, потому что сделали все, чтобы тот понял, что такое здоровый завтрак.
Микаэла готовит почти каждый день, и другие члены семьи помогают ей на кухне. А потом они все вместе не спеша ужинают. В ресторан семья ходит не больше двух раз в год. Полезность еды имеет большое значение, но не стоит забывать об умеренности и удовольствии. В детстве Микаэле выдавали деньги на «субботние сладости». В Швеции существует традиция: по субботам дети обязательно ходят в кондитерскую. Магазины ждут маленьких покупателей и выкладывают на прилавки шоколад, лакричные леденцы, жевательный мармелад и карамель. Потом сладости съедаются в кругу семьи, например перед телевизором. Микаэла улыбалась, вспоминая этот милый обычай. Дети с нетерпением ждут субботы; они знают, что обязательно пойдут в кондитерскую, и не выпрашивают у родителей конфеты в течение недели, как их американские сверстники. На самом деле в Швеции по будням дети вообще не едят сладостей. «По средам мы даже не вспоминали про конфеты!» – смеется Микаэла.


Южная Корея: как можно больше овощей

Южная Корея наравне с Японией удерживает последнее место в мире по числу страдающих от ожирения; подобно шведам, корейцы относятся к обедам и ужинам как к событиям, призванным собрать за столом всю семью. Хозяйки сами готовят главные блюда, гарниры и салаты из свежих продуктов, не используя полуфабрикаты, красиво сервируют стол и приглашают родных и близких отдать должное их кулинарным талантам. Мои родители выращивают овощи, включая корейский перец и тыкву; на кухне есть наточенные ножи всех видов. Когда я была маленькой, жившие по соседству иммигранты из Кореи нередко устраивали совместные ужины, и каждый приносил домашнюю еду: мясо, кашу или рагу.
Обеденный стол в Корее обычно заставлен разнообразными блюдами, включая желе из желудей, острую квашеную капусту, жареную говядину, рисовый суп и горы нарезанных овощей. На десерт вам подадут традиционную медовую сладость хангва, чай с корицей и пирожные из бобов. Корейская кухня бесконечно разнообразна, а ее отличительная черта – обилие овощей (свежих, маринованных и квашеных) на гарнир.
Шестилетняя Чхэ Вон из Сеула, как и большинство ее сверстников, питается здоровой едой и очень активна. Она очень любит поесть. Чи На, мама Чхэ Вон, до полугода кормила дочку исключительно грудным молоком. Когда подошло время введения прикорма, она готовила все сама. «Я начала с рисовой каши, куда добавляла говядину, брокколи, тыкву, морковь, шпинат или креветки», – вспоминает Чи На. Она старалась сделать питание дочери максимально разнообразным, чтобы та не боялась пробовать новое.
И это сработало! В шесть лет у Чхэ Вон немало любимых блюд: жареная скумбрия, суп с соевой пастой, проростки сои, обжаренные в масле листья кунжута (островатые на вкус листья в Корее используют в качестве гарнира или заворачивают в них рис), маринованный лук, тушеные баклажаны в соевом соусе, жаренные во фритюре анчоусы и роллы с рисом, мясом или рыбой, маринованными овощами и приправами (обычно эту начинку заворачивают в листья салата). Зимой Чхэ Вон ест голубцы со свининой. Она не привередлива и никогда не жалуется, что ей что-то не нравится. И такое поведение – правило, а не исключение. В Корее я встречала столько детей, похожих на Чхэ Вон, что порой мне казалось, будто я попала в страну маленьких гурманов.
Корейская еда поражает яркими вкусами. Почти в каждое блюдо тут добавляют чеснок, красный перец, соевый соус или кунжутное масло. Получается довольно остро. Когда Чи На впервые дала Чхэ Вон попробовать острую кимчи, то сперва промыла ее водой. Конечно, острота осталась – в достаточной степени, чтобы малышка начала привыкать к специфическому вкусу корейской кухни. Наша семья точно так же приучилась есть кимчи.
Перекусывают в Корее кукурузой или жареным бататом. Моя мама, например, ходила в школу с горячим клубнем в кармане. По дороге она грела о него руки, а потом с удовольствием съедала на завтрак. Делясь воспоминаниями о жизни в Корее, мама готовила для нас с братьями, а позже и для моих детей любимые блюда своего детства: пресные жареные пирожки из рисовой муки с соевым соусом и бататовое пюре с молоком и сливочным маслом.
Главный принцип питания в Корее: по возможности собраться всей семьей за красиво накрытым столом, на котором теснятся многочисленные тарелки и миски с угощением. Мои родители придавали огромное значение совместным обедам и ужинам: даже если папа поздно приходил с работы, мама звала нас, чтобы мы составили ему компанию. В семье Чхэ Вон на ужин подают мясо, жареную рыбу или креветки, минимум восемь овощных гарниров, рис, суп и роллы с различной начинкой. Потом по традиции на стол ставится блюдо с фруктами: корейской дыней, нежная мякоть которой по вкусу напоминает персик; летом – арбузом, а осенью – сочными яблоками, персиками и хурмой.
Многочисленные блюда и гарниры, все исключительно из свежих продуктов, отнимают много времени, поэтому, несмотря на любовь к корейской кухне, я нечасто решаюсь приготовить полноценный ужин. А в Корее несколько поколений одной семьи живут обычно вместе либо недалеко друг от друга, поэтому на кухне всегда есть кому помочь. Но в любом случае хозяйки не готовы поступиться полноценной пищей. Я слышала, что городские семьи в последнее время начали пользоваться услугами профессиональных поваров, которые готовят домашнюю еду на заказ. Но когда я приезжаю в гости к маме с папой, кто-нибудь из друзей обязательно приносит тыквенную кашу или салат из морской капусты, чтобы нас угостить. В Корее еда – способ выражения любви и заботы.


