Эмрика Падус. Исцеляющая сила мысли

Категория: Духовные факторы Опубликовано 30 Январь 2017
Просмотров: 3293

 

Глава 14
Остерегайтесь принимать себя чересчур серьезно
Возможно, вам все еще слегка не по себе от того промаха, который вы совершили на вечеринке две недели тому назад. Быть может, в субботу, приняв участие в любительском соревновании по бегу, вы финишировали предпоследним. Быть может, ваш новый стилист соорудил вам кошмарную прическу, и теперь вы вынуждены будете целый месяц ходить с жутким перманентом. Быть может, произошло одновременно и то и это – но даже если и так, ну и что?
Кто бы вы ни были и чем бы вы ни занимались, вы, вероятно, принимаете себя и свои неудачи слишком серьезно. Расслабьтесь. Вы вполне можете посмеяться над своими огрехами, просто улыбнуться, и пусть люди увидят, какое симпатичное у вас лицо.
Много чего можно добиться, если смотреть на жизнь легче. Если вы способны смеяться над собой, вы, скорее всего, более эффективно справитесь с препятствиями и быстрее придете в себя, если с вами произойдут неприятности. Вам будет легче дать выход своим чувствам, ваша самооценка возрастет, и возможно даже, что с таким характером вы больше понравитесь людям.
Но если вы упорствуете, желая воспринимать себя всерьез и только всерьез, вы обречены – вас раздавит Жизнь с большой буквы «Ж».
Никто не застрахован от такого слишком серьезного восприятия себя, даже Лоуренс Минц, доктор философии, профессор Мэрилендского университета и секретарь-казначей Американской ассоциации изучения юмора, общества ученых, интересующихся юмором.
«У меня на стене в кабинете висит зеркало, – говорит д-р Минц, – перед которым я причесываюсь перед тем, как идти на занятия. Под зеркалом прикреплен небольшой листок, на котором написано: «Эту персону не следует воспринимать чересчур серьезно». Я нормальный самовлюбленный эгоистичный тип, обремененный и суетностью, и тщеславием. Я доволен сам собой и очень счастлив, что я есть я, но у меня есть определенная склонность принимать себя слишком всерьез. Я серьезно отношусь к своей преподавательской работе и постоянной вовлеченности в политику. Но иногда мне приходится признавать, что то, чем я занят, вовсе не обязательно самое важное дело в мире».
Д-ру Минцу, который выпускает собственное издание под названием «Американский юмор и междисциплинарный бюллетень», просто недостает времени, чтобы принимать все всерьез. «Люди используют юмор для того, чтобы отделить истинную опасность от того, что истинной опасностью не является. Учитесь смеяться над повседневными мелочами и приберегайте серьезность для того, что по– настоящему страшно. Мы вечно склонны раздувать из мухи слона».
Но юмор и опасность, как ни странно, постоянно идут рука об руку, говорит д-р Минц, и иногда наши наихудшие беды становятся материалом для наилучших шуток. «Для любой шутки требуется элемент опасности, – сказал он в интервью. – Именно ужасные вещи становятся смешными, когда мы делимся своими страхами насчет них с другими людьми. Мы можем либо позволить опасности испугать нас, либо мы можем посмеяться над ней».
А смех над собой – это лучший способ обращаться с человеческими пороками, который изобрели с тех пор, как Адам принял яблоко от Евы. «Именно при помощи юмора, – говорит д-р Минц, – мы справляемся с жизнью в несовершенном мире и с собственными несовершенствами. Когда мы не можем победить, лучшее, что можно сделать, – посмеяться».
Доктор философии Харви Миндесс, профессор Антиохского университета в Калифорнии и консультант, который специализируется на использовании юмора как инструмента психотерапии, согласен с д-ром Минцом в том, что смех над собой – это эффективный предохранительный клапан, облегчающий жизненное напряжение.
«Я уверен в том, что юмор – это величайший механизм преодоления стресса, и так же считают многие другие психологи, – говорит д-р Миндесс. – Когда мой клиент очень переживает насчет чего-либо, я стараюсь помочь ему высвободиться из его гнева или страха, посмеявшись над собой.
Как-то раз ко мне на прием пришла восемнадцатилетняя девушка. Она никогда раньше не была у психолога и сказала мне: «Я знаю, я говорю что-то не то. Но я слышала о людях, которым психотерапия разрушила психику». Тогда я сказал ей: «Вам повезло. Я уже истратил свой лимит разрушенных психик на эту неделю». Я убедил ее в том, что все эти разговоры про повредившихся рассудком – просто глупости, и мы вместе над этим посмеялись».
Чувство собственной ценности
Д-р Миндесс считает, что у людей, которые нормально относятся к шуткам в свой адрес, чувство собственной ценности более развито, чем у прочих. «Способность посмеяться над собой означает, что с вашей самооценкой все в порядке, – говорит он. – А хорошая самооценка означает, что вы устраиваете себя таким, какой есть, и не заблуждаетесь насчет собственных недостатков».
Когда мы расширяем пределы смешного и включаем сюда смех над собой и всем, что мы собой символизируем, мы становимся более проницательными, менее предвзятыми и более полно себя принимаем, чем когда мы относимся к себе исключительно серьезно.