Франция и Италия: учимся есть с удовольствием

Французы, как и японцы, очень серьезно относятся к воспитанию в детях привычки питаться правильно. «Французские родители считают привычку к здоровой пище такой же важной, как умение читать или пользоваться горшком» , – пишет Карен Ле Бийон в книге «Французские дети едят все. И ваши могут».
Как и в других странах с традиционной культурой питания, во Франции существует определенное время для приема пищи и к перекусам на ходу относятся с неодобрением. Привычку «кусочничать» осуждают не только в кругу семьи, но и в средствах массовой информации. Телевизионную рекламу снэков сопровождают надписи, которые напоминают предупреждения на пачках сигарет: «Не ешьте в перерывах между основными приемами пища. Это вредно для здоровья». Как и я, Карен поначалу чувствовала себя во Франции неуютно. Она приехала с двумя детьми, двух и четырех лет. «В Ванкувере все знакомые дети постоянно жевали. Они грызли что-нибудь в школе и после школы, во время внеклассных занятий, спортивных тренировок, прогулок…» – вспоминала Карен. Но вскоре они с мужем в полной мере оценили французскую стратегию воспитания. Французы не разрешают детям есть, где и когда вздумается, и выбирать им тоже никто не предлагает. Удивительно, но такой строгий подход позволяет избежать конфликтов по поводу еды, так привычных американцам. «На первый взгляд методы французов кажутся жестокими: слишком много правил и мало выбора. На самом деле все наоборот, – продолжает Карен. – Их родители следят, чтобы еда была вкусной и доставляла удовольствие, – поэтому дети с нетерпением ждут, когда можно будет что-нибудь съесть, и с радостью бегут к столу». Французы учат детей наслаждаться процессом еды и относятся к этому как к важной части воспитания. Дело не только в приеме пищи, но и в умении общаться, делиться и постигать национальную культуру через содержимое тарелки и бокала.
Научить ребенка разнообразно и полноценно питаться гораздо проще, если вы живете в стране, где ценится богатый выбор блюд и у вас есть время для совместной трапезы с близкими. Расписание работы магазинов во Франции способствует неспешному смакованию обеда или ужина: после полудня, а также в семь часов вечера большинство из них закрываются на несколько часов, что позволяет членам семьи собраться за столом. Позволю себе процитировать слова знакомой мамы, которая вырастила во Франции двух дочерей: «В этой стране мы обучаем детей есть».
Французы знакомят малышей с новой едой, чтобы развивать их органы вкуса. Процесс начинается уже на стадии прикорма. В США педиатры советуют добавлять новый продукт микродозами и постепенно увеличивать порцию, чтобы в случае чего сразу заметить признаки аллергии. Французы совершенно спокойно в первый же месяц предлагают ребенку около шести разных овощей, чередуя или смешивая их друг с другом. Как показало исследование, некоторые мамы за двадцать восемь дней могли двадцать семь раз изменить овощное меню своих детей. Ведь задача развить пищевые рецепторы куда важнее, чем отследить пищевую аллергию. Благодаря такому подходу дети быстро усваивают, что питаться разнообразной едой – это естественно.
На завтрак – сдобные булочки с шоколадом и большая чашка кофе с молоком; на обед – стейк под перечным соусом и салат из белой спаржи; на ужин – кассуле (традиционное французское блюдо на основе утиного мяса, фасоли и копченостей). Американцы не считают французскую кухню особенно здоровой, ведь здесь не скупятся на сливочное масло, жир, мясо и белый хлеб. При этом французы стройнее и здоровее жителей США. Да, их пища более калорийна, зато они довольствуются маленькими порциями и с ранних лет воспитывают в детях умеренность. В итоге французы живут дольше и имеют гораздо более низкие показатели ожирения, а также смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Они уважают индивидуальные предпочтения и воспринимают еду как источник удовольствия, а не корень зла.
Во Франции каждый школьник получает полноценный горячий обед. Выработка культуры питания является обязательной частью образовательной программы, так что приобщиться к изысканным блюдам могут все ученики, а не только дети элиты. Каждый день обед из трех блюд готовят для шести миллионов школьников, включая тех, чьи семьи пользуются социальными пособиями. Таким образом, во Франции качество питания не зависит от доходов родителей: все дети в равной степени имеют право наслаждаться вкусной и здоровой пищей.
На обед в школьном расписании выделяют полтора, а то и два часа. Дети спокойно съедают три блюда, и еще остается время на отдых. Типичное меню для подготовительной школы в Версале выглядит так: ломтики редиса с салатом рапунцель под соусом винегрет с маслинами, жареная цесарка, соте из овощей по-провансальски с цельнозерновой пшеницей, сыр сен-полен, ванильный флан и вафли. Семья и школа вместе помогают детям постигать основы искусства приема пищи и делать правильный выбор, не ориентируясь на моду, СМИ и рекламу. А самое главное – совместная еда дарит удовольствие от общения: французы за столом беседуют, шутят, обсуждают блюда, поэтому, даже насытившись, дети не спешат покинуть такую веселую компанию. В итальянских школах практикуется аналогичный подход. Канадка Джен, мать двоих детей, несколько лет жила в небольшом городке под Флоренцией. Она до сих пор вспоминает, что в итальянской школе готовили завтрак каждый день. Джен считает, что это во многом повлияло на выработку у детей правильных пищевых привычек. «У школы могло не хватать денег на что-то другое, но они всегда находили средства на повара, кухню и содержание огорода, где дети сами собирали овощи», – вспоминала Джен, когда мы с ней сидели в кафе в Кембридже (с тех пор ее семья успела перебраться из Италии в США). «Иногда ученики помогали повару готовить суп минестроне. В Италии мой сын научился есть нормальную еду: вареную морковь, вареный горошек и шпинат».
Когда я спросила Джен про отдельное детское меню, она рассмеялась – сама мысль показалась ей странной. В Италии в этом просто нет необходимости. Американские родители слишком стараются угадать потребности своего ребенка. «Они не виноваты, – пожимает плечами Джен. – Нам постоянно твердят, как сложно обеспечить детей всем необходимым, хотя на самом деле это довольно просто». В Италии она ни разу не слышала слово «привереда», а в США детей приучают с подозрением относиться к нормальной еде.
А журналистка Джинни Маршалл в книге «Утраченное искусство накормить ребенка: чему научила меня Италия» утверждает, что, помогая ребенку воспринимать пищу как удовольствие, мы способствуем формированию стойких пищевых привычек. Она скептически относится к любым диетам, даже «здоровым», поскольку они «тем не менее поощряют излишнюю разборчивость». Джинни добавляет, что индивидуальные диеты также становятся препятствием для простого наслаждения едой.
А вот опыт семейных завтраков, обедов и ужинов оказывает большое влияние на наших детей. Когда они своими глазами видят, как люди независимо от возраста с аппетитом едят разнообразные блюда, у них возникают положительные ассоциации. Джинни рассказала, как ездила на пляж со своими итальянскими друзьями и их детьми. Они зарезервировали большой стол в пляжном ресторане; один из взрослых посмотрел меню, быстро посоветовался с остальными и начал заказывать закуски из морепродуктов, салат с осьминогами, приготовленных на гриле кальмаров, жаренные в оливковом масле сардины с лимонным соком, анчоусы в кляре, мидии, спагетти с морскими моллюсками и так далее. Все с восторгом приветствовали официанта, приносившего очередное блюдо. Детей не нужно было уговаривать, они сами накладывали еду себе в тарелки. «Я с изумлением смотрела, как мой четырехлетний Нико берет сардину за хвост и отправляет ее прямо в рот, – с улыбкой вспоминает Джинни. – В этой стране учат радоваться тому, что стоит на столе, а не капризничать».