«Преимущество юмора, – добавляет он, – в том, что вы, ничем не рискуя, можете свободно высказать множество подавленных мыслей, которые у вас обычно нет возможности выразить. А опасность чрезмерной серьезности заключается в том, что вы сникаете под бременем проблем, которые, если взглянуть на них под другим углом зрения, оказались бы вовсе не столь ужасными».
Не только д-р Миндесс, но и доктор философии Фрэнк Прерост, психотерапевт из Университета Западного Иллинойса, обнаружил связь между самооценкой и юмором. Его пациенты повышали свою самооценку и достигали душевной взрослости, последовательно проходя через то, что он называет тремя стадиями юмора.
На первой и наименее взрослой стадии пациенты или клиенты обычно высмеивают собственные недостатки и часто при этом плачут столько же, сколько смеются. На второй стадии они, как правило, направляют неприязненное осмеяние на других. На третьей стадии они смеются над собственными недостатками, при этом уверены в себе и неагрессивны. Д-р Прерост отмечает, что люди, достигшие третьей стадии, вскоре заканчивали лечение и демонстрировали умение эффективно управлять своей жизнью.
«На третьей стадии, – говорит он, – они могут взглянуть на собственные неудачи с юмором и больше не обвиняют других в своих проблемах. Это работает в обе стороны. Умение смеяться над собой означает взять на себя ответственность за собственную жизнь, а когда они чувствуют, что управляют собственной жизнью, они больше способны смеяться над собой.
Когда люди приобретают такую способность, у них начинает развиваться другая жизненная установка. Они перестают считать, что жизнь что-то им должна. Они понимают, что должны работать, чтобы чего-то добиться. И они добиваются в жизни большего. Это нечто вроде парадокса. Пока они не сумеют по-настоящему принять свои недостатки, они не смогут полностью раскрыться и делать то, на что способны».
Д-р Прерост описал двух своих клиенток, ставших и здоровее и счастливее, когда их враждебность к другим людям преобразовалась в смех над собой. Первой женщине было под пятьдесят, когда у нее начало развиваться загадочное скопление недомоганий – головные боли, усталость, бессонница. Ко всему прочему она потеряла свое обычное благодушие. Она критиковала своих детей и поступала жестоко со своим мужем. Она также испытывала приступы паники, как будто у нее фобия.
Оказалось, что женщина была страшно напугана своим старением, пояснил д-р Прерост. В итоге она научилась смеяться над своими приступами паники и своими преувеличенными страхами. Ее новая установка гласила: «Может быть, я и становлюсь старше, но я при этом становлюсь лучше».
В другом случае молодая женщина издевалась над своим мужем, чтобы компенсировать собственное подчиненное поведение и неловкость в обществе. Она сделала объектом осмеяния его экстравертную натуру и называла его «пустопорожним» и «назойливой мухой». Постепенно она пришла к осознанию собственных комплексов и застенчивости. В следующий раз, когда она на вечеринке опрокинула напиток, она набралась духу сказать: «Ну я и безрукая. Но разве ж это беда?»
«Сам я в своей жизни, – говорит д-р Прерост, – склонен шутить над неудачами и неприятностями. Я стараюсь найти смешное в плохой ситуации. Я говорю себе: о'кей, это не вышло, но в следующий раз выйдет. Я справляюсь с разочарованием, не придавая ему значения. Иногда в процессе преподавания курса я воспринимаю материал чересчур серьезно. Похоже, это происходит тогда, когда я недостаточно ориентируюсь в материале. Так что я использую серьезность, чтобы скрыть сей факт. Это нечто вроде маскировки». Он подчеркивает связь между юмором и честностью. «По мере того как честность человека по отношению к себе возрастает, здоровое чувство юмора тоже начинает прибавляться», – объясняет он.
«Природная интенсивная терапия»
Доктор философии Уолтер О'Коннелл (его еще называют Шутником), клинический психолог в медицинском центре управления по делам ветеранов в Хьюстоне, применяет юмор в терапии и начинает подшучивать над своими пациентами, как только чувствует, что они уже могут воспринять это без проблем. Согласно мнению д-ра О'Коннелла, основоположника метода, который он именует «природной интенсивной терапией», как чувство вины, так и нереалистические ожидания мешают людям принимать себя с большей легкостью.
«Чувствовать вину – это значит относиться к себе слишком серьезно, – говорит д-р О'Коннелл. – Вы говорите себе: «Я сделал это, следовательно, я больше никогда не буду хорошим». Вы уверены, что обязаны быть совершенством. У вас нет чувства юмора, если вы пытаетесь быть совершенством.
Вместо того чтобы цепляться за представление о своих мнимых обязанностях, людям следовало бы выкинуть из головы, – продолжает он, – убеждение, что они должны делать больше денег или быть лучшими любовниками в мире.
Люди должны принимать себя всерьез, но им не следует принимать всерьез свое «эго». Необходимость чувствовать свою значимость, ощущать причастность к чему-то ни в коем случае не заслуживает осмеяния. Но ничтожное маленькое «эго» – эта капля воды в океане – не должно приниматься всерьез вообще».