Уроки, усвоенные дома

Итак, в Японии, Южной Корее, Италии, Франции и Швеции, где до сих пор отдают должное полноценной пище, приготовленной из свежих сезонных продуктов, и с удовольствием собирают за большим столом друзей и близких, дети здоровее и куда реже страдают ожирением, чем в США (за исключением, пожалуй, Италии). Дело в том, что родители в этих странах опираются на вековую мудрость и культурные традиции, проверенные поколениями, не обращая внимания на бесчисленные модные диеты, агрессивную рекламу и проплаченных фирмами-производителями «экспертов» в области питания.
Но ответственность за питание ребенка лежит не только на родителях. Школа играет немаловажную роль в формировании пищевых привычек. В Южной Корее ученикам на обед предлагают цыпленка с острыми приправами, суп, свежие овощи и хурму; в Японии – летний салат с лапшой и кунжутной заправкой, капусту и суп с тофу, маринованные овощи и сливы на десерт. В Америке же, несмотря на усилия супруги президента, которая продвигает идею здорового питания в школах, большинство столовых скорее работают на ухудшение ситуации.
Целый ряд деятелей школьного образования вместе с первой леди трудятся над улучшением питания в учебных заведениях. Нужно отметить, что они добились определенных успехов. Яркий пример – начальная школа в Кембридже, где часть двора отвели под сад. Там есть лесной уголок, украшенный разноцветными камнями, стоят огромные горшки, в которых растут баклажаны и бататы. Целые грядки засажены помидорами, фасолью, горохом, кукурузой и тыквами. Дети возделывают арахис, просо, виноград и подсолнухи. За школьной оградой проносятся машины, но в глубине сада их почти не слышно.
Кембридж – один из первых американских городов, где идет успешная борьба с ожирением. Десять лет назад, когда проблема лишнего веса среди детей встала особенно остро, работники городского департамента здравоохранения, Института общественного здоровья и комитета государственных школ Кембриджа изучили состояние здоровья учеников восьмых классов и сообщили о результатах семьям. Статистика была настолько пугающей, что департамент получил федеральное финансирование для полномасштабной борьбы с «эпидемией ожирения». Школьный сад стал стратегической уловкой: он не только обеспечивает учеников свежими овощами и фруктами, но и заставляет их больше двигаться.
Элис Гугельман из некоммерческой организации «Ситспраутс» занимается обустройством садов в государственных школах Кембриджа. Мы встретились, когда она показывала нетерпеливым первоклассникам кукурузу и спрашивала, откуда родом это растение. Школьники старательно отковыривали твердые желтые зерна от початка, а потом по очереди перемалывали в специальной мельнице. На выходе получались мягкие пушистые хлопья; дети собирали их в ладошки и пробовали на вкус. Учительница раздавала шнитт-лук, и кто-то ел его сырым (дети сразу полюбили лук, ведь они вырастили его самостоятельно!), а кто-то ждал, пока будет готова полента. Варево уже аппетитно булькало в кастрюле на небольшой плитке, за которой следила Элис. Когда полента загустела, каждый ребенок получил свою порцию. Дети забрались на каменную ограду и, болтая ногами, принялись обедать.
Пока первоклассники были заняты едой, я могла подробно поговорить с учительницей. Та рассказала, что изменения в питании (им дали многолетний грант на поставку свежих фруктов и овощей для школьных завтраков) оказались более эффективными в сочетании с работой в саду. «Пищевые предпочтения детей существенно изменились», – заметила учительница. Когда школьники знают, откуда взялись фрукты и овощи, что дают им в столовой, они едят их с куда большим удовольствием.
Родители учеников также отмечают, что дети стали лучше разбираться в еде, у них появились новые привычки. Школьники, которые работали в саду, охотнее накладывали себе овощи и фрукты, в особенности разные сорта зеленого салата; размер полезных порций также увеличился. Уроки пищевого воспитания на природе дали ощутимый результат.
Одним из самых эффективных методов стало использование вкусовых тестов для введения в меню новых продуктов. Школьники отнеслись к этому с большим энтузиазмом, но все равно никто не ожидал, что детям придется по вкусу припущенная на пару свежая брокколи. «Им понравилось, какая она хрустящая, зеленая и не переваренная», – сказала Доун. Олкотт, диетолог из департамента здравоохранения Кембриджа, заметил, что приготовленная подобным образом брокколи и шесть лет спустя остается одним из самых популярных блюд в столовой. «Теорию выбора» для своего эксперимента Олкотт и ее коллега Джозефин Уэнделл позаимствовали из маркетологии и поведенческой экономики, чтобы научить детей принимать взвешенные решения перед лицом соблазнов. Чтобы уравнять шансы, те, кто предоставлял еду ученикам, должны были сами придерживаться здорового питания.
Исследования показывают, что на выбор детей существенно влияет способ подачи. На 70 % больше школьников попробуют новый фрукт, если им его просто предложить; фруктов из вазы возьмут в два раза больше, чем со стального подноса. Если брокколи поставить в начале прилавка, многие положат ее на тарелку гораздо охотнее. А вот салат-бар лучше поместить рядом с кассой – в этом случае салат берут в три раза чаще. Когда шоколадное молоко стоит на прилавке позади обезжиренного, на него обращают меньше внимания. Детям важно чувствовать, что они контролируют ситуацию: если вы хотите, чтобы они ели овощи, позвольте им выбирать между морковкой и сельдереем, а не пытайтесь накормить одной морковкой. Но, предоставляя им свободу выбора, позаботьтесь о том, чтобы они так или иначе принимали решение в пользу здоровой пищи. В Кембридже подобная тактика привела к сокращению случаев детского ожирения.

* * *
Кому-то может показаться, что японцы слишком строги в подходе к питанию (посмотрев, на что идут родители, убеждая детей съесть все до последнего зернышка, я поняла – это не для меня), а французы слишком нетерпимы (попробуйте заказать вегетарианское блюдо во французском ресторане и поймете, что я имею в виду). К тому же темп жизни в Америке не способствует долгим размеренным обедам, да и найти свежие ингредиенты для полноценного ужина непросто, поскольку у нас нет маленьких рынков в пешей доступности; наконец, мало кому захочется прикладывать столько усилий, чтобы накормить маленьких приверед. Эти аргументы я слышала не раз. Растить детей и так занятие не из легких, а если помимо всего прочего еще учить их относиться к еде как к чему-то большему, чем еда, оно может превратиться в невыносимое бремя. Даже я, любительница готовить, под конец дня нередко устаю до такой степени, что ничего не могу придумать на ужин.
И тем не менее мир вкусной и полезной пищи открыт для всех. Вы с удивлением обнаружите, что питаться правильно ничуть не сложнее, чем есть всякую ерунду. Нарезать огурец, очистить банан и вымыть шпинат так же легко, как открыть пакет чипсов. Если боитесь, что у вас не хватит времени на полноценный обед, попробуйте часть еды приготовить заранее, сделайте запас в выходные или пригласите друзей, предварительно рассказав им о славной корейской традиции приходить со своим угощением. Семейный ужин может занять всего двадцать минут, но пусть это будут приятные мгновения, проведенные в кругу ваших близких.
Избирательность в еде может быть как культурной нормой, так и маркетинговой стратегией. Не дайте себя обмануть. Научить ребенка полноценно питаться вполне реально. Как сказал мой друг, мы же не будем предлагать ребенку, которого хотим увлечь чтением, только одну книгу? Почему бы не поступать аналогично и с едой?
Питание в моей семье сложно назвать идеальным, но теперь я понимаю, что это и не нужно. Привить детям и взрослым здоровое отношение к еде легче всего при помощи спокойного взвешенного подхода. Пища есть нечто большее, чем топливо для нашего организма, это еще и источник удовольствия и новых ощущений. Мы можем научить детей правильно питаться точно так же, как учим их всему остальному. В наших силах подарить им богатый мир разнообразных вкусов и разделить с ними одно из главных наслаждений жизни.

Авторизация

Реклама