Часть работы д-ра О'Коннелла в Хьюстоне составляет лечение ветеранов вьетнамской войны, которые чувствуют вину за свою роль в этой войне и удручены своей несостоятельностью в гражданской жизни. Один из ветеранов, крупный мужчина по имени Билл, был настроен резко враждебно и угрожал сорвать сеансы групповой терапии. Д-р О'Коннелл «сразил Билла шуткой», назвав его «затемненным Буддой». Он поблагодарил Билла за то, что тот дает остальной группе возможность практиковаться в противостоянии враждебности окружающего мира. «Билл был глубоко потрясен», – рассказывает д-р О'Коннелл. Если он останется враждебным, окажется, что он сотрудничает с терапевтом. А если бы он отказался от враждебности и посмеялся над собой, он бы сделал важный шаг на пути к психическому здоровью. В итоге Билл выбрал именно последний шаг.
В конечном счете юмор энергетически окупается. «Человек с хорошим чувством юмора не тратит зря энергию, стараясь выглядеть совершенным или скрыть свой гнев или чувство вины, – поясняет д-р О'Коннелл. – Он не тратит энергию, пытаясь подавить свои мысли. Чувство юмора означает, что вы можете приспособиться к трудным обстоятельствам и одновременно быть продуктивным».
Люди, которым поневоле приходится относиться к себе с чрезвычайной серьезностью, как ни странно, лучше всех могут разглядеть смешные стороны своего серьезного положения. Так считает доктор философии Джейн Литтманн, клинический психолог Психиатрического института Уильяма С. Холла в Колумбии, штат Южная Каролина.
Д-р Литтманн написала свою докторскую диссертацию на тему индивидуальных различий чувства юмора и пришла к заключению, что «чем более серьезна тема – это может быть политика, религия или секс, – тем более в потенциале она может быть забавна и тем больший взрыв смеха вызовет шутка в этой области».
«Чем глубже человек вовлечен в тему или чем серьезнее он ее воспринимает, тем большее удовольствие у него вызовет шутка насчет нее – то есть если он вообще способен разглядеть в этом комизм», – говорит д-р Литтманн. Хирурги и медсестры неотложной помощи, к примеру, порой снимают напряжение, позволяя себе черный юмор. «Хирург принимает свою работу всерьез, но, если он станет относиться к ней слишком серьезно, – говорит она, – его может парализовать ответственностью. Для стороннего же наблюдателя его особый юмор может показаться ужасным».
Не принимать нечто слишком серьезно, уточняет д-р Литтманн, не означает вообще не принимать это всерьез.
«Вы хотите быть серьезным и одновременно видеть смешные стороны, – говорит она. – Вам надо обладать в некотором роде двойным зрением. Человек, который способен сохранить чувство юмора, способен справиться с более разнообразными проблемами. Там, где другие, если их выбить из колеи, сдаются, человек с чувством юмора быстро придет в норму и возьмется за дело вновь».
Подсказки специалистов
Возникает вопрос – как нам внести в свою жизнь побольше легкости? Вот полдюжины идей от людей, посвятивших себя распространению юмористического взгляда на мир: Джоэл Гудман, доктор педагогических наук, оратор и писатель, который руководит проектом Humor – это программа некоммерческого Института Саратога в Саратога-Спрингс, штат Нью-Йорк; бывший комедиант, а ныне агент по работе с талантами Марти Ингелс из Лос-Анджелеса и Х.Дж. Каммингс, президент Творческой библиотеки мирового юмора, информационного центра интернационального юмора в Вашингтоне, округ Колумбия.
– Подберите юмористическое присловье, которое будете повторять себе в любой момент, когда ваши планы расстроились. Вы можете сказать: «Если жизнь подсовывает мне лимоны, я сделаю лимонад». Это поможет вам быстрее оправиться от потери или неудачи.
– Выберите знак (например, шутливо прикоснуться большим пальцем к щеке и пошевелить остальными пальцами), чтобы использовать его, когда вы чувствуете, что назревает семейный или межличностный конфликт. Это поможет сбросить напряжение и посмотреть на вещи под другим углом.
– Чтобы добавить немного юмора в вашу работу, возьмите пример с водопроводчика, чей грузовичок украшен надписью: «Затыкаю фонтаны», или менеджера по продажам, который называет себя «менеджером по пропажам».
– Помните, что юмор действует лучше, чем гнев. Если кто-то хронически опаздывает, то вместо того, чтобы разражаться гневными тирадами, скажите что– нибудь наподобие: «Рад, что вы не работаете на скорой помощи».
– Помните, что на свете очень немного священных или безусловных истин и что ни одному из ваших учителей или старших не известен единственно верный ответ. Как формулирует это Ингелс: «Даже Энн Ландерс получила развод».
– Не забывайте окружать себя друзьями, которые не боятся смеяться вам в лицо. Лучше всего последовать совету Ингелса: «Вступайте в брак с теми, кто считает вас непревзойденным юмористом. Я женился на Ширли Джонс, которую смешило все, что я ни скажу».

 

 

 

 

Авторизация

Реклама